Жанр и художественная идея романа «Капитанская дочка»

Внешне «Капитанская дочка» похожа на «семейственные предания», высоко ценимые Пушкиным. Все события переданы через взгляд Гринёва, ведущего записи, и поучительны для его внука, то есть современника Пушкина, а значит, и для современного ему дворянства. Пушкин и многие исследователи его творчества называли «Капитанскую дочку» романом; сам поэт определял роман как «историческую эпоху, развитую в вымышленном повествовании».

Однако существует иная точка зрения, согласно которой «Капитанская дочка» — это лирическая повесть с яркой и сильной исторической основой.

Роман — эпический прозаический жанр, в котором воссоздаётся всесторонняя картина целого уклада жизни, развёрнутая в сложное и завершённое в себе действие, стремящееся к драматичности и замкнутости.

Повесть — эпический прозаический жанр, по объёму меньший, чем роман, но больший, чем новелла или рассказ. В сюжете повести охватывается определённая цепь эпизодов (событий), тяготеющих к хроникальное.

Работая над «Историей Пугачёва» и «Капитанской дочкой», Пушкин отчётливо понял: союза дворянского сословия с крестьянством быть не может. Вместе с тем единственную силу, способную к государственному управлению в России, он видел в дворянстве. Это социальное противоречие с огромной художественной силой проявилось в романе. Один из исследователей творчества А.С. Пушкина Ю.М. Лотман отмечал: «Вся художественная ткань „Капитанской дочки» отчётливо распадается на два идейно-стилистических пласта, подчинённых изображению миров — дворянского и крестьянского. Было бы недопустимым упрощением, препятствующим проникновению в подлинный замысел Пушкина, считать, что дворянский мир изображается в повести только сатирически, а крестьянский — только сочувственно, равно как и утверждать, что всё поэтическое в дворянском лагере принадлежит, но мнению Пушкина, не специфически дворянскому, а общенациональному началу».

Образный мир «капитанской дочки»

Художественная идея романа сосредоточена в его эпиграфе, народной пословице «Береги честь смолоду». Она выражается через раскрытие образов практически всех основных персонажей произведения — — Гринёва и Швабрина, Пугачёва и капитана Миронова.

«Центральной фигурой произведения является Пугачёв. К нему сходятся все сюжетные линии повести. Любовная интрига „Капитанской дочки», отношения между Машей Мироновой и Гринёвым имеют существенное значение лишь потому, что сюжетно мотивируют кульминационный момент «странных» отношений Гринёва и Пугачёва: фактически самовольную (пол покровом случайности) явку верного своему воинскому долгу дворянина, офицера правительственных войск, в стан Пугачёва за помощью», — пишет исследовательница романа Пушкина Е.Н. Купреянова.

Иллюстрация к роману А.С. Пушкина «Капитанская дочка» — гравюры на дереве Н.В. Фаворского

Пугачёв Пушкина — талантливый предводитель стихийного движения, первый полнокровный народный характер в творчестве Пушкина и в русской литературе в целом. Не идеализируя своего героя, показывая его жёстким, а в отдельные минуты — страшным, Пушкин одновременно подчёркивает важнейшие его качества: целеустремлённость и силу воли, умение помнить и ценить добро, готовность в трудную минуту прийти на помощь и, что может показаться странным на первый взгляд, — справедливость. Характерны в этом плане его поступки по отношению к Швабрину, Гринёву, Маше Мироновой. Фигур, близко стоящих к этому характеру, в «Капитанской дочке» ни среди ближайших сподвижников Пугачёва, ни среди его противников нет. В какой-то мере Пугачёв в восприятии Пушкина — личность одинокая и трагическая: он осознаёт тщетность своего предприятия, понимает неизбежность своей гибели. Но отказаться от бунта не может. Попять мотивы его поведения, его отношение к происходящему помогает мораль калмыцкой сказки, которую он рассказывает Гринёву: «. чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что Бог даст!»

Вполне ординарным, по сравнению с Пугачёвым, выглядит Пётр Андреевич Гринёв, но именно это восприятие вполне соответствует пушкинскому замыслу. Пугачёв — историческая личность, значимая и исключительная. Фигура Гринёва — вымышленная и обыкновенная.

Имя Гринёва (в черновой редакции он назывался Буланиным) выбрано не случайно. 10 января 1755 года было объявлено об окончании процесса над Пугачёвым и пугачёвцами. Имя подпоручика Гринёва значится в ряду тех, кто «находились под караулом, будучи сначала подозреваемы в сообщении с злодеями, но по следствию оказались невинны».

Гринёв — представитель обедневшей дворянской знати екатерининских времён, принадлежностью к которой Пушкин гордился и об «уничижении» общественного положения которой сожалел.

С первого взгляда некий «маменькин сынок», которого нельзя никуда отпускать без постоянного присмотра дядьки Савельича, этакий несмышлёныш и недоросль, Гринёв впоследствии предстаёт перед читателем человеком, способным на неординарные поступки (эпизод с тулупом, подаренным «вожатому»). Именно эта самостоятельность, а не только сам факт дарения заячьего тулупчика, как оказалось, выделяют Гринёва из многих. Он способен не просто искренне любить, но и идти до конца в борьбе за своё чувство, за честь и достоинство и своё, и любимой девушки. В этой борьбе он вновь проявит своё умение, никого не предавая, принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Его приход к Пугачёву не выглядит предательством в сравнении с поступками Швабрииа и по отношению к присяге и долгу перед Отечеством.

Есть ещё и скрытая от первого взгляда черта характера Гринёва. Роман написан от его имени, его рукой. Это его записки для внука, и в них Пётр Андреевич Гринёв не выставляет себя лучше, чем он был на самом деле. Он правдив и норой беспощаден к самому себе: в оценках, в передаче поступков, в характеристике мыслей.

Волею судеб втянутыми в водоворот событий оказываются милые сердцу Пушкина старички: слуга Савельич, капитан Миронов и бесконечно преданная ему жена.

Безусловно, Савельич, к которому Гринёв относится с нежной любовью и теплотой, не мог быть иным. Слишком тёплые воспоминания оставили в сердце Пушкина его «мамки и няньки»: и Арина Родионовна, и дядька Никита Козлов, хранивший ему искреннюю преданность всю жизнь. Дядька умел совершать поступки, которые Пушкин ценил. Когда-то в Петербурге, сразу после Лицея, когда барин настроил против себя государя своими «возмутительными» стихами, Никита Козлов в отсутствие Александра не пустил в квартиру жандармов с обыском: «Барина нет дома, а без него никак нельзя».

Обижаясь иногда на строгого Савельича, ворча на его брюзжание, «лишние» хлопоты, Гринёв, однако, платит дядьке своему искренней, почти сыновней любовью. Любовью за любовь.

Тепло относится Гринёв и к семье Мироновых. Материалы для сюжета романа, в частности о семействе коменданта крепости, Пушкин мог почерпнуть и из рассказов И.А. Крылова, детство которого прошло в Яицком городке и в Оренбурге. Образ капитана Ивана Кузмича Миронова, скромного и незаметного офицера захолустного гарнизона, но твёрдого и благоразумного начальника, возвышающегося до подлинного героизма в пору осады крепости, подсказан был, вероятно, воспоминаниями баснописца о его отце, капитане Андрее Крылове, офицере осаждённого пугачёвцами Яицкого городка.

С величайшим уважением выписан и характер капитанши Василисы Егоровны Мироновой. При первой встрече с Гринёвым она предстаёт старушкой «в телогрейке и с платком на голове. Она разматывает нитки» — этакий классический патриархальный образ. На самом деле Василиса Егоровна Миронова — фактический начальник крепости, ей, по доброте душевной, подчиняется в быту и капитан Миронов, и все служилые в гарнизоне. И в решительную минуту от этого не становится стыдно и горько.

Вот героическая и трагическая сцена, в которой раскрывается её настоящий характер: «Несколько разбойников вытащили на крыльцо Василису Егоровну, растрёпанную и раздетую донага. Один из них успел уже нарядиться в её душегрейку. Другие таскали перины, сундуки, чайную посуду, бельё и всю рухлядь. „Батюшки мои! — кричала бедная старушка. — Отпустите душу на покаяние. Отцы родные, отведите меня к Ивану Кузмичу». Вдруг она взглянула на виселицу и узнала своего мужа. „Злодеи! — закричала она в исступлении. — Что это вы с ним сделали? Свет ты мой, Иван Кузмич, удалая солдатская головушка! Не тронули тебя ни штыки прусские, ни пули турецкие; не в честном бою положил ты свой живот, а сгинул от беглого каторжника!» „Унять старую ведьму!» — сказал Пугачёв. Тут молодой казак ударил её саблею по голове, и она упала мёртвая на ступени крыльца».

«Имя девицы Мироновой, — отмечал Пушкин в письме цензору П.А. Корсакову, — вымышленно. Роман мой основан на предании, некогда слышанном мною, будто бы один из офицеров, изменивших своему долгу и перешедших в шайки Пугачёвские, был помилован императрицей по просьбе престарелого отца, кинувшегося ей в ноги. Роман, как изволите видеть, ушёл далеко от истины».

Маша Миронова — скромная, застенчивая, молчаливая девушка. Воспитанная в христианском духе, она уважает мать и отца, без жеманства и кокетства ведёт себя при гостях-офицерах, с достоинством и смирением переживает все происходящие события. Испытывая сердечную склонность к Гринёву, Маша не даёт своего согласия на брак без благословения его родителей. Чувствительная и кроткая Маша, при звуках выстрелов падающая в обморок, в трудный момент жизни, ради спасения любимого человека совершает решительный и смелый поступок. Маша — духовно-нравственная точка отсчёта в романе, названном в её честь. У императрицы она просит милости, а не правосудия. Это очень важная для Пушкина тема. В основе позиции писателя лежит утверждение человечности как высшего нравственного закона. Именно поэтому его главные герои не погибают: Машу спасает Пугачёв, который поступает так, как ему велят не политические соображения, а человеческое чувство. Помилование Гринёва — в руках императрицы, следующей не схематичному закону, а милосердию.

Пушкин не был идеологом крестьянской революции; он был далёк от того, чтобы «звать Русь к топору». Своим романом он предупреждает современников и потомков о том кровавом беспределе, который всегда наступает с бунтом, о его деспотичности и ненужности. Пушкин сам выведет эту точную формулу-предупреждение: «Не приведи Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

Как раскрывается тема русского бунта в повести Пушкина Капитанская дочка

Категория: Литература, литературные произведения
Тип: Сочинение
Размер: 25.6кб.
скачать

Как раскрывается тема русского бунта в повести Пушкина Капитанская дочка

«Капитанская дочка», созданная в 1836 году, — одно из самых значительных произведений последнего периода творчества Пушкина. Именно в этой повести с наибольшей полнотой и силой проявился интерес писателя к истории, прошлому России, специфике народного характера и проблеме соотношения дворянского и народного миров в составе русского общества.

В этом произведении ставится важнейшая для позднего творчества Пушкина проблема: что происходит, когда история сталкивается с личной жизнью человека, каковы причины и следствия «русского бунта»? Эта фраза из «Капитанской дочки» — «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!», — которая в самом произведении звучит в устах Гринева — автора записок о своей юности, — до сих пор вызывает неоднозначные оценки. Прежде всего, встает вопрос о том, можно ли ее приписать самому Пушкину, соответствует ли мысль, выраженная в этой фразе, авторской позиции? Для ответа на этот вопрос надо выяснить, каковы были представления Пушкина о движущих силах истории, их соотношении, рассмотреть «Капитанскую дочку» в контексте других произведений писателя того периода.

Тема крестьянских волнений становится центральной в творчестве Пушкина 1830-х годов. Само обращение к ней в тридцатые годы, когда по стране прокатилась волна волнений крестьян в военных поселениях, прошли холерные бунты, было актом гражданского мужества писателя. Но для Пушкина с присущим ему всегда историзмом мышления постановка вопроса о «русском бунте» была вполне закономерна. С размышлениями о «русском бунте» связана не только повесть «Капитанская дочка», но и написанные несколько ранее «Дубровский» и научная работа «История Пугачева», опубликованная в 1834 году под измененным по решению царя названием — «История пугачевского бунта». «Дубровский», начатый в 1832 году, остался неоконченным: 6 февраля 1833 года Пушкин дописал девятнадцатую главу этого произведения, а 7 февраля он обратился за разрешением познакомиться с архивными документами по делу Пугачева. Таким образом, очевидно, что были какие-то очень значительные изменения в позиции Пушкина по отношению к вопросу о «русском бунте».

В основе изображения народного выступления в «Дубровском» лежит идея, близкая позиции декабристов. Пушкин, как и они, считал, что борьба за свободу может связывать интересы народа и старинного дворянства, к которому принадлежал и сам Пушкин. Ведь во время правления Екатерины II люди, подобные Троекурову, стали быстро продвигаться вверх не в результате своих заслуг перед отечеством, а вследствие умения угождать начальству. В их богатых имениях царил полный произвол, причем он затрагивал не только бесправных крепостных крестьян, но мог коснуться и дворян, не желающих склонить голову перед новыми хозяевами жизни. Так происходит и «Дубровском», где в результате несправедливости, допущенной Троекуровым по отношению к семье помещиков-соседей, сын хозяина имения Владимир Дубровский вместе со своими крестьянами вступает в борьбу со своим обидчиком. Правда, в этом произведении много черт авантюрного романа, а центральное место занимает любовная линия. Но все же не случайно, что Пушкин так резко оборвал работу над почти завершенным произведением. Мне кажется, что именно неправдоподобность того, что дворянин мог стать предводителем крестьянского выступления, и побудила Пушкина к такому решению. Он захотел проверить свои выводы на подлинном историческом материале и вначале взялся за работу над историческим трудом о Пугачеве.

Показателен еще один факт. По первоначальному замыслу в центре «Капитанской дочки» тоже должна была быть судьба дворянина, перешедшего на сторону Пугачева. Но исторические факты, с которыми познакомился Пушкин, работая в архиве, разрушили такой сюжет. В «Замечаниях о бунте» Пушкин писал об этом так: «Весь черный народ был за Пугачева. … Одно дворянство было открытым образом на стороне правительства. Пугачев и его сообщники хотели сперва и дворян склонить на свою сторону, но выгоды их были слишком противуположны».

Вот так в центре сюжета «Капитанской дочки» оказывается не дворянин, перешедший на сторону Пугачева, а молодой офицер Петр Гринев, верный долгу и присяге, сохранивший честь и достоинство. А от прежнего замысла сохранился лишь образ предателяи Швабрина, явно отрицательного со всех точек зрения.

В «Капитанской дочке», как и в «Дубровском» есть любовная линия (Гринев и Маша Миронова), которая очень важна для понимания главной идеи произведения, но все же она приобретает свой смысл и значение только в связи с основной линией — изображением восстания крестьян под предводительством Пугачева. Это событие — одно из важнейших в русской истории ХVIII века. Крестьянская война шла почти полтора года — с 1773 по 1774 г., против восставших были брошены войска русской армии с ее крупнейшими военачальниками. Борьба была жестокой и кровопролитной.

Пушкин хорошо изучил эту страшную историческую правду по документальным источникам, по рассказам очевидцев — ведь он ездил по тем местам, где проходили сражения, беседовал с людьми, которые видели Пугачева. Но как не похож этот ужасный предводитель крестьян, о котором и в ХIХ веке дворяне вспоминали с ужасом, на того Пугачева, которого мы видим в «Капитанской дочке»! Здесь перед нами настоящий народный вождь, каким его создала многовековая традиция. Необыкновенно привлекателен как внешний, так и внутренний облик Пугачева. Это истинный богатырь, отличающийся удалью и необыкновенной цельностью истинно русской натуры. Ему присущ и талант полководца, истинно народного вожака. Кровно связанный с народом, плоть от плоти его, пользуется народной любовью, поддержкой и уважением. Он вместе со всеми своими сподвижниками может и задушевно спеть песню, а может и в баньке попариться — да так, что даже самые крепкие люди вокруг него не выдерживают. Он знает много сказок и пословиц и поговорок, которыми так и пестрит его речь. В народной мудрости черпает он истоки своих представлений о жизни. Ему, как подлинному русскому богатырю, защитнику слабых и обездоленных, присущи четкие нравственные понятия, есть у него и свой кодекс чести.

Как не похож этот образ Пугачева, нарисованный в «Капитанской дочке», на того «изверга и злодея», которого привыкли изображать дворянские писатели той эпохи! Да иного мнения в среде дворян и трудно было ожидать. Пушкин не мог не чувствовать, сколь резким контрастом выступит образ, нарисованный в его повести, по сравнению с этой уже сложившейся традицией. Но еще любопытнее выглядит другой факт: образ, созданный в художественном произведении, мало похож и на Пугачева из научного труда того же автора — Пушкина. В «Истории Пугачева» предводитель восставших невелик ростом, тщедушен, и самое важное — отнюдь не блещет ни честью, ни достоинством, ни чистотой нравственных устремлений. Здесь показаны потрясающие по своей жестокости казни и пытки, которыми руководил Пугачев.

В повести мы только один раз видим Пугачева в таком качестве: в сцене взятия Белогорской крепости. Но даже здесь автор подчеркивает, что жесткость восставших была во многом уравновешена жестокостью правительственных войск — это реальный исторический факт, о котором хорошо знал Пушкин, но на который не акцентировали внимание историки той эпохи. У Пушкина в «Капитанской дочке» перед главой VII «Приступ», где изображается казнь защитников крепости и гибель Василисы Егоровны, жены коменданта, помещена глава VI «Пугачевщина», где дается сцена допроса у коменданта пленного башкирца. Оказывается, что этот пугачевец был страшно изувечен, что, по-видимому, было свидетельством карательных мер правительства к участникам незадолго до того прошедшего восстания в Башкирии. Более того, здесь же мы читаем о том, что добрейший человек капитан Миронов считает необходимым «выстрочить спину» этому бунтовщику, захваченному в плен, и не видит в таком действии ничего предосудительного. Повествователь комментирует эту сцену так: «Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений». Вне сомнения, это мысль самого Пушкина. Это очевидно из самого хода развития событий в повести и даже из той сцены в VII главе, где описывается казнь капитана Миронова и его соратников: исполнителем казни является тот самый башкирец.

Очевидно, авторская мысль развивается в ином направлении по сравнению с традиционной для того времени оценкой восстания: дело не в том, плохи или хороши участники «русского бунта», он ужасен, «бессмысленен и беспощаден» сам по себе — и это исторический закон. Вот почему так необычно вплетается в канву исторического повествования история личной жизни — любви Маши и Гринева. И оказывается, что тот, кто был «злодеем для всех», для влюбленных оказался благодетелем, «посаженым отцом», без участия которого их судьбы никогда не соединились бы. Но для этого перед нами должен был предстать не просто предводитель восстания, злодей или герой, а человек, умеющий слышать и понимать другого человека. Именно таким в «Капитанской дочке» оказывается Пугачев. Это широкая, чисто русская натура, которой присуще чувство достоинства и чести, четкое различение правды и лжи, свое представление о справедливости. Помня о заячьем тулупчике, подаренном ему Гриневым в награду за помощь во время бурана, Пугачев милует его, избавляя от мучительной казни на виселице. А потом он со всей широтой своей натуры готов отпустить Гринева, хотя тот даже не обещает не сражаться против него, ведь он офицер царской армии и давал присягу. Но Пугачев щедр в своем порыве великодушия: «Казнить так казнить, миловать так миловать», — говорит он, отпуская Гринева в Оренбург. Но и далее он готов помогать Гриневу, когда тот попадает к нему в плен, вырвавшись из осажденного Оренбурга, чтобы спасти Машу от посягательств Швабрина. Даже узнав об обмане Гринева — тот не сказал, что Маша и есть дочь казненного капитана Миронова, — Пугачев прощает его в очередной раз и опять — «казнить так казнить, миловать так миловать» — готов уже быть «посаженым отцом» на их свадьбе.

Так милосердие и человечность, столь неожиданно проявившиеся в «страшном злодее», оказываются сильнее беспощадных законов «русского бунта». И удивительно, что совсем еще молодой и неопытный человек Гринев в конце концов меняет свое мнение о Пугачеве: расставаясь «с этим ужасным человеком, извергом, злодеем для всех», кроме него, он чувствует к Пугачеву не только благодарность, но и «сильное сочувствие», даже хочет «вырвать его из среды злодеев» и «спасти его голову». Но, конечно, этому не суждено было свершиться: последняя встреча Гринева с Пугачевым происходит во время казни предводителя «русского бунта».

Но разве только лагерю восставших нужны терпимость, понимание и милосердие? Ведь жестокость и нетерпимость свойственны и другому лагерю — правительственному. Гринев, по логике действующих там законов, признается предателем и должен быть осужден. Маша, приехавшая в Петербург просить о помиловании Гринева, говорит, что ищет «милости, а не справедливости». Это очень показательно: государыня не может помиловать Гринева, но просто женщина, встреченная Машей в саду и выслушавшая ее трогательный рассказ о злоключениях влюбленных, готова ее понять. И тогда, как в сказке, превратившись в Екатерину II, эта женщина объявляет о помиловании, и Маша с Гриневым наконец обретают друг друга.

Все это похоже на сказку: сначала «злодей» Пугачев, превращаясь в «доброго волшебника», помогает влюбленным, а потом свою роль благодетельницы исполняет Екатерина, из строгой и беспощадной императрицы становясь «доброй феей». Но разве не может сказка стать былью? Ведь если законы государства — неважно какого, дворянского или крестьянского, — станут такими, что главным среди них окажется закон человечности, закон милосердия, может, тогда и не будет больше этого страшного «русского бунта», бессмысленного и беспощадного? Видимо, именно об этом думал и мечтал Пушкин, создавая свою «Капитанскую дочку». Утопия, скажут рациональные люди нашего века. Конечно, утопия.

Но как хочется верить, что когда-нибудь наступит то время, когда прекратятся никому не нужные войны и распри, люди, даже самые разные, с очень несхожими идеалами и представлениями о жизни, научатся понимать друг друга и навсегда прекратят «бессмысленную и беспощадную» вражду.

Историзм в «Капитанской дочке» Александра Пушкина

Роман «Капитанская дочка» – «прощальное» произведение А.С. Пушкина, он вырастал из его трудов по истории России. Работая над историческим романом, писатель опирался на опыт английского романиста Вальтера Скотта и первых русских исторических романистов (М. Н. Загоскина, И.И. Лажечникова). Но широта проблематики, затронутой в «Капитанской дочке» не позволяет этому произведению называться чисто историческим. Пугачевский бунт – это лишь материал для сочинения. Здесь есть и семейная хроника Гриневых, и биография самого

«Капитанская дочка» имеет заметное отклонение от принципов жанра исторического романа. Историческая проза вообще представляет собой сочинения историков (или просто людей, увлекающихся историей), ставивших своей задачей не только установление, осмысление фактов прошлого, но и яркое, живое их изображение. Этот жанр предполагает рассказ об эпохе или каком-то

Роман охватывает гораздо больший период, чем восстание Пугачева. Это становится ясно из разговоров персонажей, в которых мы встречаем множество упоминаний о событиях других времен: от Смутного времени (Гришка Отрепьев) до «кроткого царствования» Александра I.

В романе одинаково важны и тесно переплетены история государства и история жизни человека. Рассказ Петра Гринева о своей жизни как бы подтверждает подлинность и объективность его свидетельств об историческом событии. И его точка зрения господствует в романе, все события даны его глазами. Однако при внимательном прочтении мы обнаруживаем и другие мнения, хотя и не столь явно выраженные. Так, например, центральная историческая фигура – Емельян Пугачев. Его характеристика дается двумя разными группами: бунтовщиками (т.е. народом) и дворянами. В романе мы видим столкновение этих двух лагерей, столкновение их мнений, образов жизни, мировоззрений. И выразителем взглядов бунтовщиков по большей части является именно Пугачев; из его уст мы слышим эту известную сказку про орла и ворона, как нельзя лучше выражающую стиль жизни и самого Пугачева, и его приспешников. Кстати, эта сказка, на наш взгляд, является, помимо композиционного компонента, еще и своеобразной стилизацией Пушкина под классическую историческую прозу. Так, известно, что для подобной литературы эпохи Средневековья была характерна нерасчлененность с фольклором, т.е. в ней присутствовало множество сказаний, преданий, сказок.

Таким образом, возвращаясь к теме, становится очевидным, что Пушкин затронул вопрос, в некоторой степени философский, – о том, на каком принципе должно основываться государство. Так что можно говорить о противопоставлении не дворян и крестьян, а шире – власти и народа. А не это ли является центральной темой произведений на историческую тему со времен зарождения этого жанра в античный период и до современных сочинений?

Народ для Пушкина – это и Пугачев с его сподвижниками, «господами енералами», и изуродованный башкирец, и капитан Миронов, и Маша, и Савельич, и многие другие. Все они разные: кто-то стремится к мирной семейной жизни, а кто-то с кровавым оружием в руках всеми силами добивается своей не очень понятной цели. Различаются они и своим отношением к власти, символами которой в романе являются Екатерина I и Пугачев. Те, кто следовал за Пугачевым, видели в нем «народного царя», воплощающего их мечту о сильной, мудрой и справедливой власти; другие же видели разбойника и душегуба, оставаясь верными Екатерине. Но и те, и другие стремились к одному – к милосердной и гуманной власти. Можно было бы считать за основу закон, но он не может полностью удовлетворить обе стороны (и дворян, и крестьян), кто-то будет обязательно недоволен. Если же найти в своем роде среднее арифметическое в применении закона к противоборствующим сторонам, то недовольными останутся обе.

По Пушкину, история – некая сила, действующая независимо от людей, неподвластная им и даже иногда враждебная им. Для обитателей Белогорской крепости и Гринева она оказалась именно враждебной, она разрушила их мирный быт, подвергла суровым испытаниям, которые для кого-то обернулись гибелью (капитан Миронов, Василиса Егоровна). История, эта стихия, проверяла на прочность волю, мужество, верность долгу и чести. Однако для двух влюбленных, которые уже не верили в возможность совместного счастья, – Маши Мироновой и Петра Гринева – она стала той силой, которая свела их снова вместе. Таким образом, Пушкин показал тесное сплетение индивидуального, частной жизни с общим историческим процессом, что, как мы понимаем, является неотъемлемой частью нашего реального бытия.

То есть Пушкин видел в истории две стороны – темную и светлую, гуманную и бесчеловечно-жестокую. Именно исторические испытания выявляют скрытые качества: героизм и стойкость (Гринев) или подлость (Швабрин). Через историю, как через сито, просеиваются герои, и тот, кто честен и милосерден, – выживает и награждается счастьем, а того, кто низок душой, настигает кара.

Стоит, однако, отметить, что Пушкин немаловажную роль в истории отдавал воле случая. Вспомнить хотя бы случайную встречу в буран Гринева с бородатым мужиком, который совершенно неожиданно в дальнейшем будет иметь непосредственное влияние на судьбу молодого человека.

Так понимал Пушкин историю – как столкновение, борьбу враждующих сторон, без них история не существует. Без ложного пафоса можно с уверенностью утверждать, что писатель в полной мере сумел изобразить это в своем романе. Как утверждают исследователи творчества Пушкина, в период написания произведения он был увлечен утопической мечтой об обществе, построенном на принципах гуманности. Эта идея была тогда, что называется, «в моде» и, следовательно, овладела умами многих, таким образом, Пушкину удалось передать настроение, «дух» как того, пугачевского времени, так и своего.

Из истории создания повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка»

«Капитанская дочка» А.С. Пушкина как прощальное произведение великого писателя, основная идея повести и особенности ее изложения. Историческое начало «Капитанской дочки» и отражение в ней духовных переживаний героев, этапы описания образа предателя.

Подобные документы

Представление жанра исторической повести в романе «Капитанская дочка» Пушкина. Выявление глубокого синтеза и взаимодействия различных жанровых элементов в сочинении: роман-воспитание, элементы семейно-бытовой и психологической повести, любовного романа.

реферат, добавлен 13.12.2011

Высказывания классиков о произведении А.С. Пушкина «Капитанская дочка», освещающем события крестьянского восстания. Описание образов благородного Петра Гринева, самоотверженной Марии Мироновой, справедливого Емельяна Пугачева. Содержание финала повести.

презентация, добавлен 05.12.2012

Образ Зурина в романе. Судьбы героев романа «Капитанская дочка». Темные и светлые лики истории в романе Пушкина. Пугачёв как фигура трагическая. Судьба Ивана Игнатьевича и Василисы Егоровны. Вопросы чести, морали и смысл эпиграфа «Береги честь смолоду».

контрольная работа, добавлен 17.11.2010

Характеристика образов природной стихии в творчестве А.С. Пушкина их эстетическая, философская, символическая и сюжетная функции. История Пугачева и его образ в произведении «Капитанская дочка». Изображение народа в контексте пугачевского восстания.

реферат, добавлен 24.02.2011

Общая характеристика и особенности композиции романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка». Описание исторических событий, отраженных в данном произведении, предпосылки его написания. Сравнительное описание главных героев: Гринева, Пугачева и Екатерины.

презентация, добавлен 30.09.2013

Исторический оттенок романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка». Описание внешнего вида Емельяна Пугачева глазами П.А. Гринева, обстоятельства их знакомства. Анализ пушкинской интерпретации личности Е. Пугачева и как бунтаря, и как русской души человека.

сочинение, добавлен 24.01.2010

«Вольнолюбивые» идеи произведений А.С. Пушкина «Капитанская дочка» и М.А. Шолохова «Тихий Дон», их исторические основы. Анализ судеб героев данных литературных произведений в исторических катаклизмах. Основные персонажи, определяющие фабулы романов.

реферат, добавлен 30.01.2013

Изучение Пушкиным движения Пугачева и создание исторического труда «История Пугачева» и художественного произведения «Капитанская дочка». Описание людей и событий в 1772 г. в Оренбургской губернии. Отношение автора к главным героям — Гриневу и Швабрину.

реферат, добавлен 12.02.2011

Художественное понятие чудесности. Наследие фольклора в произведениях А. Пушкина. Сюжетные значения. Диалектика русского Века Просвещения. «Капитанская дочка»-повесть не о народном восстании, а об общечеловеческих проблемах. Жестокость крестьянской войны.

реферат, добавлен 23.11.2008

Интерес Пушкина к «смутным» временам истории родины в драматическом произведении «Борис Годунов». Прозаические произведения «Повести Белкина», «Капитанская дочка», русские характеры и типажи в них. Трагедии «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: