Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Образ дедушки Крылова

Нам с детства знакомы глупая ворона и хитрая лисица из басни Крылова «Ворона и Лисица». Льстивые слова рыжей плутовки надолго остаются в памяти. Почему же именно эти образы, зпечатлевающиеся с детства, идут с нами вместе по жизненному пути?

Еще при жизни Крылова его басни называли сказочками. А рассказать новую просили не только дети, но и взрослые. Каждый из этих читателей находил свой подтекст в произведении: дети — поучительную историю, взрослые — завуалированную сатиру. Этому помогал и выбор баснописцем в качестве персонажей — зверей, пришедших в басни из сказок. Что же сказочного в этих образах?

О детства но сказкам мы знаем, что лисица — хитрая, осел — упрямый, волк — жадный и простоватый, медведь — неуклюжий. Эти характеры создавались народом на протяжении многих столетий, шлифовались со временем и в результате воплотились в определенные образы-архетипы. Использование в дальнейшем этих образов для описания не только определенной ситуации, но и человека сразу давало четкую характеристику ситуации. Получается, что эти архетипы становились яркими и описательными элементами любой сказки. И именно эти характеры взяты баснописцем из созданных народом сказок, хранивших бесценный опыт не одного столетия предков. Возьмем для иллюстрации несколько строк о разных животных. Например, о лисице: «Плутовка к дереву на цыпочках подходит; / Вертит хвостом с Вороны глаз не сводит» («Ворона и Лисица»), Л вот об осле: «Что день, то / Снова Осел мой то же Зевсу пел; / И до того он надоел…» («Осел»). Или о волке в басне «Лев и Волк», который по примеру собачонки хотел у самого льва утащить кусок добычи.

Но нельзя сказать, что в баснях Крылова есть только звери-персонажи. Немало в «этих сказочках» и людей, которые также запоминаются читателями. Например, Демьян с его ухой («Демьянова уха»). И все же животные обладают большей определенностью в произведениях. Как наиболее удобные условные фигуры, они сразу же создают необходимую для восприятия изоляцию от реальности.

Приведу сравнительную характеристику на примере двух басен. Одна из них о двух мальчиках, пытавшихся достать каштаны. При помощи Сени Федя залез на дерево за каштанами, но с другом не поделился («Два мальчика»). Или другая, где само название дает намек на содержание, — «Слон и Моська». Здесь маленькая собачонка выказывает свою силу, лая на слона.

В баснях, созданных Крыловым, не только звери, но и предметы обретают статус сказочности. Таков ларчик, что просто открывался в одноименной басне.

В сказках, как известно, те или иные предметы обладают волшебными свойствами. Если это музыкальные инструменты, то любой может на них играть. Если другие предметы, например, ковер-самолет, то он доставит персонажа в нужное место. Герои же Крылова, в большинстве случаев, сталкиваясь с музыкальными предметами, играть на них так и не могут. В басне «Квартет» с помощью горе-музыкантов создается комический эффект.

Образы из сказок запоминаются маленькими читателями. Они ненавязчиво входят в их жизнь и остаются с ними. Звери и предметы становятся призмой для восприятия текста басен Крылова. В баснях есть образы, созданные самим Иваном Андреевичем. Такова вертлявая («Зеркало и Обезьяна») и любопытная («Мартышка и Очки») мартышка, язвительная змея («Клеветник и Змея»), огромный слон («Слон и Моська»). Они создавались баснописцем по схеме сказочных персонажей, для чего выделялись наиболее характерные черточки, как в поведении, так и в образном восприятии. Эти новые звери-архетипы, созданные по образу и подобию сказочных героев и получили в дальнейшем новую жизнь в народе.

Немалую роль в создание сказочности образов сыграл и сам образ баснописца. Мы привыкли называть Крылова дедушкой. А кто в раннем детстве рассказывает нам сказки? Как правило, бабушки и дедушки. Этот ореол доброго сказочника также создается вокруг Крылова. Иван Андреевич пишет свои басни в поздний период творчества, когда уже позади журнальная полемика и драматургические опыты. Уставший от бурной жизни, он «опускается», как говорят современники, и становится чудным и непритязательным сказочником. Новых героев (людей, предметы, вещи), которые появляются в его баснях, он старается наделить качественными характеристиками, выделив доминирующую черту и гиперболизировав ее. Например, в путешествии Котла и Горшка из одноименной басни: «…но о том я точно известился, / Что цел домой Котел с дороги воротился, / А от Горшка остались черепки» («Котел и Горшок»),

И образы, созданные Крыловым, и персонажи из сказок имеют еще одно волшебное свойство: поучают не обременяя. Казусные ситуации, в которые попадают звери, ненавязчиво предлагают читателю какой-то выход. Однако и он иногда имеет двойственную интерпретацию в зависимости от того, кто читает произведение. Например, в басне «Стрекоза и Муравей»: дети жалеют стрекозу и ругают жестокого муравья, а взрослые осуждают легкомысленность стрекозы и понимают ответ трудолюбивого муравья. Подобная двойственность, созданная специально пли случайно, помогает потом относиться неоднозначно к любой жизненной ситуации. Это учит человека всегда и во всем находить изнанку предмета.

Также в сказках, как правило, отрицательные персонажи попадают впросак или наказываются. В баснях же, если они и оказываются в неудобном положении, то, в основном, высмеиваются. Например, в басне «Лебедь, Щука и Рак» товарищи так и не нашли согласия. Ведь добродушный смех помогает быстрее понять: кто прав, а кто виноват. Да и в баснях Крылова редко встречаются отрицательные персонажи. Просто есть два противоположных характера, а истина так

И остается посередине.

Сказочные образы, заимствованные Крыловым и созданные им самим, понятны во все времена широкому кругу читателей. Из родного языка, народных сказок, пословиц и поговорок черпал баснописец своих сказочных персонажей.

Крылатые фразы из басен Крылова

А Васька слушает да ест. Выражение из басни «Кот и повар» (1812), в которой рассказывается о том, как за время отсутствия повара кот Васька съел приготовленную курицу. Когда повар вернулся и увидел, что кот ест курку, он, вместо того, что бы подвергнуть его наказанию, начал убеждать его, что так делать нельзя, что это не хорошо, что о нем пойдет плохая слава и т.д. А Васька все это слушал спокойно и продолжал доедать курицу:

  • (А Васька слушает, да ест.)
  • Тут ритор мой, дав волю слов теченью,
  • Не находил конца нравоученью,
  • Но что ж? Пока его он пел,
  • Кот Васька все жаркое съел.

Выражение используется на языке оригинала и в украинском переводе, когда хотят подчеркнуть, что напрасно уговаривать кого-нибудь в тех случаях, когда нужны решительные меры, а не слова, что уговаривать бессовестных людей — пустая трата времени, так как они не обращают ни наименьшего внимания на все замечания, нарекания, а продолжают делать что-то плохое. Как видите, такие люди готовы прямо отстреливаться от украинского языка. Это же в угоду таким и хотят внедрить русский язык как официальный. Угождение им, увещевание — напрасная вещь. У них на это есть свое: «А Васька слушает да ест».

Об этом и после революции уже сказано и написано немало, присланы десятки обращений к власти с конкретными предложениями относительно изменения ситуации, а власть не реагирует. А «Васька слушает, да ест». В.Гей. Откормленный «васька» на украинском телевидении

Ах, Моська! Сильна знать, она, что лает на слона.

Выражение из басни «Слон и Моська» (1808 год). В басне собака Моська, увидев, как по улице ведут слона, бросается на него с невменяемым тявканьем. Соседка Шавка старается унять Моську, но та объясняет ей главную причину своего нападения на исполинское животное:

  • «Эх, эх! — ей Моська отвечает,-
  • Вот то-то мне и духу придает,
  • Что я, совсем без драки,
  • Могу попасть в большие забияки.
  • Пускай же говорят собаки:
  • «Ай, Моська! знать она сильна,
  • Что лает на Слона!»

Выражение используется относительно людей, которые подвергают критике или насмехаются над теми, кто превосходит их масштабами своей личности или деятельности, относительно людей, которые самим противостоянием с кем-то рассчитывают получить определенный моральный авторитет, внимание и уважение общества. Вот почему в ряде публикаций последних лет донецкий ученый возражает практически все, что хотя бы как-то связано с компаративистикой, а многих живых и покойных выдающихся представителей этого научного направления (конечно, прежде всего, украинских) называет не иначе, как «дилетантами в науке», «приспособленцами». Так и хочется сказать словами И. Крылова: «Ах Моська! Знать, она сильна, что лает на слона!».

  • «Чем кумушек считать трудиться,
  • Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»

Источником выражения является басня «Зеркало и Обезьяна» (1816 г.). По сюжету произведения, Обезьяна увидела в зеркале свое отражение и в разговоре с Медведем начала смеяться над уродливостью увиденного, находя в нем наиболее плохие черты внешности и поведения своих подруг и не понимая того, что это именно свое отражение она видит. Вместе с тем Медведь попробовал объяснить Обезьяне настоящую ситуацию:

  • «Чем кумушек считать трудиться,
  • Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»
  • Ей Мишка отвечал.
  • Но Мишенькин совет лишь попусту пропал.

Выражение имеет значение: вместо того, чтобы искать недостатки у кого-то другого, нужно, прежде всего, критически и объективно отнестись к самому себе.

Ты виновное уж тем уже, что хочется мне кушать. Выражение из басни «Волк и Ягненок» (1808 г.). Волк, который старался найти оправдание для своей расправы над Ягненком, пересчитывая его мысленные отрицательные поступки, в конце концов, израсходовал запас своей фантазии и откровенно и цинично объясняет свой поступок:

  • «Ах, я чем виноват?»- «Молчи! устал я слушать,
  • Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
  • Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»
  • Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Выражение используют для образного объяснения безосновательного, надуманного применения относительно каких-либо силовых средств или каких-то карательных санкций.

  • «Ты всё пела? Это дело:
  • Так пойди же, попляши!»

Выражение из басни «Стрекоза и муравей» (1808 г.), сюжет которой Иван Крылов позаимствовал у французского баснописца Ж. де Лафонтена. В произведении рассказывается о Стрекозе, которая провела все лето в развлечениях и гулянках, из-за чего не подготовилась к приходу зимы. Когда настали холода, голодное и замерзшее насекомое обращается за помощью к трудолюбивому Муравью, который все лето заботилась о том, чтобы запастись пищей и обустроить свое жилье. Муравей удивляется, что Стрекоза не поступила так же, и она объясняет причину своей неподготовленности к приходу зимы:

  • «До того ль, голубчик, было?
  • В мягких муравах у нас —
  • Песни, резвость всякий час,
  • Так что голову вскружило».-
  • «А, так ты. » — «Я без души
  • Лето целое всё пела».

Муравья приводят в негодование праздность и любовь к развлечениям Стрекозы, и он ей отвечает:

  • «Ты всё пела? Это дело:
  • Так пойди же, попляши!»

Используется выражение в отношении людей, которые из-за собственной лени и безделья оказались в тяжелом положении и просят о помощи.

Удивительное школьное сочинение о басне Крылова — Стрекоза и муравей

Басня согласно определению из словаря &#151 это «краткий рассказ, имеющий иносказательный смысл». В целях иносказания баснописцы разных времен использовали образы зверей и даже предметов. По художественным, а иногда и по цензурным соображениям на смену людям в басне приходят животные, наделенные отдельными человеческими чертами: трусостью, храбростью, добротой, мужеством и др. Такие образы животных, олицетворяющих какую-то одну черту человеческого характера, широко использовали в своих баснях Эзоп, Федр, Лафонтен, Лессинг.. Крылов наследовал эту традицию у своих предшественников. Чтобы понять, что нового внес И. А. Крылов в басенный жанр, обратимся сначала к тому, что использовал он из опыта своих предшественников.

Аллегория пришла в литературу из фольклора, притчи, сказки, особенно сказок о животных, где действовали традиционные персонажи, &#151 такие как лиса, медведь, заяц, волк. Каждый из Них был заведомо наделен определенной чертой характера. Прием аллегории использовали классицисты, например, в одах. Крылов соединил опыт использования этого приема разными литературными жанрами в одно целое. Басенный муравей &#151 олицетворение трудолюбия («Стрекоза и муравей»), свинья &#151 невежества («Свинья под дубом»), ягненок &#151 кротости, как «Агнец Божий» («Волк и ягненок»).

Иван Андреевич Крылов считал, что искоренить пороки человечества можно через их осмеяние. В его баснях высмеиваются жадность, невежество, глупость. Но Крылов по сравнению с Эзопом и Лафонтеном не ограничивается только простыми аллегориями. Образы животных у Крылова играют более важную роль &#151 они несут в себе не только отдельные черты, но и целые характеры. Басни Крылова имеют не только бытовой характер, чисто бытовыми можно назвать лишь некоторые из них.

У Крылова есть исторические и социальные басни, в которых образы животных получают совсем другое назначение. Прежде всего эти басни также высмеивают людские пороки через аллегорические образы животных. Но во многих исторических баснях в персонажах животных угадывается уже целый характер, дается намек на определенного человека. Например, в басне «Воспитание Льва» Лев-отец &#151 не только воплощение силы, мужества. Он еще и царь зверей, это создает в басне определенный подтекст (имеется в виду воспитание Александра I швейцарцем Лагарпом). Лев-отец выступает здесь не только как грозный царь, но и как заботливый, но недалекий отец, который поручил воспитание своего сына птице, забыв о том, что царствовать-то сын будет над зверями. В образе льва-отца обрисован целый характер, со всеми его достоинствами и недостатками, а не одно лишь какое-нибудь свойство человеческой натуры.

В баснях «Волк на псарне» и «Щука и кот» уже можно говорить не столько об аллегории, сколько о метафоре. В этих двух баснях под образами волка и щуки подразумевается Наполеон. Можно долго говорить, что Наполеон был хитер, ловок, умен, умел быстро и ловко приспосабливаться к ситуации. Но он не рассчитал своих возможностей и попал «на псарню» вместо «овчарни». Соотнеся образ волка со всем аллегорическим смыслом басни, мы сразу угадываем в нем завоевателя Наполеона. Но при этом образ волка никак не сужается до изображения конкретного человека, он настолько широк и всеобъемлющ, что басня не теряет своей ценности и вне контекста эпохи.

Образы животных у Крылова можно сравнить с образами животных в сказках Салтыкова-Щедрина, где подчас, не зная исторической подоплеки, трудно угадать назначение этого образа в произведении.

Теперь можно сделать вывод, что человек не отделим от своего социального положения, поэтому образы животных можно классифицировать как метафоры определенных социальных уровней. Цари, вельможи, чиновники, «маленькие люди» также нашли, свое метафорическое отражение в образах животных у Крылова. Например, в басне «Лев и барс», где лев и барс &#151 выходцы из высших слоев общества, лиса и кот &#151 из чиновничества. Сюда же можно отнести басню «Волк и ягненок». «У сильного всегда бессильный виноват», &#151 гласит мораль этой басни. Образ ягненка использован не только как «Агнец Божий» &#151 аллегория слабости и беззащитности. Этот образ еще и предстает как метафора определенного социального уровня, возможно, мелких чиновников.

Иногда Крылов иронизирует не только над социальными пороками (басня «Две собаки»), но и над самой опорой социальной лестницы &#151 государственными институтами, и для этого также используются образы животных. Примером может служить басня «Квартет», где пародируется государственный совет, созданный в 1801 году, и его четыре департамента, возглавляемые «Проказницей мартышкой, Ослом, Козлом И косолапым мишкой». Что же ожидает такой квартет-совет в будущем, если в его главу поставлена даже не свора собак, а именно разные животные?

Итак, широко используемые Крыловым образы животных с разными характерами указывают на реалистическую основу крыловской басни. Реализм Крылова, связь его басен с народной основой придает его басням русский, национальный дух. Образы животных, которые подчас на иллюстрациях бывают изображены в русских национальных костюмах, несут в себе сатирическую типизацию черт русского национального характера.

Крылов использует прием индивидуализации речи персонажа. Баснописец вкладывает в уста животных отдельные элементы разговорной речи разных сословий того времени, например, в басне «Стрекоза и муравей» муравей говорит: «Кумушка, мне странно это», «Так поди же, попляши». Стоит обратить внимание и на ритмику этой басни. Образ попрыгуньи-стрекозы создается особым «прыгучим» размером &#151 хореем. Крылов также широко применяет звукопись для создания «звукового» образа животного. Например, в басне «Змея» инструментовка на шипящие звуки и «з», в басне «Мор зверей» повторение звуков «м», «у», «ы».

Ориентация Крылова на русскую разговорную речь наглядно проявилась в его баснях благодаря введению в них образа рассказчика. Повествование о действиях персонажей ведется в определенной манере, ясно различим личностный тон рассказчика с присущими ему формами и оборотами речи.

Вот «Лебедь, Рак да Щука», взявшись за дело, «из кожи лезут вон», вот «Механик пуще рвется», чтобы открыть Ларец, вот лягушка, захотевшая сравняться С Волом, вначале стала «топорщиться, пыхтеть», а затем «С натуги лопнула и &#151 околела». Бедняк, увидев Смерть, «оторопел». Моська появляется «отколе ни возьмись».

Встречаются баснях такие обороты: «зима катит в глаза», «с ним была плутовка такова». Язык рассказчика басен &#151 просторечно-фамильярный. Рассказчик как бы находится среди своих персонажей, говорит о них, как о знакомых, дает им прозвища: «попрыгунья-Стрекоза», «проказница Мартышка» , «Повар-грамотей», «механик-мудрец». Иногда в самих обращениях уже выражено отношение рассказчика: «мой бедный соловей», «бедный Фока мой», «мой хитрец» («Волк на псарне»).

Но приближение к персонажам не мешает давать им справедливую оценку: «Избави, Бог, и нас от этаких судей», «Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку». Бывает, что рассказчик принимает позу хитрого простачка: «Кто виноват из них, кто прав &#151 судить не нам, Да только воз и ныне там». Это как раз и есть то «веселое лукавство ума», о котором писал Пушкин.

Народные начала речи, звучащие в баснях Крылова, убедительно подтверждаются использованием в них пословиц и поговорок: «Запели молодцы, кто в лес, кто по дрова». («Музыканты»).

То, что в языке басен Крылова растворились народные выражения, составляет одну его особенность. Другую представляет обратное явление. Многие выражения из басен стали восприниматься как пословицы. «А Васька слушает, да ест»; «А ларчик просто открывался»; «Слона-то я и не приметил»; «Соседушка, я сыт по горло», &#151 отпирается Фока. Мы живо представляем себе людей среднего сословия, их настроения и чувства.

Приемом речевых характеристик Крылов пользуется постоянно. Яркие примеры находим в баснях «Любопытный», «Кошка и Соловей», «Кот и Повар». Особенно мастерски передал Крылов слова Лисицы, выражающие тонкую лесть Вороне. Если сравнить разработку этого сюжета у Тредьяковского, Лафонтена, то последний пример наглядно продемонстрирует, что совершенствование басни шло именно по языковой, стилистической линии. В комплиментах Лисицы сквозит ирония. Иронией проникнуто авторское повествование. Это добавляет жизненности, создает условия для более трезвого вывода. Язык, речь героев действует на усложнение сюжета басни, это приводит к углублению ее смысла.

Часто встречающиеся в басне интонации устной речи ни в коей мере не выводят ее из области письменности, словесного искусства. Басни Крылова &#151 стихотворные произведения, на которые распространяются законы поэзии.

Разговорный язык басни способствует тому, что ее можно представить как маленькую комедию. Комизм ситуации часто дополняется комизмом языка. Непременное условие басни &#151 действие подчеркивается частыми глагольными рифмами. Рифма у Крылова несет смысловую нагрузку.

Две Бочки ехали, одна с вином,
Другая
Пустая.

Здесь рифма соединяет именно те слова, которые определяют предмет рассмотрения в басне. На ее примере покажем средства художественной выразительности языка Крылова. Рассказ представляет нам фантастическую картину: по городу едут сами по себе две бочки, одна &#151 плавно, другая &#151 несется и гремит. Если принять условность ситуации, то все выглядит вполне натурально: пыль столбом, прохожий жмется к стороне. Но во второй части басни прямо говорится о людях, которые «про свои дела кричат». Затем четко формулируется мораль: «Кто делов истинно &#151 тих часто на словах». И дальше: «Великий человек. думает свою он крепку думу Без шуму». Это «без шуму» точно повторяет слова из характеристики движения полной бочки, что устанавливает не только идейную, но и образную связь между ней и человеком деловым. Возвращаясь к началу рассказа, мы осмысляем его уже на другом уровне. Бочки оказываются условными предметами, обозначающими человеческие качества. Но это аллегорическое высказывание содержит дополнительный метафорический элемент, который мы осознаем после прочтения всей басни. Метафорическое значение пустой бочки в данном контексте осмысляется применительно к пустому человеку, болтуну. Вся басня построена на сопоставлениях.

В басне «Слон на воеводстве» метафора оказывается главным выразительным средством рассказа. Реализация ее буквального смысла создает движение и комизм басни.

На примере басни «Две Бочки» видна роль разностопного ямба, которым пользовался Крылов во всех своих баснях. В данном случае это выделение существенных моментов рассказа. С той же функцией мы встречаемся в баснях «Волк и Ягненок», «Крестьянин и Смерть», «Крестьяне и Река». Другими его функциями являются передача интонаций живой речи («Кот и Повар», «Обоз») и стремительного развития действия («Волк на псарне»).

Вольный ямб Крылова отражал жизненное разнообразие, представшее в его баснях. Оно сказалось еще в расширении жанровых границ басни. Так, в басне »Осел и Соловей» описание пения соловья дано языком, свойственным идиллии. Жуковский находил у Крылова «два стиха, которые не испортили бы никакого описания. в эпической поэме». Он же с восхищением отмечал его искусство изображения различных предметов. При описании мухи стихи «летают вместе с мухой». Стихи о медведе как бы тянутся, длинные слова передают медлительность и тяжесть медведя.

В своих баснях не забывал Крылов и звуковую сторону стихов. Возьмем, например, басню «Листы и Корни». Две части басни, соответствующие монологам Листов и Корней, подчеркиваются различным подбором звуков. Из восемнадцати стихов первой части только четыре не содержат звука «л», а в пяти стихах этот звук повторяется не по одному разу. Во второй части выделяются звуки «к», «р», «н», «п», «т». Противопоставление Листов и Корней дополнительно подчеркивается на фонетическом уровне. Так у Крылова и звуковой состав слова может нести смысловое значение.

Встречаются у Крылова, правда, не очень часто, такие речевые приемы, как сравнение и синекдоха. Например, в басне «Ворона и Курица»:

Тогда все жители, и малый и большой.
И вон из стен московских поднялися, Как из улья пчелиный рой.

Для характеристики языка басен Крылова можно еще указать факт употребления необычного названия обычных предметов. Так, в нескольких баснях Крылов вместо «Ворона» говорит «вещунья».

Все вышесказанное позволяет заключить, что великий баснописец решил задачу сочетания народных элементов со структурой поэтической речи, благодаря чему внес существенный вклад в формирование русского литературного языка и поднял русскую-басню на небывалую высоту.

Басни Крылова

Басни Крылова. Сочинение

Прав Батюшков, сказавший: «Его басни переживут века!» Действительно, басни Крылова живы до сих пор. Кто из вас не помнит басни «Стрекоза и Муравей»?
Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза …
То, что под насекомыми подразумеваются люди, — мы понимаем. Но задумаемся, такое ли уж страшное преступление совершила Стрекоза? Ну — пела, плясала, но ведь никому от этого не было вреда. А Муравей, трудолюбивый, справедливый — положительный герой, оказывается таким жестоким по отношению к Стрекозе. За легкомыслие он наказывает её смертью! Вот вам и «добродушный дедушка Крылов»! В чём же дело? Почему Крылов здесь так безжалостен? да потому, что в облике порхающей Стрекозы Крылов показал не простое легкомыслие и беззаботность, а своё отношение к тем, кто живёт за счёт других.

Иван Андреевич Крылов родился в 1769 году в Москве. Отец его, Андрей Прохоров служил в пограничных гарнизонах. Он не поощрял литературные интересы сына. Мать: Мария Алексеевна, напротив, заботилась его образовании, пробуждала в нём интерес к книгам, любовь к чтению. Мальчик из-за отсутствия денег не учит в школе. Он самостоятельно изучал русский иностранный языки, литературу, математику, прекрасно рисовал, играл на скрипке. Андрей Прохорович тяжело болел и умер, когда Крылову было всего 9 лет. Ваня был старшим сыном в семье. Ему остался от отца в наследство полуразвалившийся сундук с книгами, которые Крылов-отец собирал всю жизнь. Никаких других ценностей в бедном доме Крыловых не было, поэтому Ивану Андреевичу рано пришлось заботиться о семье, о младшем брате Льве, и тот всю жизнь называл его «тятенька». В 1782 Крыловы переезжают в Петербург. Здесь Иван Андреевич страстно увлёкся театром: пишет комедии, трагедии, оперы для постановки на сцене.
Писать басни Крылов начал только в 37 лет. Всего им написано 205 басен. Многие упрекали его в том, что он в позднем возрасте взялся за новое дело. В басне «Старик и трое Молодых» Крылов оправдывает себя за то, что «стариком» взялся выращивать дерево басенной поэзии.

И с детства я к трудам привык;
А если от того, что делать начинаю,
Не мне лишь одному я пользы ожидаю,
То, признаюсь,
За труд такой ещё охотнее берусь.
Кто добр, не всё лишь для себя трудится.

Мы часто смеёмся над героями басен — потешными зверями, иногда хитрыми и злыми, иногда глупыми. Но мы хорошо понимаем, что Крылов высмеивает и разоблачает человеческие недостатки: лень, зависть, невежество. Так, в баснях «Ворона и Лисица», «Кукушка и Петух» Крылов высмеивает лесть, в басне «Свинья под Дубом» — неблагодарность и невежество, «Синица» — хвастовство. Наделала Синица славы, А море не зажгла. Зависть — в басне «Прохожий и Собаки», жадность — в басне «Скупой и Курица», несогласованность в делах — в басне «Лебедь, Щука и Рак», лесть, чинопочитание — в басне «Две Собаки»:

Как счастье многие находят
Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!
Современники Крылова любили отгадывать,по какому поводу написана каждая его басня. И действительно, конкретный повод часто удавалось найти. Всеобщее признание Крылову принесли басни, посвящённые Отечественной войне 1812 года. Александр I после Бородинского сражения и оставления Москвы требовал от Кутузова немедленных наступательных действий. Но Кутузов решил оставить Москву французам, чтобы спасти свою армию и накопить силы. Он действовал медленно и осторожно и, подобно крыловскому коню, вывез на себе воз целым и невредимым. Об этом и говорится в басне «Обоз». Басню «Волк на псарне» Крылов послал Кутузову, и тот после сражения, сидя на барабане, читал её солдатам. При словах «Ты сер, а я, приятель, сед» он снял фуражку, и все увидели его седую голову. Тем самым он показал, что если Волк — это Наполеон, то мудрый Ловчий — это он. К концужизни Крылова его басни были переведены на многие языки мира. Когда Крылов умер, петербургские студенты на руках пронесли его гроб через весь Невский проспект в Александро-Невскую лавру, где он и похоронен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: