Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Лицейская дружба в лирике Пушкина

Любовь, дружба и поэзия были для Пушкина главными ценностями человеческой жизни. Но если любовь и поэзия принадлежат прежде всего миру интимных, личных переживаний, то дружба — чувство, которое требует открытости к другому человеку, постоянного диалога. Как известно, в судьбе Пушкина дружба с отроческих лет играла особую роль. Подросток, лишенный семейного тепла, нашел замену родовому очагу в другой семье — лицее.

Здесь жизнь подарила Пушкину радость душевной, человеческой близости, понимания и сочувствия. Слово «братство» не раз встречается в лирике поэта — оно очень точно передает пушкинское ощущение сложившихся отношений. Поэтому лицейская тема приобретает у Пушкина особый характер; это диалог, но диалог не с читателем, а с близкими людьми.

Лицейский круг для Пушкина был прежде всего миром внутренней свободы, раскрепощения личности. Здесь человек может быть самим собой, не опасаясь ни непонимания, ни осуждения. Уважение к личности товарища — главная черта лицейского братства.

Принимая и понимая друг друга, люди утрачивают способность к зависти, учатся дорожить другим человеком и доверять ему. Отсюда искреннее желание счастья своим друзьям, которое постоянно встречается в лирике Пушкина, — речь идет о тех, кто и сам желает счастья другому. И все же еще более характерны для лицейской темы два противоположных чувства: радость и печаль. Пушкин счастлив тем, что нашел в своей жизни верных товарищей, — и он же постоянно тревожится, что судьба разведет их в разные стороны. «Разлука ждет нас у порога, зовет нас света дальний шум…» — пишет Пушкин перед выпуском. Но при этом его не покидает уверенность в том, что друзья сумеют сохранить верность своему братству Уже тогда тема лицейских годовщин возникает в его творчестве.

«Всякий год» клянется Пушкин вспоминать лицей. Это обещание поэт сдержал и не раз отметил лицейскую годовщин)’ — день 19 октября — не только встречами с дрчзьями, но и прекрасными стихотворениями. Шли годы. Ничто из духовного запаса, копирование запрещено © 2005 накопленного в Лицее, не исчезло из души поэта. По-прежнему шесть лет, прожитых в Царском Селе, оставались для Пушкина «прекрасными».

Верность дружбе, искреннее желание счастья старым товарищам снова и снова встречаются в его лирике. Но все сильнее становится ощущение беспощадной силы времени, постепенно разрушающей братский союз. Смерть, ссылка, душевное охлаждение — постоянные «вестники» этого разрушения. «Увы, наш круг час от часу редеет, — пишет поэт в 1825 году и с горечью восклицает: — Кому ж из нас под старость день Лицея торжествовать придется одному?

» Постепенно, с течением времени, Пушкин осмыслит происходящее как «судьбы закон», закон, который бессмысленно осуждать. Такова жизнь, и у поэта хватает мужества принять ее «условия». Но значит ли это, что он покоряется судьбе, что он готов «отдать» ей лицейскую дружбу? Нет, Пушкин до конца сохраняет веру в то, что и он, и его товарищи сумеют отстоять перед лицом жизни «прекрасных лет первоначальны нравы». Лицейский круг остается для него «островом» человечности, порядочности и доброты в мире эгоизма.

В этом кругу свято слово «честь», здесь умеют хранить то лучшее, что дарит человеку пора юности. И не случайно в своем поэтическом завещании он пишет о «добрых чувствах» как об одной из главных заслуг своей поэзии. Лицейская тема навсегда осталась одной из самых «светлых» в творчестве Пушкина, темой благородства души и радости человеческих отношений.

Лицейская лирика Пушкина

Лицейское творчество условно делится на два периода — ранний (1813—1815) и поздний (1815—1817). Ранний период проходит под знаком анакреонтики. Здесь преобладает поэзия, славящая наслаждение жизнью с ее радостями и весельем. Пушкин следует анакреонтической лирике Державина, Батюшкова, легкой французской поэзии. Он пишет о беспечном и беззаботном отношении к жизни и к ее горестям. Краткость жизни побуждает поэта насытиться ее чувственной прелестью. В упоении жизненными радостями происходит самоутверждение личности, которая отказывается от казенной морали, от условностей света, от погони за чинами, титулами, регалиями и богатством. Их место во множестве стихотворений занимает пир души и духа с непременными атрибутами — вином, любовью, дружбой, поэзией.

Поэзия пиршеств, вакхических удовольствий никак не совместима с религиозно-этическими нормами, светским этикетом, но вполне совместима с либеральными идеями личной свободы, защиты чести, достоинства, независимости мнений. Подлинный поэт, в представлении Пушкина, творит по наитию, по вдохновению, в противоположность ремесленнику, который не знает духовной свободы и подчиняет свою поэзию корыстным интересам. Следовательно, анакреонтика не просто жанр, но либерально-поэтическая установка творческой личности, которая порождает разнообразные жанры — от «анакреонтической оды» («Гроб Анакреона») до романса и «сказки» («Амур и Гименей»), В том же ключе формируется и самый распространенный жанр раннего лицейского периода — любовное и дружеское послание («К Наталье», «К другу стихотворцу»). Многие послания берут в качестве образца «Мои пенаты» Батюшкова. К ним относятся многочисленные послания к поэтам-учителям и друзьям. В посланиях обычно провозглашается литературная программа, устремленная к романтизму и исключающая классицизм.

Послания часто включают бытовые и сатирические сцены, которые присутствуют не как живые и непосредственные впечатления, а в качестве литературно-условных примет и имеют чисто жанровое происхождение. Особенность пушкинской поэтики в Лицее — усвоение принципов разных поэтических школ. Пушкин не стремился слепо, бездумно подражать Жуковскому или Батюшкову. Он учится у них писать, поэтому в посланиях Пушкин объявляет себя сторонником «арзамасских» творческих деклараций и одновременно отстаивает собственный путь. Так, послание «Батюшкову» («В пещерах Геликона. ») завершается знаменательной цитатой-концовкой («Будь всякий при своем»).

Если в посланиях, в романсах, в элегиях вырабатывался пушкинский поэтический язык психологической лирики, пока достаточно условный, изобилующий готовыми формулами, то в одических жанрах (ода, песня, гимн, дифирамб), оживленных батальной лирикой Отечественной войны 1812 года, слагалась гражданская лирика с ее высоким стилем слов-сигналов, за которыми стояли социально-политические понятия.

После 1815 года заметно усиливается оппозиционность общественных настроений. Если в ранний лицейский период основная установка Пушкина состоит в том, что жизнь дана для наслаждения, то в поздний лицейский период он сожалеет о том, что пиршество духа невозможно вследствие несовершенных обстоятельств. Земные радости, чувственные желания уступают место грусти. Невозможность достичь полноты душевной жизни выдвигает в поэзии на первый план жанр элегии и близкий к нему жанр романса. Господствующее положение занимает исповедальная любовная лирика, которая реализуется в двух разновидностях — «унылой» и любовной элегии.

В «унылой» элегии преобладает одна страсть — уныние, страдание от разлуки, воспоминание об утрате возлюбленной. Любовь, переживаемая героем, лишена, как правило, чувственного начала. Она созерцательна, платонична и часто религиозна.

Герой предстает мечтательным юношей — поэтом, оплакивающим любовные страдания. Типичная элегическая ситуация — предсмертный монолог. В таких элегиях преобладают устойчивые поэтические обороты («увяла в цвете лет» и пр.). Те же чувства любовного томления и уныния характеризуют и романс. Но в нем речь может идти о герое, отделенном от автора. Такому герою сообщается особая биография воина-певца, павшего на поле битвы («Наездники»). В романсе может звучать и гусарская тема («Слезы»), в которой оживают приметы лирики Д. В. Давыдова.

Любовная элегия, в отличие от «унылой», выражала противоречивый внутренний мир героя — «Элегия» («Опять я ваш, о юные друзья!»), «Элегия» («Я думал, что любовь погасла навсегда. »). Основной герой в ней — задумчивый отшельник, бегущий из общества в естественный мир любви, наслаждений, поэзии. Иногда он является в облике скептического вольнодумца. В отличие от «унылой», любовная элегия наполнена чувственной страстью. Герой в любовной элегии противоречив: он жаждет полноты наслаждений, но она оказывается невозможной.

В обращениях к друзьям («В альбом Илличевскому», «Товарищам», «В альбом Пущину», «Кюхельбекеру») возникает тема Лицея, мотив поэтического союза, «святого братства».

Итоги обозрения лицейской лирики таковы. Лицейская лирика носила типично жанровый характер. Она была поэтиче-ски-условной и отражала идеальную позицию Пушкина-поэта, но никак не его реальное жизненное поведение. Именно условность лирики была залогом поэтического новаторства Пушкина, который позднее наполнил условные поэтические формулы конкретным жизненным содержанием. Книжно-условный строй лицейской лирики отразился и на образе лирического героя. Он тоже жанровое лицо.

Юный Пушкин часто воображал себя то мечтательным, грустным поэтом («Певец»), то ленивым мудрецом («Городок»), то веселым и беспечным гулякой («Пирующие студенты»), В жизни он не был похож на литературные образы, которые возникали в его стихотворениях. Иначе говоря, в лицейской лирике в центре стихов находится не автор, а обобщенный условный образ, зависимый от жанра. Выбор жанра определяет и выбор лирических масок героя, которые постоянно меняются. В стихотворении «Послание к Юдину» появляется образ юноши-отшельника («Живу с природной простотой, С философической забавой И музой резвой и младой. »). В послании «К Батюшкову» возникает иная маска: «Философ резвый и пиит, Парнасский счастливый ленивец, Харит изнеженный любимец, Наперсник милых Аонид». В «Моем завещании» Пушкин примерил маску эпикурейца, поэта лени и сладострастной неги:

Здесь дремлет Юноша-Мудрец,
Питомец Heг и Аполлона.

В стихотворении «Опытность» приоткрылась другая маска — влюбленного гуляки, живущего простой и веселой жизнью. Смена масок — это одновременно и смена жанровых и стилистических примет. Пушкин в Лицее учился писать: каждую тему, каждый жанр преобразовывал соответственно своей личности, своим литературным взглядам и творческим целям.

В последних лицейских стихотворениях берет начало тема поэтического союза, дружеского братства. В них заметно усилились оппозиционные мотивы. Все это явные свидетельства органичного перелива лицейской лирики в творчество петербургского периода.

Особенности лицейской лирики

Стихотворения, посвященные дружбе, занимают огромное место в творческом наследии Пушкина. Они относятся к интимной лирике. Поэтому неразрывна их связь с обстоятельствами личной жизни поэта, с его счастливыми и беззаботными лицейскими годами. И во вступительной части сочинения следует акцентировать внимание на том, как много значила для Пушкина дружба, назвать нескольких самых близких его друзей.

В сочинении на эту тему можно развить мысль о том, как дружба не раз спасала поэта от одиночества и тоски, как именно она поддерживала его веру в людей, делала окружающий мир щедрее и прекраснее.

Кроме того, в главной части сочинения необходимо сказать о том, что Пушкин понимал дружбу как прочный братский союз не просто симпатичных друг другу людей, но и единомышленников, объединенных общими благородными целями и идеями.

Построить сочинение на эту тему можно по-разному. Например, начать разговор с того, какое представление о дружбе было у Пушкина в лицейские годы, как оно непосредственно и остроумно отразилось в шутливом стихотворении «Пирующие студенты», написанном пятнадцатилетним поэтом. Затем проследить, как постепенно менялось его отношение к дружбе, как оно становилось глубже и серьезнее. В этой связи можно проанализировать стихотворения «Чаадаеву», «19 октября», «И. И. Пущину», «Была пора: наш праздник молодой сиял, шумел и розами венчался».

Завершить сочинение на данную тему можно размышлениями о том, какое воздействие на читателя любого времени оказывают пушкинские стихи о дружбе, как они помогают формировать нравственный облик человека, учат его высоко ценить одно из самых светлых и сильных человеческих чувств.

Читая стихи Пушкина, мы невольно попадаем под обаяние не только его изумительного поэтического дара, но и других высоких и прекрасных талантов, среди которых есть особый &#151 талант дружбы. Вся его поэзия воспринимается как восторженный гимн этому прекрасному чувству.

Истоки такого понимания дружбы берут начало в счастливых лицейских годах, когда он впервые проникся духом братства и товарищества, когда встретил близких по духу людей, дружбу с которыми пронес через всю жизнь. Это И. Пущин, А. Дельвиг, В. Кюхельбекер и многие другие. С годами круг друзей расширяется. Это поэты, писатели, воины, художники, музыканты и, конечно же, лучшие люди эпохи с трагической и славной судьбой &#151 декабристы.

Одно из первых стихотворений, посвященных дружбе, &#151 «Пирующие студенты». Когда читаешь эти искрящиеся юмором и весельем строчки, с трудом веришь, что они принадлежат пятнадцатилетнему поэту. С удивительной легкостью набрасывает он шутливые портреты друзей, собравшихся у праздничного стола, акцентируя внимание на смешных черточках их характера. Причем эти подтрунивания далеко не всегда безобидны. Немало огорчений доставляют чувствительному и неуклюжему Кюхле такие строки:

Писатель, за свои грехи
Ты с виду всех трезвее;
Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.

Юный поэт явно испытывает наслаждение от собственного поэтического дара, воспринимая дружбу как счастливый, но случайный союз радости и свободы. Значит друзей объединяют здесь веселое застолье, взаимные шутки и освобождение на какое-то время от «холодных мудрецов» и «ученых дураков».

Через год после окончания лицея в стихотворении «Чаадаеву» Пушкин будет с легкой грустью вспоминать об этой беззаботной поре.

Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман. Пушкин замечательно передает здесь ощущения, которые испытывает человек в пору взросления, когда приходится расставаться с наивными мечтами и иллюзиями детства. Но эти естественные утраты заменяются новым, широким взглядом на мир, который заставляет поэта почувствовать свою ответственность за то, что происходит с его страной, и обратиться с прекрасным призывом не только к своему другу, но и ко всей свободомыслящей молодежи России.

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Отзвуки славных лицейских лет мы слышим во многих пушкинских стихотворениях о дружбе. Его поэтический шедевр «19 октября», написанный в 1825 году, посвящен годовщине открытия лицея. Начальные строки стихотворения овеяны грустью. И это естественно. Осень &#151 это пора увядания природы, которую особенно тонко чувствовал поэт. Это настроение усугубляется мрачными личными обстоятельствами: поэт находится в ссылке, он несвободен и даже лишен возможности встретиться с друзьями в знаменательный день их жизни. Но мыслями, душой он был с ними.

Воображение поэта рисует облик милых и дорогих его сердцу людей, которые сейчас, конечно же, вспоминают о нем. Воспоминания о них наполняют его душу радостью. Поэт больше не одинок. Дружба спасает его от «сетей судьбы суровой», помогает преодолеть мучительность ссылки, дает ему надежду на будущую встречу с друзьями, веру в то, что их союз ничто не в состоянии разрушить.

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен, &#151
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Последней для Пушкина 25-летней годовщине лицея посвящено стихотворение «Была пора: наш праздник молодой. » Начало стихотворения возвращает поэта к беззаботной лицейской поре, запечатленной им много лет назад в «Пирующих студентах». Но как переменились участники праздничного застолья!

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется,
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Пушкин сопоставляет здесь начало жизни с ее беспечностью и наивностью и зрелость с ее горьким опытом. Время неумолимо. Оно меняет и чувства, и мысли, и внешний облик человека, но не в состоянии разрушить те узы дружбы, которые четверть века связывают этих уже немолодых людей. Ведь они вместе пережили те грозные события, которые ураганом пронеслись над Россией: Отечественная война 1812 года, декабристское восстание на Сенатской площади. Дружба в этом стихотворении предстает как совместно прожитая жизнь людей одного поколения, сумевших сохранить единство перед лицом истории.

Особенности лицейской лирики

Лицейское творчество (1813–1817)

Этот период условно делят на два этапа – ранний (1813–1815) и поздний (1816–1817). Первоначально лицейская лирика тесно связана с литературой классицизма, русского и французского Просвещения, уже подверженной новым – предромантическим и романтическим веяниям. Это нашло отражение в оде “Воспоминания в Царском Селе”, в отклике “На возвращение государя”, в классицистическом по духу послании “К Александру”, в стихотворении “Наполеон на Эльбе” и других произведениях. Многие стихотворения близки классицистической оде “на случай” по тематике (восхваление мудрого монарха и полководцев), по композиции (строгий и традиционный порядок частей), по поэтической лексике (широкое употребление архаизмов и славянизмов – “выи”, “надменны”, “десница” и др.) и отличались обилием риторических конструкций.
Вскоре, однако, классицистические пристрастия угасают и уступают место анакреонтике, гедонистическим и эпикурейским мотивам. Весь лицейский период проходит под знаком анакреонтики. Преобладает поэзия, славящая наслаждение жизнью с ее радостями и весельем. Пушкин следует анакреонтической лирике Державина, усваивает стилистику Карамзина и в особенности Жуковского, внимательно читает Батюшкова и учится у него.
Поэтическая школа Пушкина – это тот же круг поэтов, что и его русских учителей и старших современников. Прежде всего, это европейская, для Пушкина – античная и французская в большей мере, чем для Жуковского (немецкая, английская и французская) и Батюшкова (античная, итальянская и французская), поэзия. Из античных авторов наибольшую популярность имеют Анакреон, Тибулл, Гораций. Из французской литературы – “легкая поэзия” (Парни, Мильвуа) и поэзия позднего рококо (Вольтер, Грекур, Шолье).
Пушкин пишет о беззаботном и беспечном отношении к жизни, к ее горестям. Краткость жизни побуждает поэта насытиться ее чувственной прелестью. В упоении жизненными радостями происходит самоутверждение личности, которая отказывается от казенной морали, от условностей света, от погони за чинами, титулами, регалиями и богатством. Их место во множестве стихотворений занимает пир души и духа с непременными атрибутами – вином, любовью, дружбой, поэзией.
Поэзия пиршеств, вакхических удовольствий никак не совместима с религиозно-этическими нормами, светским этикетом, но вполне совместима с либеральными идеями личной свободы, защиты чести, достоинства, независимости мнений. Подлинный поэт, в представлении Пушкина, творит по наитию, по вдохновению, в противоположность ремесленнику, который не знает духовной свободы и подчиняет свою поэзию корыстным интересам. Следовательно, анакреонтика – не просто жанр, но либерально-поэтическая установка творческой личности, которая порождает разнообразные жанры – от “анакреонтической оды” (“Гроб Анакреона”) до романса и сказки (“Амур и Гименей”). В том же ключе формируется самый распространенный жанр раннего лицейского периода – дружеское послание (“К Наталье”, “К другу стихотворцу”). Многие послания берут в качестве образца “Мои пенаты” Батюшкова. К ним относятся многочисленные послания к поэтам, учителям и друзьям. В посланиях обычно провозглашается литературная программа, устремленная к романтизму и исключающая классицизм. Послания часто включают бытовые и сатирические сцены, которые присутствуют не как живые и непосредственные впечатления, а в качестве литературно-условных примет и имеют чисто жанровое происхождение. Особенность пушкинской поэтики в лицее – усвоение разных поэтических школ. Пушкин не стремится подражать Жуковскому или Батюшкову. Он учится у них писать, хочет понять, как ему писать. Поэтому в посланиях Пушкин объявляет себя сторонником “арзамасских” творческих деклараций и одновременно отстаивает собственный путь. Так, послание “Батюшкову” (“В пещерах Геликона…”) завершается знаменательной цитатой-концовкой (“Будь всякий при своем”).
Если в посланиях, в романсах, в элегиях вырабатывался пушкинский поэтический язык психологической лирики, пока достаточно условный, изобилующий готовыми формулами, то в одических жанрах (ода, песня, гимн, дифирамб), оживленных батальной лирикой 1812 г., слагалась гражданская лирика с ее высоким стилем слов-сигналов, метафорических образов, за которыми стояли устойчивые социально-политические понятия и ценности.
После 1815 г. заметно усиливается оппозиционность общественных настроений. Если в ранний лицейский период основная установка Пушкина состоит в том, что жизнь дана для наслаждения, то в поздний лицейский период он сожалеет о том, что пиршество духа невозможно вследствие несовершенных обстоятельств. Земные радости, чувственные желания уступают место грусти. Невозможность достичь полноты душевной жизни выдвигает в поэзии на первый план жанр элегии и близкий к нему жанр романса. Господствующее положение занимает исповедальная любовная лирика, которая реализуется в двух разновидностях – “унылой” и любовной элегии.
В “унылой” элегии преобладает одна страсть – уныние, страдание разлуки, воспоминание об утрате возлюбленной. Любовь, переживаемая героем, лишена, как правило, чувственного начала. Она созерцательна, платонична и часто религиозна.
Герой предстает мечтательным юношей – поэтом, оплакивающим любовные страдания. Типичная элегическая ситуация – предсмертный монолог. В таких элегиях преобладают устойчивые поэтические обороты (“увяла в цвете лет” и др.). Те же чувства любовного томления и уныния характеризуют и романс. Но в нем речь может идти о герое, отделенном от автора. Такому герою сообщается особая биография воина-певца, павшего на поле битвы (“Наездники”). В романсе может звучать и гусарская тема (“Слезы”), в которой оживают приметы лирики Д.В. Давыдова.
Любовная элегия, в отличие от “унылой”, выражала противоречивый внутренний мир героя (“Элегия” (“Опять я ваш, о юные друзья!”), “Элегия” (“Я думал, что любовь погасла навсегда…”)). Основной герой в ней – задумчивый отшельник, бегущий из общества в естественный мир любви, наслаждений, поэзии. Иногда он является в облике скептического вольнодумца. Любовная элегия наполнена чувственной страстью. Герой в любовной элегии противоречив: он жаждет полноты наслаждений, но она оказывается невозможной.
В обращениях к друзьям (“В альбом Илличевскому”, “Товарищам”, “В альбом Пущину”, “Кюхельбекеру”) возникает тема Лицея, мотив поэтического союза, “святого братства”.
В целом, лицейская лирика носила ярко выраженный жанровый характер. Пушкину было присуще жанровое мышление: тема, стиль, лирический герой, авторский образ определялись жанром. Особенность лицейской лирики – игра поэтическими масками. Лицейская лирика была поэтическиусловной и не отражала ни реальное жизненное поведение Пушкина, ни его духовный и душевный мир. Но именно условность лирики была залогом поэтического новаторства Пушкина, который позднее наполнил условные и устойчивые поэтические формулы-сращения (утлый челн, во цвете лет и др.) конкретным жизненным содержанием.
Книжно-условный строй лицейской лирики отразился и на образе лирического героя. Он тоже жанровое лицо, стилевая маска, выбираемая соответственно жанру.
Юный Пушкин часто воображал себя то мечтательным, грустным поэтом (“Певец”), то ленивым мудрецом (“Городок”), то веселым и беспечным гулякой (“Пирующие студенты”). В жизни он не был похож на литературные образы своих стихотворений. В лицейской лирике в центре стихов находится не автор, а обобщенный условный образ, зависимый от жанра. Выбор жанра определяет и выбор лирических масок героя, которые постоянно меняются. В стихотворении “Послание к Юдину” появляется образ юноши-отшельника (“Живу с природной простотой, С философической забавой И музой резвой и младой”). В послании “К Батюшкову” возникает иная маска: “Философ резвый и пиит, Парнасский счастливый ленивец, Харит изнеженных любимец, Наперсник милых Аонид”. В “Моем завещании” Пушкин примерил маску эпикурейца, поэта лени и сладострастной неги:

Здесь дремлет Юноша-Мудрец,
Питомец Нег и Аполлона.

В стихотворении “Опытность” – другая маска: влюбленного гуляки, живущего простой и веселой жизнью. Смена масок – это одновременно и смена жанровых и стилистических примет.
Другая особенность лицейской лирики – метафоричность и перифрастичность стиля. В “Подражании” (1816) прослеживается характерный метафорический стиль, иллюстрирующий мотив смерти:

Я видел смерть; она сидела
У тихого порога моего…

Элегическая грусть здесь трансформируется в бесконечную тоску и невозможность примириться со смертью. В других стихотворениях Пушкин сглаживает трагизм ситуации, говоря на том же метафорическом языке:

Не пугай нас, милый друг,
Гроба близким новосельем…

Он набрасывает “покров изящной беспечности” на изображаемую суровую действительность.
Господство перифрастического стиля выражается в том, что Пушкин, согласно поэтическим традициям и тогдашней поэтической моде, мыслит перифрастически: явления получают не прямые и точные названия, а условные описательные обозначения: вместо смерть – “гроба близким новосельем”, вместо поэт – “наперсник богов”, вместо римляне – “О Ромулов народ”, вместо в школе – “Под сенью мирною Минервиной эгиды”.
Сюда же следует отнести использование античных образов и реалий. Античность в стихах лицейского Пушкина – условная форма выражения его миросозерцания, его гармонически цельного восприятия жизни. В лицейской лирике античность символизирована и стилизована. Античные боги, мифологические персонажи, равно как и условные имена, – все это словесный маскарад, декорация, знаки, эмблемы, символы тех или иных ситуаций или переживаний.
В Лицее Пушкин прошел серьезную поэтическую школу. Он овладел многими жанрами и стилями. При этом он усваивал принципы поэтических систем, например Жуковского и Батюшкова. Жуковский открыл Пушкину многозначность слова, скрытую в нем эмоциональность, а Батюшков применил тот же принцип многозначности ко вполне земным чувствам. В лицейские годы из ученика европейских и русских поэтов Пушкин превратился в одного из ведущих лириков, принадлежащих к “школе гармонической точности”. Из Лицея Пушкин вышел готовым отправиться в самостоятельное поэтическое плавание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: