Internal Server Error

The server encountered an internal error or misconfiguration and was unable to complete your request.

Please contact the server administrator to inform them of the time this error occurred, and the actions you performed just before this error.

More information about this error may be available in the server error log.

Герои произведения борис годунов пушкин

Воплощением новой системы взглядов в драматургии стал «Борис Годунов», написанный в 1824-1825 годах. С пристальным вниманием Пушкин изучает «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина, высоко ценит этот труд. Своего «Бориса Годунова» «с благоговением и благодарностью» посвящает Карамзину, однако его философскую концепцию Пушкин отвергает. Объективное исследование убеждает его, что история государства не есть история его правителей, но — история «судьбы народной».

Стройная система идейно-художественных взглядов помогла Пушкину создать трагедию «Борис Годунов», которая по праву может считаться образцом народной драмы в духе Шекспира.

Взяв за основу фактологический материал из «Истории государства Российского», Пушкин переосмыслил его в соответствии со своей философской концепцией и вместо монархической концепции Карамзина, утверждавшего единство самодержца и народа, раскрыл непримиримый конфликт самодержавной власти и народа. Временные успехи и победы самодержцев обусловлены поддержкой народных масс. Крушение самодержцев происходит в результате потери доверия народа.

Отвергая каноны классицизма, Пушкин свободно переносит место действия из Москвы в Краков, из царских палат на Девичье поле, из Самборского замка Мнишека в корчму на литовской границе. Время действия в «Борисе Годунове» охватывает более шести лет. Классицистское единство действия, сосредоточенного вокруг главного героя драмы, Пушкин заменяет единством действия в более широком и глубоком смысле: 23 эпизода, из которых состоит трагедия, расположены в соответствии с задачей раскрытия судьбы народной, определяющей собой и судьбы отдельных героев.

Следуя Шекспиру «в вольном и свободном изображении характеров», Пушкин в «Борисе Годунове» создал множество образов. Каждый из них обрисован ярко, четко, сочно. Несколькими штрихами Пушкин создает острый характер и сообщает ему объемность и глубину.

В сюжетной линии «Бориса Годунова» явственно прочерчивается нравственная проблема: ответственность Бориса за убийство царевича Димитрия. В своем стремлении к узурпации царского престола Борис Годунов не останавливается перед убийством законного наследника. Но было бы ошибкой считать, что этическая проблема составляет идейный пафос трагедии. Нравственной стороне событий Пушкин придает социальный смысл.

«Димитрия воскреснувшего имя» становится знаменем движения широких народных масс против «царя-Ирода», отнявшего у крепостных крестьян Юрьев день — единственный в году день свободы. Нравственная вина Годунова лишь повод для обращения против него народной ярости. И хотя вера в «хорошего царя», свойственная крестьянской идеологии XVII-XVIII веков, выражена в трагедии в народном культе убиенного младенца Димитрия, она не затемняет социальный смысл борьбы народа с самодержавно-крепостническим гнетом. Народ, оплакивающий царевича-мученика, не хочет приветствовать нового царя.

Так беспристрастное исследование событий сообщает «Борису Годунову» значение социально-исторической трагедии. Социальная ее направленность акцентируется уже в первой сцене: Пушкин подчеркивает политическую цель Бориса в убийстве царевича Димитрия.

Интересно подготавливается раскрытие взаимоотношений Бориса с народом. Из диалога Шуйского и Воротынского мы узнаем, что «вслед за патриархом к монастырю пошел и весь народ». Значит, народ доверяет Борису Годунову, если просит его принять царский венец? Но уже следующая коротенькая сцена на Красной площади заставляет сомневаться в народном доверии. Не по зову сердца, а по велению думного дьячка стекается народ к Новодевичьему монастырю. А сцена на Девичьем поле и народный «плач», возникающий по указанию боярства, окончательно развенчивают хитросплетения правящих слоев общества, стремящихся придать самодержавию видимость всенародной власти.

Избрание Бориса царем — завязка конфликта. Введение в действие Самозванца обостряет конфликт между царем и народом. Сюжетная линия раскрывает борьбу Самозванца и Бориса, но внутренней пружиной всех событий остается конфликт самодержавной власти и угнетенных народных масс.В течение последующих тринадцати эпизодов народ не выходит на сцену, но его присутствие постоянно ощущается. Его симпатии к Димитрию-царевичу тревожат царя и боярство, питают удаль Самозванца. С «мнением народным» сверяют свои поступки борющиеся стороны. Да и победу Самозванца Пушкин представляет как социально обусловленную. У него малочисленное войско — 15 тысяч против 50 тысяч царских, он плохой полководец, он легкомыслен (из-за Марины Мнишек на месяц задержал поход), но царские войска бегут при имени царевича Димитрия, города и крепости сдаются ему. И даже временная победа Бориса не может ничего изменить, пока на стороне Самозванца «мнение народное». Борис понимает это:

Пушкин не обрывает драматическое повествование на сцен смерти царя Бориса, подчеркивая тем самым, что не царь, а народ является подлинным героем произведения. Не приемлет народ бессмысленной жестокости, которую несет самодержавие, а не только персонально Борис Годунов. Увидев, что и сторонники новоявленного государя начинают свою деятельность с преступления, народ отказывает в поддержке и Лжедимитрию.

Трагедия началась политическим убийством безвинного царевича Димитрия и закончилась бессмысленным убийством Марии и Федора Годуновых. Самодержавие и насилие идут рука об руку. «Народ безмолвствует» — таков его приговор общественной системе.

Пушкин создал в трагедии собирательный образ народа. Действующих лиц из народа Пушкин называет «Один», «Другой»,»Третий»; к ним примыкает и баба с ребенком, и Юродивый. Их короткие реплики создают яркие индивидуальные образы. И каждый из них отмечает грань единого образа народа. Создавая этот обобщенный образ, Пушкин и здесь следует законам драмы Шекспировой. Он показывает на протяжении трагедии эволюцию образа народа. Если в первой сцене это безразличная к борьбе за власть, лишь исподтишка иронизирующая толпа, то на площади перед собором в Москве в отрывочных фразах звучит настороженность народа, угнетаемого и притесняемого царской властью. И крик Юродивого: «Нет, нет! Нельзя молиться за царя-Ирода!» — звучит призывом к бунту. Народ мятежный, охваченный страстью разрушения, показывает нам Пушкин в сцене у Лобного места. Мудрым, справедливым и непреклонным судьей истории предстает народ в финале трагедии.

Мощью философского обобщения отличается многогранный, противоречивый, воистину шекспировский образ царя Бориса. Уже в первой сцене автор устами разных действующих лиц дает характеристику Годунову, как бы предупреждая нас о сложности его личности: «Зять палача и сам в душе палач», «А он сумел и страхом и любовью, и славою народ очаровать».

В первом монологе Бориса в кремлевских палатах, перед патриархом и боярами смиренная кротость и мудрая покорность обрываются интонацией приказа. И уж совсем русская удаль и размах в последних строках:

Глубокая, сильная душа Бориса раскрывается в монологе «Достиг я высшей власти. «. Философом предстает Борис, размышляющий о превратностях судьбы; ему доступно понимание непреходящих ценностей жизни:

Герои произведения борис годунов пушкин

Драма «Борис Годунов» — многоплановое произведение, созданное Пушкиным на основе реальных исторических событий. В драме поднимается сразу несколько важных тем, что позволяет раскрыть характеры героев во всей их глубине и многогранности. Можно заметить, что в сюжете произведения воспроизводятся некоторые ключевые моменты. Например, в самом начале трагедии говорится о том, что сын царя Иоанна Грозного, законный наследник царевич Димитрий погиб от руки подосланного убийцы. Благодаря этому трон достается Борису Годунову, не имеющему «рюриковой крови». Между тем сцена убийства наследного царевича вновь повторяется в финале. От рук подосланных убийц гибнет сын Годунова царевич Феодор. Царский же престол занимает Лжедмитрий — самозванец Григорий Отрепьев.
Сюжетообразующей линией трагедии является борьба за власть между царем Борисом Годуновым и беглым монахом Григорием Отрепьевым, выдающим себя за царевича Димитрия.
После ряда лет правления страной Годунов отрекается от «высшей власти». Однако по просьбе народа и патриарха после долгих колебаний он соглашается вновь занять царский трон:
«Достиг я высшей власти; шестой уж год я царствую спокойно», -обладает Годунов всей полнотой самодержавной власти.
Бывший монах Григорий Отрепьев, самозванец Лжедмитрий надеется сместить Годунова с царского трона, опираясь на поддержку польской знати, и захватить власть:
«Теперь иду — погибель иль венец мою главу в России ожидает», -решает самозванец стать властителем России.
Немало внимания в произведении уделяется любви Григория Отрепьева к Марине Мнишек. Самозванец страстно влюбляется в «прелестную Марину»:
«Марина! Зри во мне любовника, избранного тобою. О, выслушай моления любви. Твоя любовь. что без нее мне жизнь», — не может жить без возлюбленной Отрепьев.
При этом Отрепьев жаждет ответного признания в любви со стороны своей избранницы:
«Твоя любовь, одно мое блаженство», — грезит самозванец о любви.
Героями драмы движут определенные идеи. Нередко персонажи действуют по заранее осмысленному плану. Так, еще будучи монахом, Отрепьев хорошо обдумал смысл своих действий:
«Монашеской неволею скучая, под клобуком свой замысел отважный обдумал я, готовил миру чудо», — замыслил монах явить себя миру.
Для сравнения, Годунов видит смысл своего правления в том, чтобы облагодетельствовать народ:
«Я думал свой народ в довольствии и славе успокоить, щедротами любовь его снискать».
Герои стараются вникнуть в смысл происходящего вокруг. К примеру, Годунов считает необходимым знать истинное положение дел в стране, чтобы вовремя принять адекватные меры:
«Хочу сообразить известия; иначе не узнаем мы истины», — стремится царь разобраться в сути сложившейся ситуации.
Тем самым персонажам трагедии присущи стремления к власти, любви и смыслу. Вместе с тем герои не всегда добиваются желаемого, вследствие чего ощущают собственное бессилие.
Подчас персонажи испытывают чувство ненависти, а также совершают неосознанные действия.
Действительно, нередко персонажи бессильны что-либо изменить в своей судьбе. К примеру, во время правления Годунова некогда могущественные бояре теряют свое влияние:
«Зависим мы от первого холопа, которого захочем наказать. Не властны мы в поместиях своих», — сокрушается Гаврила Пушкин о бессилии бояр при Годунове.
Среди действующих лиц трагедии немало простых подневольных людей, бессильных повлиять на ход событий:
«Как быть, не наша воля», — исполнял чужие приказы пленный Рожнов, равно как и все прочие солдаты.
Подчас герои произведения испытывают ненависть. Так, чувство любви к Марине Мнишек в душе Отрепьева сменяется ненавистью к «гордой полячке», отвергшей его притязания:
«О, как тебя я стану ненавидеть, когда пройдет постыдной страсти жар!» — возненавидел Отрепьев женщину: «Змея! Змея!»
Равным образом самозванец ненавидит свое войско, не доставившее ему победы в битве с армией Годунова:
«Десятого повешу, разбойники!» — негодует на своих солдат Отрепьев после проигранного сражения.
В какие-то моменты персонажи совершают неосознанные действия. Так, в порыве любовных излияний Отрепьев признается Марине Мнишек, что он «Димитрием назвался и поляков безмозглых обманул», чем сам изобличил себя:
«Куда завлек меня порыв досады! . Что сделал я, безумец?» — сокрушается самозванец о своем бездумном шаге.
Для сравнения, приближенные к трону бояре полагают, что простой люд не сознает, что происходит на самом деле:
«Бессмысленная чернь изменчива, мятежна, суеверна, легко пустой надежде предана, мгновенному внушению послушна», — считает Шуйский, что народ ничего не смыслит в государственных делах.
Персонажей произведения отличает не только определенный набор стремлений, но и способы реализации своих намерений. Ради достижения своих целей некоторые герои не считаются ни с чем и готовы на любые ухищрения. Другие же принимают во внимание интересы остальных людей.
К примеру, Лжедмитрий, обретя поддержку влиятельной польской знати, стремящейся придти к власти в России, уверяется в собственном могуществе:
«Тень грозного меня усыновила, . вокруг меня народы возмутила и в жертву мне Бориса обрекла», — грезит Отрепьев о своей избранности.
В противоположность самозванцу, желающему силой и обманом захватить царский престол, Годунов всячески демонстрирует окружающим, что «приемлет власть», исключительно подчиняясь воле народа:
«Ты, отче патриарх, вы все бояре, . вы видели, что я приемлю власть великую со страхом и смирением. Сколь тяжела обязанность моя!» — уверяет всех правитель, что покоряется выбору людей.
Полюбив Марину Мнишек, Отрепьев настолько поглощен чувствами к своей возлюбленной, что ради нее готов отречься от всех своих планов:
«Твоя любовь. что без нее мне жизнь, и славы блеск, и русская держава? . Ты заменишь мне царскую корону, твоя любовь», — воспылал самозванец всепоглощающей страстью.
Между тем, встретив со стороны «надменной Марины» вместо ответной любви лишь холодный расчет, самозванец готов оставить возлюбленную:
«Прощай навек. . Судьбы моей обширные заботы тоску любви, надеюсь, заглушат», — отрекается Отрепьев от своих чувств.
Случайно проговорившись, Отрепьев убеждает Марину Мнишек, что для них обоих есть смысл сохранить в тайне его откровенные признания:
«Клянусь тебе, что никогда, нигде . сих тяжких тайн не выдаст мой язык. . Тебя, мятежница! поверь, молчать заставят», — растолковывает самозванец полячке.
Будучи убежден, что он исполняет предначертание свыше, Отрепьев морализирует по поводу Годунова:
«Борис! . Не уйдешь ты от суда людского, как не уйдешь от Божьего суда».
Для сравнения, Годунов нередко сомневается в правильности своих поступков:
«Что ежели правитель в самом деле державными заботами наскучил и на престол безвластный не взойдет?» — констатирует Воротынский, что Годунов колеблется в принятии решения.
Обращает на себя внимание, что Отрепьев раскрывается как самоактуализирующийся человек, способный к развитию. Действительно, беглому монаху удается достичь царственных высот:
«Наконец я слышу речь не мальчика, но мужа», — замечает Марина прогрессирующие изменения, происходящие в личности Отрепьева.
Отрепьев обладает творческими способностями. К примеру, ему свойственна потребность в игре. Собственно, происходящее вокруг самозванец воспринимает не иначе, как игру:
«Игра войны кровавой», — ужасной забавой видится герою война.
Отрепьев склонен к самовыражению. Так, он стремится выразить пламенность своих чувств к Марине Мнишек:
«О, выслушай моления любви, дай высказать все то, чем сердце полно», — жаждет самозванец высказать избраннице слова любви.
Отрепьеву не чужды эстетические переживания. Он ценит поэзию, и даже одаривает поэта перстнем:
«Я люблю парнасские цветы», — признается самозванец, что он не лишен эстетических чувств и выступает за «союз меча и лиры».
Отрепьев чутко ориентируется в любой ситуации. К примеру, ожидая свидания с Мариной Мнишек, он чутко прислушивается к любому шороху:
«Но что-то вдруг мелькнуло. шорох. тише», — пытается влюбленный сориентироваться в темноте.
Тем самым одного из главных героев произведения отличают стремления к самовыражению, игре, ориентировке. Персонажу присущи эстетические потребности, а также стремление к самоактуализации. Подобные потребности свойственны креативному, или творческому типу личности.
Можно заметить, что ряду персонажей драмы знакомо состояние творческого подъема.
Так, по свидетельству Пимена, подвижническая жизнь совершенно преобразила царя Феодора:
«Он царские чертоги преобратил в молитвенную келью», — до неузнаваемости трансформировался образ жизни царя.
Для сравнения, Отрепьев признается поэту, что некогда и он пытался создавать поэтические произведения:
«Мне знаком латинской музы голос», — пробовал творить персонаж.
«Пророчества пиитов» вдохновляют самозванца на «подвиг»:
«В их пламенной груди кипит восторг: благословится подвиг, его ж они прославили», — воодушевляет Отрепьева «вдохновенный гимн».
Отрепьев очарован красотой прекрасной Марины Мнишек:
«Прелестная Марина», — прельщен самозванец прелестями девушки.
В ответственный момент персонажи настраивают себя на предстоящие в их жизни важные события. К примеру, перед своей кончиной Годунов готовится к принятию схимы:
«Святый отец, приближься, я готов», — настроился царь на обряд пострижения.
Между тем состояние творческого взлета у персонажей нередко сменяется переживанием творческого упадка.
К примеру, влюбившись в Марину Мнишек, Отрепьев забывает о своих планах, и его положение деградирует на глазах:
«Ты медлишь — и меж тем приверженность твоих клевретов стынет, час от часу опасность и труды становятся опасней и трудней», — замечает Марина Отрепьеву, что пущенные на самотек события развиваются неблагоприятным образом.
Проигранное самозванцем первое сражение грозит разрушить все его планы:
«Десятого повешу, разбойники!» — со злости готов уничтожить Отрепьев часть своего войска.
Порой персонажи падают духом. Так, когда Годунов добивается желаемого, им овладевают упадочные настроения:
«Только утолим сердечный глад мгновенным обладаньем, уж, охладев, скучаем и томимся», — приходит в упадок дух царя.
Годунов возлагал много надежд на успех своего царствования, однако он глубоко разочарован итогами своего правления:
«Но отложил пустое попеченье», — разочаровался царь в своем народе, не оценившем его труды.
Подчас у персонажей дела идут не так, как им бы хотелось, отчего они бывают сильно расстроены:
«Ну вот о чем жалеет! О лошади! Когда все наше войско побито в прах», — расстроен Гаврила Пушкин поражением в битве, в то время как Григорий Отрепьев сокрушается о гибели своей лошади.
Таким образом, ряд героев произведения раскрывает творческую сторону своей натуры. При этом персонажам присущи как состояния творческого подъема, так и творческого упадка.
Проведенный анализ характеров персонажей драмы «Борис Годунов» показывает, что героям произведения присущ определенный набор склонностей. Персонажи различаются как видами стремлений, так и способами реализации своих намерений, сопряженными с чертами их характера.
Сюжетообразующей линией произведения является борьба за власть. Вместе с тем некоторые персонажи оказываются бессильны повлиять на ситуацию. В противоположность Отрепьеву, полагающему себя избранным, а потому уверившемуся в собственном могуществе, Годунов всячески демонстрирует, что приемлет власть, подчиняясь воле народа.
Значимое место в произведении занимает тема любви. Так, Отрепьев настолько поглощен чувствами к Марине Мнишек, что ради любви к ней готов отречься от всех своих планов. Однако, встретив со стороны девушки не ответное чувство, а холодный расчет, Отрепьев воспылал к «гордой полячке» ненавистью и даже готов навсегда оставить возлюбленную.
Героями произведения движут определенные идеи. Персонажам свойственно вникать в смысл происходящего, но в какие-то моменты они совершают неосознанные действия. Если Отрепьев убежден, что его действиями руководит высший промысел, то Годунов нередко сомневается в правильности своих решений.
Следует отметить также, что ряд героев произведения раскрываются как творческие натуры. Они переживают как состояние творческого подъема, так и ощущение творческого упадка.
Некоторые герои предстают как самоактуализирующиеся личности, способные к развитию. Жизнь ряда персонажей преображается прямо на глазах. Вместе с тем ситуация не для всех развивается благоприятным образом, наоборот, деградируя.
Некоторые персонажи воспринимают жизнь как игру. Герои пытаются создать благоприятные условия для реализации своих замыслов, однако жизнь нередко разрушает их планы.
Ряд героев склонен к самовыражению. Каждого из них что-то вдохновляет на свершения. Вместе с тем в случае неуспеха персонажами зачастую овладевают упадочные настроения.
Персонажам не чужды эстетические переживания, их очаровывает прекрасное. В то же время герои нередко разочаровываются в чем-либо, неверно оценив реальное положение вещей.
Некоторые персонажи чутко ориентируются в самой непростой ситуации. В ответственный момент герои произведения настраивают себя на предстоящее в их жизни важное событие. В то же время не у всех героев дела обстоят так, как им бы хотелось, отчего они бывают расстроены.

Анализ персонажей характеристика сюжета драмы Пушкина Борис Годунов.

Борис Годунов

Трагедия писалась в Михайловском с декабря 1824 г. по ноябрь 1825 г. Напечатана впервые только в 1831 г. На сцене при жизни Пушкина не могла быть поставлена по цензурным соображениям 1) . Пушкин несколько раз читал ее публично, после возвращения из ссылки в 1826 г., в Москве и позже в Петербурге 2) .

Об общем характере замысла и политическом и социальном смысле трагедии Пушкина см. выше вступительную статью «Драматические произведения Пушкина».

В двадцати трех сценах «Бориса Годунова» выразительно и исторически верно показана эволюция настроений народа в изображаемую эпоху: сначала политическое равнодушие, инертность, затем постепенное нарастание недовольства, все усиливающееся и, наконец, разрастающееся в народное восстание, бунт, свергающий с престола молодого царя, после чего народ, возложивший все свои надежды на нового, «законного» царя, снова теряет свою политическую активность и превращается в пассивную толпу, ожидающую решения своей судьбы от царя и бояр. Такой характер, как известно, имели все народные восстания до появления на исторической сцене пролетариата. Пушкин несколько сдвинул, сократил процесс народного движения начала XVII в., завершив события своей трагедии воцарением Димитрия Самозванца. Между тем в действительности события бурно развивались и дальше, и кульминацией, высшим подъемом революционных настроений и действий

1) Впервые «Борис Годунов» был поставлен (с сокращениями и цензурными искажениями) лишь в 1870 г. в Петербурге.

2) Зная, что Пушкин вообще очень неохотно выступал перед посторонними с чтением своих произведений, мы лишний раз убеждаемся в том, что «Бориса Годунова» он писал для сцены и что ему необходимо было видеть впечатление публики, чтобы судить о верности выполнения его замысла.

борющегося против своих угнетателей народа было не свержении династии Годуновых (как у Пушкина), а более позднее движение, предводимое Болотниковым. Однако, несмотря на эту историческую неточность 1) , общая схема событий дана у Пушкина очень верно и в высшей степени проницательно.

Что главным героем пушкинской трагедии является не Борис Годунов с его преступлением и не Григорий Отрепьев с его удивительной судьбой, а народ, видно из всего содержания и построения трагедии. О народе, его мнении, его любви или ненависти, от которых зависит судьба государства, все время говорят действующие лица пьесы: Шуйский и Воротынский (в 1-й сцене — «Кремлевские палаты»), Борис в своем знаменитом монологе (в 7-й сцене), Шуйский и боярин Афанасий Пушкин (в 9-й сцене — «Москва. Дом Шуйского»), Борис, Патриарх и Шуйский в Царской Думе (сцена 15-я), Пленник (в 18-й сцене, «Севск»), Борис и Басманов (в 20-й сцене— «Москва. Царские палаты») и, наконец, Гаврила Пушкин — человек, по замыслу Пушкина, вполне понимающий политическую и общественную ситуацию (21-я сцена, «Ставка»):

Сам народ, угнетенная масса, участвует в трагедии в шести сценах. В первой из них (2-я сцена трагедии — «Красная площадь») мы слышим речи более культурных представителей низших классов; это, может быть, купцы, духовные лица (см. традиционно-церковный стиль их реплик). Они обеспокоены положением страны без царя («О боже мой! Кто будет нами править? О горе нам!»). В следующей сцене («Девичье поле. Новодевичий монастырь») действует народная масса, равнодушная к политике, плачущая и радующаяся по указке бояр («О чем там плачут?» — «А как нам знать? то ведают бояре, не нам чета. » — «Все плачут, заплачем, брат, и мы. » — «Что там еще?» — «Да кто их разберет. »).

За пять лот царствования Бориса Годунова настроение народа меняется. В сцене «Равнина близ Новгорода

1) Может быть, Пушкин имел в виду шире и ближе к истории развить тему народной войны в предполагавшихся двух пьесах, продолжающих «Бориса Годунова» — о Дмитрии и Марине и о Василии Шуйском (см. вступительную статью, стр. 559).

Северского» воины Бориса (тот же народ) стремительно бегут от войск Самозванца не потому, что они боятся поляков и казаков, а потому, что не хотят сражаться за царя Бориса против «законного» царевича, воплощающего, по их мнению, надежды на освобождение — прежде всего от крепостного права, введенного Борисом. Об этом говорит в сцене «Москва. Дом Шуйского» умный боярин Афанасий Пушкин в разговоре с Шуйским: «. А легче ли народу? Спроси его! Попробуй самозванец им посулить старинный Юрьев день (то есть освобождение от крепостной зависимости. — С. Б.), так и пойдет потеха!» — «Прав ты, Пушкин», — подтверждает хитрый и дальновидный политик Шуйский. В 17-й сцене («Площадь перед собором в Москве»), отношение народа к Борису обнаруживается уже не просто нежеланием сражаться за него («тебе любо, лягушка заморская, квакать на русского царевича; а мы ведь православные!»), а выражено прямо в угрожающих репликах толпы («Вот ужо им будет, безбожникам») и в словах юродивого, громко обличающего царя при несомненном сочувствии народа. В предпоследней сцене трагедии («Лобное место») народ уже хозяин столицы: с ним (а не с боярами) ведет переговоры посланный Самозванцем Гаврила Пушкин; на Лобном месте (на «трибуне»), оказывается подлинный представитель народа, мужик; он дает сигнал мятежу («Народ! Народ! В Кремль, в Царские палаты! Ступай! вязать Борисова щенка!»), после чего перед зрителями развертывается сцена народного бунта. Наконец, в последней сцене, действие которой происходит всего через десять дней после предыдущей, народ — снова пассивный, успокоившийся после того, как свергнул с престола «Борисова щенка» и поставил над собой настоящего, «законного» царя. Снова, как вначале (в сцене «Девичье поле»), когда дело идет о делах государственных, он считает, что «то ведают бояре, не нам чета» (ср. в этой сцене почтительные реплики: «Расступитесь, расступитесь. Бояре идут. — Зачем они пришли? — А, верно, приводить к присяге Феодора Годунова»). И снова тот же народ, несмотря на то, что только что с ужасом узнал о злодейском убийстве юного Федора и его матери, готов по приказу боярина Мосальского послушно славить нового царя, как вначале по приказу бояр и патриарха славил Бориса Годунова: «Что ж вы молчите? — спрашивает Мосальский, — кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович! Народ: Да здравствует царь Димитрий Иванович».

Так кончалась первоначально пушкинская трагедия. Но позже, в 1830 г., готовя ее к печати, Пушкин внес в это место небольшое, но крайне значительное изменение: после выкрика Мосальского — «народ безмолвствует». Идейный смысл произведения не изменился, спад волны революционного настроения народа остается тем же, но это угрожающее безмолвие народа, заканчивающее пьесу, предсказывает в будущем новый подъем народного движения, новые и «многие мятежи».

«Борис Годунов» написан Пушкиным не как трагедия совести царя-преступника, а как чисто политическая и социальная трагедия. Главное содержание знаменитого монолога Бориса («Достиг я высшей власти. ») — не ужас его перед «мальчиками кровавыми», а горькое сознание, что его преследуют незаслуженные неудачи. «Мне счастья нет», — дважды повторяет он. Больше всего винит он в своем несчастии народ, который, по его убеждению, несправедливо ненавидит его, несмотря на все «щедроты», которыми он старался «любовь его снискать». Забывая о главной причине ненависти — крепостном ярме, которое он наложил на народ, — Борис припоминает все свои «благодеяния» и возмущается неблагодарностью народа. Причиной этой неблагодарности он считает лежащую будто бы в основе народного характера склонность к анархии. Народ якобы ненавидит всякую власть:

Это глубоко неверное и несправедливое обобщение 1) ) нужно Борису для того, чтобы свалить на народ («чернь», как говорит Борис) причину враждебных отношений между царем и народом. Еще резче ту же мысль Борис высказывает за несколько минут до смерти в своем последнем разговоре с Басмановым (сцена 20-я — «Москва. Царские палаты»).

1) Его приводят нередко исследователи, как мнение самого Пушкина о народе, для чего нет никаких фактических оснований.

Григория Отрепьева, в отличие от Годунова, Пушкин изображает не серьезным государственным деятелем, а политическим авантюристом. Он умен, находчив, талантлив 1) ; он человек горячий, увлекающийся, добродушный — и в то же время совершенно беспринципный в политическом отношении. Григорий прекрасно понимает, что не он «делает историю», не его личные качества и усилия являются причиной его беспримерных успехов. Григорий чувствует, что подымается на волне народного движения, и потому его мало тревожат отдельные неуспехи и поражения его войск во время войны с Борисом. Этой теме в трагедии специально посвящена короткая сцена (19-я) «Лес», где Самозванец (в противоположность своим спутникам) обнаруживает полную уверенность в конечном успехе своей борьбы, несмотря на жестокий разгром его войск в сражении.

О патриархе Иове, верном помощнике Годунова во всех его делах, Пушкин писал Н. Раевскому (?) в 1829 г.: «Грибоедов критиковал мое изображение Иова; патриарх, действительно, был человеком большого ума, я же по рассеянности сделал из него дурака» (подлинник письма по-французски) . Пушкин имеет в виду сцену 15-ю («Царская дума»), где патриарх в длинной, цветистой речи, упиваясь своим красноречием, обнаруживает удивительную глупость и бестактность, чем ставит в крайне неловкое положение всех слушателей 2) ). Он перед всей Думой объявляет, что царевич Димитрий после смерти стал святым, и на его могиле творятся чудеса. Для того чтобы разоблачить перед народом самозванца Григория, он предлагает торжественно довести до сведения народа о новом чудотворце и перенести в Кремль в Архангельский собор его «святые мощи». Ему не приходит в голову, что он тем самым предлагает публично объявить о преступлении царя Бориса: ведь по религиозным представлениям православных, взрослый человек делается святым за свои великие заслуги перед богом, а младенец только в том случае, если он был невинно замучен.

1) Он к тому же поэт — см. слова игумена Чудова монастыря (сцена 6-я — «Палаты патриарха»): «. читал наши летописи, сочинял каноны святым».

2) См. ремарку Пушкина: «Общее смущение. В продолжение сей речи Борис несколько раз отирает лицо платком», — а также заключающую сцену реплики двух бояр.

При напечатании «Бориса Годунова» Пушкин изъял из трагедии две сцены, находившиеся в рукописи: «Ограда монастырская» и «Замок воеводы Мнишка в Самборе. Уборная Марины» (см. «Из ранних редакций», стр. 499—503). В первой из них Пушкину хотелось показать, что на путь рискованной политической интриги юного, пылкого и томящегося в монастыре Григория натолкнул какой-то более опытный в житейском отношении «монах», «злой чернец». Во второй — раскрывались некоторые черты холодной авантюристки, красавицы Марины. Исключение этих сцен (не очень нужных в развитии трагедии) нисколько не повредило художественному и идейному содержанию пьесы, тем более что наличие их нарушало бы единство принятого Пушкиным для его трагедии стихотворного размера — нерифмованного пятистопного ямба 1) ).

Приводимый в разделе «Из ранних редакций» (стр. 506) отрывок монолога Григория «Где ж он? где старец Леонид?» относится, вероятно, к ранней стадии работы Пушкина над «Борисом Годуновым».

Свою трагедию Пушкин посвятил памяти Карамзина, умершего в 1826 г. и не успевшего познакомиться с пушкинской пьесой. Это нисколько не значило, что Пушкин разделял историческую концепцию Карамзина — ультрамонархическую и морально-религиозную. Пушкин, несмотря на кардинальное разногласие свое с Карамзиным по политическим и обще-историческим вопросам, глубоко уважал знаменитого историка за то, что тот не искажал фактов в угоду своей реакционной концепции, не скрывал, не подтасовывал их, — а только по-своему пытался их истолковать. «Несколько отдельных размышлений в пользу самодержавия, красноречиво опровергнутых верным рассказом событий», — так называл Пушкин эти морально-религиозные и монархические рассуждения Карамзина. Он верил в объективность приводимых историком фактов и высоко ценил его научную добросовестность. «“История государства Российского” есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека», — писал он («Отрывки из писем, мысли и замечания»; см. т. 6).

1) Сцена «Ограда монастырская» написана длинным, восьмистопным, хореем с попадающейся местами рифмой; «Замок воеводы Мнишка в Самборе» — рифмованным разностопным (вольным) ямбом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector