Художественный анализ стихотворения Быть знаменитым некрасиво

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.
Ты — вечности заложник

У времени в плену.

Борис Леонидович Пастернак — поэт-философ, вдумчивый художник, заинтересованно вглядывающийся в окружающую жизнь. Пытливый ум поэта хочет проникнуть в самую суть вещей, понять их и поведать миру о своих открытиях.

Поздний Пастернак академичен. Он скупо расходует художественные средства, которые есть в его арсенале, но от этого его стихи не становятся суше, а лишь подчеркивают мастерство художника. Стихотворение «Быть знаменитым некрасиво» написано признанным мастером в срок его «последних песен». Оно сообщает внутреннее восприятие поэтом своей роли и сути на земле.

Быть знаменитым некрасиво.

Не это поднимает ввысь.

Не надо заводить архива.

Над рукописями трястись.

Действительно, людская любовь мимолетна, несправедлива, подвержена моде. Но поэт выше толпы. Он творит для людей, не прислушиваясь к их восторгам и хуле.

Цель творчества — самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача,

Выть притчей на устах у всех.

Пастернак относится к славе, как к мирской суете, его искусство сродни небожителям, которые дарят людям блага, не требуя ничего взамен. Он испытывает радость от самого творчества. Оно его стихия и способ существования. Поэт не может не сочинять, для него это значит существовать, изливая в звуках душу, наполняя мир красотой.

Истинный художник — постоянно первопроходец. За ним пойдут другие, может быть, более того не вспомнив, по чьим следам идут, но им будет легче, и это главное.

Другие по живому следу

Пройдут твой путь за пядью пядь.

Но пораженъя от победы

Ты сам не должен отличать.

Лишь тогда рождается шедевр искусства, когда жива суть человеческая человека, когда она открыта миру и людям. Так существовать тяжело, порой невыносимо, но такова судьба поэта. Если художник начинает себя беречь, экономить силы, кончается творчество, а оставшаяся мастеровитость не принесет новых плодов.

В этом стихотворении Борис Пастернак употребляет фразеологизмы: «Быть притчей на устах у всех» и «Не видать ни зги». Они придают особую выразительность речи при малом объеме слов. Повторение в последнем четверостишье слова «живым» указывает на большое роль, которым наделяет автор тот самый эпитет.

И должен ни единой долькой

Не отступаться от лица,

Но быть живым, живым и только,

Живым и только до конца.

Всего в несколько четверостиший стихотворение Бориса Леонидовича Пастернака заставляет по-новому взглянуть на творчество. Это не способ добывания финансов, не работа — это образ шзни поэта, от которого он не может отказаться, пока жив.

«Стихи Пастернака» — Стихи поэта Пастернака.

«Стихи Пастернака» — это избранные стихотворения.

«Стихи»

«СТИХИ ПАСТЕРНАКА»

«Пастернак»

Стихи Пастернака

Пастернак

Идет без проволочек
И тает ночь, пока
Над спящим миром летчик
Уходит в облака.

Он потонул в тумане,
Исчез в его струе,
Став крестиком на ткани
И меткой на белье.

Под ним ночные бары,
Чужие города,
Казармы, кочегары,
Вокзалы, поезда.

Всем корпусом на тучу
Ложится тень крыла.
Блуждают, сбившись в кучу,
Небесные тела.

И страшным, страшным креном
К другим каким-нибудь
Неведомым вселенным
Повернут Млечный путь.

В пространствах беспредельных
Горят материки.
В подвалах и котельных
Не спят истопники.

В Париже из-под крыши
Венера или Марс
Глядят, какой в афише
Объявлен новый фарс.

Кому-нибудь не спится
В прекрасном далеке
На крытом черепицей
Старинном чердаке.

Он смотрит на планету,
Как будто небосвод
Относится к предмету
Его ночных забот.

Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты — вечности заложник
У времени в плену.

КОНЕЦ

Наяву ли всё? Время ли разгуливать?
Лучше вечно спать, спать, спать, спать
И не видеть снов.

Снова — улица. Снова — полог тюлевый,
Снова, что ни ночь — степь, стог, стон,
И теперь и впредь.

Листьям в августе, с астмой в каждом атоме,
Снится тишь и темь. Вдруг бег пса
Пробуждает сад.

Ждет — улягутся. Вдруг — гигант из затеми,
И другой. Шаги. «Тут есть болт».
Свист и зов: тубо!

Он буквально ведь обливал, обваливал
Нашим шагом шлях! Он и тын
Истязал тобой.

Осень. Изжелта-сизый бисер нижется.
Ах, как и тебе, прель, мне смерть
Как приелось жить!

О, не вовремя ночь кадит маневрами
Паровозов: в дождь каждый лист
Рвется в степь, как те.

Окна сцены мне делают. Бесцельно ведь!
Рвется с петель дверь, целовав
Лед ее локтей.

Познакомь меня с кем-нибудь из вскормленных,
Как они, страдой южных нив,
Пустырей и ржи.

Но с оскоминой, но с оцепененьем, с комьями
В горле, но с тоской стольких слов
Устаешь дружить!

СВИДАНИЕ

Засыпет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги:
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?

ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой
Подвенечной и прозрачной.

Погребенная земля
Под листвой в канавах, ямах.
В желтых кленах флигеля,
Словно в золоченых рамах.

Где деревья в сентябре
На заре стоят попарно,
И закат на их коре
Оставляет след янтарный.

Где нельзя ступить в овраг,
Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг,
Под ногами лист древесный.

Где звучит в конце аллей
Эхо у крутого спуска
И зари вишневый клей
Застывает в виде сгустка.

Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.

ВЕСНА

Все нынешней весной особое,
Живее воробьев шумиха.
Я даже выразить не пробую,
Как на душе светло и тихо.

Иначе думается, пишется,
И громкою октавой в хоре
Земной могучий голос слышится
Освобожденных территорий.

Весеннее дыханье родины
Смывает след зимы с пространства
И черные от слез обводины
С заплаканных очей славянства.

Везде трава готова вылезти,
И улицы старинной Праги
Молчат, одна другой извилистей,
Но заиграют, как овраги.

Сказанья Чехии, Моравии
И Сербии с весенней негой,
Сорвавши пелену бесправия,
Цветами выйдут из-под снега.

Все дымкой сказочной подернется,
Подобно завиткам по стенам
В боярской золоченой горнице
И на Василии Блаженном.

Мечтателю и полуночнику
Москва милей всего на свете.
Он дома, у первоисточника
Всего, чем будет цвесть столетье.

Поэт и писатель Пастернак

В настоящее время стихи и проза Бориса Пастернака печатаются массовыми тиражами, о которых автор не мог и мечтать. Его читают, о нем много говорят и пишут. Но при жизни Пастернак видел самое разное отношение к своему творчеству. Ему выпало, как и сотням других людей, родиться в чрезвычайно сложное, жестокое и лживое время.

Судьба его, так же как и судьба многих поэтов этого поколения, складывалась очень тяжело. Ему пришлось пережить взлеты и падения, победы и поражения. Поэтому, для Пастернака творчество стало спасением и выходом,

Пастернак всегда подчеркивал необходимость непрерывной напряженной работы сердца и ума для каждого творческого человека:

Не спи, не спи, работай,

Не прерывай труда,

Не спи, борись с дремотой,

Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.

Ты — времени заложник

У вечности в плену.

В 1913 году в созданном несколькими молодыми людьми издательстве «Лирика» на началах складчины вышел альманах, в котором

Февраль. Достать чернил и плакать.

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

За это лето он написал стихотворения первой своей книги, и к новому, 1914 году, она вышла в том же издании под названием «Близнец в тучах». К концу 1916 года вышла в свет вторая книга стихотворений Пастернака «Поверх барьеров». Узнав о февральской революции, Пастернак вернулся в Москву. Написанная революционным летом 1917 года книга лирики «Сестра моя — жизнь» поставила Пастернака в ряд первых литературных имен того времени.

Творческий подъем 1917-1918 годов дал возможность как бы по инерции написать следующую книгу стихов — «Темы и вариации», но эта книга, упрочив его имя, однако, означала для автора душевный спад, стала для него недовольства собой.

Постепенно Пастернак свыкается с мыслью, что в такие времена лирическая поэзия становится безнравственной и поэт может существовать, лишь сознавая свой долг, жертвуя своей прижизненной судьбой, временем ради вечного:

Мы были людьми. Мы эпохи.

Нас сбило, и мчит в караване,

Как тундру под тендера вздохи

И поршней и шпал…

Пастернак обращается к историческим сюжетам революции 1905 года, к легендарной фигуре лейтенанта Шмидта. Появляется поэма «Лейтенант Шмидт». Стихи, посвященные людям, чьи судьбы тогда соприкасались с судьбой поэта и были ему небезразличны (Брюсову, Ахматовой, Цветаевой, Мейерхольду), вместе с некоторыми другими, написанными в это десятилетие, Пастернак объединил с ранними сборниками и составил сборник «Поверх барьеров». Итоговыми работами этого времени стали поэмы «Спекторский» и «Охранная грамота», в которых Пастернак изложил свои взгляды на внутреннюю суть искусства и его значение в истории человеческого общества.

С начала 30-х годов Пастернак принимал активное участие в Союзе писателей и выступил с речью на первом его съезде. В это время о нем много писали, он надеялся быть общественно полезным. С осени 1936 года тон печати по отношению к Пастернаку резко переменился. «Поезд ушел. Насыпь черна. Где я дорогу впотьмах раздобуду?» – пишет он.

Далее следуют 40е. Радость победы в войне возрождала надежды на долгожданное обновление общества. Увы! – радостные предвестия свободы оказались ложными. Но и в их свете Пастернак начал писать роман «Доктор Живаго», работа над которым заняла целое десятилетие. Однако К. Симонов, редактор «Нового мира», отказался печатать роман. Его издание на родине было запрещено более 30 лет.

«Доктор Живаго» – удивительная вещь, страшно больная (с ударение «м» на «о»), пронзительная и большая. Большая – не в смысле объема, но по охвату жизни, времени, чувства. Поразительно, что в этом романе Пастернак, который все же, на мой взгляд, в первую очередь поэт, им остается – ощущение, что текст живет по внутренним поэтическим законам.

Пастернак был человеком, остро ощущающим противоречия жизни – как внешние, социальные, так и внутренние, духовные, и это придает его творчеству ту едва слышную, тонкую горечь, присущую как поэзии, так и прозе. Думаю, что со временем творчество Пастернака не устареет, но, напротив, будет лишь находить новых своих читателей.

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ «БЫТЬ ЗНАМЕНИТЫМ НЕКРАСИВО»

Не спи, не спи, художник, Не предавайся сну. Ты — вечности заложник У времени в плену. Б. Л. Пастернак Борис Леонидович Пастернак — поэт-философ, вдумчивый художник, заинтересованно вглядывающийся в окружающую жизнь. Пытливый ум поэта хочет проникнуть в самую суть вещей, понять их и поведать миру о своих открытиях. Поздний Пастернак академичен.

Он скупо расходует художественные средства, которые есть в его арсенале, но от этого его стихи не становятся суше, а лишь подчеркивают мастерство художника. Стихотворение «Быть знаменитым некрасиво» написано признанным [мастером в период его «последних песен». Оно передает внутреннее вос-| приятие поэтом своей роли и сути на земле. Быть знаменитым некрасиво.

Не это поднимает ввысь. Не надо заводить архива, Над рукописями трястись. Действительно, людская любовь мимолетна, несправедлива, подвержена моде. Но поэт выше толпы.

Он творит для людей, не прислушиваюсь к их восторгам и хуле. Цель творчества — самоотдача, А не шумиха, не успех. Позорно, ничего не знача, Быть притчей на устах у всех. Пастернак относится к славе как к мирской суете, его искусство срод-]ни небожителям, которые дарят людям блага, не требуя ничего взамен. Он испытывает радость от самого творчества.

Оно его стихия и способ существования. Поэт не может не сочинять, для него это значит жить, (изливая в звуках душу, наполняя мир красотой. Истинный художник — всегда первопроходец.

За ним пойдут другие, может быть даже не вспомнив, по чьим следам идут, но им будет j легче, и это главное. Другие по живому следу Пройдут твой путь за пядью пядь, Но пораженья от победы Ты сам не должен отличать. Лишь тогда рождается шедевр искусства, когда жива душа человека, когда она открыта миру и людям. Так жить тяжело, порой невыносимо, но такова судьба поэта. Если художник начинает себя беречь, экономить силы, кончается творчество, а оставшаяся мастеровитость не (принесет новых плодов.

В этом стихотворении Борис Пастернак употребляет фразеологизмы: («Быть притчей на устах у всех» и «Не видать ни зги». Они придают (особую выразительность речи при © Алл Соч. РУ 2005 малом объеме слов. Повторение в по-[следнем четверостишье слова «живым» указывает на большое значение, [которым наделяет автор этот эпитет. И должен ни единой долькой Не отступаться от лица, Но быть живым, живым и только, Живым и только до конца. Всего в несколько четверостиший стихотворение Бориса Леонидовича Пастернака заставляет по-новому взглянуть на творчество.

Это не спо->б добывания денег, не работа — это образ жизни поэта, от которого он |не может отказаться, пока жив.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector