Генералам двенадцатого года

ГЕНЕРАЛАМ ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА
Из кинофильма «О бедном гусаре замолвите слово», 1980,
режиссер-постановщик Эльдар Рязанов

Музыка А. Петрова
Слова М. Цветаевой

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след –
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера –
Малютки-мальчики, сегодня –
Офицера.

Вам все вершины были малы
И мягок – самый черствый хлеб,
О молодые генералы
Своих судеб!

Антология русской песни / Сост., предисл. и коммент. Виктора Калугина. — М.: Изд-во Эксмо, 2005.

Марина Цветаева (1892-1941)

АВТОРСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Генералам двенадцатого года

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след, —
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань господня
И сердце матери, — вчера —
Малютки-мальчики, сегодня —
Офицера!

Вам все вершины были малы
И мягок самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!
________

Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я встретила, Тучков-четвертый,*
Ваш нежный лик.

И вашу хрупкую фигуру,
И золотые ордена.
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна.

О, как, мне кажется, могли вы
Рукою, полную перстней,
И кудри дев ласкать — и гривы
Своих коней.

В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век.
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.

Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы все могли!

Что так же трогательно-юно,
Как ваша бешеная рать?
Вас златокудрая фортуна
Вела, как мать.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие —
И весело переходили
В небытие.

26 декабря 1913
Феодосия

* Посвящено мужу — Сергею Яковлевичу Эфрону (1893-1941)
** Тучков-четвертый А. А. (1777-1812) — генерал-майор, погибший в Бородинском сражении.

Душа любви: /Поэт. антол./ А. Ахматова, Н. Гумилев, О. Мандельштам, М. Цветаева. — Сост., авт. вступ. статей и примеч. А. Л. Казаков. — Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1990.

«Анализ стихотворения Цветаевой М. И. «Генералам двенадцатого года»»

Стихотворение «Генералам двенадцатого года» (1913) — одно из наиболее восторженных и романтических произведе­ний молодой М.И. Цветаевой. Оно практически все состоит из цепочки деталей, возвышающих адресата послания:

Вы, чьи широкие шинели Напоминают паруса,

Чьи шпоры весело звенели И голоса,

И чьи глаза, как бриллианты,

На сердце оставляли след, — Очаровательные франты Минувших лет!

Заявленный в сравнении образ паруса в классической поэзии XIX века, например у М.Ю. Лермонтова, традиционно символи­зирует жизнестойкость, способность противостоять любым на­тискам судьбы. Именно эти черты, по мнению М.И. Цветаевой, являлись определяющими в характерах героев 1812 года, что в конечном итоге и обусловило высокую степень их патриотиче­ского чувства. Обращения «генералы», «цари» также призваны возвеличить образы офицеров. Они не только герои отечества, но и генералы дамских сердец. В восприятии образов очевидна опо­ра на литературную традицию. В произведении важен не кон­кретный адресат, а образ поколения, обращение «Ваше благоро­дие» к которому было наполнено глубоким содержательным смыслом. В стихотворении звучит глубокое сожаление об ушед­шем типе мужского идеала той эпохи. Но в еще большей степе­ни, чем рисуемые образы, в стихотворении важен романтический характер самой восторженной лирической героини. Она любует­ся героями 1812 года не только как покоренная их душевным благородством и высокими манерами женщина. В стихотворении заявлена и материнская тема:

Вас охраняла длань господня И сердце матери, — вчера.

Малютки-мальчики сегодня — Офицера!

В восторженных восклицаниях «Ах!», «О…» и строгом обращении «Вы» усматриваются жанровые особенности сен­тиментального романса. Если в душе мечтательной лириче­ской героини царят две стихии (любовь и творчество), то сердцами генералов 1812 года владеют опять-таки любовь и героика. Только любовь дает им силы побеждать. Именно она питает душевное благородство:

Вы побеждали и любили Любовь и сабли острие — И весело переходили В небытие.

Стихотворение, написанное через столетие после событий Отечественной войны 1812 года, призвано увековечить в па­мяти поколений и опоэтизировать высокий образ русского офицерства.

Отечественная война 1812 года породила в русской поэзии мощную поэтическую традицию, начиная с Г. Державина,

В. Капниста, В. Жуковского, К. Батюшкова, Ф. Глинки, К. Ры­леева, А. Пушкина, М. Лермонтова, А. Дельвига, Ф. Тютчева, А. Майкова, Е. Баратынского, заканчивая многочисленными народными историческими песнями. Однако в их произведе­ниях важны исторический и патриотический аспекты воспри­ятия событий. Для М.И. Цветаевой герои двенадцатого года важны не только как храбрые воины, но и неотразимые кава­леры. В таком ракурсе до нее никто данную тему не поднимал, кроме, пожалуй, Ф. Глинки («Партизан Давыдов»), В. Жу­ковского («Певец в стане русских воинов»), М. Языкова («Д.В. Давыдову»), которые вспоминали о разгульно-удалых подвигах Д. Давыдова.

maxsochinenie.ru

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Открытка (плейкаст) «Романс «Генералам двенадцатого года»»

david3514 , 15 сентября 2012 года, 16:29

Когда в дворянских семьях рождались мальчики, то их приписывали к какому-либо полку, и к сроку действительной военной службы они были уже в офицерских званиях. Именно поэтому и генералами отличившиеся на полях сражений офицеры становились достаточно молодыми.

Среди блистательной плеяды молодых, дерзких, отважных генералов Отечественной войны 1812 года, Александр Тучков занимает особое место. В 11 лет он был посвящён в офицерский чин. В 22 года уже стал полковником. Генерал-майор Александр Алексеевич Тучков погиб в Бородинской битве 26 августа 1812 года, на 35-м году от рождения своего. Его портрет один из наиболее запоминающихся в Военной галерее Зимнего Дворца. Он чужд картинной воинственности. Грустно задумчивое лицо молодого генерала, как бы предчувствующего свою раннюю смерть. Вероятно по желанию М.М. Тучковой, вдовы генерала, живописец изобразил на его мундире медаль за участие в войне 1812 года. Такие медали участники кампании получали только в 1813 году, но Тучков бесспорно заслужил её своей геройской смертью на Бородинском поле. Однако самый лучший памятник Александру Тучкову воздвигла его вдова своей бессмертной и вечной любовью. Храм, выстроенный ею, до сих пор стоит на Бородинском поле…

В одной невероятной скачке

Вы прожили свой краткий век, —

И Ваши кудри, Ваши бачки

Засыпал снег …

Эти строки Марины Цветаевой обращены к одному из тех самых блестящих «генералов двенадцатого года» — Александру Тучкову. «Тучков четвёртый» был в своей семье самым младшим: в 1812 году ему исполнилось 35 лет. И он, и его старшие братья — Николай, Сергей, Павел, Алексей — все они были генералами и все (за исключением Алексея — предводителя дворянства Московского уезда) находились в 1812 году в действующей армии.

В 1806 году младший Тучков женился на 25-летней Маргарите Нарышкиной, аристократке высшей пробы. Брак Александра Тучкова и Маргариты Нарышкиной был браком по любви. Маргарита была настолько очарована своим мужем и настолько боялась даже и не то чтобы потерять его, но просто разлучиться с ним на долгое время, что сопровождала молодого генерала во всех его походах — и в 1807 году, и в 1808 году, и в последующие годы.

В апреле 1811 года у них родился сын и теперь уже втроём, они по-прежнему не расставались, и Александр был счастлив. Но продлиться их семейному счастью было не суждено. Наступило лето 1812 года… Сохранилось семейное предание. Однажды, когда им пришлось заночевать в какой-то крестьянской избе, Маргарите приснился сон: она явственно увидела надпись кровью, что-то вроде «участь твоя решится под Бородином». В ужасе она проснулась: «Бородино! Тебя там убьют. » Вместе они поискали на карте это незнакомое название, но никакого Бородина не нашли. «Чепуха какая-то», — успокоил её муж, и отослал их вместе с сыном в Москву, — искать Бородино где-нибудь под Москвой ему тогда и в голову не пришло…

Во время одной из контратак под Бородино Николай Тучков получил пулю прямо в грудь. Младший его брат Александр командовал бригадой в дивизии, защищавшей флеши. Братья сражались рядом, их разделяли всего сотни метров, но они ничего не знали о судьбе друг друга. Примерно в те же минуты, когда Николай вёл в свою последнюю контратаку гренадер Павловского полка, его брат Александр, повёл в контратаку на флеши солдат Ревельского полка.

Схватив знамя, Тучков закричал своему полку: «Ребята, вперёд!». Солдаты, которым стегало в лицо свинцовым дождём, задумались. «Вы стоите? Я один пойду!»… Картечь расшибла ему грудь. Тело его не досталось в добычу неприятелю. Множество ядер и бомб, каким-то шипящим облаком, обрушилось на место, где лежал убитый, взрыло, взбуравило землю и взброшенными глыбами погребло тело генерала…

«Участь твоя решится под Бородином»… В то августовское утро Маргарита Тучкова, ещё не зная этого, стала вдовой. Страшный её сон оказался пророческим. Её муж остался лежать там, на Бородинском поле, — среди десятков тысяч других, искалеченных и убитых…

Для ещё одного из братьев Тучковых, Павла, последним стало сражение у Валутиной горы. Прикрывая отступление из-под Смоленска той самой колонны, которую вёл его брат Николай и в которой находился его брат Александр, Павел Тучков вместе со своими солдатами бросился в штыковую контратаку. Жизнь ему спасли лишь его золотые генеральские эполеты: исколотый штыками, весь в крови, он был захвачен французами… Рассказывали, что при известии о судьбе трёх её сыновей их мать упала на колени и навсегда ослепла…

А для Маргариты Тучковой, вдовы Александра, весь смысл и всё устремление её жизни свелось теперь к её сыну Николеньке и к желанию отыскать то, что осталось от её мужа. И как только появилась такая возможность, она отправилась туда, на Бородинское поле. Трудно даже представить себе тот ужас, который испытала эта молодая женщина, бродя среди множества мёртвых тел, переворачивая их, заглядывая в их почерневшие лица, пытаясь найти хоть что-то, напоминавшее её любимого мужа… Всё оказалось напрасно: никаких следов Александра Тучкова обнаружить она не смогла. Разве что маленький перстень, который Александр носил на мизинце правой руки, — так гласит легенда…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector