Художественный анализ стихотворения «Бородино»

Гениальное стихотворение М.Ю. Лермонтова, написанное в 1837 году, — это поэма о бессмертном народном подвиге. И вместе с тем это слово грусти и тоски о прошедших невозвратимых героических днях. Историческое значение «Бородино» состоит в том, что в этом произведении со всей настойчивостью, со всей поэтической определенностью поэт утверждает мысль о народе как главном деятеле всемирной истории. .У Лермонтова о подвиге народа, о великом историческом сражении рассказывает рядовой участник боя, простой солдат. И — главное — его рассказ, простой и непосредственный, всегда на высоте происшедшего.

В рассказе солдата подвиг народа не только не снижен в своем значении, не только не распался на «случаи» и частности, а, наоборот, обрел удивительную цельность. В нем отдельное, частное объединено общей идеей. Ребята! Не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой, Как наши братья умирали! Эта патриотическая идея, освещая весь рассказ солдата, дает содержание и смысл происходящему. Будучи рассказом рядового участника событий о великом историческом свершении, «Бородино» Лермонтова является автобиографией народного подвига.

Оно показывает одновременно, как возросло народное самосознание, как народ включается в историческую работу мышления, как глубоко и верно осмысливает он историю и чувствует биение ее пульса. Солдат сумел в своем рассказе увидеть не просто батарею, на которой был, и не только один участок боя. Самое поразительное у лермонтовского солдата — это то, что он видит все — видит историю. Но не с командного пункта и не с вершины вечности, а со своей батареи. В этом и состоит философское значение поэмы Лермонтова как поэмы о народном самосознании. Поэт полностью перевоплотился в простого батарейца Бородинской битвы. Ни тени фальши, ни малейшей натяжки, ничего навязанного, ничего навязчивого — все святая простота, правда, естественность. Солдат-рассказчик Лермонтова говорит и от своего имени, и от имени всей армии, от имени страны. Это закреплено еле уловимыми переходами от «я» к «мы», что относится к высшим художественным достижениям поэта и поэзии: простое «я» рассказчика перерастает в «мы», не теряя себя и не растворяясь в нем. Лермонтов это делает с максимальным психологическим тактом и абсолютным чувством происходящего:

  • Забил снаряд я в пушку туго,
  • И думал: угощу я друга!
  • Постой-ка, брат, мусью!
  • Что тут хитрить, пожалуй к бою.
  • И в эту же секунду произошло чудесное перевоплощение: «я» рассказчика слилось с массой атакующих:
  • Уж мы пойдем ломить стеною,
  • Уж постоим мы головою
  • За родину свою!

И в этих переходах, в их естественности ощущаешь единство армии, полное взаимное доверие и взаимное ручательство одного за всех и всех за одного, что характерно для психологии солдата народной освободительной войны. В этой поэме замечательно все — как целое, так и любая частность.

  • Прилег вздремнуть я у лафета,
  • И слышно было до рассвета,
  • Как ликовал француз.

Здесь в одном слове вся история наполеоновской армии, все психология наполеоновского солдата, привыкшего и приученного к легким победам и быстрым захватам чужого добра, — и в этом «ликовал» уже чувствуется, как поведет себя наполеоновский солдат в Москве. Кликам ликования наполеоновских солдат Лермонтов противопоставил святую решимость русского солдата сражаться насмерть, до последнего.

  • Но тих был наш бивак открытый:
  • Кто кивер чистил весь избитый,
  • Кто штык точил, ворча сердито,
  • Кусая длинный ус.

Поэт из чисто внешних деталей создал картину психологического перенапряжения солдата перед смертным, неотвратимым боем. Это — уже чисто толстовская черта художественного изображения. И когда мы читаем о том, что Лев Толстой сказал: «Бородино» Лермонтова — зерно «Войны и мира», то это надо понимать и в идейном, и в художественном смысле.

Необходимо еще сказать о чуткости поэта к характеру войны. В «Бородине» поэт рисует войну справедливую, национальную, освободительную. Это определяет все пропорции изображения, краски, целое и детали. В поэме не раз повторено слово «русский»: «русские штыки», «русский бой удалый, наш рукопашный бой»; слово «родина» звучит как призыв к битве; и над всем как оправдание неисчислимых потерь и жертв — образ Москвы, олицетворяющей всю страну. Значение этой поэмы Лермонтова и для литературы, и для общественной мысли России переоценить невозможно.

Следующее сочинение из данной рубрики: Сочинение по трагедии «Борис Годунов»

Анализ стихотворения Лермонтова «Бородино»

Патриотическая идея стихотворения «Бородино» понятна, строй мыслей и чувств солдата-рассказчика легко воспринимается. Но восприятие текста затруднено значительным количеством незнакомых нам слов и подробностями исторического характера. Необходимо объяснить незнакомые слова до первого чтения стихотворения. Нельзя ограничиться указанием на имеющееся в хрестоматии объяснение ряда слов. Задача анализа — возобновить в памяти некоторые сведения о войне 1812 года, напомнить о Бородинской битве, о ее значении для русской армии, о ее участниках, о ходе и результате сражения. О Бородинской битве писали многие поэты, но стихотворение Лермонтова занимает особое место; оно было признано народом и приобрело небывалую популярность — «Бородино» стало любимой солдатской песней.

При чтении стихотворения надо передать простоту и непосредственность интонации рассказчика, его воодушевление, когда он вспоминает о дне битвы, его уверенность в силе русского оружия и гордость боевыми товарищами-богатырями.

Привожу возможный вариант плана сочинения.

  • Рассказ солдата о богатырях — героях Бородина.
  • Настроение отступавших солдат и их готовность к бою.
  • Ночь перед боем.
  • Утро, день и вечер Бородинской битвы.
  • Вера рассказчика в силу и непобедимость русского войска.

Пример сочинения. До Лермонтова поэты восхваляли как главных героев Бородинской битвы царя и полководцев. Так, например, поэт Быков писал в стихотворении, тоже называющемся «Бородино»:

  • Я зрел поля Бородина —
  • Сей памятник российской славы!
  • Благоговейте, времена,
  • Цари, народы и державы.
  • На сих полях кровавый бой
  • Решил судьбу полувселенной,
  • На них пал галлов грозный строй
  • Перед тобой, благословенный!

У Лермонтова же истинными героями исторической битвы показаны солдаты-богатыри, народ. Познакомившись с поэтическим мастерством Лермонтова, встретившись с его основными поэтическими образами, ученик полюбит поэта, даже если пока и не поймет всей глубины его творений. Впоследствии он обязательно вернется к нему снова.

Редко удается попытка текстуально анализировать программные стихотворения в ходе рассказа о жизни поэта: лишь одно из них — «Смерть поэта» — органически может быть включено в рассказ; три же других («Поэт», «Дума» и «Родина») следует вынести на специальные уроки. На этих уроках можно ограничиться подробным анализом стихотворений, предпослав каждому из них небольшое вступительное слово и указав место его в творчестве Лермонтова. Но возможен и несколько иной вариант: так как для поэзии Лермонтова характерна своеобразная цикличность, сосредоточенность на определенных мотивах, интерес к одним и тем же вопросам, вполне возможно выделить темы и несколько расширить материал уроков. Таких тем намечается три: тема поэта и поэзии («Поэт», «Смерть поэта»), тема обличения дворянского общества и современного поколения («Дума», «Смерть поэта») и тема родины («Родина»).

Анализ стихотворения Лермонтова «Бородино»

Стихотворение «Бородино», написанное в 1837 году к двадцатипятилетию Бородинской битвы, стало первым опубликованным стихотворением Лермонтова, появившимся на страницах журнала современник. Но впервые к этой теме поэт обратился еще в юношеском стихотворении «Поле Бородина» в 1830 году.

Из этой первоначальной зарисовки Бородинского сражения и выросло знаменитое стихотворение поэта, воплотившее его размышления об историческом прошлом России и ее дальнейшей судьбе, поставившее проблему национального характера и выразившее отношение автора

Вместе с тем стихотворение «Бородино» стало новым этапом в развитии поэзии Лермонтова, связанным с появлением в нем реалистических тенденций. С этой точки зрения очень показательно сравнение его со стихотворением «Поле Бородина», написанным шестнадцатилетним поэтом-романтиком. Там еще чувствовались отголоски классической оды, но в целом стиль его был приподнято-романтическим.

Так, явно под влиянием стилистики торжественной оды дается общая оценка исторического значения Бородинской битвы:

Однако же в преданьях славы

Все громче Рымника, Полтавы

Скорей обманет глас пророчий,

Скорей небес погаснут очи,

Чем в памяти сынов полночи

В этом юношеском стихотворении чувствуется склонность к эффектным положениям, столь характерным для романтических поэм. Ночь перед битвой представляется в шуме бури, которая «дика, как песнь свободы»; после страшного сражения герой склоняет голову «на труп застывший, как на ложе». Один из эпизодов битвы передается рассказчиком в таких ярко романтических красках:

Мой пал товарищ, кровь лилася,

Душа от мщения тряслася,

И пуля смерти понеслася

Ничего подобного уже не будет в стихотворении 1837 года, где точность описания каждой детали боя создает подлинно реалистическую картину. Более того, вместо неопределенно-романтического образа «вождя» из раннего стихотворения в «Бородине» мы видит конкретный и достоверный образ «полковника», который получает емкое определение «слуга царю, отец солдатам», показывающее основные черты этого характера. Также вместо неопределенного «противника» в позднем стихотворении появляется вполне реальный противник – «француз».

Но самое главное изменение касается центрального образа героя-рассказчика. В раннем стихотворении это романтический персонаж, вполне соотносимый с романтическим лирическим героем ранней лирики Лермонтова. Достаточно привести в качестве примера характерной для него приподнято-возвышенной, эмоциональной речи следующие строки:

«Брат, слушай песню непогоды:

Она дика, как песнь свободы».

Вместо подобных патетически-возвышенных выражений в стихотворении «Бородино» звучит простая народно-разговорная речь, присущая обычному русскому солдату, который и становится главным героем и рассказчиком, с точки зрения которого описывается великое сражение русской армии. Именно с ним связана в стихотворении патриотическая тема и проблема национального характера.

Стихотворение «Бородино» имеет форму своеобразного диалога поколения поэта с поколением героев войны 1812 года. Такая форма позволила включить в стихотворение не только простой и вместе с тем удивительный по яркости и точности рассказ старого солдата-артиллериста, но и одну из важнейших для лермонтовской поэзии тем, связанную с проблемой личности.

Начинается стихотворение с разговора о том, что в прошлом России были героические страницы, показывающие силу характера, стойкость, мужество и достоинство русского человека. Именно такую личность мечтал видеть среди своих современников поэт, но находил ее только в прошлом. И вот в ответ на вопрос юного собеседника старый солдат отвечает:

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри – не вы!

Как справедливо отмечал Белинский, «вся основная идея стихотворения выражена во втором куплете, которым начинается ответ старого солдата… Эта мысль – жалоба на настоящее поколение, дремлющее в бездействии, зависть к великому прошедшему, столь полному славы и великих дел».

И все же тринадцать из четырнадцати куплетов стихотворения – это и есть «ответ старого солдата», эпически спокойно, даже несколько сурово, и вместе с тем трогательно и задушевно ведущего свой рассказ о битве, в которой он принимал непосредственное участие. Для него это не просто яркое воспоминание, это «звездная минута» его жизни. Как потом покажет в своем романе-эпопее «Война и мир» Л.Н. Толстой, Бородинское сражение стало такой «звездной минутой» для всей русской нации в целом. Недаром писатель, создавший огромное полотно романа-эпопеи, утверждал, что именно небольшое стихотворение Лермонтова явилось ее зерном.

Вот почему в стихотворении «Бородино» мы видим как бы сплетение двух стилистических тенденций. С одной стороны, звучит речь простого солдата, насыщенная просторечиями, прозаизмами и фразеологическими оборотами («у наших ушки на макушке», «постой-ка, брат, мусью», «полковник наш рожден был хватом» и др.). С другой стороны, здесь присутствует высокий стиль, яркая образность, которые призваны подчеркнуть особую значимость изображаемых событий для всего русского народа, всей нации («поле грозной сечи», «французы двинулись, как тучи», «сражен булатом, он спит в земле сырой» и др.).

Эту стилистическую особенность очень хорошо уловил Белинский: «Стихотворение отличается простотою, безыскусственностию: в каждом слове слышите солдата, язык которого, не переставая быть грубо простодушным, в то же время благороден, силен и полон поэзии».

Такому звучанию способствует и стихотворная форма, использованная Лермонтовым: четырехстопный ямб чередуется с трехстопным, который с безупречной точностью появляется в каждой третьей и седьмой строках. Это позволяет выделить важные в смысловом отношении строки и в то же время сообщает всему стихотворению характер живой, непринужденной разговорной речи.

Психологически точен Лермонтов и в использовании местоимения «мы»: действительно, в стихотворении возникает не просто образ отдельного человека, но коллективного героя – русского народа, частью которого и ощущает себя «дядя»-рассказчик: «мы долго молча отступали»; «и вот нашли большое поле»; «тогда считать мы стали раны» и т.д.

Лишь тогда, когда рассказчик описывает свои чисто индивидуальные действия, он употребляет местоимение «я»: «забил заряд я в пушку туго», «прилег вздремнуть я у лафета» и под. Но и в этих немногочисленных случаях его образ является типизированным, собирающим в себе все самые главные качества русского солдата: храбрость, отвагу, преданность командирам и непоказную любовь к родине – ту «скрытую теплоту патриотизма», о которой потом будет писать Толстой.

Как и все русские люди, этот солдат расстроен долгим отступлением армии: «Досадно было, боя ждали». Он радостно-возбужден, когда, наконец, найдено место для решающего сражения – «есть разгуляться где на воле». Он спокоен перед боем, в котором, может быть, ему суждено умереть, и даже шутит: «Забил заряд я в пушку туго / И думал: угощу я друга! / Постой-ка, брат, мусью!». Но при этом солдат трезво оценивает силы противника, отдает ему должное: «Сквозь дым летучий /Французы двинулись, как тучи».

Эта последняя особенность очень важна, поскольку позволяет Лермонтову, который сам участвовал во многих сражениях русской армии на Кавказе, передать не абстрактное представление, а реальное ощущение участника боя. Именно ему, солдату, защищающему свой редут, представляется, что вся мощь противника устремлена на него:

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

Но это отнюдь не узость взгляда, а точность оценки и видения поля сражения. Всю его грандиозную мощь и грозную силу прекрасно осознает этот рядовой участник сражения, как и всякий другой русский солдат:

Вам не видать таких сражений.

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролететь мешала

Гора кровавых тел. …

Земля тряслась – как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

Это они, простые русские солдаты и офицеры, подобные полковнику, готовому умереть за родину и призывающему своих «ребят»: «Умремте ж под Москвой, / Как наши братья умирали!» – все они воплотили в себе тот героический дух русского народа, который позволил ему одолеть страшного противника. Это действительно было «могучее, лихое племя», настоящие «богатыри».

Стихотворение завершается перекличкой второго и четырнадцатого куплетов, в которых дается сопоставление двух поколений русских людей – прежних «богатырей», одержавших великую победу на Бородинском поле, и современников Лермонтова – так не похожих на этих стойких и мужественных солдат. Стихотворение получает четкое обрамление, а его главная мысль логическое завершение.

«Бородино» Лермонтова стало подлинным шедевром русской поэзии и не только отразило патриотические чувства поэта, но и явилось настоящим гимном русской нации и русскому народу.

Творчество М. Ю. Лермонтова. Стихи, поэмы,

Тема:

Биография

Детство

У Лермонтова всю жизнь имеется одна большая проблема: никто не воспринимает его всерьёз. Барышни, которые ему так нравятся, не видят его в упор, а гуляют с господами юнкерами, пьющими шнапс и употребляющими нехорошие слова. А он даже не «маменькин сынок», он — хуже: «бабушкин внучек». Косолапый, толстый, неуклюжий мальчик, музицирующий на фортепьянах.

В Московском Университете

Наступает осень 1830. Чтобы хоть чем-то отвлечься, Лермонтов начинает сдавать экзамены в Московский университет и, сам не заметив как, становится студентом первого курса Нравственно-политического отделения. Лучшего места для обучения будущего автора «Уланши» (с одной стороны) и «Прощай, немытая Россия. » (с другой) трудно, кажется, было и придумать.

Школа кавалерийских юнкеров

В училище его, как и всех, мордуют дембеля, а скорее всего — больше, чем всех. К счастью, на первой же выездке его лягает лошадь, так что он с переломом ноги весь первый курс лежит в лазарете. А после летних лагерей Лермонтов уже и сам становится «старослужащим». Каждую свободную минуту он теперь качает трицепсы, дельтовидные мышцы и спину — в чём, по свидетельству Меринского, изрядно преуспевает.

На Кавказе

На «войне» Лермонтову очень понравилось. Все восемь месяцев командировки он с удовольствием путешествует вдоль и поперёк Большого Кавказского хребта (строевой службы у него, разумеется, никакой нет), открывает для себя мир киндзмараули и оджалеши, флиртует с грузинскими княжнами, пишет акварели, пробует маслом, до утра пляшет над Курой лезгинку — словом, с увлечением играет в Поэта («спал на земле, ел чурек»).

Первая дуэль

На выбор объекта у Лермонтова уходит больше месяца. Ибо выбор ответственный: надо и здесь попытаться обойти Пушкина. Если Пушкин стрелялся с сыном посла крошечной Голландии, наполовину лежащей ниже уровня моря, то он должен выпустить кровь из сына посла великой Франции, чьи горные пики, покрытые вечными льдами, упираются в небо.

Снова на Кавказе

В Чечне он быстро становится известен по обе стороны фронта. Свои зовут его «поручик Смерть», противники — просто «Демон». Он возглавляет самый отмороженный отряд коммандос, летучий «эскадрон смерти». «Я получил. отборную команду охотников, состоящую изо ста казаков — разный сброд, волонтёры, татары и проч., это нечто вроде партизанского отряда» (письмо из Грозного конца октября).

Скачать , zip

Биография

Произведения

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: