Иллюстрации к произведениям пушкина медный всадник

В первые десятилетия ХХ века сделаны рисунки Александра Николаевича Бенуа (1870 – 1960) к «Медному всаднику» – лучшее, что создано за всю историю иллюстрирования Пушкина.
Бенуа начал работать над «Медным всадником» в 1903 году. В течение последующих 20 лет им создан цикл рисунков, заставок и концовок, а также огромное количество вариантов и набросков. Первая редакция этих иллюстраций, которые готовились для карманного издания, была создана в 1903 году в Риме и Санкт-Петербурге. Напечатал их в другом формате Дягилев в первом номере журнала «Мир искусства» за 1904 г. Первый цикл иллюстраций состоял из 32 рисунков, выполненных тушью и акварелью.
В 1905 году А.Н.Бенуа, находясь в Версале, заново переработал шесть своих прежних иллюстраций и выполнил фронтиспис к «Медному всаднику». В новых рисунках к «Медному всаднику» тема преследования Всадником маленького человека становится главной: черный всадник над беглецом – не столько шедевр Фальконе, сколько олицетворение жестокой силы, власти. И Петербург не тот, покоряющий художественным совершенством и размахом строительной мысли, а угрюмый город – скопление мрачных домов, торговых рядов, заборов. Тревога и беспокойство, охватившие художника в этот период, превращаются здесь в настоящий крик о судьбе человека в России.
В 1916, 1921–1922 годах цикл был в третий раз переработан и дополнен новыми рисунками.

Ужасный день! Нева всю ночь
Рвалася к морю против бури.

И всплыл Петрополь, как тритон,
По пояс в воду погружен.

На звере мраморном верхом,
Без шляпы, руки сжав крестом.

Вода сбыла, и мостовая
Открылась, и Евгений мой.

И он по площади пустой
Бежит и слышит за собой.

И с той поры, когда случалось
Идти той площадью ему.

В рисунках А.Н.Бенуа образы «Петербургской повести» А.С.Пушкина как бы окрашены размышлениями и переживаниями человека начала XX столетия.
Поэтому именно «современность» иллюстраций Бенуа бросалась в глаза ценителям искусства в начале ХХ века, она представлялась им не менее существенной, чем свойственное художнику чувство стиля, понимание пушкинской эпохи и умение искусно театрализовать действие, разработав ряд «мастерски срежиссированных мизансцен». Художник и искусствовед Игорь Эммануилович Грабарь в то время писал Бенуа об этих его иллюстрациях: «Они так хороши, что я от новизны впечатлений все еще и теперь не могу прийти в себя. Чертовски передана эпоха и Пушкин, при этом совсем нет запаха гравюрного материала, никакой патины. Они страшно современны – и это важно. «

Иллюстрации Бенуа к «Медному всаднику» Пушкина 1899-1905 годы

При работе над «Медным всадником» определила высший подъем творчества Бенуа этих лет.

Книга была задумана в небольшом формате, близком к «альманахам» пушкинской поры, переплет и форзац не предусматривались, рисованные шрифты сведены к минимуму. Разрабатывая макет, художник шел за поэтом последовательно, «строфа за строфой»; каждая страница книги должна нести рисунок. Эталоном такого «построчного» иллюстрирования была для Бенуа «Душенька» И. Ф. Богдановича в иллюстрациях Ф. П. Толстого.

Судя по эскизам, художник, начиная работу, строил рисунки, привычно сочетая иллюстрацию со стилизованной орнаментикой. Но стилизация плохо уживалась с ясной и чистой стилистикой текста. Реалистические по своему духу и строю, подготовительные наброски к «Петербургской повести» обнаруживают черты прямой преемственности с русской графической традицией — прежде всего с «петербургской» графикой пушкинской эпохи. Так, обращаясь к опыту прошлого и учитывая уроки старой японской гравюры, Бенуа ищет пути к решению задач современных — отрываясь от иллюстрационного станковизма, он, пусть не всегда с достаточной последовательностью, добивается сугубо книжной специфики рисунка.

Выполненные тушью в технике свободного наброска кистью, имитирующего гравюру, рисунки должны были воспроизводиться в книге с цветными «подкладками» — зеленовато-серой, желтовато-серой, изредка розовой. Общее впечатление «ксилографичности» усиливалось настоящей гравюрой на фронтисписе (Остроумова-Лебедева по эскизу Бенуа).

Образ Петербурга пушкинской эпохи в иллюстрациях

Лейтмотив графической трактовки поэмы — образ города. Гранитные набережные, громады дворцов, размах площадей — на всем печать классической ясности, архитектурной гармонии и специфически «петербургского» лаконизма. В облике Петербурга пушкинской поры, воссозданном по старинным гравюрам и описаниям, звучит восхищенно любовное отношение художника к городу. Но душа столицы империи двойственна. Все противостоит здесь чистым человеческим чувствам. «Скука, холод и гранит». И когда в этом двуликом городе зарождается светлая любовь бедного чиновника к Параше, в нее деспотично вторгается город. И власть. Недаром па рисунках Бенуа поединок Евгения с всадником завершается драматической концовкой: грозные, вздымающиеся к небу волны, косой дождь и торжествующий силуэт монумента «того, чьей волей роковой над морем город основался».

В серии Бенуа восторженная ода перемешана с проклятием столице. Рисунки драматичны, как вопль души художника, внезапно открывшего в облике любимого Петербурга «что-то фантастическое, какую-то сказку об умном колдуне, пожелавшем создать целый город, в котором вместо живых людей и живой жизни возились бы автоматы». Идея о приниженности человека в современном обществе, калечащем, убивающем живую душу, превращающем людей в подобие марионеток, которая нашла отражение и в характеристике героя поэмы.

Издание «Медного всадника» в 1904 году в формате журнала «Мир искусства»

Замысел Бенуа не осуществился: враждебно встреченные заказчиком, рисунки вместе с пушкинской поэмой были напечатаны в дягилевском «Мире искусства» (1904). Такой «журнальный вариант» издания не мог быть совершенным. Тем не менее уже современники поняли: русская графика впервые ставила здесь перед собой задачу создания целостного и глубокого комментария к произведению классической литературы.

«Медный всадник», воспроизведение которого А. А. Сидоров называет «главным событием с начала и до конца издания «Мира искусства», оказал огромное влияние на русскую книжную графику: в ее развитии начинался новый этап. Глубокие, с тщательно разработанным сценарием циклы иллюстраций, с которыми вскоре выступят Д. Н. Кардовский, Б. М. Кустодиев, Е. Е. Лансере, во многом обязаны ему своим рождением.

1905 год — Продолжение работы над «Медным всадником»

В 1905 году Бенуа сосредоточенно работает в книжной графике. В новых рисунках к «Медному всаднику» тема преследования Всадником маленького человека превращается в лейтмотив всего цикла: черный всадник над беглецом — не столько шедевр Фальконе, сколько олицетворение жестокой силы, власти. И Петербург не тот, покоряющий художественным совершенством и размахом строительной мысли, а угрюмый город — скопище мрачных домов, торговых рядов, заборов. Тревога и беспокойство, охватывающие художника, превращаются здесь в настоящий крик о судьбе человека в России. Никогда прежде его размышления о личности, подавленной, гонимой, раздавливаемой слепой силой деспотизма, не изливались в образ столь трагедийный и горький.

Воображением художника владеют впечатления от виденного на площадях Петербурга. Они заставляют по-новому звучать всю поэму, привносят в ее графическую транскрипцию черты переклички с современными событиями. Бенуа любил говорить, что работает без предвзятости. Но мы знаем: художник, если талантлив, не может в той или иной форме не отразить в своих произведениях жизнь, которая его окружает, тем более в период исторических сдвигов. Закономерно, что отзвуки великих социальных потрясений 1905 года явственно звучат в графике Бенуа.

Прочная реалистическая подоснова этой серии очевидна. Да и пространственно-перспективное построение листов близко господствующему в реалистической станковой живописи этой поры. Характер объемного тонально-живописного решения скорее напоминает о работах таких иллюстраторов, как Пастернак («Воскресение» Л. Толстого), Кардовский («Каштанка» Чехова) и Кустодиев (иллюстрации к Гоголю), нежели о двухмерной, сугубо книжной черно-белой графике друзей Бенуа по «Миру искусства». Максимально выразительное воплощение замысла в каждом отдельном рисунке волнует автора больше, нежели создание единой графической серии, предназначенной для печати и способной обеспечить эстетическую целостность книги, как таковой. Это сказывается и в том, что у иллюстраций разные размеры и различный формат, да и рисовальная техника в них неоднотипна. Это скорее «станковые иллюстрации» к Пушкину.

Иллюстрации к произведениям пушкина медный всадник

Иван Яковлевич БИЛИБИН — Иллюстрации к «Сказке о царе Салтане», «Сказке о золотом петушке», «Сказке о рыбаке и рыбке», к поэме «Руслан и Людмила»

Иллюстрации И.Я. Билибина к сказкам Пушкина ( Салтан под окнами терема, Встреча с Царевной — Лебедь, Пир горой, Чудо-остров; Дадон получает петушка, Дадон встречает Шамаханскую царицу; Эскизы костюмов и декорации к «Сказке о золотом петушке» — Царь Дадон, Шамаханская царица, Дворец Дадона и др., иллюстрации к «Сказке о рыбаке и рыбке» )

Билибин И.Я. — Фронтиспис к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905; Разворот «Сказки о царе Салтане» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.; Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905; Фронтиспис к «Сказке о золотом петушке» А.С.Пушкина; Иллюстрационный разворот «Сказки о золотом петушке» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.

Иллюстрации к сказкам Пушкина («Сказка о царе Салтане», «Сказка о попе и о работнике его Балде», «Лукоморье», «Кот ученый», «Тридцать три богатыря», «Царевна-лебедь», «Колдун несет богатыря»)

Картины по сказкам Пушкина. И.Канаев /»Сказка о царе Салтане», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»/

«Руслан и Людмила» — Фронтиспис-виньетка, ч/б. Гравюра М. Иванова по рисунку И. Иванова. Эскиз виньетки А. Н. Оленина. 1820 г. (см. стр. 191)

«КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА» /Крупнейшая коллекция иллюстраций, тексты произведений, энциклопедия литературных героев, удобный поиск. Алфавитный указатель. Иллюстрации по главам/

Отдельные иллюстрации к произведения Пушкина на одной странице( Скупой рыцарь, Пир во время чумы, Барышня — крестьянка, Станционный смотритель, Метель, Бесы, Евгений Онегин, Моцарт и Сальери) художников Бенуа, Врубеля, Сурикова, Фаворского, Добужинского, Самокиш — Судковской, Милашевского и др.

Иллюстрации : Умирающий Борис Годунов и царевич Федор. Иллюстрация В. Фаворского к трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов»; Руслан и живая голова. Иллюстрация В. Дудорова к поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила»; Дон Гуан и дон Карлос. Иллюстрация В. Фаворского к «Каменному гостю» А. С. Пушкина; «Пугачев сидел в креслах на крыльце комендантского дома. На нем был красный казацкий кафтан, обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми кистями была надвинута на его сверкающие глаза». Иллюстрация А. Пластова к повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка» и др.

Иллюстрации к произведениям пушкина медный всадник

К 185-летию со дня написания поэмы «Медного Всадника» А. С. Пушкина (16+)

Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как Россия.
Да умирится же с тобой
И побеждённая стихия…

Последняя поэма Александра Сергеевича Пушкина – «Медный Всадник», – написанная в болдинскую осень 1833 г., в период полной творческой зрелости, является его вершинным, самым совершенным произведением в ряду поэм, да и во всём его поэтическом творчестве. В основу сюжета – положено действительное событие, произошедшее 7 ноября 1824 года. Нева вышла из берегов и, «как зверь остервенясь, на город кинулась». Затопило и площадь, на которой высится Медный Всадник. Стихия свирепствовала, но бронзовый Пётр продолжал неколебимо стоять посреди площади, посреди Петербурга, посреди России. Несмотря на трагическую судьбу героев, поэма является гимном прекрасному городу.
Библиографический список адресован всем почитателям творчества А. С. Пушкина, любителям русской словесности, а также старшеклассникам и педагогам.

Предлагаем вашему вниманию несколько изданий поэмы с иллюстрациями известных художников:

Пушкин, А. С. Медный Всадник : Петербургская повесть / А. С. Пушкин ; рис. А. Бенуа. – М. : Детиздат, 1936. – 30 с. : ил. – (Пушкинская б-ка).

Пушкин, А. С. Медный Всадник : Петербургская повесть / А. С. Пушкин ; послесл. Л. Озерова ; ил.-грав. на дереве худож. Ф. Константинова. – Москва : Дет. лит., 1984. – 55 с. : ил.

Гравюры самобытного художника Фёдора Денисовича Константинова помогают читателю понять поэму в её цельности и деталях. Пётр I, Петербург, Пушкин, Евгений, наводнение, конная статуя – воочию предстают перед нами, питая наше воображение и соединяя нас с текстом «Медного Всадника». Гравюрная сюита передаёт музыку стиха, контрастность образов поэмы, её общее звучание и красоту неожиданных переходов.

Пушкин, А. С. Медный Всадник. Факсимильное воспроизведение издания 1923 года / А. С. Пушкин ; иллюстрации А. Н. Бенуа. – Ленинград : Художник РСФСР, 1989. – 73, [4] с. : ил.

В рисунках Александра Николаевича Бенуа образы «Петербургской повести» А. С. Пушкина окрашены размышлениями и переживаниями человека начала XX столетия. Именно «современность» иллюстраций Бенуа бросалась в глаза ценителям искусства.

Пушкин, А. С. Медный Всадник : Петербургская повесть / А. С. Пушкин // Пушкин А. С. Красуйся, град Петров… – Санкт-Петербург, 1996. – С. 1-47.

Издание с иллюстрациями петербургского художника-графика Энгеля Насибулина известного как книжного иллюстратора произведений А.С. Пушкина. Работы Э. Насибулина остроумны и оригинальны. Метод, выбранный художником, отличается тем, что в своих иллюстрациях он старается буквально следовать за каждым поэтическим словом А. С. Пушкина.

Пушкин, А. С. Медный Всадник / А. С. Пушкин ; вступ. статья А. М. Конечного ; фото А. С. Чежина. – Санкт-Петербург : Изд-во Ивана Лимбаха, 1999. – 73 с. : ил.

Украшением издания являются фотографии известного петербургского фотохудожника Андрея Чежина.

Пушкин, А. С. Медный Всадник : Петербургская повесть / А. С. Пушкин ; иллюстрации художника Василия Масютина. – Москва : Круг коллекционеров, 2007. – 49 с. : ил.

Издание с иллюстрациями выдающегося русского графика Василия Масютина.

О поэме «Медный Всадник»

Абрамович, С. Л. Пушкин в 1833 году : хроника / С. Л. Абрамович. – Москва : Слово, 1994. – 618 с.

Книга обращена к читателю, знающему и любящему творчество А. С. Пушкина. Хроника создания поэмы «Медный Всадник» основана на исследованиях многих поколений пушкинистов.

Архангельский, А. Н. Часть 3. Автор, герой, жанр : система персонажей и поэтика «Медного Всадника»/ А. Н. Архангельский // Архангельский, А. Н. Герои Пушкина. Очерки литературной характерологии. – Москва, 1999. – С. 215-279.

Цензурная история и жанровая природа поэмы. Образ стихии, её роль в сюжетном строении «Медного Всадника».

Брюсов, В. Статьи о Пушкине. Медный Всадник / В. Брюсов // Брюсов, В. Собрание сочинений в семи томах. Т. 7. – Москва, 1975. – С. 30-61.

Валерию Брюсову принадлежит заслуга первого научного исследования поэмы «Медный Всадник» (1909 год). Его анализ основан на критической систематизации идейного смысла поэмы, на самостоятельном изучении её рукописей и на глубоком понимании идейно-художественной структуры.

Макаровская, Г. В. «Медный Всадник». Итоги и проблемы изучения / Г. В. Макаровская ; под ред. Е. И. Покусаева. – Саратов : Изд-во Саратовского университета, 1978. – 93, [2] с.

Книга представляет собой обзор критической литературы о поэме. Поэма, признанная образцом классической ясности и совершенства, породила множество самых противоречивых толкований и гипотез. История изучения «Медного Всадника» связана в книге с рядом важных теоретических вопросов.

Макогоненко, Г. П. Глава пятая. Поэма «Медный Всадник» / Г. П. Макогоненко // Макогоненко, Г. П. Творчество А. С. Пушкина в 1830-е годы (1830-1833). – Ленинград, 1974. – С. 314-372.

Документированная история замысла и создания поэмы «Медный Всадник», её место в творчестве А. С. Пушкина и значение в истории русской поэзии и литературы. Историко-философская проблематика и идейное содержание поэмы.

Красухин, Г. Г. Глава пятая. Игралища таинственной игры. 1. Взыскательная любовь / Г. Г. Красухин // Красухин Г. Г. Доверимся Пушкину : анализ пушкинской поэзии, прозы и драматургии. – Москва, 1999. – С. 202-280.

В чём же великий смысл пушкинской поэмы? Для чего она была написана? Чем до сегодняшнего дня она волнует и потрясает нас? В книге в качестве приложения даны три редакции поэмы: пушкинская – до передачи на цензуру царю; рукопись после правки по царским замечаниям; а также редакция поэмы с правкой В. А. Жуковского, сильно исказившей пушкинский текст.

Тыркова-Вильямс, А. В. Часть четвёртая. Работа и забота (1833-1836). Глава ХХII. Пётр и Пугачёв / А. В. Тыркова-Вильямс // Тыркова-Вильямс, А. В. Жизнь Пушкина. Т.2: 1824-1837. – 3-е изд., испр. – Москва, 2002. – С. 352-370.

Легенды, предания о Петре I и Петербурге. История творческой работы А. С. Пушкина над поэмой.

Фомичев, С. А. «Люблю тебя, Петра творенье» / С. А. Фомичев // Фомичев, С. А. Праздник жизни : Этюды о Пушкине. – Санкт-Петербург, 1995. – С. 259-282.

Поэма «Медный Всадник» по-своему исчерпала одну из главнейших тем творчества А. С. Пушкина – тему Петербурга. Основание Петром I новой столицы, праздничный облик города, быт петербургских окраин и грозное бедствие – всё это слилось в поэме, определив её сложный образный строй. Поэт уверен, что противоборство со стихиями выиграно Петром. Петербург, «полнощных стран краса и диво», будет стоять «неколебимо как Россия».

Эйдельман, Н. Я. Часть II. Собеседники. Глава VI. «В одном из лучших своих стихотворений…» / Н. Я. Эйдельман // Эйдельман, Н. Я. Пушкин : из биографии и творчества, 1826-1837. – Москва, 1987. – С. 260-284.

История создания поэмы «Медный Всадник», начиная с истоков, с тех исторических явлений, которые вызвали возникновение замысла и основных образов, определяющих сюжет поэмы. Взаимоотношения А. С. Пушкина с польским поэтом А. Мицкевичем – наблюдения и гипотезы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: