Образ России и народа в поэме Гоголя «Мертвые души»

«Мертвые души» Н. В. Гоголя — это не только сатира на Россию Чичиковых и Собакевичей, но это также и лирическая поэма о России — родине великого народа. Гоголь писал «Мертвые души» не как спокойный созерцатель жизни, а как горячий патриот, уверенный в великом будущем России, понимавший свой народ и ненавидевший все то, что мешало развитию народных сил.

В помещичьей и чиновничьей среде Гоголь не обнаружил ни одного порядочного человека. Она населена мерзавцами, мошенниками и пошляками. Полным контрастом предстает в изображении

Интересен рассказ Собакевича о достоинствах умерших крестьян, «словно бы они все живы и здоровы». Давно уже нет на свете непревзойденного умельца — печника Милушкина, или искуснейшего каретника Михеева, или чудо-сапожника Максима Телятникова, или Пробки Степана, могучей силищи мужика, или бойкого Еремея Сорокоплехина, приносившего оброку до пятисот рублей, а память о них жива. Чичиков, возвратившись в город, с необычным для него искренним волнением и юмором размышляет о горестной судьбе мужиков. Конечно, понимаешь, что это рассуждения не Чичикова, это лирический голос самого автора, который восхищается русским народом.

Человек из народа овеян у Гоголя поэзией, часто вызывает ассоциации с песней. Песня, в которую народ вкладывал свое сердце, свою печаль и свою мечту о свободной, счастливой жизни, проходит лирическим лейтмотивом через все эпизоды, где предстает перед нами образ Руси и ее народа. Любовь писателя к своей родине и к своему народу наиболее полно выразилась в пророческом уподоблении России со стремительно несущейся тройкой: «Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все что ни есть на земле, и косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Герцен высоко ценил патриотизм Гоголя, он писал, что «Мертвые души» — «удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный». Интересно, что Гоголь сам дал эскиз обложки для своей книги. Слово «поэма» он выделил самыми крупными буквами на фоне голов двух богатырей. Это был как бы подзаголовок. А весь рисунок представлял бричку Чичикова, бутылки, бокалы, танцующую пару и вьющиеся вокруг завитки со зловещими черепами — весь этот рисунок сделан черным по светло-желтому. И лишь слово «поэма» нарисовано светлым по черному.

Обложка точно передавала основную идею произведения. Черной силе «мертвых душ» противостояло светлое, жизнеутверждающее начало — мечта о счастливой России и свободном русском народе. «Широкие черты человека величаво носятся и слышатся по всей русской земле», — писал Гоголь.

Чем интересна читателям поэма «Мертвые души»

Музей восковых фигур. Гоголь.

Так получилось, что поэма «Мертвые души» стала главным произведением всей сознательной писательской жизни Н.В.Гоголя. Замысел этой книги (кстати, как и комедии «Ревизор») был, как предполагают исследователи, подсказан или подарен Гоголю Пушкиным, в черновиках которого, действительно, сохранились планы ненаписанных произведений, отчасти напоминающие те, что вышли затем из-под пера Гоголя.

Первый том «Мертвых душ» увидел свет в 1842 году. Автору пришлось «повоевать» с тогдашней цензурой, которая никак не хотела пропускать такое название. Ведь православие было официальной религией Российской империи и во многом определяло уклад жизни столичного дворянства даже в середине XIX века, хотя религиозность многих и была чисто формальной. Но по религиозным канонам души считались бессмертными, вот почему на Гоголя так ополчились в цензурном ведомстве. Пришлось ему пойти на уступки и сочинить название в духе авантюрного или плутовского романа: «Мертвые души, или Похождения Чичикова».

И именно название произведения, пожалуй, и является той первой причиной, по которой само произведение может сохранять интерес и для современного читателя. Хоть Россия уже давно является светским государством, и никто никого в свою веру не «тащит», но тезис о бессмертии души у многих прочно сидит в головах. И если предположить, что человек вообще не имеет представления о том, кто такой Гоголь, и что он написал, название может «зацепить» и заставить раскрыть книгу.

Другая причина – это жанровое обозначение произведения, которое стоит непосредственно за его названием. Гоголь выбрал вариант «поэма». Это и необычно для современного читателя. Ведь со школы у многих из нас со словом «поэма» ассоциируется стихотворное начало, рифмованные строки. А здесь сплошная проза, нигде никаких столбиков, в которые обычно располагаются стихи. Так что книга Гоголя, скорее, могла быть названа повестью или романом. Разве что по объему поэма сопоставима с романом – и то отчасти. Роман все-таки иногда предполагает несколько томов, как, например, «Война и мир» Л.Н. Толстого, а содержание поэмы укладывается в десяток страниц. Вот и возникает вопрос – почему Гоголь назвал свое произведение «поэмой»? Нет ли ответа в тексте? По этой причине и можно начать читать.

Стиль любого крупного художника (в широком смысле этого слова), разумеется, уникален и неповторим. Знатоки уверенно отличат Пушкина от Достоевского, или Чехова от Булгакова. Словесная «вязь» Гоголя тоже узнаваема почти сразу. С одной стороны, обилие развернутых описаний – места, обстановки, внешности персонажей – способно отпугнуть читателя, в особенности юного. Но здесь многое зависит от того, будет ли книга рекомендована извне, кем-то, или читатель проявит интерес к ней самостоятельно. Лучше, если найдется старший наставник. А еще лучше, когда отдельные фрагменты поэмы будут прочитаны вслух – не всё же читать глазами и про себя. Мелодика звучащей речи завораживает и как раз обозначает те или иные стилевые особенности. Гоголь любит плести словесные кружева. Его мышление поэтично и вызывает массу ассоциаций. Это непривычно для неподготовленного читателя, но это же и привлекает внимание. Стоит только автору начать описывать какой-нибудь эпизод, так тут же действие расширяется. Например, появляется какой-то молодой человек в самом начале книги – и с такими подробностями Гоголь его описывает, словно он станет главным действующим лицом. А ничего подобного – просто прохожий. Или когда Чичиков подъезжает к дому помещицы Коробочки, и лают собаки, Гоголь вдруг начинает проводить параллели этого лая с певчим из церковного хора. Таким образом, Гоголь почти никогда не высказывается прямолинейно. У него одна подробность наслаивается на другую, а сама мысль неизменно выражается с помощью метафор и сравнений. К такому стилю надо привыкать, но если привыкнешь, полюбишь и оценишь – то лучше писателя и книги для тебя уже не будет.

Иногда Гоголю бывает достаточно одного слова, чтобы внятно охарактеризовать персонажа или группу лиц. Например, когда речь заходит о московских чиновниках, то говорится о том, что одни читали Карамзина, другие газету «Московские ведомости», третьи ДАЖЕ и совсем ничего не читали. Все мы знаем, что слово «даже» служит для усиления мысли. А здесь совсем иначе – высшая степень любви чиновников к чтению означает полное отсутствие этой любви. А городской прокурор умер оттого, что, может быть, впервые в жизни стал напряженно думать. Разве не мастер Гоголь?

Гоголь принадлежит к одному из первых отечественных классиков, кто уделял такое большое внимание художественной детали. Эту особенность переняли от него Чехов, Бунин, Набоков. Причем, деталь детали рознь – некоторые описания просто пробегаешь глазами, и взгляд ни на чем не задерживается, а в отдельных случаях почти сразу понимаешь – ага, автор не просто так упоминает о чем-либо! И примеров немало: книга в кабинете помещика Манилова, заложенная на четырнадцатой странице, которую тот читал уже два года. Здесь комический эффект заключается в своеобразном топтании на месте. Эпитет, которым Гоголь характеризует Коробочку, — просто шедевр: «дубинноголовая». Плюшкин настолько потерял лицо и человеческий облик, что Чичиков поначалу принял его за старуху-ключницу, а о том, что Плюшкина зовут Степаном, мы, читатели, узнает только по отчеству его дочери, которую зовут Александра Степановна. Собакевич походит внешностью на средних размеров медведя, и зовут-то его тоже Михайло Семенович (почти Михайло Потапович – как в русских народных сказках). Ноздрев назван «историческим человеком», но не в том смысле, что подобен Суворову, Наполеону, Сталину или другим реальным историческим персонажам, а потому, что имеет несчастную привычку вечно попадать в какие-нибудь истории, где ему же в первую очередь и достается.

А чтобы узнать подробности про Чичикова, про его биографию, книгу придется все равно прочитать до конца, потому что вся информация находится в заключительной главе. Почему так поступил автор? Наверно, доверяет читателю, хочет, чтобы тот составил собственное представление, кто такой Чичиков, что это за «фрукт». Кстати, было бы небезынтересно сопоставить «подлеца» Чичикова с предпринимателями нашего времени. Это тема отдельного сочинения и даже сравнительно-сопоставительного социологического исследования.

И еще один момент, способный заинтересовать любознательного читателя. Оказывается, первоначальный замысел Гоголя настолько разросся, что писатель решил не ограничиваться одним томом. Тем более, что в нем герои «один пошлее другого» и Русь показана только «с одного боку». Гоголь задумал трилогию, подражая «Божественной комедии» Данте. Он написал «Ад» и работал над вторым томом, где появлялись положительные персонажи. Но работа не заладилась с самого начала. Несколько раз автор сжигал уже готовый труд. Последний раз он сделал это накануне смерти. От второго тома остались только наброски и отрывки отдельных глав. По ним трудно делать выводы, что могло бы представлять собой целое. А третий том, где Чичиков, по замыслу, должен был бы раскаяться и получить прощение из рук самого царя, и вовсе не был написан. Возможно, Гоголь чувствовал, что обманывает сам себя, что российская действительность не давала ему поводов для оптимизма. И все-таки интересно – а вдруг существует где-нибудь второй том «Мертвых душ»? И, прочитав первый, разве не захочется узнать о дальнейшем развитии событий?

Отпугнуть от чтения «Мертвых душ», конечно, может объем. В девятом классе изучаются небольшие по объему произведения, а это выделяется на их фоне. Но никакой краткий пересказ и никакой фильм не сравнятся с эстетическим удовольствием от прочтения книги непосредственно. Главное, чтобы был вовремя привит вкус к такому чтению. А сделать это может только семья. Иначе прочитаешь «Мертвые души», «Евгения Онегина», «Героя нашего времени» из-под палки, потом постараешься забыть, как страшный сон, и больше к ним не возвращаться. Жаль, если так произойдет…

Сочинение из коллекции П.Н. Малофеева ©

Другие материалы о Н.В. Гоголе:

ЧИЧИКОВ У СОБАКЕВИЧА (”МЕРТВЫЕ ДУШИ” Н. В. ГОГОЛЯ). – сочинение по “Разное” Гоголь Н. В

» …Не ревизские мертвые души, а все эти Ноздревы, Собакевичи и все прочие вот «мертвые души». А. И. Герцен. Сюжет поэмы «Мертвые души» Н. В. Гоголю дал А. С. Пушкин, лучший его друг и учитель. В своем произведении Гоголь решил показать Россию всесторонне, и в первую очередь Россию крепостническую. Чичиков, главный герой поэмы, странствует по помещичьим имениям России и покупает мертвые фактически, но живые юридически, то есть не вычеркнутые из ревизских списков души.

Чтобы осуществить свои планы, Чичиков наносит визиты помещикам, чьи имения находятся в окрестностях губернского города. Так он попадает к Собакевичу. Все в имении Собакевича было сделано крепко и на славу.

Строения из толстого дуба, казалось, были поставлены на века. Избы крестьян были такие же прочные и добротные. Видно, что крестьянам жилось неплохо. Дом хозяина тоже был сделан прочно и удобно.

Вместо четырех колонн стояло всего три, хотя это и не соответствовало архитектуре, но было удобно хозяину. Бричка подкатила к крыльцу — из нее вышел гость. Собакевич принял его радушно и повел в дом. Собакевич был похож на медведя средней величины. Лицо его было красным, как каленый пятак.

Походка была тоже совершенно медвежья. Его даже звали Михаилом Семеновичем. Интересно и убранство комнат Собакевича. У него вся мебель похожа на хозяина.

Все сделано настолько прочно и грубо, что каждый стол или стул будто хочет сказать: «А я тоже Собакевич». На стенах висят портреты полководцев могучего телосложения. Среди них затерялся портрет Багратиона, который смотрит жалостным и смиренным взглядом. Во всем доме нет ни одной книги. Собакевич понимает толк в еде. У него: есть баран — давай всего барана, есть гусь — давай всего гуся.

У Собакевича главное занятие в жизни — еда. Он нравственный урод, человек без души. «Казалось, в нем или совсем не было души, или она у него была, но не там, где следует». У Собакевича трезвый ум, когда речь идет о наживе.

У него все является товаром, предметом купли и продажи. Он сразу понимает, что Чичикову нужны мертвые души, и он за них заламывает цену как за живых. Собакевич даже в разговоре начинает путать живых и мертвых.

О мертвых говорит как о живых, каждого начинает расхваливать как хорошего работника, не замечая, что говорит о мертвых людях. Собакевичи были убежденными крепостниками, врагами просвещения, твердой опорой самодержавия в России, основной силой, на которой держался самодержавнокрепостнический режим в России. В образе Собакевича с большой силой показано Гоголем мертвящее влияние на душу человека страсти к наживе, к накоплению.

У Собакевича все сосредоточено на накоплении, насыщенности собственного желудка, упрочении собственного благополучия. Поэма «Мертвые души» названа так не случайно. Белинский пишет, что «мертвыми душами» являются сами помещики и чиновники.

Н. В. Гоголь хотел показать, как это страшно, когда «мертвые души» обладают непомерной властью и владеют сотнями крестьянских душ, многие из которых были талантливее и умнее, чем их хозяева.

Это свободная энциклопедия школьных сочинений. Наша цель – ОБЛЕГЧИТЬ написание сочинений по русской литературе. Мы производим обмен РЕАЛЬНЫМИ сочинениями школьников с 5 по 11 классы. Узнать как происходит ОБМЕН вы можете ЗДЕСЬ

  • Автор: Н. В. Гоголь
  • Произведение: Мертвые души
  • Это сочинение списано 6 681 раз

Н. В. Гоголь задумывал первую часть поэмы «Мертвые души» как произведение, раскрывающее социальные пороки общества. В связи с этим он искал для сюжета не простой жизненный факт, а такой, который бы дал возможность обнажить скрытые явления действительности. В этом смысле Гоголю как нельзя лучше подошел сюжет, предложенный А. С. Пушкиным.

Замысел «изъездить вместе с героем всю Русь» давал автору возможность показать жизнь всей страны. А поскольку Гоголь описывал ее так, «чтобы вся мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем», в поэме предстает вся картина русской действительности со всеми экономическими и социальными особенностями. Однако в «Мертвых душах» описывается не только страшная, жестокая реальность жизни страны того времени. Ей противопоставлены светлые, чистые, гуманные идеалы автора, его представление о том, какой должна стать Россия, высказанные в лирических отступлениях и отдельных замечаниях, разбросанных по тексту. В романе мы видим два типа лирических отступлений: эпические, служащие для раскрытия характеров и образов, и лирические, отображающие переживания автора о России.

В эпических отступлениях лиризм автора, сталкиваясь с действительностью, превращается в злую иронию, сатиру, позволяющую полнее раскрыть образы героев. Так мы видим, как пошло и вяло сентиментален Манилов. Ноздрев – пародия на самодура – феодала екатерининских времен, трактирный картежник и врун. Собакевича можно сравнить с медведем, «который побывал в руках, умеет и перевертываться и делать разные штуки». Коробочка – жадная, трусливая старуха. Плюшкина автор называет «прорехой на человечестве», показывая полный распад личности. Лирические отступления о Руси связывают вместе мотив дороги и образ русского народа. Дорога – мотив, организующий весь сюжет, и себя Гоголь видит в лирических отступлениях как человека пути: «Прежде, давно, в лета моей юности… мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту… Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность; моему охлажденному взору неприютно; мне не смешно… и безучастное молчание хранят мои недвижные уста. О моя юность! О моя совесть!».

В результате переполоха, изображенного в девятой главе, действие поэмы вырывается на простор русских дорог. И автор размышляет о своем труде, о призвании, оглядывается на пройденный путь, и мучают его сожаления и надежды: «Грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь в глубине моей…»

Так встречается читатель с лирикой Гоголя, в смене разных и разноречивых мыслей и чувств. В лирических отступлениях проявляется диалектика образа автора. Он одновременно самоограничен как личность и несет в себе все богатство духовного содержания жизни русского народа. Так как Русь и есть подлинный герой, то автор одновременно является и творцом рассказа о герое, и героем этого рассказа. Автор неотделим от героев и нередко говорит их голосом. Так, одно из лирических отступлений Гоголь передоверяет Чичикову, менее всего, казалось бы, расположенному к лирике. Речь идет о скупленных Чичиковым мертвецах. С Чичиковым происходит нечто необычное, охватившее его непонятное ему самому чувство, превращает его в художника, поэта, импровизирующего воображаемые биографии купленных им рабов.

В конце тома автор обращается опять к лейтмотиву всей завершающей части поэмы – к образу дороги. Н. В. Гоголь много размышлял о судьбе России, каждая строчка поэмы пропитана любовью к стране, глубокими переживаниями. «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься. Русь, куда же несешься ты? дай ответ. Не дает ответа!» В лирических отступлениях Гоголь затрагивает много проблем. В этих размышлениях выражены идеалы автора. Так, говоря о двух типах писателей, Гоголь отмечает, что истинный писатель не тот, который «чудно польстил людям, скрыв печальное в жизни», а тот, кто дерзнул «вызвать наружу всю страшную, потрясающую тину мелочей, окутавших нашу жизнь».

Лирические отступления наполняют произведение настоящей поэзией, помогают раскрыть авторский замысел и делают книгу поистине гениальной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: