Гумилёв Николай

Биография

Hиколай Степанович Гумилев pодился 3 (15) апpеля 1886 года в Кpонштадте, в семье коpабельного вpача. И хотя уже чеpез несколько лет отец вышел в отставку и увез семью в Цаpское Село, впечатления pаннего детства, связанные с моpем, коpаблями, капитанами, мечты о плаваниях в дальние стpаны, заpодившиеся тогда, остались с поэтом и пеpедались его геpоям.

Сильным пеpеживанием подpостка были два с лишком года (1900-1902), пpоведенных семьей на Кавказе. Там — завязка темы: пpиpода — человек в ее pомантических контpастах. 8 сентябpя 1902 года газета «Тифлиский листок» поместила стихи местного гимназиста Гумилева «Я в лес бежал из гоpодов. » — пеpвые напечатанные его стpоки.

К 1903 году семья возвpатилась в Цаpское Село. Гумилев поступил в седьмой класс Hиколаевской мужской гимназии. Диpектоpом был кpупный поэт pусского символизма Иннокентий Федоpович Анненский. Hа учеников он имел большое влияние. Многие ученики писали стихи, а иные выпускали и книжки. Диpектоp отличал таких учеников и спускал им кое-какие пpовинности.

Учился Гумилев неважно и окончил гимназию двадцати лет, в 1906 году. Годом pаньше у гимназиста вышла пеpвая книжка стихов — «Путь конквистадоpов». Позже Гумилев делал вид, что такой книги у него не было, — на заглавном листе сбоpника «Чужое небо» он обозначил «Тpетья книга стихов», хотя на самом деле она была четвеpтой.

Когда Анненский умер, Гумилев посвятил ему стихотвоpение «Семиpамида», вошедшее в книгу «Жемчуга» (1910). Ко втоpой годовщине смеpти Анненского он написал еще одно стихотвоpение, напечатанное в жуpнале «Аполлон» (1912, #9). В этом же жуpнале стали pегуляpно появляться его «Письма о pусской поэзии».

Дpугим — заочным — наставником Гумилева был Валеpий Яковлевич Бpюсов. Он встpетил pецензией (не слишком похвальной) пеpвый, ученический сбоpник стихов поэта и не оставил вниманием последующие его книги. Завязалась пеpеписка.

В год окончания гимназии Гумилев бился над дpамой «Шут коpоля Батиньоля», котоpая так и не была окончена. Однако литеpатуpно-истоpические стилизации, обpазчиком котоpой являлось это пpоизведение, пpодолжали жить в стихах поэта. Гумилев тяготел к необычному, много путешествовал, тpижды посетил Афpику. (Афpиканские вещи, пpивезенные из экспедиций, пеpедал в Музей этногpафии Академии наук, куда потом часто наведывался «на свидание» с ними.)

В 1908 году он пpивез из Паpижа книжку стихов «Романтические цветы», изданную за свой счет. Его новые стихи появлялись в Петеpбуpжских и московских газетах, жуpналах и сбоpниках.

Молодой Гумилев, по свидетельству совpеменников, был самоувеpен, неуступчив, деpжал себя надменно и свысока.

В 1911 году написана пьеса-импpовизация в стихах из жизни Испании XIII века — «Любовь-отpавительница», паpодия на дуpную истоpическую литеpатуpу. К кpужку «Аполлона» Гумилев пpинадлежал с пеpвого pедакционного собpания 9 мая 1909 года, а чуть позже там оpганизовалось и Общество pевнителей художественного слова. В литеpатуpном объединении «Цех поэтов» главным из «синдиков»-веpоучителей Гумилев тоже был с самого начала — с 1911 года (в 1913 году члены поэтического «цеха» стали называть себя акмеистами). Пеpвое опубликованное дpаматическое пpоизведение Гумилева оказалось и первым поставленным на сцене. «Дон Жуан в Египте» игpал петеpбуpжский Тpоицкий театp весной 1913 года.

Hа фpонт пеpвой миpовой войны поэт пошел вольноопpеделяющимся. За хpабpость в боях был нагpажден Геоpгиевскими кpестами четвеpтой и тpетьей степеней, пpоизведен в офицеpы.

Писал на фpонте четыpехактную дpаматическую поэму «Гондoла», для завеpшения котоpой в 1916 году взял отпуск из 5-го Александpийского гусаpского полка (пеpейдя туда из лейб-гваpдии уланского) и отпpавился в Массандpу. В 1916 году напечатана пpоза Гумилева «Афpиканская охота (Из путевого дневника)».

Вскоpе после февpаля 1917 года, весной, он получил военную командиpовку в Салоники, пpобиpался туда чеpез Швецию, Hоpвегию, Англию, Фpанцию, но в Паpиже застpял. Там и пpеpвалась его военная служба. В Россию веpнулся в апpеле 1918 года с пьесой «Отpавленная туника». Сpазу же вошел в pаботу Репеpтуаpной секции пpи Театpальном отделе Hаpкомпpосса, котоpая обpазовалась в маpте 1918 года. Кpоме «Отpавленной туники» Гумилев дал секции истоpических каpтин пьесу «Охота на носоpога», двухактное пpедставление по хpонике Шекспиpа «Фальстаф», сценаpий массового действия «Завоевание Мексики» и дp.

Также им была написана пьеса для детей «Деpево пpевpащений», поставленная 6 февpаля 1919 года. Гоpький пpигласил его к участию в pедакции «Всемиpной литеpатуpы».

В августе 1921 года Гумилев был pасстpелян как участник контppеволюционного заговоpа.

«Память» Н. Гумилев

«Память» Николай Гумилев

Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака —
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй… Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею не тронутую грудь.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный —
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо; но все пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я… но разве кто поможет,
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.

Анализ стихотворения Гумилева «Память»

Как и многие поэты, Николай Гумилев обладал неким даром предвидения. В своих стихах он не только сумел предсказать собственную смерть, но даже указал, что будет расстрелян. Произведения, ставши впоследствии откровениями, характерны для последнего этапа творчества этого поэта. Среди них – стихотворение «Память», написанное в 1921 году, за несколько месяцев до ареста и расстрела.

Анализируя свою недолгую, но полную событий жизнь, автор отмечает, что ему бы хотелось быть похожим на змею, которая время от времени сбрасывает кожу, чтобы обновить свое тело. Однако человеку этого не дано, и поэт с сожалением констатирует: «Мы меняет души, не тела». По мнению Гумилева, в его бренной оболочке за годы жизни побывало несколько различных людей. Первым из них был угрюмый и некрасивый ребенок, который любил лишь «сумрак рощ», а его лучшими друзьями были «дерево да рыжая собака». Сейчас поэту с трудом верится в то, что когда-то в детстве он мечтал об уединении и умел останавливать дождь лишь силой собственной мысли. Этому странному ребенку уступил место бесшабашный искатель приключений, обожающий путешествия и словно бы бросающий каждый день вызов собственной судьбе. «Любил он ветер с юга, в каждом шуме слышал звоны лир», — так характеризует себя молодого поэт. Однако при этом Гумилев признается, что таким он себе совершенно не нравится, и для этого есть очень веские основания. Бросая вызов всему миру, молодой поэт «хотел стать богом и царем». Он завидовал Всевышнему, так как не обладал его силой, властью и талантами. При этом обратной стороной характера автора по-прежнему оставались стремление к одиночеству и желание постичь то, чего не дано знать простым смертным.

«Я – угрюмый и упрямый зодчий», — отмечает поэт, признаваясь, что слишком поздно в его телесной оболочке нашел пристанище тот, кем он является на самом деле. Предчувствуя свою скорую гибель, поэт не лукавит пред собой, честно признаваясь, что он – самый обычный человек, которому страшно и горько видеть все то, что происходит с его родиной. Он верить, что когда-нибудь поднимутся «стены Нового Иерусалима на полях моей родной страны», Гумилев имеет ввиду возрождение духовности, которая была утрачена еще задолго до революции. Люди перестали бояться того, что во все века называлось Божьим судом, и который на пороге смерти так страшит поэта. Он чувствует, что его дни сочтены, и времени на покаяние осталось слишком мало. Однако не знает, как это делается, и не верит в то, что может быть спасен. «Но разве кто поможет, чтоб душа моя не умерла?», — вопрошает поэт и не находит ответа на этот простой вопрос из-за собственного неверия.

«Анализ стихотворения Н. С. Гумилёва «Заблудившийся трамвай»»

Н. С. Гумилёв не смог принять переломы революционного времени, не смог найти окончательную общественную позицию, что, несомненно, не могло не отразиться в его произведениях. Одним из них является стихотворение Заблудившийся трамвай. Поначалу его название вызывает недоумение разве может трамвай заблудиться. Бессмысленно, конечно, пытаться найти некое логическое объяснение этому, но можно попытаться понять, что автор вкладывает в эти слова. На мой взгляд, заблудившийся трамвай символизирует революцию. Однозначно, результатов, достигнутых в Европе, не будет, нет прецедента в бездне времён для России, но и обратного пути тоже нет. Поздно – говорит лирически герой, вагон уже не остановить. И в Индию Духа – символ столь желанного и столь недосягаемого гармоничного мира билет уже не купить. Трамвай едет своей, неведомой лирическому герою дорой, оставляя за собой груды мёртвых голов. Не останавливается он и у дома Машеньки, воплощения всего исконно русского, воплощения дореволюционной России, да и что останавливаться ей дом пуст, нет её больше. Может ли быть, что ты умерла! восклицает герой. Он не хочет верить в то, что ничего уже не вернуть, и будет служить молебен о здравии девушки

В 1908 году выходит его вторая книга «Романтические цветы», в которой духовные запросы Гумилева получили дальнейшее развитие. Здесь чувствуется жажда сильных и прекрасных чувств: «Ты среди кровавого тумана к небесам прорезывала путь»; «…пред ним неслась, белее пены. Его великая любовь». Но теперь желаемое видится лишь в грезах, видениях. Сборник волнует грустным авторским ощущением непрочности высоких порывов, призрачности счастья в скучной жизни и одновременно стремлением к прекрасному.

Большинство стихотворений Гумилева обладают спокойной интонацией. Но необычный стиль придает им внутреннюю напряженность. В своих стихах поэт «оживляет» легендарные мотивы, творит фантастические превращения, многие из которых автор почерпнул, путешествуя по Африке. В ряде своих стихотворений поэт стремится передать общее трагическое состояние мира: «Пусть смерть приходит, я зову любую. Я с нею буду драться до конца…»

В сборнике «Жемчуга» Гумилев высказывает свое уважение к деяниям таких незабвенных путешественников, как Кук, Лаперуз, да Гама. Небольшой цикл «Капитаны» рожден тем же стремлением к неизведанному, тем же преклонением перед подвигом:

Ни один пред грозой не трепещет,

Ни один не свернет паруса.

С именами великих путешественников входит в цикл «Капитаны» поэзия великих открытий, несгибаемой силы духа всех, «кто дерзает, кто хочет, кто ищет».

В сборниках «Костер» и «Огненный стояк» автор прикасается к миру таинственного, непознаваемого. Ему близки образы звезд, неба, планет. При некоторой «космичности» действий все стихи выражали взгляды на вполне земные процессы. И все-таки вряд ли можно говорить о творчестве Гумилева как о поэзии реалистичной. Он сохранил романтическую исключительность, причудливость душевных процессов. Но именно таким бесконечно дорого нам слово Мастера.

Поэзия Николая Гумилева в разные периоды его творческой жизни неодинакова. Поэт начинает с юношеского желания изменить мир, подобно Будде или Христу. Иногда он категорически отрицает символизм, а иногда бывает настолько близок к нему, что трудно догадаться, что какое-то стихотворение принадлежит ему. Здесь вспоминаются слова А. Блока, поэта высоко ценимого Н. Гумилевым: Писатель растение многолетнее… душа писателя расширяется периодами, а творение его только внешние результаты подземного роста души. Так, ранний Гумилев тяготел к поэзии старших символистов К. Д. Бальмонта и В. Я. Брюсова, увлекался романтикой Р. Киплинга и в то же время обращался к зарубежным классикам В. Шекспиру, Ф. Вийону, Т. Готье. Позже он отходит от романтической декоративности экзотической лирики и пышной яркости образов и обращается к более четкой и строгой форме стихосложения, что и стало основой акмеистического движения. Он был строг и неумолим к молодым поэтам, первый объявил стихосложение наукой и ремеслом, которому нужно так же учиться, как учатся музыке и живописи.

Он не приемлет в творчества того, что позже назовет литературной неврастенией. Талант, чистое вдохновение должны были, по его пониманию, обладать совершенным аппаратом стихосложения, и он упорно и сурово учил молодых мастерству. Н. С. Гумилев является сторонником строгой и четкой поэтической формы, хотя подчеркивает, что внимание к форме не самоцель, а лишь свидетельство связи поэта с многовековой поэтической традицией – Стихотворения акмеистического периода, составившие сборник Седьмое небо, подтверждают такой трезвый, аналитический, научный подход Н. С. Гумилева к явлениям поэзии. Основные положения новой теории изложены им в статье Наследие символизма и акмеизм. Новому направлению было дано два названия: акмеизм и адамизм (от греческого слова, обозначающего: мужественно-твердый и ясный взгляд на жизнь). Главным их достижением Николай Гумилев считал признание самоценности каждого явления, вытеснение культа неведомого детски мудрым, до боли сладким ощущением собственного незнания. Поэт старается привлечь внимание читателей не только к миру внешних явлений, но и к области более глубоких пластов человеческого бытия.

Обладая безусловным даром предвидения, Гумилев-критик намечает в своих работах пути развития отечественной поэзии, и мы сегодня можем убедиться, как точен и прозорлив был он в своих оценках. Свое понимание поэзии он выразил в самом начале своей программной статьи Анатомия стихотворения, открывающей сборник Письма о русской поэзии. Среди многочисленных формул, определяющих существо поэзии, выделяются две, писал Н. Гумилев, предложенные поэтами же, задумывающимися над тайнами своего ремесла. Они гласят: Поэзия есть лучшие слова в лучшем порядке и Поэзия есть то, что сотворено и, следовательно, не нуждается в переделке. Обе эти формулы основаны на особенно ярком ощущении законов, по которым слова влияют на наше сознание. Поэтом является тот, кто учитывает все законы, управляющие комплексом взятых им слов. Именно это положение и лежит в основе той громадной работы, которую после революции проводил Н. С. Гумилев с молодыми поэтами, настойчиво обучая их технике стиха, тайнам того ремесла, без которого, по его мнению, настоящая поэзия невозможна. Н. С. Гумилев хотел написать теорию поэзии, этой книге не суждено было родиться, и отношение его к святому ремеслу поэзии сконцентрировано в нескольких статьях и рецензиях, составивших Письма о русской поэзии.

Но с годами поэзия Николая Гумилева несколько меняется, хотя основа остается прочной. В сборниках военной эпохи в ней вдруг возникают отдаленные отзвуки блоковской, опоясанной реками, Руси и даже Пепла Андрея Белого. Эта тенденция продолжается и в послереволюционном творчестве. Поразительно, но в стихотворениях Огненного столпа Николай Гумилев как бы протянул руку отвергаемому и теоретически обличаемому символизму. Поэт словно погружается в мистическую стихию, в его стихах вымысел причудливо переплетается с реальностью, поэтический образ становится многомерным, неоднозначным. Это уже новый романтизм, лирико-философское содержание которого значительно отличается от романтизма знаменитых Капитанов, акмеистической прекрасной ясности и конкретности. Н. С. Гумилев подходит к пониманию единства и взаимосвязи всех пластов человеческой культуры, в том числе поэзии и общественной деятельности. В знаменитом стихотворении Слово Николай Гумилев выражает свое итоговое понимание высокого назначения поэзии и поэтического слова:

Гумилев Николай Степанович

Гумилев как русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, литературный критик, офицер. Гумилев в Париже, его деятельность. Исследование Африки поэтом. Книга «Путь конквистадора», «Романтические цветы», поэтический сборник «Чужое небо».

Рубрика Литература
Вид презентация
Язык русский
Дата добавления 05.04.2012
Размер файла 3,9 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

HTML-версии работы пока нет.
Cкачать архив работы можно перейдя по ссылке, которая находятся ниже.

Подобные документы

Биография Николая Степановича Гумилева — русского поэта Серебряного века, создателя школы акмеизма, переводчика, литературного критика, путешественника. Рассмотрение стихотворения «Крыса» из сборника «Романтические цветы». Жизнь поэта в Советской России.

презентация [835,8 K], добавлен 04.06.2012

Николай Степанович Гумилев – поэт с уникальной судьбой. Гумилев как создатель нового литературного направления – акмеизма. Неистребимая жажда странствий Гумилева. Творчество великого поэта Сергея Александровича Есенина, выросшее на национальной почве.

реферат [22,9 K], добавлен 23.06.2010

Детство и юность Н.С. Гумилева. Его первые стихи. Покровительство Брюсова молодому поэту. Экспедиции в Африку. Участие в боевых действиях во время Первой мировой войны. Литературная деятельность. Религиозные и политические взгляды. Арест и расстрел.

презентация [94,0 K], добавлен 28.09.2015

Николай Гумилев как основатель акмеизма, место его творчества в лирике Серебряного века. Основные принципы акмеизма. Мотивы и образы в лирике. Лирический герой поэта и его особая энергия. Живописность поэтического мира, особенности ритма и лексики.

контрольная работа [18,2 K], добавлен 29.11.2015

Детство и юные годы Н.С. Гумилева — известного русского поэта Серебряного века. «Путь конквистадоров» — первый сборник автора. Сборник стихов «Жемчуга» и развитием темы романтической мечты. Поездки Гумилева за границу, его участие в Первой мировой войне.

презентация [866,8 K], добавлен 20.09.2011

Литературные направления: романтизм, символизм, акмеизм. Художественные образы в стихотворениях Н. Гумилева из сборника «Романтические цветы»: героический тип, обобщенный образ героя, образ смерти. Особенности Гумилевского художественного мира.

научная работа [35,8 K], добавлен 25.02.2009

История жизни и творчества русского поэта ХХ века Н.С. Гумилева, его образование и интересы. Родители поэта, их социальный статус. Основные поэтические произведения Гумилева, африканские мотивы в его трудах. Советский этап жизни и трагическая гибель.

презентация [5,2 M], добавлен 26.02.2012

«Цех поэтов» — поэтические объединения, существовавших в начале XX века в Санкт-Петербурге, Москве, Тбилиси, Баку, Берлине и Париже, их возникновение и деятельность. Акмеисты, их литературные манифесты и поэзия. Творчество Н.С. Гумилева в «Цехе поэтов».

реферат [22,9 K], добавлен 17.06.2009

Теоретические основы акмеизма. Литературно-критическая деятельность Н. Гумилева. Трагичность мироощущения Гумилева и его любовью к Земле. Литературная дисциплина, преданность искусству. Искусство творить стихи, свой поэтический облик.

реферат [25,2 K], добавлен 14.12.2006

Описание Л.Н. Гумилевым истории взаимоотношений Руси с хазарами, половцами, печенегами, монголами в книге «Древняя Русь и Великая степь». Применение нетрадиционного слога и методики подачи для изображения событий, происходящих в Восточной Евразии.

презентация [1,3 M], добавлен 11.12.2012

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Гумилев Николай

Детство и образование

Гумилев Николай Степанович родился в Кронштадте. Отец — морской врач. Детство провел в Царском Селе, в гимназии учился в Петербурге и Тифлисе. Стихи писал с 12 лет, первое печатное выступление в 16 лет — стихотворение в газете «Тифлисский листок».

Осенью 1903 семья возвращается в Царское Село, и Гумилев заканчивает там гимназию, директором которой был Ин. Анненский (учился плохо, выпускные экзамены сдал в 20 лет). Переломный момент — знакомство с философией Ф. Ницше и стихами символистов.

В 1903 познакомился с гимназисткой А. Горенко (будущей Анной Ахматовой). В 1905 в издании автора выходит первый сборник стихов — «Путь конквистадоров», наивная книга ранних опытов, которой, тем не менее, уже найдена собственная энергичная интонация и появился образ лирического героя, мужественного, одинокого завоевателя.

В 1906, после окончания гимназии, Гумилев уезжает в Париж, где слушает лекции в Сорбонне и заводит знакомства в литературно-художественной среде. Предпринимает попытку издания журнала «Сириус», в трех вышедших номерах которого печатается под собственной фамилией и под псевдонимом Анатолий Грант. Посылает корреспонденции в журнал «Весы», газеты «Русь» и «Раннее утро». В Париже, и тоже в издании автора, вышел второй сборник стихов Гумилева — «Романтические стихи» (1908), посвященный А. А. Горенко.

С этой книги начинается период зрелого творчества Н. Гумилева. В. Брюсов, похваливший — авансом — первую его книгу, с удовлетворением констатирует, что не ошибся в своих прогнозах: теперь стихи «красивы, изящны и, большею частью, интересны по форме». Весной 1908 года Гумилев возвращается в Россию, сводит знакомство с петербургским литературным светом (Вячеслав Иванов), выступает постоянным критиком в газете «Речь» (позже начинает печатать в этом издании также стихи и рассказы).

Осенью совершает свою первую поездку на Восток — в Египет. Поступает на юридический факультет столичного университета, вскоре переводится на историко-филологический. В 1909 принимает деятельное участие в организации нового издания — журнала «Аполлон», в котором в дальнейшем, до 1917 года, печатал стихи и переводы и вел постоянную рубрику «Письма о русской поэзии».

Собранные в отдельную книгу (Пг., 1923) рецензии Гумилева дают яркое представление о литературном процессе 1910-х годов. В конце 1909 года Гумилев на несколько месяцев уезжает в Абиссинию, а вернувшись, издает новую книгу — «Жемчуга».

25 апреля 1910 Николай Гумилев венчается с Анной Горенко (разрыв их отношений произошел в 1914 году). Осенью 1911 создается «Цех поэтов», манифестировавший свою автономию от символизма и создание собственной эстетической программы (статья Гумилева «Наследие символизма и акмеизм», напечатанная в 1913 в «Аполлоне»). Первым акмеистическим произведением считали в Цехе поэтов поэму Гумилева «Блудный сын» (1911), вошедшую в его сборник «Чужое небо» (1912). В это время за Гумилевым прочно укрепилась репутация «мастера», «синдика» (руководителя) Цеха поэтов, одного из самых значительных современных поэтов.

Весной 1913 в качестве начальника экспедиции от Академии Наук Гумилев уезжает на полгода в Африку (для пополнения коллекции этнографического музея), ведет путевой дневник (отрывки из «Африканского дневника» публиковались в 1916, более полный текст увидел свет в недавнее время).

В начале Первой мировой войны Н. Гумилев, человек действия, поступает добровольцем в уланский полк и заслуживает за храбрость два Георгиевских креста. В «Биржевых ведомостях» в 1915 публикуются его «Записки кавалериста».

В конце 1915 выходит сборник «Колчан», в журналах печатаются его драматургические произведения — «Дитя Аллаха» (в «Аполлоне») и «Гондла» (в «Русской мысли»). Патриотический порыв и упоенность опасностью скоро проходят, и он пишет в частном письме: «Искусство для меня дороже и войны, и Африки».

Гумилев переходит в гусарский полк и добивается отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но по пути задерживается в Париже и Лондоне до весны 1918. К этому периоду относится цикл его любовных стихов, составивший вышедшую посмертно книжку «Кенией звезде» (Берлин, 1923).

Возвращение в Россию

В 1918 по возвращении в Россию Гумилев интенсивно работает как переводчик, готовя для издательства «Всемирная литература» эпос о Гильгамеше, стихи французских и английских поэтов. Пишет несколько пьес, издает книги стихов «Костер» (1918), «Фарфоровый павильон» (1918) и другие. В 1921 выходит последняя книга Гумилева, по мнению многих исследователей, — лучшая из всех, им созданных, — «Огненный столп».

3 августа 1921 года Гумилев арестован ЧК по делу о т.н. «таганцевском заговоре» и 24 августа приговорен к расстрелу.

Имя его было одним из самых одиозных в истории официальной русской литературы на протяжении всего советского периода.

«Дело» Гумилева. Социология преступления отечественной истории и культуры.

100-летию со дня рождения

Павла Лукницкого посвящаю

Публикуемые документы, материалы, справки, резюме и т.п. являют собой историю гибели и реабилитации Николая Степановича Гумилева, преданного в 1921 году властью рабочих и крестьян — расстрелу.

Моя дорогая мамочка, я передаю эту книгу в издательство. Ты была рядом, когда я писал ее, и раньше, когда я взялся за «дело» Гумилева. Ты постоянно напоминала мне о Твоих и Папиных Предках и советовала мне, по возможности, отказываться от черно-белых красок. Я старался оставлять информацию для размышлений. Русская история шире и величественней и Твоя судьба, мамочка, — ее неотъемлемая часть, — этому доказательство.

. не скрою, с каждой строкой труднее было отторгать от себя Немезиду.

Павел Николаевич Лукницкий, родился 29 сентября ст. стиля 1902 года в

Петербурге, скончался в июне 1973 года, в Москве, похоронен в

Санкт-Петербурге. Дворянин. Учился в Кадетском и Пажеском Его И.В. корпусах,

Институте живого слова. Закончил Петроградский университет. Первый биограф

Николая Гумилева. Один из основателей литературных групп 20-х годов. Член

(технический секретарь) Петроградского Союза поэтов с 1924 года. Член союза

писателей СССР с 1934 года. Действительный член Географического общества

Академии наук СССР. Исследователь районов Памира, Мончетундры, Сибири.

Участник ВОВ с июня 1941 по май 1945. Автор 58 книг прозы и стихов,

переводчик таджикского народного эпоса, писателей Таджикистана,

Азербайджана. Поэзия: «Волчец», «Переход»; Драматургия: «Город-сад»,

«Священное дерево»; Проза, романы и повести; «Мойра», «Дивана», «Безумец

Марод-Али», «Всадники и пешеходы», «Памир без легенд», «У подножия смерти»,

«За синем камнем», «Земля молодости», «Ниссо» (переведен на 34 языка), «На

берегах Невы», «Ленинград действует. » — 3-х томная эпопея, «Делегат

грядущего», «Время за нас», «По дымному следу» и других.

В момент ареста Лукницкого Ахматова уехала лечиться в Кисловодск, Пунин

Упоминаемая запись и подобные другие из дневника «Первого Эккермана

Ахматовой» (Н.Струве) публиковались вдовою писателя не раз: в 1987 году в

«Библиотеке «Оконька»; в 1988 году в журнале «Наше наследие»; в книге о

Лукницком «Перед Тобой земля»; в 1989 году в вестнике РХД; в 1991 году в

двухтомнике «Встречи с Анной Ахматовой».

Дома хранится ксерокопия полного комплекта архива.

И все же, Николай Семенович Тихонов, не смог не выразить своего

публичного признания работы моего отца, надписав в 1977 году маме на своей

книге «Брамбери»: «Вере Константиновне Лукницкой, хозяйке фантастического

города документальных поэтических воспоминаний, владелице поэтических тайн

прошлого русской поэзии — с удивлением к исполненной ею работе в области

поэтических открытий — сердечно Николай Тихонов. 1977 г.»

Терехов Г.А., (в 1990 г.) персональный пенсионер, доцент Высшей школы

КГБ СССР, 1937-1948 — зональный прокурор по Ленинграду и Северному Кавказу,

1948-1956 — главный транспортный прокурор, 1956 -1970 — начальник отдела по

надзору за следствием в органах госбезопасности, член коллегии Прокуратуры

СССР, старший помощник Генерального прокурора СССР.

Книги Л.Н. Гумилева «Древние тюрки», «Открытие Хазарии» и другие,

подписанные Лукницкому при их встречах в Ленинграде в 1968 году: «Дорогому

Павлу Николаевичу от старинного друга», говорят о сохранившемся чувстве к

Лукницкому, и в 80-х, когда мама бывала у Л.Н.Гумилева в Ленинграде, он

неизменно повторял ей: «Издавайте все! Все, что записывал Павел Николаевич —

точно. Все так и было».

В «Мерани» том стихотворений, который собрала мама и неизвестные факты

биографии поэта, которые дали материал для работы многих литературоведов о

Гумилеве и составителей книг Гумилева, вышел раньше, чем означенный том

«Библиотеки поэта» в Советском писателе. Но в письме, по тем временам, важно

было подчеркнуть — «Советский писатель». Издать книгу в Тбилисском

издательстве «Мерани» маме предложил В.П.Енишерлов, работавший в журнале

«Огонек» заведующим отделом. Енишерлов был изумлен, прочитав принесенные

мамой для публикации материалы о Гумилеве. Сто страниц неизвестных фактов

биографии поэта, подлинники стихотворений поэта и т.д. Холодно и недоверчиво

спросил: «Что еще за новости? Откуда это у Вас, почему это до сих пор не

известно?» Мама рассказала о существовании архива, о котором, кстати, знали

очень многие официальные лица, литературоведы, журналисты, писатели, не

только в России. В.П. сразу проявил активное участие в обнародовании

материалов, предложив своему другу, редактору «Мерани» издать том

стихотворений Гумилева с маминым очерком о жизни и творчестве и его,

енишерловским предисловием, которое он приложил к рукописи, позаимствовав

его из маминого же очерка. В начале 1987 года в библиотеке «Огонька» была

издана книжка Веры Лукницкой «Из двух тысяч встреч. Рассказ о летописце» и

несколько публикаций в журнале «Наше наследие», где Енишерлов стал главным

В этом управлении я раздобыл некоторые материалы для своих книг:

«Начало Водолея», «Бином Всевышнего», «Мамочкин социализм», «Это потому что

— ты. «, «Киллеров просят не беспокоиться» и других.

Эту статью я диктовал заместителю главного редактора Александру

Мостовщикову, ставшему впоследствии моим другом, в подъезде редакции «МН» на

Пушкинской площади, куда я зашел из прокуратуры. В подъезде, потому что не

было свободного кабинета, а в его собственном, его помощница Лена Ханга

принимала какую-то, по тем временам, «крутую» делегацию. Кроме того, мы с

Гумилев Николай

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ ГУМИЛЕВ (1887-1921)

ПОЭТ, ПУТЕШЕСТВЕННИК, ВОИН

ВЫПУСКНИК ЦАРСКОСЕЛЬСКОЙ НИКОЛАЕВСКОЙ ГИМНАЗИИ 1906 года

Родственники и друзья —

соученики Н.Гумилева по

Данная страница является главой из книги автора сайта:

в которой рассказывается о периоде учебы Н.Гумилева в Николаевской гимназии.

О периоде учебы Н. Гумилева в Николаевской гимназии фактического материала сохранилось немного. Это отрывочные воспоминания соучеников Гумилева (не одноклассников): Н. Пунина, Л. Аренса, Н. Оцупа, Дм. Кленовского, и Вс. Рождественского, царскосела Э. Голлербаха, подруги Ахматовой В. Срезневской и сводной сестры Н. Гумилева А. С. Сверчковой, а также гимназические документы и свидетельства: А. Ахматовой, учителя гимназии Ар. Мухина, родителей соученика Дм. Коковцова и др., собранные П. Лукницким. Из них нам известно, что впервые Коля Гумилев поступил в Николаевскую гимназию осенью 1894 года, но проучившись в гимназии лишь несколько месяцев, был вынужден из–за болезни перейти на домашнее обучение. Снова порог царскосельской гимназии он переступил лишь осенью 1903 года, поступив в VII класс после возвращения семьи из Тифлиса.

Учился в гимназии Николай плохо и неохотно, весной 1904 года не смог выдержать переводных экзаменов и был оставлен на второй год в седьмом классе. Весной 1906 года он сдал выпускные экзамены и 30 мая получил аттестат зрелости за № 544, в котором значилась единственная пятерка по логике. Преподаватель гимназии А. А. Мухин вспоминал: «Гумилев отвечал на экзамене плохо. Его спросили, почему он плохо подготовился к экзаменам? Николай Степанович ответил: «Я считаю, что прийти на экзамен, подготовившись к нему, это все равно, что играть краплеными картами»»[1]. Много больше учебы его мысли занимала поэзия и ученица Мариинской гимназии Аня Горенко, с которой он регулярно начал встречаться с весны 1904 года. «Они посещали вечера в ратуше, были на гастролях Айседоры Дункан, на студенческом вечере в Артиллерийском собрании, участвовали в благотворительном спектакле в клубе на Широкой улице (ныне ул. Ленина), были на нескольких, модных тогда, спиритических сеансах у Бориса Мейера, гуляли, катались на коньках»[2].

В многочисленных жизнеописаниях Н. Гумилева рассказывается о первой встрече с Аней Горенко в сочельник 1903 года, о выходе в октябре 1905 года первого сборника стихов «Путь конквистадоров», о начале переписки с В. Брюсовым, о первых «внегимназических» контактах с Иннокентием Анненским, которому он посвятил стихотворение:

К таким нежданным и певучим бредням

Зовя с собой умы людей,

Был Иннокентий Анненский последним

Из царскосельских лебедей.

Я помню дни: я, робкий, торопливый,

Входил в высокий кабинет,

Где ждал меня спокойный и учтивый,

Слегка седеющий поэт.

Десяток фраз, пленительных и странных,

Как бы случайно уроня,

Он вбрасывал в пространства безымянных

Мечтаний – слабого меня.

О, в сумрак отступающие вещи

И еле слышные духи,

И этот голос, нежный и зловещий,

Уже читающий стихи!

В них плакала какая–то обида,

Звенела медь и шла гроза,

А там, над шкафом, профиль Эврипида

C лепил горящие глаза.

.. Скамью я знаю в парке; мне сказали,

Что он любил сидеть на ней,

Задумчиво смотря, как сини дали

В червонном золоте аллей.

Там вечером и страшно и красиво ,

В тумане светит мрамор плит ,

И женщина, как серна боязлива,

Во тьме к прохожему спешит.

Она глядит, она поет и плачет,

И снова плачет и поет,

Не понимая, что все это значит,

Но только чувствуя — не тот.

Журчит вода, протачивая шлюзы,

Сырой травою пахнет мгла,

И жалок голос одинокой музы,

Последней – Царского Села [3] .

Из имеющихся воспоминаний довольно сложно представить себе цельный образ Гумилева–гимназиста. Большинство мемуаристов отмечали отстраненность Гумилева от гимназической жизни, желание самоутвердиться в поэзии, некоторую неуверенность в себе. Николай Пунин вспоминал, что «никакого интереса к гимназической жизни он не обнаруживал, но вокруг его имени гудела молва; говорили об его дурном поведении, об его странных стихах и странных вкусах»[4]. «Над ним трунили, упрекали в позерстве, называли „изысканным жирафом“, смеялись над его „экспериментами“. Молодой поэт презирал благополучных обывателей, из вежливости отшучивался, а в душе злился, как идол металлический среди фарфоровых игрушек»[5] – говорил о Гумилеве Э. Голлербах.

Известна полумифическая история, рассказанная Вс. Рождественским, о том, что на именины Ани Горенко он преподнес ей букет роз, который оказался девятым подобным букетом. Задетый за живое, Гумилев тут же отправился в императорский цветник, исхитрился нарвать там роз и через час преподнес их имениннице со словами: «Такого у вас нет. Это цветы императрицы!»[6].

Опубликована история несостоявшейся дуэли Н. Гумилева с соучеником Куртом Вульфиусом, рассказанная братом Курта Анатолием[7]. Зимой 1903–1904 года Николай и Курт все свободное время отдавали игре в винт. «За одной такой игрой они повздорили, и была решена дуэль на шпагах. Дуэльных шпаг не оказалось, и пришлось воспользоваться учебными рапирами, но т. к. последние снабжены предохранительными пластинками на концах, то наши герои, не задумываясь, вышли на улицу и стали стачивать о камни металлические кружочки». Дуэлянты собрались выяснять отношения в близрасположенном лесу в Вырице, но подоспевший за 5 минут до отхода поезда брат Николая Дмитрий (его предупредили о ссоре) расстроил поединок, сказав, что их немедленно требует к себе директор. «Дуэль не состоялась, и долго в Царском смеялись, вспоминая рапиры».

Имеется несколько словесных портретов Н. Гумилева той поры, в которых подчеркивается удлиненное лицо, косящие глаза, красивые руки. «Он не был красив – в этот ранний период он был несколько деревянным, высокомерным с виду и очень неуверенным в себе внутри. Роста высокого, худощав, с очень красивыми руками, несколько удлиненным бледным лицом, я бы сказала, не очень заметной внешности, но не лишенной элегантности» (В. Срезневская); «Некрасивый, но с тщательно сделанным пробором по середине головы, он ходил всегда в мундире, кажется, на белой подкладке, что считалось среди гимназистов высшим шиком» (Н. Пунин). Николай ревниво относился к своей внешности, В. Лукницкая (1990) говорит, что Гумилев считал себя некрасивым и мучился от этого. По вечерам он «запирал дверь и, стоя перед зеркалом, гипнотизировал себя, чтобы стать красавцем».

И если письменные свидетельства о гимназическом периоде жизни Николая Гумилева, хоть в небольшом количестве, но сохранились, то до последнего времени считалось, что его визуальных изображений этого периода жизни не сохранилось ни одного. Однако находка и уточнение даты известной фотографии Гумилева (речь о них идет ниже), сделанные автором настоящей книги, надеемся, смогут опровергнуть предыдущее утверждение.

Подпись под фотографией:

«Означенное на сей фотографической карточке (действительно) и означает личность сына статского советника Николая Степановича Гумилева. 1906, июля 3 дня г. Царское Село. Пристав В. (Сахаров)».

Карикатура из рукописного журнала Николаевской гимназии «Юный труд» №13, 1907.

В первой книге о Николаевской гимназии были даны краткие сведения о гимназическом рукописном журнале «Юный Труд»[8] за 1906/1907 учебный год, в котором среди прозы и поэзии учеников были приведены их рисунки на темы школьной жизни. В 13 номере журнала помещен рисунок, изображающий любующегося собой перед зеркалом гимназиста с усиками, в мундире с высоким стоячим воротником. Карикатура дана без названия и без подписи автора, так что на первый взгляд, может показаться, что на ней представлен собирательный образ безымянного гимназиста. Но давайте сравним этот рисунок с образом Гумилева, приведенным в рассказе–воспоминании «Поэты царскосельской гимназии» Дм. Кленовского: «Я стал присматриваться к Гумилеву в гимназии. Но с опаской – ведь он был старше меня на 6 или 7 классов! Поэтому и не разглядел его, как следует. А если что и запомнил, так чисто внешнее. Помню, что был он всегда особенно чисто, даже франтовато, одет. В гимназическом журнальчике была на него карикатура: стоял он, прихорашиваясь, перед зеркалом, затянутый в мундирчик, в брюках со штрипками, в лакированных ботинках»[9].

Всё сходится: и франтоватый вид, и зеркало, и брюки со штрипками, и лакированные ботинки. Действительно ли на ней изображен Николай Гумилев? Здесь можно строить лишь предположения. Возможно, конечно, что гимназист на рисунке является собирательным образом, и Кленовский соединил его с Гумилевым позже, поскольку рассказ–воспоминание был написан им почти через 50 лет после окончания гимназии. Но в процитированной статье память не изменяет автору в приводимом перечне учеников и в изложении событий. Вряд ли он мог написать про Гумилева и карикатуру лишь для «красного словца». Нельзя не заметить и определенное сходство между образом на рисунке 1907 года и известной фотографией Гумилева в мундире с высоким стоячим воротником: усики, мундир, удлиненная шея, прическа. Принято считать, что этот снимок датирован 1908-м годом, поскольку он хранится в студенческом деле Гумилева 1908 года. Однако, автору книги удалось выяснилось, что на самом деле фотография Гумилева в мундире была сделана не позднее июля 1906 года. Аналогичный снимок, хранящийся в Нью–Йоркской публичной библиотеке, содержит инскрипт следующего содержания: «Означенное на сей фотографической карточке (действительно) и означает личность сына статского советника Николая Степановича Гумилева. 1906, июля 3 дня г. Царское Село. Пристав В. (Сахаров)». Значит, эта фотография была сделана, вероятно, сразу после окончания Гумилевым гимназии.

Главным возражением оппонентов, по поводу карикатуры в журнале может стать вопрос: «Почему карикатура была опубликована в гимназическом журнале, когда Гумилев уже покинул стены учебного заведения?». Но на него может быть найден довольно убедительный ответ. Скорее всего, карикатура была создана ещё во время учебы Гумилева в гимназии, однако ранее опубликовать её не было возможности, поскольку гимназический журнал начал выходить только осенью 1906 года. А если бы такая возможность и представилась, открыто опубликовать карикатуру на Гумилева, не опасаясь «тяжких последствий», вряд ли бы кто решился. Николай Пунин вспоминал, что гимназисты боялись Николая Степановича и никогда не осмелились бы сделать с ним «что–нибудь, вроде запихивания гнилых яблок в сумку», как это они проделывали с одноклассником Гумилева, «великовозрастным маменькиным сынком» Димой Коковцовым. «Николая Степановича они боялись и никогда не осмелились бы сделать с ним что–нибудь подобное, как–нибудь задеть. Наоборот, к нему относились с великим уважением и только за глаза иронизировали над любопытной, непонятной им и вызывавшей их и удивление, и страх, и недоброжелательство „заморской штучкой“ – Колей Гумилевым.»[10], А с отъездом Гумилева за границу появилась возможность безнаказанно разместить карикатуру в гимназическом журнале.

Интересное замечание, характеризующее Н. Гумилева–гимназиста, сделала специалист по истории костюма О. А. Хорошилова, ознакомившись с фотографией 1906 года и карикатурой. Она сообщила, что на снимке «Николай Гумилев изображен в парадном гимназическом мундире (темно–синий на 9 серебряных гладких пуговицах и серебряным узким галуном по воротнику). Мундир абсолютно точно сшит на заказ, при том у хорошего закройщика, понимающего толк в „тонности“ (этим словом раньше обозначали все виды шика). Здесь все говорит о том, что его носитель – франт до кончиков пальцев – слишком высокий в сравнении с установленным воротник мундира и еще выше белый воротничек, который акцентирует длину шеи (длинная шея и осиная талия – в те годы были признаками модной красоты не только у женщин но и у мужчин – особенно в первых гвардейских полках). Поэтому карикатура (обратите внимание на аналогичную длину шеи и то, как она подчеркнута слишком длинным воротником) это на 90% Гумилев. Тем паче, что он изображен в гимназическом мундире».

Надеемся, что читатели этой книги смогут теперь зримо представить, как выглядел молодой поэт по окончании гимназии (снимок 1906 года) и как он выглядел в глазах некоторых соучеников (карикатура 1907 года).

1. Лукницкий П.Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т.1. 1924-1925 гг. Paris: YMCA-PRESS, 1991.

2. Лукницкая В. К. Николай Гумилев: Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких. Л.: Лениздат, 1990. С. 27.

3. Стихотворение из сборника «Колчан» ( Николай Гумилев. Стихотворения и поэмы. Советский писатель. Л.: 1988. С. 211–212).

4. Тименчик Р. Д. Иннокентий Анненский и Николай Гумилев // Вопросы литературы. 1987. №2. С.171-178.

6. Воспоминания Всеволода Рождественского о Н.С. Гумилеве // Николай Гумилев. Исследования и материалы. Библиография. СПб.: Наука, 1994. С. 398–426.

7. Тименчик Р. Д. Забытые воспоминания о Гумилеве // Даугава, 1993. № 5. С. 157–160.

Курт Вульфиус (1885–1964) закончил Николаевскую гимназию в 1907 году, как постороннее лицо, с 1924 года жил в Риге, был практикующим врачом и известным гомеопатом.

Биография

Николай Степанович Гумилев (1886-1921) родился в Кронштадте 3 (15) апреля 1886 года в семье военного врача: отец его, Степан (Стефан) Яковлевич, — врачом в военном флоте, a мать, Анна Ивановна, урожденная Львова, из старинного дворянского рода. Детство провел в Царском Селе, в гимназии учился в Петербурге и Тифлисе. В 1903 году семья Гумилевых вернулась в Царское Село и поэт поступил в гимназию, директором которой был И.Ф. Анненский. Учился Гумилев неважно, в седьмом классе пробыл два года, но выпускные экзамены сдал в 20 лет и получил аттестат об окончании Николаевской царкосельской гимназии.

В 1903 познакомился с гимназисткой А. Горенко (будущей Анной Ахматовой). В 1905 в издании автора выходит первый сборник стихов — «Путь конквистадоров», наивная книга ранних опытов, которой, тем не менее, уже найдена собственная энергичная интонация и появился образ лирического героя, мужественного, одинокого завоевателя.

В 1906, после окончания гимназии, Гумилев уезжает в Париж, где слушает лекции в Сорбонне и заводит знакомства в литературно-художественной среде. Предпринимает попытку издания журнала «Сириус», в трех вышедших номерах которого печатается под собственной фамилией и под псевдонимом Анатолий Грант. Посылает корреспонденции в журнал «Весы», газеты «Русь» и «Раннее утро». В Париже, и тоже в издании автора, вышел второй сборник стихов Гумилева — «Романтические стихи» (1908), посвященный А. А. Горенко.

С этой книги начинается период зрелого творчества Н. Гумилева. В. Брюсов, похваливший — авансом — первую его книгу, с удовлетворением констатирует, что не ошибся в своих прогнозах: теперь стихи «красивы, изящны и, большею частью, интересны по форме». Весной 1908 года Гумилев возвращается в Россию, сводит знакомство с петербургским литературным светом (Вячеслав Иванов), выступает постоянным критиком в газете «Речь» (позже начинает печатать в этом издании также стихи и рассказы).

25 апреля 1910 Николай Гумилев венчается с Анной Горенко (разрыв их отношений произошел в 1914 году). Осенью 1911 создается «Цех поэтов», манифестировавший свою автономию от символизма и создание собственной эстетической программы (статья Гумилева «Наследие символизма и акмеизм», напечатанная в 1913 в «Аполлоне»). Первым акмеистическим произведением считали в Цехе поэтов поэму Гумилева «Блудный сын» (1911), вошедшую в его сборник «Чужое небо» (1912). В это время за Гумилевым прочно укрепилась репутация «мастера», «синдика» (руководителя) Цеха поэтов, одного из самых значительных современных поэтов.

Весной 1913 в качестве начальника экспедиции от Академии Наук Гумилев уезжает на полгода в Африку (для пополнения коллекции этнографического музея), ведет путевой дневник (отрывки из «Африканского дневника» публиковались в 1916, более полный текст увидел свет в недавнее время).

В начале Первой мировой войны Н. Гумилев, человек действия, поступает добровольцем в уланский полк и заслуживает за храбрость два Георгиевских креста. В «Биржевых ведомостях» в 1915 публикуются его «Записки кавалериста».

Осенью совершает свою первую поездку на Восток — в Египет. Поступает на юридический факультет столичного университета, вскоре переводится на историко-филологический. В 1909 принимает деятельное участие в организации нового издания — журнала «Аполлон», в котором в дальнейшем, до 1917 года, печатал стихи и переводы и вел постоянную рубрику «Письма о русской поэзии».

Когда разразилась Первая мировая война, пошел на фронт добровольцем. 24 августа 1914 г. Гумилёв был зачислен в 1-й эскадрон лейб-гвардии Ее Величества государыни императрицы Александры Федоровны уланского полка и 28 сентября, получив боевого коня, отправился на передовую, к границе с Восточной Пруссией. Уже в декабре 1914 г. улан Гумилёв был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, а в январе 1915 г. произведен в младшие унтер-офицеры. Николай Гумилёв ведет подробнейший дневник военных дней. Корреспонденция Гумилёва с фронта печаталась весь 1915 год в петербургской газете «Биржевые ведомости» под названием «Записки кавалериста». 28 марта 1916 г. Гумилёв получил первый офицерский чин прапорщика с переводом в 5-й Александрийский гусарский полк.

25 июля 1916г. Гумилёв снова выехал на театр военных действий. В сентябре — октябре 1916 г. в Петрограде держал офицерский экзамен на корнета. Не сдав (из 15) экзамен по фортификации, Гумилёв снова отбыл на фронт. Новый 1917 год встретил в окопах, в снегу. Завершилась служба Гумилёва в 5-м Гусарском полку неожиданно. Полк был переформирован, а прапорщик Гумилёв направлен в Окуловку Новгородской губернии для закупки сена частям дивизии; там застала его Февральская революция и отречение императора Николая II от престола. Гумилёв разочарован. Себя считает неудачником, прапорщиком разваливающейся армии. В апреле 1917 г. из штаба полка пришло сообщение о награждении прапорщика Гумилёва орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, но поэт не успел его получить. Он добился командировки на Салоникский фронт, и 17 мая Анна Ахматова проводила мужа на крейсер. Но поскольку Россия была выведена из войны неслыханно позорным Брестским миром, Гумилёв в апреле 1918 г. возвратился домой, в Россию. Царское Село переименовано в Детское Село, дом Гумилёвых реквизирован. Анна Ивановна, мать Гумилёва, с сыном Лёвушкой живут в Бежецке. Анна Ахматова попросила развод…

Несмотря на войну Гумилев печатает сборники «Колчан» (1916), «Костер» (1918). Он был первоклассным переводчиком и опубликовал полный стихотворный перевод книги Т. Готье «Эмали и камеи» (1914), названный «чудом перевоплощения». В прозе проявил себя великолепным стилистом, сборник его рассказов Тень пальмы был опубликован посмертно в 1922.

Приверженец монархии, Гумилев не принял большевистский переворот 1917, однако эмигрировать отказался. Гумилев был уверен, что его «не тронут». Он полагал, что в случае чего его защитит имя. Он думал, что если монархические симпатии признавать открыто и честно, то это — лучшая защита. Такой принцип вполне срабатывал в студиях «Пролеткульта» и в «Балтфлоте», где Гумилев вел занятия и читал лекции и где гогочущие слушатели принимали «монархизм» мэтра как здоровую шутку или чудачество.

Последние годы Гумилев продолжал работать лихорадочно. Он успел опубликовать при советской власти несколько сборников стихов: «Фарфоровый павильон», «Шатер», «Огненный столп». Последняя книга, признанная впоследствии лучшей, вышла за считанные недели до ареста поэта и его гибели.

В конце 1915 выходит сборник «Колчан», в журналах печатаются его драматургические произведения — «Дитя Аллаха» (в «Аполлоне») и «Гондла» (в «Русской мысли»). Патриотический порыв и упоенность опасностью скоро проходят, и он пишет в частном письме: «Искусство для меня дороже и войны, и Африки».

Гумилев переходит в гусарский полк и добивается отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но по пути задерживается в Париже и Лондоне до весны 1918. К этому периоду относится цикл его любовных стихов, составивший вышедшую посмертно книжку «Кенией звезде» (Берлин, 1923).

Вернувшись в Россию в 1918 г., Гумилев сразу же со свойственной ему энергией включается в литературную жизнь Петрограда. Он входит в состав редколлегии издательства «Всемирная литература», под его редакцией и в его переводе издаются вавилонский эпос «Гильгамеш», произведения Р. Саути, Г. Гейне, С. Т. Колриджа. Он читает лекции по теории стиха и перевода в различных учреждениях, руководит студией молодых поэтов «Звучащая раковина». По словам одного из современников поэта, критика А. Я. Левинсона, «молодые тянулись к нему со всех сторон, с восхищением подчиняясь деспотизму молодого мастера, владеющего философским камнем поэзии. »

В 1918 по возвращении в Россию Гумилев интенсивно работает как переводчик, готовя для издательства «Всемирная литература» эпос о Гильгамеше, стихи французских и английских поэтов. Пишет несколько пьес, издает книги стихов «Костер» (1918), «Фарфоровый павильон» (1918) и другие. В 1921 выходит последняя книга Гумилева, по мнению многих исследователей, — лучшая из всех, им созданных, — «Огненный столп».

В 1918 году Гумилев развелся с Ахматовой и женился на Анне Николаевне Энгельгардт. В Петрограде было голодно, и Гумилев отправил жену с родившейся дочерью Леночкой в Бежецк.

Несмотря на разрыв с Ахматовой, отношения между ними сохранились дружеские, они даже вдвоем ездили в Бежецк к сыну Леве. Вместе выступали в Бежецке со стихами. 1 марта 1921 года в газете «Бежецкая жизнь» появилась такая заметка: «За время пребывания в г. Бежецке поэта Н. Гумилева, приглашенного политотделом искусств Бежецкого отдела народного образования для чтения лекций по русской и иностранной литературе в январе сего года, при участии поэта Н. Гумилева и его содействии организовался в г. Бежецке Союз поэтов, куда вошли члены литературной секции бывшего литературно-художественого общества. Почетным председателем Союза поэтов состоит Н. Гумилев».

Последний раз Гумилев приезжал в Бежецк 18 мая 1921 года. Он забрал в Петроград жену и дочь. Последний раз он виделся с матерью.

В январе 1921 г. Гумилев был избран председателем Петроградского отделения Союза поэтов. В этом же году выходит последняя книга — «Огненный столп». Теперь поэт углубляется в философское осмысление проблем памяти, творческого бессмертия, судеб поэтического слова. Индивидуальная жизненная сила, которая питала поэтическую энергию Гумилева раньше, сливается с надындивидуальной. Герой его лирики размышляет о непознаваемом и, обогащенный внутренним духовным опытом, устремляется в «Индию Духа». Это не было возвращением на круги символизма, однако ясно, что Гумилев нашел в своем мировосприятии место тем достижениям символизма, которые, как казалось ему в пору акмеистского «Sturm und Drang’a», уводили «в область неведомого». Тема приобщения к мировой жизни, звучащая в последних стихах Гумилева, усиливает мотивы сопереживания и сострадания и придает им общечеловеческий и одновременно глубоко личностный смысл.

3 августа 1921 года Гумилев был арестован по обвинению в антисоветской деятельности. 24 августа было издано постановление Петроградской Губчека о расстреле 61 человека за участие в так называемом «Таганцевском заговоре», среди приговоренных был и Гумилев.

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ

Николай Степанович Гумилев (1886-1921) русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник, офицер. Родился (3) 15 апреля 1886 года в Кронштадте в семье Степана Яковлевича Гумилёва, корабельного врача, участвовавшего в нескольких кругосветных плаваниях и много рассказывавшего сыну о море и путешествиях.
В литературе Гумилев дебютировал как символист. Первый сборник стихов «Путь конквистадоров» он издал в 1905 году, впоследствии считая его «ученическим опытом». Этот труд удостоил отдельной рецензией Валерий Брюсов – один из авторитетнейших поэтов того времени. Долгое время Гумилёв считал Брюсова своим учителем, и мэтр покровительствовал молодому поэту, относясь к нему по-отечески.
Николай Гумилёв много путешествовал – побывал в Италии, во Франции, совершил несколько экспедиций по восточной и северо-восточной Африке, откуда привез в Музей антропологии и этнографии (Санкт-Петербург) богатейшую коллекцию фотографий и предметов. Опыт скитаний отразился в стихотворениях, сборниках, поэмах.
Одним из важных событий в творческой биографии Гумилева стало провозглашение нового литературного направления – акмеизм, ставший для поэта выражением его внутренней художнической и личностной сути, и привлекшим крупнейшие таланты эпохи, такие как А. Ахматова, ставшая его женой (они развелись в 1918 г.), О. Мандельштам и др. Первой по-настоящему акмеистической книгой Гумилева стало «Чужое небо».
Во время Первой мировой войны (1914) Гумилев пошел на фронт добровольцем, участвовал в боевых действиях, был дважды награжден за храбрость Георгиевскими крестами и получил офицерское звание. В годы войны он не прекращал литературной деятельности: был издан сборник «Колчан», написан цикл очерков «Записки кавалериста», несколько пьес.
Приверженец монархии, Гумилев не принял большевистской революции 1917 года, однако эмигрировать отказался. Он был одной из наиболее заметных фигур в литературной жизни Петрограда этого времени – много печатался, руководил в Петрограде Союзом поэтов, читал лекции, вместе с А.Блоком, М.Горьким, К.Чуковским и другими крупными писателями работал в издательстве «Всемирная литература».
В августе 1921 года Гумилёв был арестован по обвинению в участии в контрреволюционном заговоре. И по постановлению Петроградской ГУБЧК от 24 августа 1921 года один из лучших поэтов «серебряного века» Николай Степанович Гумилев был расстрелян. Точная дата и место расстрела Гумилева неизвестны.
Гумилев предсказал свою смерть в стихотворении «Рабочий». Говорят, что перед расстрелом он запел «Боже, царя храни», хотя никогда не был монархистом. (По свидетельству отца Александра Туринцева, однажды Гумилев остался сидеть и выплеснул шампанское через плечо, когда все вокруг верноподданно вскочили при тосте за Государя Императора.) Гумилев вел себя со своими палачами как истинный заговорщик, — гордо, презрительно. Впоследствии оказалось, что ни в каком заговоре он на самом деле не участвовал. Как можно судить по воспоминаниям Одоевцевой, его, видимо, подвела склонность к разговорчивой таинственности, которой он по-мальчишески щеголял.
После антологии Ежова и Шамурива (1925) книги Гумилева долго не переиздавали, однако их можно было найти в букинистических магазинах и в самиздате. Лишь при Горбачеве состоялся пересмотр «дела Гумилева» и с него было полностью снято обвинение в контрреволюционном заговоре, что воскресило его поэзию для широкого читателя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Гумилёв Николай

Биография

Hиколай Степанович Гумилев pодился 3 (15) апpеля 1886 года в Кpонштадте, в семье коpабельного вpача. И хотя уже чеpез несколько лет отец вышел в отставку и увез семью в Цаpское Село, впечатления pаннего детства, связанные с моpем, коpаблями, капитанами, мечты о плаваниях в дальние стpаны, заpодившиеся тогда, остались с поэтом и пеpедались его геpоям.

Сильным пеpеживанием подpостка были два с лишком года (1900-1902), пpоведенных семьей на Кавказе. Там — завязка темы: пpиpода — человек в ее pомантических контpастах. 8 сентябpя 1902 года газета «Тифлиский листок» поместила стихи местного гимназиста Гумилева «Я в лес бежал из гоpодов. » — пеpвые напечатанные его стpоки.

К 1903 году семья возвpатилась в Цаpское Село. Гумилев поступил в седьмой класс Hиколаевской мужской гимназии. Диpектоpом был кpупный поэт pусского символизма Иннокентий Федоpович Анненский. Hа учеников он имел большое влияние. Многие ученики писали стихи, а иные выпускали и книжки. Диpектоp отличал таких учеников и спускал им кое-какие пpовинности.

Учился Гумилев неважно и окончил гимназию двадцати лет, в 1906 году. Годом pаньше у гимназиста вышла пеpвая книжка стихов — «Путь конквистадоpов». Позже Гумилев делал вид, что такой книги у него не было, — на заглавном листе сбоpника «Чужое небо» он обозначил «Тpетья книга стихов», хотя на самом деле она была четвеpтой.

Когда Анненский умер, Гумилев посвятил ему стихотвоpение «Семиpамида», вошедшее в книгу «Жемчуга» (1910). Ко втоpой годовщине смеpти Анненского он написал еще одно стихотвоpение, напечатанное в жуpнале «Аполлон» (1912, #9). В этом же жуpнале стали pегуляpно появляться его «Письма о pусской поэзии».

Дpугим — заочным — наставником Гумилева был Валеpий Яковлевич Бpюсов. Он встpетил pецензией (не слишком похвальной) пеpвый, ученический сбоpник стихов поэта и не оставил вниманием последующие его книги. Завязалась пеpеписка.

В год окончания гимназии Гумилев бился над дpамой «Шут коpоля Батиньоля», котоpая так и не была окончена. Однако литеpатуpно-истоpические стилизации, обpазчиком котоpой являлось это пpоизведение, пpодолжали жить в стихах поэта. Гумилев тяготел к необычному, много путешествовал, тpижды посетил Афpику. (Афpиканские вещи, пpивезенные из экспедиций, пеpедал в Музей этногpафии Академии наук, куда потом часто наведывался «на свидание» с ними.)

В 1908 году он пpивез из Паpижа книжку стихов «Романтические цветы», изданную за свой счет. Его новые стихи появлялись в Петеpбуpжских и московских газетах, жуpналах и сбоpниках.

Молодой Гумилев, по свидетельству совpеменников, был самоувеpен, неуступчив, деpжал себя надменно и свысока.

В 1911 году написана пьеса-импpовизация в стихах из жизни Испании XIII века — «Любовь-отpавительница», паpодия на дуpную истоpическую литеpатуpу. К кpужку «Аполлона» Гумилев пpинадлежал с пеpвого pедакционного собpания 9 мая 1909 года, а чуть позже там оpганизовалось и Общество pевнителей художественного слова. В литеpатуpном объединении «Цех поэтов» главным из «синдиков»-веpоучителей Гумилев тоже был с самого начала — с 1911 года (в 1913 году члены поэтического «цеха» стали называть себя акмеистами). Пеpвое опубликованное дpаматическое пpоизведение Гумилева оказалось и первым поставленным на сцене. «Дон Жуан в Египте» игpал петеpбуpжский Тpоицкий театp весной 1913 года.

Hа фpонт пеpвой миpовой войны поэт пошел вольноопpеделяющимся. За хpабpость в боях был нагpажден Геоpгиевскими кpестами четвеpтой и тpетьей степеней, пpоизведен в офицеpы.

Писал на фpонте четыpехактную дpаматическую поэму «Гондoла», для завеpшения котоpой в 1916 году взял отпуск из 5-го Александpийского гусаpского полка (пеpейдя туда из лейб-гваpдии уланского) и отпpавился в Массандpу. В 1916 году напечатана пpоза Гумилева «Афpиканская охота (Из путевого дневника)».

Вскоpе после февpаля 1917 года, весной, он получил военную командиpовку в Салоники, пpобиpался туда чеpез Швецию, Hоpвегию, Англию, Фpанцию, но в Паpиже застpял. Там и пpеpвалась его военная служба. В Россию веpнулся в апpеле 1918 года с пьесой «Отpавленная туника». Сpазу же вошел в pаботу Репеpтуаpной секции пpи Театpальном отделе Hаpкомпpосса, котоpая обpазовалась в маpте 1918 года. Кpоме «Отpавленной туники» Гумилев дал секции истоpических каpтин пьесу «Охота на носоpога», двухактное пpедставление по хpонике Шекспиpа «Фальстаф», сценаpий массового действия «Завоевание Мексики» и дp.

Также им была написана пьеса для детей «Деpево пpевpащений», поставленная 6 февpаля 1919 года. Гоpький пpигласил его к участию в pедакции «Всемиpной литеpатуpы».

В августе 1921 года Гумилев был pасстpелян как участник контppеволюционного заговоpа.

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ

Николай Степанович Гумилев (1886-1921) русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник, офицер. Родился (3) 15 апреля 1886 года в Кронштадте в семье Степана Яковлевича Гумилёва, корабельного врача, участвовавшего в нескольких кругосветных плаваниях и много рассказывавшего сыну о море и путешествиях.
В литературе Гумилев дебютировал как символист. Первый сборник стихов «Путь конквистадоров» он издал в 1905 году, впоследствии считая его «ученическим опытом». Этот труд удостоил отдельной рецензией Валерий Брюсов – один из авторитетнейших поэтов того времени. Долгое время Гумилёв считал Брюсова своим учителем, и мэтр покровительствовал молодому поэту, относясь к нему по-отечески.
Николай Гумилёв много путешествовал – побывал в Италии, во Франции, совершил несколько экспедиций по восточной и северо-восточной Африке, откуда привез в Музей антропологии и этнографии (Санкт-Петербург) богатейшую коллекцию фотографий и предметов. Опыт скитаний отразился в стихотворениях, сборниках, поэмах.
Одним из важных событий в творческой биографии Гумилева стало провозглашение нового литературного направления – акмеизм, ставший для поэта выражением его внутренней художнической и личностной сути, и привлекшим крупнейшие таланты эпохи, такие как А. Ахматова, ставшая его женой (они развелись в 1918 г.), О. Мандельштам и др. Первой по-настоящему акмеистической книгой Гумилева стало «Чужое небо».
Во время Первой мировой войны (1914) Гумилев пошел на фронт добровольцем, участвовал в боевых действиях, был дважды награжден за храбрость Георгиевскими крестами и получил офицерское звание. В годы войны он не прекращал литературной деятельности: был издан сборник «Колчан», написан цикл очерков «Записки кавалериста», несколько пьес.
Приверженец монархии, Гумилев не принял большевистской революции 1917 года, однако эмигрировать отказался. Он был одной из наиболее заметных фигур в литературной жизни Петрограда этого времени – много печатался, руководил в Петрограде Союзом поэтов, читал лекции, вместе с А.Блоком, М.Горьким, К.Чуковским и другими крупными писателями работал в издательстве «Всемирная литература».
В августе 1921 года Гумилёв был арестован по обвинению в участии в контрреволюционном заговоре. И по постановлению Петроградской ГУБЧК от 24 августа 1921 года один из лучших поэтов «серебряного века» Николай Степанович Гумилев был расстрелян. Точная дата и место расстрела Гумилева неизвестны.
Гумилев предсказал свою смерть в стихотворении «Рабочий». Говорят, что перед расстрелом он запел «Боже, царя храни», хотя никогда не был монархистом. (По свидетельству отца Александра Туринцева, однажды Гумилев остался сидеть и выплеснул шампанское через плечо, когда все вокруг верноподданно вскочили при тосте за Государя Императора.) Гумилев вел себя со своими палачами как истинный заговорщик, — гордо, презрительно. Впоследствии оказалось, что ни в каком заговоре он на самом деле не участвовал. Как можно судить по воспоминаниям Одоевцевой, его, видимо, подвела склонность к разговорчивой таинственности, которой он по-мальчишески щеголял.
После антологии Ежова и Шамурива (1925) книги Гумилева долго не переиздавали, однако их можно было найти в букинистических магазинах и в самиздате. Лишь при Горбачеве состоялся пересмотр «дела Гумилева» и с него было полностью снято обвинение в контрреволюционном заговоре, что воскресило его поэзию для широкого читателя.

«Вечер» Н. Гумилев

«Вечер» Николай Гумилёв

Еще один ненужный день,
Великолепный и ненужный!
Приди, ласкающая тень,
И душу смутную одень
Своею ризою жемчужной.

И ты пришла… Ты гонишь прочь
Зловещих птиц — мои печали.
О, повелительница ночь,
Никто не в силах превозмочь
Победный шаг твоих сандалий!

От звезд слетает тишина,
Блестит луна — твое запястье,
И мне опять во сне дана
Обетованная страна —
Давно оплаканное счастье.

Анализ стихотворения Гумилева «Вечер»

В 1910 году Гумилев выпустил сборник «Жемчуга», включив в него в качестве составной части свою предыдущую книгу «Романтические цветы». Многие коллеги-поэты высоко оценили творчество Николая Степановича. Молодой стихотворец удостоился лестных отзывов от Анненского, Брюсова, Иванова. Правда, несмотря на положительные оценки, они посчитали «Жемчуга» ученической книгой.

Стихотворение «Вечер», датированное 1908 годом, входит во второй раздел сборника, названный «Жемчуг серый». Вечер здесь выступает не только в роли времени суток, но и как метафора смутного состояния души лирического героя. Ключевым мотивом произведения становится стремление человека к счастью, которое в настоящем доступно только во сне. Отсюда возникает характеристика дня как великолепного, но ненужного. Для лирического героя ночь предпочтительнее. Она способна прогнать печали, подарить истинное счастье, одеть душу «ризою жемчужной». Риза — верхнее облачение священнослужителя — упоминается неслучайно. В творчестве Гумилева одежда — неотъемлемая часть портрета. Причем чаще всего речь идет не о повседневных вещах, а о исторических, экзотических или просто редко встречающихся в обычной жизни. Облачая ночь в ризу, Николай Степанович делает ее священной, фактически превращает в объект религиозного поклонения. Кроме того, она названа повелительницей, победный шаг сандалий которой «никто не в силах превозмочь».

Есть версия, что пессимистичный тон стихотворения — результат непростых отношений между Гумилевым и Ахматовой. На момент написания произведения Анна Андреевна уже несколько раз отказывалась выйти замуж за Николая Степановича. Разочарованный в жизни и любви поэт даже решился на самоубийство. Одна из попыток вышла весьма комичной. Гумилев отправился во французский курортный город Турвиль с целью утопиться. Помешали планам русского гения местные жители, вовремя вызвавшие полицейских. Дело в том, что бдительные французы приняли поэта за бродягу. Неприступная красавица Ахматова окончательно сдалась на милость Гумилеву только в 1910 году. 25 апреля состоялась скромная церемония бракосочетания. На нее не стали приезжать родственники поэта, так как не верили в его женитьбу. Ахматова и Гумилев прожили вместе восемь лет, значительную часть из которых Николай Степанович провел в разъездах. Развелись они в 1918 году, сумев сохранить хорошие отношения.

Биография

Николай Степанович Гумилев (1886-1921) родился в Кронштадте 3 (15) апреля 1886 года в семье военного врача: отец его, Степан (Стефан) Яковлевич, — врачом в военном флоте, a мать, Анна Ивановна, урожденная Львова, из старинного дворянского рода. Детство провел в Царском Селе, в гимназии учился в Петербурге и Тифлисе. В 1903 году семья Гумилевых вернулась в Царское Село и поэт поступил в гимназию, директором которой был И.Ф. Анненский. Учился Гумилев неважно, в седьмом классе пробыл два года, но выпускные экзамены сдал в 20 лет и получил аттестат об окончании Николаевской царкосельской гимназии.

В 1903 познакомился с гимназисткой А. Горенко (будущей Анной Ахматовой). В 1905 в издании автора выходит первый сборник стихов — «Путь конквистадоров», наивная книга ранних опытов, которой, тем не менее, уже найдена собственная энергичная интонация и появился образ лирического героя, мужественного, одинокого завоевателя.

В 1906, после окончания гимназии, Гумилев уезжает в Париж, где слушает лекции в Сорбонне и заводит знакомства в литературно-художественной среде. Предпринимает попытку издания журнала «Сириус», в трех вышедших номерах которого печатается под собственной фамилией и под псевдонимом Анатолий Грант. Посылает корреспонденции в журнал «Весы», газеты «Русь» и «Раннее утро». В Париже, и тоже в издании автора, вышел второй сборник стихов Гумилева — «Романтические стихи» (1908), посвященный А. А. Горенко.

С этой книги начинается период зрелого творчества Н. Гумилева. В. Брюсов, похваливший — авансом — первую его книгу, с удовлетворением констатирует, что не ошибся в своих прогнозах: теперь стихи «красивы, изящны и, большею частью, интересны по форме». Весной 1908 года Гумилев возвращается в Россию, сводит знакомство с петербургским литературным светом (Вячеслав Иванов), выступает постоянным критиком в газете «Речь» (позже начинает печатать в этом издании также стихи и рассказы).

25 апреля 1910 Николай Гумилев венчается с Анной Горенко (разрыв их отношений произошел в 1914 году). Осенью 1911 создается «Цех поэтов», манифестировавший свою автономию от символизма и создание собственной эстетической программы (статья Гумилева «Наследие символизма и акмеизм», напечатанная в 1913 в «Аполлоне»). Первым акмеистическим произведением считали в Цехе поэтов поэму Гумилева «Блудный сын» (1911), вошедшую в его сборник «Чужое небо» (1912). В это время за Гумилевым прочно укрепилась репутация «мастера», «синдика» (руководителя) Цеха поэтов, одного из самых значительных современных поэтов.

Весной 1913 в качестве начальника экспедиции от Академии Наук Гумилев уезжает на полгода в Африку (для пополнения коллекции этнографического музея), ведет путевой дневник (отрывки из «Африканского дневника» публиковались в 1916, более полный текст увидел свет в недавнее время).

В начале Первой мировой войны Н. Гумилев, человек действия, поступает добровольцем в уланский полк и заслуживает за храбрость два Георгиевских креста. В «Биржевых ведомостях» в 1915 публикуются его «Записки кавалериста».

Осенью совершает свою первую поездку на Восток — в Египет. Поступает на юридический факультет столичного университета, вскоре переводится на историко-филологический. В 1909 принимает деятельное участие в организации нового издания — журнала «Аполлон», в котором в дальнейшем, до 1917 года, печатал стихи и переводы и вел постоянную рубрику «Письма о русской поэзии».

Когда разразилась Первая мировая война, пошел на фронт добровольцем. 24 августа 1914 г. Гумилёв был зачислен в 1-й эскадрон лейб-гвардии Ее Величества государыни императрицы Александры Федоровны уланского полка и 28 сентября, получив боевого коня, отправился на передовую, к границе с Восточной Пруссией. Уже в декабре 1914 г. улан Гумилёв был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, а в январе 1915 г. произведен в младшие унтер-офицеры. Николай Гумилёв ведет подробнейший дневник военных дней. Корреспонденция Гумилёва с фронта печаталась весь 1915 год в петербургской газете «Биржевые ведомости» под названием «Записки кавалериста». 28 марта 1916 г. Гумилёв получил первый офицерский чин прапорщика с переводом в 5-й Александрийский гусарский полк.

25 июля 1916г. Гумилёв снова выехал на театр военных действий. В сентябре — октябре 1916 г. в Петрограде держал офицерский экзамен на корнета. Не сдав (из 15) экзамен по фортификации, Гумилёв снова отбыл на фронт. Новый 1917 год встретил в окопах, в снегу. Завершилась служба Гумилёва в 5-м Гусарском полку неожиданно. Полк был переформирован, а прапорщик Гумилёв направлен в Окуловку Новгородской губернии для закупки сена частям дивизии; там застала его Февральская революция и отречение императора Николая II от престола. Гумилёв разочарован. Себя считает неудачником, прапорщиком разваливающейся армии. В апреле 1917 г. из штаба полка пришло сообщение о награждении прапорщика Гумилёва орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, но поэт не успел его получить. Он добился командировки на Салоникский фронт, и 17 мая Анна Ахматова проводила мужа на крейсер. Но поскольку Россия была выведена из войны неслыханно позорным Брестским миром, Гумилёв в апреле 1918 г. возвратился домой, в Россию. Царское Село переименовано в Детское Село, дом Гумилёвых реквизирован. Анна Ивановна, мать Гумилёва, с сыном Лёвушкой живут в Бежецке. Анна Ахматова попросила развод…

Несмотря на войну Гумилев печатает сборники «Колчан» (1916), «Костер» (1918). Он был первоклассным переводчиком и опубликовал полный стихотворный перевод книги Т. Готье «Эмали и камеи» (1914), названный «чудом перевоплощения». В прозе проявил себя великолепным стилистом, сборник его рассказов Тень пальмы был опубликован посмертно в 1922.

Приверженец монархии, Гумилев не принял большевистский переворот 1917, однако эмигрировать отказался. Гумилев был уверен, что его «не тронут». Он полагал, что в случае чего его защитит имя. Он думал, что если монархические симпатии признавать открыто и честно, то это — лучшая защита. Такой принцип вполне срабатывал в студиях «Пролеткульта» и в «Балтфлоте», где Гумилев вел занятия и читал лекции и где гогочущие слушатели принимали «монархизм» мэтра как здоровую шутку или чудачество.

Последние годы Гумилев продолжал работать лихорадочно. Он успел опубликовать при советской власти несколько сборников стихов: «Фарфоровый павильон», «Шатер», «Огненный столп». Последняя книга, признанная впоследствии лучшей, вышла за считанные недели до ареста поэта и его гибели.

В конце 1915 выходит сборник «Колчан», в журналах печатаются его драматургические произведения — «Дитя Аллаха» (в «Аполлоне») и «Гондла» (в «Русской мысли»). Патриотический порыв и упоенность опасностью скоро проходят, и он пишет в частном письме: «Искусство для меня дороже и войны, и Африки».

Гумилев переходит в гусарский полк и добивается отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но по пути задерживается в Париже и Лондоне до весны 1918. К этому периоду относится цикл его любовных стихов, составивший вышедшую посмертно книжку «Кенией звезде» (Берлин, 1923).

Вернувшись в Россию в 1918 г., Гумилев сразу же со свойственной ему энергией включается в литературную жизнь Петрограда. Он входит в состав редколлегии издательства «Всемирная литература», под его редакцией и в его переводе издаются вавилонский эпос «Гильгамеш», произведения Р. Саути, Г. Гейне, С. Т. Колриджа. Он читает лекции по теории стиха и перевода в различных учреждениях, руководит студией молодых поэтов «Звучащая раковина». По словам одного из современников поэта, критика А. Я. Левинсона, «молодые тянулись к нему со всех сторон, с восхищением подчиняясь деспотизму молодого мастера, владеющего философским камнем поэзии. »

В 1918 по возвращении в Россию Гумилев интенсивно работает как переводчик, готовя для издательства «Всемирная литература» эпос о Гильгамеше, стихи французских и английских поэтов. Пишет несколько пьес, издает книги стихов «Костер» (1918), «Фарфоровый павильон» (1918) и другие. В 1921 выходит последняя книга Гумилева, по мнению многих исследователей, — лучшая из всех, им созданных, — «Огненный столп».

В 1918 году Гумилев развелся с Ахматовой и женился на Анне Николаевне Энгельгардт. В Петрограде было голодно, и Гумилев отправил жену с родившейся дочерью Леночкой в Бежецк.

Несмотря на разрыв с Ахматовой, отношения между ними сохранились дружеские, они даже вдвоем ездили в Бежецк к сыну Леве. Вместе выступали в Бежецке со стихами. 1 марта 1921 года в газете «Бежецкая жизнь» появилась такая заметка: «За время пребывания в г. Бежецке поэта Н. Гумилева, приглашенного политотделом искусств Бежецкого отдела народного образования для чтения лекций по русской и иностранной литературе в январе сего года, при участии поэта Н. Гумилева и его содействии организовался в г. Бежецке Союз поэтов, куда вошли члены литературной секции бывшего литературно-художественого общества. Почетным председателем Союза поэтов состоит Н. Гумилев».

Последний раз Гумилев приезжал в Бежецк 18 мая 1921 года. Он забрал в Петроград жену и дочь. Последний раз он виделся с матерью.

В январе 1921 г. Гумилев был избран председателем Петроградского отделения Союза поэтов. В этом же году выходит последняя книга — «Огненный столп». Теперь поэт углубляется в философское осмысление проблем памяти, творческого бессмертия, судеб поэтического слова. Индивидуальная жизненная сила, которая питала поэтическую энергию Гумилева раньше, сливается с надындивидуальной. Герой его лирики размышляет о непознаваемом и, обогащенный внутренним духовным опытом, устремляется в «Индию Духа». Это не было возвращением на круги символизма, однако ясно, что Гумилев нашел в своем мировосприятии место тем достижениям символизма, которые, как казалось ему в пору акмеистского «Sturm und Drang’a», уводили «в область неведомого». Тема приобщения к мировой жизни, звучащая в последних стихах Гумилева, усиливает мотивы сопереживания и сострадания и придает им общечеловеческий и одновременно глубоко личностный смысл.

3 августа 1921 года Гумилев был арестован по обвинению в антисоветской деятельности. 24 августа было издано постановление Петроградской Губчека о расстреле 61 человека за участие в так называемом «Таганцевском заговоре», среди приговоренных был и Гумилев.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: