Русское поле

Содружество литературных проектов

Вадим Виноградов. СОЖЖЕНИЕ. Почему Н.В. Гоголь сжег рукопись 2-ого тома “Мертвых душ”?

Почему Н.В. Гоголь сжег рукопись 2-ого тома “Мертвых душ”?

Пушкин был необыкновенно умен. Если он чего и не знал, то у него чутье было на все — говорил Гоголь об Александре Сергеевиче — нашем всем. Но и у самого Николая Васильевича точно также чутье было на все. И, когда он смотрел на горящую рукопись 2-ого тома “Мертвых душ”, не чувствовал ли он, что и вся Россия уже занимается огнем безбожия?

“Письмо Белинского к Гоголю”, написанное в 1847 году, сразу дружно было поднято всей российской интеллигенцией, как знамя безбожия, а, следовательно, и сокрушение Самодержавия. И с того момента это знамя поднимали все выше и выше, доколе не утвердили его в советской школе, как образец красоты революционной мысли, необходимой для изучения ее каждым советским школьником. Невольно получилось, что “Письмо Белинского к Гоголю” заменило в школе “Закон Божий”. Или лучше сказать, вы-теснило “Закон Божий” из школьных программ.

Вот, какой все сметающий на своем безбожном пути каток запустил неистовый Виссарион, метя в Гоголя. Нашелся ли в Православной России тогда среди, так называемой, интеллигенции хотя бы один человек, вступившийся в защиту христианских идеалов, утверждаемых Гоголем в книге “Выбранные места из переписки с друзьями”, на которую то и обрушился Неистовый? Ответом будет выразительное слово апостола Павла: никакъ !

Федор Михалыч Достоевский перечитывал письмо Белинского вслух в разных компаниях, желая распространить его как можно шире. Каторга, на которую он и угодил за распространение этого письма, изменила дух Федора Михалыча. Он как раз становится продолжателем, поднятых Гоголем “проклятых вопросов” русской жизни. Но это будет после духовного прозрения Достоевского. А в 1847 году, Н.В. Гоголь своего будущего единомышленника и брата по русскости и по перу, которое произошло уже после отшествия и Федора Михайловича в Царство Небесное, в 1847 году, пожалуй, мог бы спросить: “И ты, Брут?”.

C ледует обратить внимание и на реакцию духовенства и, прежде всего, на нашего главного учителя непререкаемого святителя Игнатия Брянчанинова, который, тогда еще архимандрит, почти пренебрежительно высказался о «Выбранных местах»: Религиозные его понятия движутся по направлению сердечного, вдохновения неясного, душевного, а не духовного, а дальше еще строже. Даже этому духовнейшему человеку не открылось тогда, какая просветительная сила заложена в «Выбранных местах». А заложено там, как раз то единственное, что, именно, особенно сегодня и нужно, для понимания единого на потребу.

Тогда это не могло быть ещё так видно, ибо будущее было невидимо, но теперь, когда прошло полтора века, мы видим, что всё в “Выбранных местах” на конкретных примерах, как на пальцах, показаны правила жизни, раскрывающие, каковы же они, дела, необходимые для единого на потребу.

Вот, каково было занесение меча над гоголевским исповеданием Христа! А ведь оно, именно, это исповедание Христа и было уже в художественной форме повторено во 2-ом томе “Мертвых душ”! В одном из набросков ко второму тому «Мёртвых душ» Гоголь записал: Выше того не выдумать, что уже есть в Евангелии.

Кому он, Гоголь, может предложить 2-ой том “Мертвых душ”, в сущности, вариант “Выбранных мест из переписки с друзьями”? Может быть, будущим поколениям, то есть, нам с вами? Но чутьё подсказывало Гоголю, что и ХХ-ый, и уж тем более ХХ I -ый век, вполне возможно нападут и на “Выбранные места из переписки с друзьями” и на 2-ой том еще похлеще неистового Виссариона. И Гоголь не ошибался. Представляете, что началось бы сейчас, например, в Гайдпарке, если бы “Выбранные места из переписки с друзьями” вместо “Основ религиозных культур” и “Холокоста” включены бы были в школьную программу? Что, конечно, было бы сделано, если бы только вера нынешняя была не в бревнах, то бишь, в золочении куполов и во всем внешнем, как ныне, а была бы в ребрах, то есть, в духе несла бы подвиг Новомучеников в деле исповедания Христа.

Предложить Гоголю 2-ой том “Мертвых душ”… было некому! Воз-никла та самая ситуация, к которой как раз и относился совет: не пометайте бисер ваш пред свинья ми . (Мф. 7. 6)

Много смущения в головах, — пишет он, — и время не такое: авось отрезвятся сколько-нибудь опьяневшие головы. Это мутное время. не успевши отрезвиться, общество ещё находится в чаду. 14 декабря, через день после вынесения петрашевцам приговора, он отсылает письмо В.А. Жуковскому: Время ещё содомное. Люди, доселе не отрезвившиеся от угару, не годятся в читатели. Чувство художественности почти умерло.

В сентябре 2012 года на канале «Культура» в проекте « ACADEVIA » уже престарелый академик Манн, все свои многочисленный звания получивший за свои многочисленные книги о жизни и творчестве Гоголя, выступал в течении двух часов с темой: «Почему Гоголь сжег рукопись 2-ого тома “Мертвых душ”?». За эти 2 часа не была ни разу названа книга Гоголя “Вы-бранные места из переписки с друзьями”, ни слова не произнесено о христианской проповеди Гоголя. Отвлечь от Христа! — со времени Белинского и по сей день для, так называемой, интеллигенции остается задачей №1! И Гоголь при выполнении этой задачи продолжает оставаться объектом особого пристального внимания — вдруг из “Выбранных мест из переписки с друзьями” через поставленные ими границы Христу просочится его проповедь Христа, идущая прямо из его сердца.

Да, в день, когда Н.В. Гоголь сжигал свою рукопись 2-ого тома “Мертвых душ”, он вполне мог испытывать состояние Ильи пророка, когда тот почувствовал, что: остался я один ! Знал Гоголь, что и ныне Господь оставил семь тысяч не поклонившихся Ваалу , чутье подсказывало Гоголю о их существовании, о верных и в будущем, но данная минута заставляла его думать, что: остался я один . Думается, что печаль то Гоголя пред пылающей рукописью была вовсе не о ней, Бог дал — Бог и… посоветовал отдать. . Не исключено, что он увидел свою Русь — Птицу тройку, не дававшую до сих пор ответа, куда же она несется, несущейся в ад.

Гоголь сжег второй том «Мертвых душ»

Гоголь сжигает второй том «Мёртвых душ» (Картина Ильи Репина, 1909 год, )

Последние четыре года своей жизни Гоголь прожил в Москве, в доме на Никитском бульваре. Именно там, по преданию, он сжег второй том «Мертвых душ». Дом принадлежал графу А.П. Толстому, который приютил у себя вечно неустроенного и одинокого писателя и делал все для того, чтобы он чувствовал себя свободно и удобно.

Гоголь жил своим творчеством, ради него он обрек себя на бедность. Все его имущество ограничивалось «самым маленьким чемоданом». Второй том «Мертвых душ», главный труд жизни писателя, результат его религиозных исканий, должен был быть скоро завершен. Это был труд, в который он вложил всю правду о России, всю свою любовь к ней. «Труд мой велик, мой подвиг спасителен!», – говорил Гоголь друзьям. Однако в жизни писателя наступил переломный момент.

Началось все в январе 1852 года, когда умерла Е.Хомякова, жена гоголевского друга. Он считал ее достойнейшей женщиной. И после ее смерти признался своему духовнику, протоиерею Матфею (Константиновскому): «На меня нашел страх смерти». С этого момента Николай Васильевич постоянно думал о смерти, жаловался на упадок сил. Все тот же отец Матфей требовал от него оставить литературные труды и, наконец, подумать о своем духовном состоянии.

С точки зрения современной психиатрии можно предположить, что у Гоголя был психоневроз. Возможно, именно это подтолкнуло Николая Васильевича совершить этот поступок – в ночь на (12) 24 февраля 1852 года он позвал своего слугу Семёна и приказал принести портфель, в котором хранились тетради с продолжением «Мертвых душ».

Под мольбы слуги не губить рукопись, Гоголь положил тетради в камин и поджег их свечой, а Семену сказал: «Не твое дело! Молись!».

Утром Гоголь, видимо, сам пораженный своим порывом, сказал графу Толстому: «Вот, что я сделал! Хотел было сжечь некоторые вещи, давно на то приготовленные, а сжег всё. Как лукавый силен – вот он к чему меня подвинул! А я было там много дельного уяснил и изложил. Думал разослать друзьям на память по тетрадке: пусть бы делали, что хотели. Теперь все пропало».

Сегодня литературоведы сходятся в том, что потеря второго тома поэмы – настоящая трагедия для всей мировой литературы.

Internal Server Error

The server encountered an internal error or misconfiguration and was unable to complete your request.

Please contact the server administrator to inform them of the time this error occurred, and the actions you performed just before this error.

More information about this error may be available in the server error log.

Мертвые души. Т. 2 – Николай Гоголь

Гоголь, подобно Данте Алигьери, предполагал сделать поэму «МЁРТВЫЕ ДУШИ» трёхтомной. Сам писатель говорил, что первый том «Мёртвых душ» – это лишь «крыльцо к обширному зданию», а второй и третий тома – чистилище и возрождение. Во втором томе выводились положительные образы, и делалась попытка изобразить нравственное перерождение Чичикова.Однако этот замысел так и не был осуществлен. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 г. Гоголь сжёг беловую рукопись второго тома и спустя десять дней умер.Черновые рукописи нескольких глав второго тома были обнаружены при вскрытии бумаг писателя. Нашлись первая глава рукописи, часть второй главы, третья глава, фрагменты четвёртой и заключительной глав.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: