Гоголь Н

В уездном городе, от коего «три года скачи, ни до какого государства не доедешь», городничий, Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, собирает чиновников, дабы сообщить пренеприятное известие: письмом от знакомца он уведомлен, что в их город едет «ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписанием». Городничий — всю ночь снились две крысы неестественной величины — предчувствовал дурное. Выискиваются причины приезда ревизора, и судья, Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин (который прочитал «пять или шесть книг, а потому несколько вольнодумен»), предполагает затеваемую Россией войну. Городничий меж тем советует Артемию Филипповичу Землянике, попечителю богоугодных заведений, надеть на больных чистые колпаки, распорядиться насчет крепости куримого ими табака и вообще, по возможности, уменьшить их число; и встречает полное сочувствие Земляники, почитающего, что «человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет». Судье городничий указывает на «домашних гусей с маленькими гусенками», что шныряют под ногами в передней для просителей; на заседателя, от которого с детства «отдает немного водкою»; на охотничий арапник, что висит над самым шкапом с бумагами. С рассуждением о взятках (и в частности, борзыми щенками) городничий обращается к Луке Лукичу Хлопову, смотрителю училищ, и сокрушается странным привычкам, «неразлучным с ученым званием»: один учитель беспрестанно строит рожи, другой объясняет с таким жаром, что не помнит себя («Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? от этого убыток казне»).

Появляется почтмейстер Иван Кузьмич Шпекин, «простодушный до наивности человек». Городничий, опасаясь доносу, просит его просматривать письма, но почтмейстер, давно уж читая их из чистого любопытства («иное письмо с наслаждением прочтешь»), о петербургском чиновнике ничего пока не встречал. Запыхавшись, входят помещики Бобчинский и Добчинский и, поминутно перебивая друг друга, рассказывают о посещении гостиничного трактира и молодом человеке, наблюдательном («и в тарелки к нам заглянул»), с эдаким выражением в лице, — одним словом, именно ревизоре: «и денег не платит, и не едет, кому же б быть, как не ему?»

Чиновники озабоченно расходятся, городничий решает «ехать парадом в гостиницу» и отдает спешные поручения квартальному относительно улицы, ведущей к трактиру, и строительства церкви при богоугодном заведении (не забыть, что она начала «строиться, но сгорела», а то ляпнет кто, что и не строилась вовсе). Городничий с Добчинским уезжает в большом волнении, Бобчинский петушком бежит за дрожками. Являются Анна Андреевна, жена городничего, и Марья Антоновна, дочь его. Первая бранит дочь за нерасторопность и в окошко расспрашивает уезжающего мужа, с усами ли приезжий и с какими усами. Раздосадованная неудачей, она посылает Авдотью за дрожками.

В маленькой гостиничной комнате на барской постели лежит слуга Осип. Он голоден, сетует на хозяина, проигравшего деньги, на бездумную его расточительность и припоминает радости жизни в Петербурге. Является Иван Александрович Хлестаков, молодой глуповатый человек. После перебранки, с возрастающей робостью, он посылает Осипа за обедом — а не дадут, так за хозяином. За объяснениями с трактирным слугою следует дрянной обед. Опустошив тарелки, Хлестаков бранится, об эту пору справляется о нем городничий. В темном номере под лестницей, где квартирует Хлестаков, происходит их встреча. Чистосердечные слова о цели путешествия, о грозном отце, вызвавшем Ивана Александровича из Петербурга, принимаются за искусную выдумку инкогнито, а крики его о нежелании идти в тюрьму городничий понимает в том смысле, что приезжий не станет покрывать его проступков. Городничий, теряясь от страха, предлагает приезжему денег и просит переехать в его дом, а также осмотреть — любопытства ради — некоторые заведения в городе, « богоугодные и другие». Приезжий неожиданно соглашается, и, написав на трактирном счете две записки, Землянике и жене, городничий отправляет с ними Добчинского (Бобчинский же, усердно подслушивавший под дверью, падает вместе с нею на пол), а сам едет с Хлестаковым.

Анна Андреевна, в нетерпении и беспокойстве ожидая вестей, досадует на дочь. Прибегает Добчинский с запискою и рассказом о чиновнике, что «не генерал, а не уступит генералу», о его грозности вначале и смягчении впоследствии. Анна Андреевна читает записку, где перечисление соленых огурцов и икры перемежается с просьбою приготовить комнату для гостя и взять вина у купца Абдулина. Обе дамы, ссорясь, решают, какое платье кому надеть. Городничий с Хлестаковым возвращаются, сопровождаемые Земляникою (у коего в больнице только что откушали лабардана), Хлоповым и непременными Добчинским и Бобчинским. Беседа касается успехов Артемия Филипповича: со времени его вступления в должность все больные «как мухи, выздоравливают». Городничий произносит речь о своем бескорыстном усердии. Разнежившийся Хлестаков интересуется, нельзя ли где в городе поиграть в карты, и городничий, разумея в вопросе подвох, решительно высказывается против карт (не смущаясь нимало давешним своим выигрышем у Хлопова). Совершенно развинченный появлением дам, Хлестаков рассказывает, как в&nbs-

Чиновники в доме городничего совещаются, что предпринять, решают дать приезжему взятку и уговаривают Ляпкина-Тяпкина, славного красноречием своим («что ни слово, то Цицерон с языка слетел»), быть первым. Хлестаков просыпается и вспугивает их. Вконец перетрусивший Ляпкин-Тяпкин, вошед с намерением дать денег, не может даже связно отвечать, давно ль он служит и что выслужил; он роняет деньги и почитает себя едва ли уже не арестованным. Поднявший деньги Хлестаков просит их взаймы, ибо «в дороге издержался». Беседуя с почтмейстером о приятностях жизни в уездном городе, предложив смотрителю училищ сигарку и вопрос о том, кто, на его вкус, предпочтительнее — брюнетки или блондинки, смутив Землянику замечанием, что он был ниже ростом, у всех поочередно он берет «взаймы» под тем же предлогом. Земляника разнообразит ситуацию, донося на всех и предлагая изложить свои соображения письменно. У пришедших Бобчинского и Добчинского Хлестаков сразу просит тысячу рублей или хоть сто (впрочем, довольствуется и шестьюдесятью пятью). Добчинский хлопочет о своем первенце, рожденном ещё до брака, желая сделать его законным сыном, — и обнадежен. Бобчинский просит при случае сказать в Петербурге всем вельможам: сенаторам, адмиралам («да если эдак и государю придется, скажите и государю»), что «живет в городе Петр Иванович Бобчинский».

Спровадив помещиков, Хлестаков садится за письмо приятелю Тряпичкину в Петербург, с тем чтобы изложить забавный случай, как приняли его за «государственного человека». Покуда хозяин пишет, Осип уговаривает его скорее уехать и успевает в своих доводах. Отослав Осипа с письмом и за лошадьми, Хлестаков принимает купцов, коим громко препятствует квартальный Держиморда. Они жалуются на «обижательства» городничего, дают испрошенные пятьсот рублей взаймы (Осип берет и сахарную голову, и многое еще: «и веревочка в дороге пригодится»). Обнадеженных купцов сменяют слесарша и унтер-офицерская жена с жалобами на того же городничего. Остальных просителей выпирает Осип. Встреча с Марьей Антоновной, которая, право, никуда не шла, а только думала, не здесь ли маменька, завершается признанием в любви, поцелуем завравшегося Хлестакова и покаянием его на коленях. Внезапно явившаяся Анна Андреевна в гневе выставляет дочь, и Хлестаков, найдя её еще очень «аппетитной», падает на колени и просит её руки. Его не смущает растерянное признание Анны Андреевны, что она «в некотором роде замужем», он предлагает «удалиться под сень струй», ибо «для любви нет различия». Неожиданно вбежавшая Марья Антоновна получает выволочку от матери и предложение руки и сердца от все ещё стоящего на коленях Хлестакова. Входит городничий, перепуганный жалобами прорвавшихся к Хлестакову купцов, и умоляет не верить мошенникам. Он не разумеет слов жены о сватовстве, покуда Хлестаков не грозит застрелиться. Не слишком понимая происходящее, городничий благословляет молодых. Осип докладывает, что лошади готовы, и Хлестаков объявляет совершенно потерянному семейству городничего, что едет на один лишь день к богатому дяде, снова одалживает денег, усаживается в коляску, сопровождаемый городничим с домочадцами. Осип заботливо принимает персидский ковер на подстилку.

Проводив Хлестакова, Анна Андреевна и городничий предаются мечтаниям о петербургской жизни. Являются призванные купцы, и торжествующий городничий, нагнав на них великого страху, на радостях отпускает всех с Богом. Один за другим приходят «отставные чиновники, почетные лица в городе», окруженные своими семействами, дабы поздравить семейство городничего. В разгар поздравлений, когда городничий с Анною Андреевной средь изнывающих от зависти гостей почитают уж себя генеральскою четою, вбегает почтмейстер с сообщением, что «чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не ревизор». Распечатанное письмо Хлестакова к Тряпичкину читается вслух и поочередно, так как всякий новый чтец, дойдя до характеристики собственной персоны, слепнет, буксует и отстраняется. Раздавленный городничий произносит обличительную речь не так вертопраху Хлестакову, как «щелкоперу, бумагомараке», что непременно в комедию вставит. Общий гнев обращается на Бобчинского и Добчинского, пустивших ложный слух, когда внезапное явление жандарма, объявляющего, что «приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе», — повергает всех в подобие столбняка. Немая сцена длится более минуты, в продолжение коего времени никто не переменяет положения своего. «Занавес опускается».

Краткое содержание и аудиокнига произведения «Гоголь Н.В. — Ревизор» взяты из открытых источников, если мы не указали Вас как автора пересказа, или Вы заметили нарушение авторских прав — просьба связаться с администрацией.

Хороший пересказ? Расскажи друзьям в соц.сети, пусть тоже подготовятся к уроку!

Гоголь Николай Васильевич

В Полтавской губернии в местечке Большие Сорочинцы 20 марта (1 апреля) 1809 года появился на свет великий русский писатель, критик, драматург и публицист Николай Васильевич Гоголь. Таким именем нарекли в честь чудотворной иконы Святого Николая, находившейся в церкви Диканьки.

Николай Гоголь рос в помещичьей семье со средним достатком. Семья имела около 400 душ крепостных крестьян и более 1000 десятин земли. Праотцы писателя по линии отца Василия Афанасьевича были потомственными священниками, но дед Афанасий Демьянович завершил служение на духовном поприще и работал в гетмановской канцелярии. Это он прибавил вторую часть фамилии Гоголь к своей Янковский, демонстрируя, как бы свое происхождение от известных кровей 17 века — полковника казака Евстафия (Остапа) Гоголя (но это ничем не удостоверено). Николай, сам точно, не владея достоверной информацией о своих родоначальниках, отбрасывает фамилию Янковский и оставляет Гоголь.

В пятнадцать лет Гоголь теряет отца Василия Афанасьевича Гоголя – Янковского (1777-1825), который зародил в писателе любовь к литературе и искусству, т. к. сам был страстным любителем искусства, поклонником театра, автором стихов и многих остроумных комедий. Мать, Николая Гоголя, Мария Ивановна (1791-1868), происходила из семьи помещиков Косяровских и считалась самой красивой девушкой в Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича выдали в 1805 году в возрасте четырнадцати лет. Помимо Николая в семье было еще пятеро детей.

Детство писателя проходило в родном имении Васильевке (Яновщине). Молодой Гоголь видел всю обстановку украинского быта: и панского и крестьянского. После, все эти впечатления лягут в основу его малороссийских произведений. Также, в будущем творчестве писателя отразилось повышенное суеверие и религиозность, которую с детства прививала болезненно — впечатлительная мать Гоголя — Мария Ивановна.

Николай Васильевич окончил гимназию высших наук в Нежине (1821-1828). Большие успехи проявил не в науке и языках, а в рисовании и русской словесности. В литературном кружке гимназии Гоголь нашел себе товарищей по общим интересам, с которыми создал общий рукописный журнал, куда помещал свои первые стихотворения. Также активно участвовал в театральных представлениях и пьесах. Но в будущем писатель пока не видит себя в литературе, а представляет себя на службе, приносящим пользу обществу.

В декабре 1828 года Гоголь переезжает в Санкт – Петербург, и в отсутствии денежных средств, и не став государственным служащим, пробует себя в литературе. Скучая по дому на Украине, у писателя зарождаются творческие замыслы, вследствие воплотившиеся в произведениях «Вечера на хуторе близ Диканьки». Но, до этого он издает под чужим псевдонимом В. Алова поэму «Ганц Кюхельгартен» (1829), к которой отнеслись неблагосклонно и раскритиковали.

В 1830 году писатель знакомится с Орестом Сомовым (русский литературный критик, журналист, писатель), с бароном Дельвигом (русский поэт, издатель) и Петром Плетневым (известный критик), а уже через год входит в круг Жуковского В.А. и Пушкина А.С. Такое полезное знакомство решительно влияет на дальнейшую судьбу и литературную деятельность писателя.

В 1829 г. Николай Васильевич просит мать прислать ему разные сведения об украинских обычаях, народных костюмах и преданиях, а также различные записи, записки или рукописи, веденные предками старинной фамилии и многое другое. Все это, в скором времени появится в рассказах, которые подарят ему литературную славу.

В 1829 году он уже написал «Майскую ночь» и «Сорочинскую ярмарку», а в 1830 году «Вечер накануне Ивана Купала» в издание «Отечественные записки» (с правкой редакции). Также, другие свои сочинения Гоголь печатает в изданиях барона Дальвига «Литературная газета» и «Северные цветы», где и была размещена одна из глав исторического произведения «Гетьман».

Вскоре, барон Дельвиг знакомит Гоголя с Жуковским, который в 1831 году устраивает его к Плетневу учителем в Патриотический институт, а Плетнев подвел его в мае этого же года, к Пушкину А.С..

Александр Сергеевич Пушкин вызвал в Гоголе бурю восторга и восхищения, и навсегда остался как идеал русской художественной литературы. Служение искусству стало для него высоким и строгим нравственным долгом, требования которого он старался исполнять свято.

Настала самая деятельная и плодотворная эпоха в творчестве Николая Васильевича Гоголя. Самую первую славу принесли рассказы «Вечера на хуторе близ Диканьки», опубликованные в Петербурге в 1831-1832 годах двумя изданиями — в первой части: «Вечер накануне Ивана Купала», «Сорочинская ярмарка», «Пропавшая грамота», «Майская ночь, или утопленница», а во второй: «Страшная месть, старинная быль», «Ночь перед Рождеством», «Заколдованное место», «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». Следующим выпущенными сборниками стали «Арабески» и «Миргород», которые вышли в 1835 году. И тогда литературная слава Николая Васильевича стала бесспорной.

В сборник «Арабески» вошло несколько научно – популярных статей по истории и искусству, новая повесть «Портрет», «Невский портрет» и «Записки сумасшедшего». А в следующий сборник «Миргород» вошли повести, являющие продолжением «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». В 1842 году Гоголем будет полностью переработан рассказ «Тарас Бульба»: будут задействованы фактические материалы из истории крестьянско – казацких восстаний, а также характерные персонажи того времени.

Первое появление печатного образца комедии «Ревизор» в 1836 году разделил общественное мнение на две противоположные стороны. Для консервативно – бюрократической половины «Ревизор» стал демаршем, а для идущих и свободомыслящих поклонников Николая Гоголя – это стал определенный манифест.

Утомленный усиленной работой последних лет, в июне 1836 года Гоголь уезжает с перерывами на десять лет за границу. Он побывал в Германии, Швейцарии и в Париже, где узнает о неожиданной гибели Пушкина А.С. В 1837 году писатель попадает в Рим, который стал для него «второй Родиной». Там он изучает памятники древности, посещает мастерские художников и просто любуется народной жизнью. А также усиленно работает над поэмой «Мертвые души» и завершает рассказ «Шинель», пишет «Анунциату», переделавшую потом в «Рим».

В 1941 году первый том «Мертвых душ» был написан и Гоголь отправился в Москву печатать свое творение, которое вышло в свет в 1842 году под названием «Похождение Чичикова или Мертвые души».

В июле 1842 года великий писатель снова уезжает за границу, с этого момента и начинаются сильнейшие депрессии и невыносимые душевные переживания. Завышенное представление о своем таланте и лежащих на нем обязательств, привело его к убеждению, что он творит нечто провиденциальное. Несколько перенесенных болезней увеличили его религиозный настрой. В кругу своих друзей он принимал пророческий тон, делал всем наставления и все больше понимал, что все сделанное им до сих пор было недостойно для той заданной планки, к которой он себя поставил и считал себя призванным в этом деле.

Продолжение «Мертвых душ» никак не клеилось. Писатель предполагал, что не доведет задуманное произведение до конца. И летом 1845 года сжег рукопись второго издания «Мертвые души», принеся это как дар Богу. Все последующие написанные работы – «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847, СПб), «Предисловие ко второму изданию Мертвых душ», «Развязка Ревизора» и «Предуведомление» стали большой ошибкой и неудачей в творчестве писателя.

В 1847 году Николай Гоголь едет поклониться Святому Гробу, затем окончательно возвращается в Россию. Вернувшись, продолжает свои бесконечные изменения в работе над вторым изданием «Мертвые души». Со здоровьем становится все хуже и хуже, а после смерти жены близкого друга Языкова, писателем овладевает жуткий страх смерти, он бросает литературную работу и начинает постоянно молиться. В одну из проведенных ночей в молитве, слышит голоса, говорящие ему о скорой смерти. Гоголь прекращает все выезды из дому, садится на строгий пост, а затем вообще перестает потреблять пищу и совсем не встает с кровати. У него появляется сильное истощение, упадок сил, а вечером 20 февраля он впадает в беспамятство.

Утром 21 февраля Николай Васильевич Гоголь ушел в бессмертие. Останки великого писателя перенесены в 1931году с Даниловского монастыря, на Новодевичье кладбище.

«Ревизор», анализ комедии Николая Васильевича Гоголя

В 1835 году Гоголь начал сочинять комедию «Ревизор», сюжет которой подсказал ему Пушкин. В начале 1936 года состоялась премьера пьесы в Москве и Петербурге. Однако Гоголь продолжал вносить коррективы в текст произведения вплоть до 1842 года, когда была завершена окончательная редакция.

«Ревизор» – пьеса совершенно новаторская. Гоголь впервые создал социальную комедию без любовной линии. Ухаживания Хлестакова за Анной Андреевной и Марией Антоновной скорее пародия на высокие чувства. В комедии нет также ни одного положительного персонажа. Когда писателя упрекали в этом, он отвечал, что главный положительный герой «Ревизора» – смех.

Необычна и композиция пьесы, поскольку в ней нет традиционной экспозиции. С первой же фразы Городничего начинается завязка сюжета. Финальная немая сцена также немало удивила театральных критиков. Ранее никто не использовал такой прием в драматургии.

Классическая путаница с главным героем приобретает у Гоголя совершенно иной смысл. Хлестаков не собирался выдавать себя за ревизора, он какое-то время сам не мог понять, что происходит. Просто считал: уездное начальство заискивает с ним только потому, что он из столицы и модно одет. Окончательно открывает глаза щеголю Осип, уговаривая барина уезжать, пока не поздно. Хлестаков не стремится обмануть кого-либо. Чиновники обманываются сами и втягивают мнимого ревизора в это действо.

Сюжет комедии построен по замкнутому принципу: пьеса начинается с новости о приезде ревизора и заканчивается таким же сообщением. Новаторство Гоголя проявилось и в том, что в комедии нет второстепенных сюжетных линий. Все действующие лица завязаны в одном динамичном конфликте.

Несомненным новшеством явился и сам главный герой. Впервые им стал глупый, пустой и ничтожный человек. Писатель так характеризует Хлестакова: «без царя в голове». Характер героя наиболее полно проявляется в сценах вранья. Хлестаков столь сильно вдохновлен собственным воображением, что не может остановиться. Он нагромождает одну нелепицу за другой, даже не сомневается в «правдивости» своей лжи. Игрок, мот, любитель приударить за женщинами и пустить пыль в глаза, «пустышка» – таков главный герой произведения.

В пьесе Гоголь затронул масштабный пласт российской действительности: государственная власть, медицина, суд, образование, почтовое ведомство, полиция, купечество. Писатель поднимает и высмеивает в «Ревизоре» множество неприглядных черт современной жизни. Здесь поголовное взяточничество и пренебрежение своими обязанностями, казнокрадство и чинопочитание, тщеславие и страсть к сплетням, зависть и наушничество, хвастовство и глупость, мелочная мстительность и тупость… Чего только нет! «Ревизор» – настоящее зеркало российского общества.

Необычна для пьесы и сила сюжета, его пружина. Это страх. В России XIX века ревизию проводили чиновники высокого ранга. Поэтому приезд «ревизора» и вызвал в уездном городке такую панику. Важный человек из столицы, да еще с «секретным предписанием», привел местное чиновничество в ужас. Хлестакова, который никоим образом на проверяющего не похож, легко принимают за важное лицо. Любой проезжающий из Петербурга вызывает подозрение. А этот две недели живет и не платит – именно так, по мнению обывателей, и должен вести себя человек высокого ранга.

В первом действии обсуждаются «грешки» всех собравшихся и отдаются распоряжения по «косметическим» мерам. Становится понятно, что никто из чиновников себя виноватым не считает и ничего менять не собирается. Лишь на время будут выданы чистые колпаки больным и подметены улицы.

В комедии Гоголь создал собирательный образ чиновничества. Государственные служащие всех рангов воспринимаются как единый организм, поскольку близки в своем стремлении к стяжательству, уверены в безнаказанности и правильности своих действий. Но каждый персонаж ведет свою партию.

Главный здесь, конечно, городничий. Антон Антонович Сквозник-Дмухановский на службе тридцать лет. Как человек хваткий, он не упускает выгоду, что сама плывет в руки. Но в городе полный беспорядок. На улицах грязь, арестантов и больных отвратительно кормят, полицейские вечно пьяны и распускают руки. Городничий тягает за бороды купцов и дважды в году празднует именины, чтобы получить больше подарков. Деньги, отпущенные на строительство церкви, исчезли.

Появление ревизора сильно пугает Антона Антоновича. А вдруг проверяющий не берет взяток? Видя, что Хлестаков деньги берет, городничий успокаивается, старается ублажить важное лицо всеми средствами. Второй раз Сквозник-Дмухановский пугается, когда Хлестаков хвастается своим высоким положением. Тут ему становится страшно попасть в немилость. Сколько же дать денег?

Забавен образ судьи Ляпкина-Тяпкина, который страстно любит псовую охоту, берет взятки борзыми щенками, искренне считая, что это «совсем другое дело». В приемной суда творится полный кавардак: сторожа завели гусей, по стенам развешена «всякая дрянь», заседатель постоянно пьян. А сам Ляпкин-Тяпкин не может разобраться в простой докладной записке. В городе судью считают «вольнодумцем», так как он прочитал несколько книг и говорит всегда высокопарно, хотя и совершенные глупости.

Почтмейстер искренне недоумевает, почему нельзя читать чужие письма. Для него вся жизнь – интересные сюжеты из писем. Особенно понравившиеся корреспонденции почтмейстер даже оставляет у себя и перечитывает.

В больнице попечителя богоугодных заведений Земляники также царит беспорядок. Пациентам не меняют белье, а врач немец ничего не понимает по-русски. Земляника подхалим и доносчик, не прочь облить грязью своих товарищей.

Привлекает внимание комичная пара городских сплетников Бобчинского и Добчинского. Для усиления эффекта Гоголь делает их похожими внешне и дает одинаковые имена, даже фамилии персонажей отличаются всего одной буквой. Это совершенно пустые и бесполезные люди. Бобчинский и Добчинский заняты только собиранием сплетен. Таким образом, им удается оказаться в центре внимания и почувствовать свою значимость.

Начав писать «Ревизора», Гоголь пообещал Пушкину: «Клянусь, будет смешнее черта». Свое обещание Николай Васильевич сдержал. Николай I, посмотрев комедию, заметил: «Всем досталось. А мне больше всего».

Николай васильевич гоголь ревизор читать

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, городничий.

Анна Андреевна, жена его.

Марья Антоновна, дочь его.

Лука Лукич Хлопов, смотритель училищ.

Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, судья.

Артемий Филиппович Земляника, попечитель богоугодных заведений.

Иван Кузьмич Шпекин, почтмейстер.

Петр Иванович Добчинский, городской помещик.

Петр Иванович Бобчинский, городской помещик.

Иван Александрович Хлестаков, чиновник из Петербурга.

Христиан Иванович Гибнер, уездный лекарь.

Федор Иванович Люлюков, отставной чиновник, почетное лицо в городе.

Иван Лазаревич Растаковский, отставной чиновник, почетное лицо в городе.

Степан Иванович Коробкин, отставной чиновник, почетное лицо в городе.

Степан Ильич Уховертов, частный пристав.

Февронья Петровна Пошлепкина, слесарша.

Мишка, слуга городничего.

Гости и гостьи, купцы, мещане, просители.

Характеры и костюмы

Городничий, уже постаревший на службе и очень неглупый по-своему человек. Хотя и взяточник, но ведет себя очень солидно; довольно сурьезен; несколько даже резонер; говорит ни громко, ни тихо, ни много, ни мало. Его каждое слово значительно. Черты лица его грубы и жестки, как у всякого начавшего службу с низших чинов. Переход от страха к радости, от грубости к высокомерию довольно быстр, как у человека с грубо развитыми склонностями души. Он одет, по обыкновению, в своем мундире с петлицами и в ботфортах со шпорами. Волоса на нем стриженые, с проседью.

Анна Андреевна, жена его, провинциальная кокетка, еще не совсем пожилых лет, воспитанная вполовину на романах и альбомах, вполовину на хлопотах в своей кладовой и девичьей. Очень любопытна и при случае выказывает тщеславие. Берет иногда власть над мужем потому только, что тот не находится, что отвечать ей; но власть эта распространяется только на мелочи и состоит только в выговорах и насмешках. Она четыре раза переодевается в разные платья в продолжение пьесы.

Хлестаков, молодой человек лет двадцати трех, тоненький, худенький; несколько приглуповат и, как говорят, без царя в голове, — один из тех людей которых в канцеляриях называют пустейшими. Говорит и действует без всякого соображения. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно. Чем более исполняющий эту роль покажет чистосердечия и простоты, тем более он выиграет. Одет по моде.

Осип, слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги несколько пожилых лет. Говорит сурьезно, смотрит несколько вниз, резонер и любит себе самому читать нравоучения для своего барина. Голос его всегда почти ровен, в разговоре с барином принимает суровое, отрывистое и несколько даже грубое выражение. Он умнее своего барина и потому скорее догадывается, но не любит много говорить и молча плут. Костюм его — серый или поношенный сюртук.

Бобчинский и Добчинский, оба низенькие, коротенькие, очень любопытные; чрезвычайно похожи друг на друга; оба с небольшими брюшками; оба говорят скороговоркою и чрезвычайно много помогают жестами и руками. Добчинский немножко выше и сурьезнее Бобчинского, но Бобчинский развязнее и живее Добчинского.

Ляпкин-Тяпкин, судья, человек, прочитавший пять или шесть книг и потому несколько вольнодумен. Охотник большой на догадки, и потому каждому слову своему дает вес. Представляющий его должен всегда сохранять в лице своем значительную мину. Говорит басом с продолговатой растяжкой, хрипом и сапом — как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют.

Земляника, попечитель богоугодных заведений, очень толстый, неповоротливый и неуклюжий человек, но при всем том проныра и плут. Очень услужлив и суетлив.

Почтмейстер, простодушный до наивности человек.

Прочие роли не требуют особых изъяснений. Оригиналы их всегда почти находятся перед глазами.

Господа актеры особенно должны обратить внимание на последнюю сцену. Последнее произнесенное слово должно произвесть электрическое потрясение на всех разом, вдруг. Вся группа должна переменить положение в один миг ока. Звук изумления должен вырваться у всех женщин разом, как будто из одной груди. От несоблюдения сих замечаний может исчезнуть весь эффект.

Комната в доме городничего

Городничий, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, судья, частный пристав, лекарь, два квартальных.

Городничий. Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.

Аммос Федорович. Как ревизор?

Артемий Филиппович. Как ревизор?

Городничий. Ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписаньем.

Аммос Федорович. Вот те на!

Артемий Филиппович. Вот не было заботы, так подай!

Лука Лукич. Господи боже! еще и с секретным предписаньем!

Городничий. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: черные, неестественной величины! пришли, понюхали — и пошли прочь. Вот я вам прочту письмо, которое получил я от Андрея Ивановича Чмыхова, которого вы, Артемий Филиппович, знаете. Вот что он пишет: «Любезный друг, кум и благодетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами)… и уведомить тебя». А! Вот: «Спешу, между прочим, уведомить тебя, что приехал чиновник с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд (значительно поднимает палец вверх). Я узнал это от самых достоверных людей, хотя он представляет себя частным лицом. Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки…» (остановясь), ну, здесь свои… «то советую тебе взять предосторожность, ибо он может приехать во всякий час, если только уже не приехал и не живет где-нибудь инкогнито… Вчерашнего дня я…» Ну, тут уж пошли дела семейные: «…сестра Анна Кирилловна приехала к нам со своим мужем; Иван Кириллович очень потолстел и все играет на скрыпке…» — и прочее, и прочее. Так вот какое обстоятельство!

Аммос Федорович. Да, обстоятельство такое… необыкновенно, просто необыкновенно. Что-нибудь недаром.

Лука Лукич. Зачем же, Антон Антонович, отчего это? Зачем к нам ревизор?

Городничий. Зачем! Так уж, видно, судьба! (Вздохнув.) До сих пор, благодарение богу, подбирались к другим городам; теперь пришла очередь к нашему.

Аммос Федорович. Я думаю, Антон Антонович, что здесь тонкая и больше политическая причина. Это значит вот что: Россия… да… хочет вести войну, и министерия-то, вот видите, и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector