Футлярная» жизнь в рассказах Чехова

А.П. Чехова любили современники, но все же не многие из них понимали, что имеют дело с первостепенной литературной силой. И совсем не так давно совершилось окончательное признание Чехова классическим автором.

Чехов был очень наблюдателен, и эта способность помогала ему выявлять «пороки» и недостатки общества, в котором он жил. В своих ранних рассказах Чехов касается широкого круга нравственных и философских проблем.

Однако, вопрос о «футлярной» жизни людей занимает в его творчестве особое место. Так, рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви» изначально задумывались как части одного цикла, который автор посвятил узости человеческой души. В данном случае Чехов обличает стремление подчинить жизнь каким-то нормам и законам. Но самое страшное, что люди этого типа не только «живут в футляре», но и считают такую жизнь идеальной.

Самый известный рассказ этого цикла – «Человек в футляре». Главным героем этого рассказа является учитель греческого языка Беликов. «Необычность» этого человека проявляется уже в его внешности: «Всегда, даже в очень хорошую погоду выходил в галошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле… Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх».

Если уж говорить о мировосприятии героя, то в первую очередь нужно отметить его неприятие действительности. Он «всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было».

Беликов пытался все подчинять определенным правилам: «Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь… В разрешении же и позволении скрывался для него всегда элемент сомнительный, что-то недосказанное и смутное».

Но самое трагичное, на мой взгляд, совсем другое: Беликов не только сам жил в футляре, но подчинял окружающих своим правилам.

Я считаю, герой Чехова Беликов – это живое олицетворение цензуры, законов, ограничений, которые накладываются на человека в большей степени самим человеком, а не обществом и средой.

Работая в коллективе, Беликов понимает, что следует поддерживать отношения с сослуживцами. Чаще всего, он приходил в гости, садился где-нибудь в углу и молчал. На этом его общение с коллегами заканчивалось, долг настоящего товарища был выполнен. Не удивительно, что этого человека никто не любит.

Даже чувство любви Беликов испытывает совсем по-иному: «Варвара Саввишна мне нравится,… и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но… все это, знаете ли, произошло как-то вдруг… Надо подумать». Беликов очень болезненно воспринимает многие жизненные трудности. Так, например, на него очень сильно подействовали карикатура и случайное нелепое происшествие (учитель греческого языка упал с лестницы на глазах у Вареньки). Когда Беликов умирает, то у многих читателей складывается впечатление, что именно ради этого момента он и прожил свою странную, бессмысленную жизнь.

«Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что наконец его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет», — отметил Чехов.

В рассказе «Крыжовник» главный герой всю жизнь мечтал об усадьбе, в которой рос бы крыжовник. В один прекрасный день его мечта сбылась, он стал абсолютно счастлив. Фактически, на этом жизнь героя рассказа завершается, ибо у него больше нет стремлений и желаний, весь мир замкнулся в одной лишь усадьбе и крыжовнике.

На мой взгляд, Чехов отрицает такое счастье, ибо подобная ограниченность приводит к незнанию и непониманию смысла жизни.

В рассказе «О любви» Чехов хочет рассказать людям о том, как часто они идут на поводу у своих привычек, общепринятых догм и законов, как часто отказываются от самого прекрасного в жизни каждого человека – любви.

Именно об этом размышляет помещик Алехин: «… только в это мгновение он понял, как мелко было то, что мешало им любить и быть вместе, он осознал, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе».

Я считаю, что проблема футлярной жизни актуальна и в наше время, так как среди нас есть много людей, которые так же, как и сто лет назад живут ложными мечтами и идеалами. Они пытаются объяснить жизнь бессмысленными законами и правилами.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Чехов А.П. / Разное / «Футлярная» жизнь в рассказах Чехова.

Смотрите также по разным произведениям Чехова:

Тема “футлярной” жизни в рассказах А. П. Чехова

Предметом творческого исследования является для Чехова сложный и противоречивый мир человеческой души. В небольших по объему рассказах писатель воспроизводит истории целых жизней людей, модифицирование их внутреннего мира. На современном ему материале он ставит проблемы большого общечеловеческого значения, имеющие универсальный смысл, который сохраняется надолго.

В ранних юмористических рассказах Чехов рассматривал разные виды «ложных представлений» — стереотипных жизненных моделей поведения, стандартов, по которым строится вся жизнь человека. Для подобного явления автор нашел точное слово — «футляр».
Это то, что позволяет героям рассказов строить свою жизнь по определенному шаблону, располагать один универсальный ответ на все разнообразные жизненные вопросы. По некому единому стереотипу строилось поведение мелкого чиновника Червякова из рассказа «Смерть чиновника», полицейского надзирателя Очумелова, героя рассказа «Хамелеон», но главным образцом человека, ведущего «футлярный» образ жизни, является учитель греческого языка Беликов, герой рассказа «Человек в футляре».

В рассказе «Смерть чиновника», написанном в 1883 году, Чехов продолжает традиционную в русской литературе тему «маленького человека». Нарушая давнехонько установившуюся традицию жалости к «маленькому человеку», автор делает своего героя смешным и жалким одновременно. Червяков смешон и жалок тем, что пресмыкается и унижается добровольно. Чинопочитание и раболепие стали его важнейшими определяющими чертами, его своеобразным футляром, из которого он более того не желает вылезать: «Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам. не будет. «. Он считает своим долгом и первейшей обязанностью высказывать свое «уважение к персонам».

В рассказе «Хамелеон», написанном в 1884 году, основной герой, полицейский надзиратель Очумелов тоже прячется в футляр, внешними своими проявлениями напоминая ящерицу-хамелеона, способную менять свой цвет в зависимости от обстоятельств. В основе хамелеонства Очумелова заложен твердый принцип; то, что принадлежит генералу, превосходит все остальное.

В рассказе «Ионыч» реализуется одна из самых характерных для мира Чехова ситуаций: люди разобщены, они живут любой своей жизнью, своими чувствами, интересами, и в тот момент, когда кому-то нужно понимание со стороны другого человека, тот занят только своими интересами. Когда врач Старцев предлагает Екатерине Ивановне вылезти за него замуж, она отвечает: «Я безумно люблю, обожаю музыку. «, то есть ей нет ни какого дела до его чувств, она занята устройством своей собственной жизни.

Наиболее важным произведением, относящимся к теме «футлярной жизни» и давшим ей название, является рассказ «Человек в футляре», написанный в 1898 году. Этот рассказ представляет собой сочетание конкретной социальной сатиры, материала, связанного с определенной исторической эпохой, и философских обобщений вечных, общечеловеческих вопросов.

И название рассказа, и имя его главного героя сразу же были восприняты как социальное обобщение. «Футлярные люди», «беликовы» — эти нарицательные обозначения вошли в обиход, стали общепринятыми формулами.

Беликов был преподавателем греческого языка, и «древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда он прятался от действительной жизни». Даже «мысль свою Беликов также стремился запрятать в футляр», скорее всего, из опасения «как бы чего не вышло».

Из описания простого гимназического учителя вырастают точно обозначенные приметы эпохи: тщательно скрываемая мысль, которую стараются поглубже запрятать в футляр; полное запрещение какой бы то ни было общественной деятельности; расцвет шпионства и доносов. Итогом всего этого, его прямым следствием является повальный страх. Беликов «угнетал» учителей, «давил на всех», они «стали бояться всего», «подчинялись, терпели». Чтобы ясно показать запуганность русской интеллигенции, автор дает ее представителям такую характеристику: «. стали бояться всего. Бояться громко изрекать, посылать письма, знакомиться, читать книги, бояться помогать бедным, учить грамоте».

Описание поведения и привычек Беликова содержит парадокс: человек, который должен был бы чувствовать себя наиболее привычно в среде, им же самим создаваемой, в нравах, им насаждаемых, он первый же и страдает от них. Тот самый Беликов, которого все так боятся, не может более того спокойно спать по ночам. Ему страшно более того в своем футляре, он боится своего повара Афанасия, воров и думает, «как бы чего не вышло».

Такой жалкой «футлярной жизни» противопоставлена в рассказе другая жизнь, вольная, наполненная движением и смехом. Эту жизнь олицетворяет в рассказе Варенька Коваленко.

Любовь также может являться своеобразным футляром, как, например, она становится им для Оленьки Племянниковой (рассказ «Душечка»). Основной признак ее любви: существовать тем, чем живет ее очередной избранник, изрекать его словами, буквально воспроизводить его мнение. Когда пишется о полном одиночестве Душечки и бессмысленности ее жизни в отсутствие любви, несколько раз, как о худшем проявлении одиночества и бессмысленности, сказано, что «у нее не было никаких мнений».

В любом рассказе Чехова, повествующем о людях, которые живут «футлярной» жизнью, действительная, настоящая жизнь торжествует над любым из футляров, в который ее пытаются заключить. Только в гробу «достиг своего идеала» Беликов. Гроб стал для него самым надежным футляром, куда уже никогда не сможет проникнуть живая жизнь, которая торжествует в реальности и находит свое выражение в том, что «хоронить таких людей, как Беликов, это большое удовольствие». Но совместно с тем в положении учителей, в их образе жизни не происходит существенных изменений: «Жизнь потекла по-прежнему, такая же суровая, утомительная, бестолковая, жизнь, не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне; не стало лучше». Герой рассказа, учитель Буркин, объясняет это тем, что, хотя Беликов и умер, «а сколько ещё таких человеков в футляре осталось, сколько их ещё будет».

Литература наполнялась ожиданиями и предчувствиями чего-то нового, грядущего. Для того чтобы высказать все это, понадобились новые слова и новые способы художественной выразительности: совершался процесс обновления русского реализма применительно к новым историческим условиям.

Чехов в своих произведениях хотел «правдиво нарисовать жизнь и. показать, насколько эта жизнь уклоняется от нормы». Он предпочел исследовать жизнь не в больших и общих явлениях, а в частных выражениях, в сфере быта. Этим он расширил возможности реализма, подняв мелкие и, на первый взгляд, неважные темы до уровня больших и сильно значимых.

Футлярная жизнь в рассказах Чехова

ПРОТЕСТ ПРОТИВ ФУТЛЯРНОЙ ЖИЗНИ.

Чеховские рассказы 90-х годов поражают емкостью содержания, масштабами художественных обобщений. Высочайшего совершенства достигает мастерство писателя, умеющего воссоздать в малой литературной форме крупные явления жизни, сложные человеческие характеры и отношения. В 90-е годы особенно четко определилась одна из важнейших тем всего творчества Чехова — обличение пошлости, обывательщины, духовного мещанства.

1 Цикл — несколько произведений, объединенных общей темой, идеей.

В этот период у Чехова появляются рассказы, объединенные в небольшие циклы Такова маленькая трилогия, написанная в 1898 году: Человек в футляре, Крыжовник и О любви.

Вся трилогия представляет собой нерасторжимое единство комического и трагического.

Учитель греческого языка Беликов смешон своим страхом перед жизнью, своим искренним стремлением спрятать в футляры и свои вещи, и себя самого: Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх.

И древние языки, которые Беликов преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда можно спрятаться от действительной жизни. И мысль свою он старался запрятать в футляр. Для нсго были ясны только циркуляры и газетные статьи, в торых запрещалось что-нибудь.

Болезненный страх Беликова, над которым мы смеемся, читая о его ухаживаниях за беспечной певуньей Варенькой, отравляет общественную атмосферу и становится пугающе активной силой. Трусливое, дрожащее существо, подобное щедринскому пескарю, пятнадцать лет держит в своих руках не только гимназию — весь город! Сам Беликов этого не понимает. Он всего-навсего повторяет: Как бы чего не вышло, вздыхает, ноет да еще ходит по учительским квартирам и как будто что-то высматривает. Посидит этак, молча, час-другой и уйдет. Это называлось у него поддерживать добрые отношения с товарищами. Но в стране, где господствовал полицейский сыск, донос, судебная расправа, где преследовалась живая мысль, доброе чувство, одного вида Беликова было достаточно, чтобы привести в трепет. Так под влиянием Беликова плодится пособничество всему подлому, замирает все живое, доброе, человечное: Боятся громко говорить, посылать письма, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте. .

За фигурой Беликова мы видим беликовщину — типическое явление общественной жизни России 80-90-х годов прошлого века.

Имя Беликова стало нарицательным, как имена Хлестакова, Чичикова, Манилова, Иудушки Головлева.

Беликов умер единственно от страха перед жизнью, и хоронить его было большим удовольствием, как признался рассказчик этой истории — учитель Буркин. Но смерть Беликова не могла избавить город от беликовщины. Жизнь и после его похорон осталась такой же, как была,- не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне.

И тем не менее рассказ не оставляет ощущения безнадежности. В нем изображены и силы, враждебные беликовщине. Таков учитель-демократ Коваленко. Он открыто выступает против футлярного прозябания: Не понимаю. как вы перевариваете этого фискала, эту мерзкую рожу. Эх, господа, как вы можете тут жить! Атмосфера у вас удушающая, поганая. Разве вы педагоги, учителя? Вы чинодралы, у вас не храм науки, а управа благочиния, и кислятиной воняет, как в полицейской будке. В этой отповеди слышны гневные интонации щедринской сатиры.

И Буркин, сослуживец Беликова, хоть избегает, в отличие от Коваленко каких-либо выводов и оценок политического характера (сказывается привычная осторожность), хоть и пытается объяснить жизнь Беликова особенностями его характера, рисует бели-ковщину как общественное зло. Очевидно, что симпатия Бур-кина на стороне Коваленко. Приглушенным протестом против духовного угнетения, затаенной тоской о чистой, вольной общественной атмосфере звучат слова Буркина: Ах, свобода, свобода. Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли? Открыто ненавидит беликовщину слушатель Буркина, старый ветеринар Иван Иваныч Чимша-Гималайский. Но оба они не знают, как вырваться из пут футлярного существования.

Иван Иваныч повествует о другом футлярном человеке — своем брате Николае Иваныче (Крыжовник). Это человек, который больше всего на свете желал приобрести в собственность-клочок земли и есть не купленный, а свой собственный крыжовник.

Николай Иваныч много лет выполнял скучную работу мелкого чиновника. Женился он ради денег, своей скаредностью загнал жену в могилу и ценой долгих лишений под старость купил имение. Он наслаждается, наконец, собственным крыжовником, он разъелся, разжирел, того и гляди хрюкнет в одеяло. Новоявленный помещик, который когда-то в казенной палате боялся даже для себя лично иметь собственные взгляды, приобрел самомнение самое наглое, произносит одни только истины и таким тоном, точно министр.

Мы видим, что и этот вариант футлярного существования не только смешон, но и страшен. Страшно превращение человека в животное. Еще страшнее его стремление подчинить себе окружающих. Ведь Николай Иваныч вообразил себя благодетелем мужиков: лечит их от всех болезней касторкой и содой, в день своих

Герой рассказа Попрыгунья (1892) -Осип Степанович Дымов- врач-подвижник, врач-ученый. Это необыкновенный человек, редкий, подающий огромные надежды. Но Дымов гибнет, подобно Базарову, не осуществив этих надежд.

Трагедия Дымова порождена его соприкосновением с миром пошлости и суеты, где порхает его жена Ольга Ивановна, вообразившая себя артисткой и художницей, окруженная знаменитыми друзьями и знакомыми. Это типичный для 80-90-х годов круг интеллигентов-мещан, внешне интересных и блестящих, внутренне — мелких и тусклых.

Ольга Ивановна, пожалуй, и любит своего Дымова. Ее лишь стесняет, что муж такой обыкновенный, ничем не замечательный человек. Всю жизнь она жадно ищет знаменитостей, чтобы боготворить их, греться в лучах их славы. И она не может устоять перед такими романтическими (а в действительности — такими пошлыми) ухаживаниями известного художника Рябовского.

Узнав об измене жены, Дымов по-прежнему добр, деликатен, великодушен. Он любит — и любит так, как может любить лишь большое, верное и щедрое сердце. Беда только, что это сердце слишком кротко, слишком уступчиво перед лицом лжи и пошлости. Измученный этой ложью, тоскующий, усталый, Дымов допускает страшную оплошность. Спасая больного ребенка, он по неосторожности глотает смертельную дозу дифтеритного яда.

Только теперь Ольга Ивановна вдруг поняла: . это был в самом деле необыкновенный, редкий и, в сравнении с теми, кого она знала, великий человек. Прозевала! Прозевала! — словно бы говорит ей все вокруг. Что прозевала? Жизнь? Любовь? Редкого человека? Нет, возможность боготворить знаменитость, молиться на нее. —

А Дымов — уже из небытия — улыбнулся жене своей неизменно кроткой улыбкой. Смерть Дымова потрясает, она вызывает непереносимую горечь, ненависть к миру, где процветает пошлость и гибнет подлинно великое.

Чехов побуждает читателей задуматься: как изменить жизнь? Его рассказы порождают убеждение: выход надо найти.

Герои рассказа Дама с собачкой (1898) тонут незаметно, день за днем в трясине футлярной жизни. По скупым штрихам мы можем воссоздать их историю. Гурова женили на женщине, чуждой ему, и он стал ей изменять. В жизни Гурова сплошные но — тревожный признак начавшейся деградации: пО образованию он филолог, но служит в банке, готовился когда-то петь в опере, но бросил.

Подобные но коверкают жизнь и Анны Сергеевны, с которой познакомился герой рассказа в Ялте. Она замужем, но чувствует в своем муже-чиновнике лакейскую душу. Еще до встречи с Гуровым она думала: Ведь есть же. другая жизнь. Именно тоска по иной жизни и явилась причиной того, что Анна Сергеевна, женщина глубоко порядочная и чистая, сблизилась с Гуровым. Он кажется ей добрым, необыкновенным, возвышенным. Гуров же поначалу воспринимал роман с Анной Сергеевной как милое и легкое приключение.

Но, по словам Чехова, влюбленность указывает человеку, какнмон должен быть. Именно это перерождение и происходит с Гуровым и Анной Сергеевной. По контрасту с любовью проступает наружу незаметная прежде пошлость окружающей жизни: ненужные дела и разговоры все об одном отхватывают на свою долю лучшую часть времени, лучшие силы, и в конце концов остается какая-то куцая, бескрылая жизнь, какая-то чепуха, и уйти и бежать нельзя, точно сидишь в сумасшедшем доме или в арестантских ротах!

Герои стали лучше и чище, рядом с их прежней ложной жизнью встала другая, полная большого, настоящего чувства. . Эта их любовь изменила-их обоих, — говорит Чехов. Они не знают, как освободиться от пут прежней жизни. Но и смириться с бескрылой жизнью не могут.

И казалось, что еще немного -и решение будет найдено, и тогда начнется новая, прекрасная жизнь, и обоим было ясно, что до конца еще далеко-далеко и что самое сложное и трудное только еще начинается

Сочинение «Футлярная» жизнь в рассказах Чехова.

А. П. Чехова любили современники, но все же не многие из них понимали, что имеют дело с первостепенной литературной силой. И совсем не так давно совершилось окончательное признание Чехова классическим автором.

Чехов был очень наблюдателен, и эта способность помогала ему выявлять «пороки» и недостатки общества, в котором он жил. В своих ранних рассказах Чехов касается широкого круга нравственных и философских проблем.

Однако, вопрос о «футлярной» жизни людей занимает в его творчестве особое место. Так, рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви» изначально задумывались как части одного цикла, который автор посвятил узости человеческой души. В данном случае Чехов обличает стремление подчинить жизнь каким-то нормам и законам. Но самое страшное, что люди этого типа не только «живут в футляре», но и считают такую жизнь идеальной.

Самый известный рассказ этого цикла – «Человек в футляре». Главным героем этого рассказа является учитель греческого языка Беликов. «Необычность» этого человека проявляется уже в его внешности: «Всегда, даже в очень хорошую погоду выходил в галошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле… Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх».

Если уж говорить о мировосприятии героя, то в первую очередь нужно отметить его неприятие действительности. Он «всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было».

Беликов пытался все подчинять определенным правилам: «Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь… В разрешении же и позволении скрывался для него всегда элемент сомнительный, что-то недосказанное и смутное».

Но самое трагичное, на мой взгляд, совсем другое: Беликов не только сам жил в футляре, но подчинял окружающих своим правилам.

Я считаю, герой Чехова Беликов – это живое олицетворение цензуры, законов, ограничений, которые накладываются на человека в большей степени самим человеком, а не обществом и средой.

Работая в коллективе, Беликов понимает, что следует поддерживать отношения с сослуживцами. Чаще всего, он приходил в гости, садился где-нибудь в углу и молчал. На этом его общение с коллегами заканчивалось, долг настоящего товарища был выполнен. Не удивительно, что этого человека никто не любит.

Даже чувство любви Беликов испытывает совсем по-иному: «Варвара Саввишна мне нравится,… и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но… все это, знаете ли, произошло как-то вдруг… Надо подумать». Беликов очень болезненно воспринимает многие жизненные трудности. Так, например, на него очень сильно подействовали карикатура и случайное нелепое происшествие (учитель греческого языка упал с лестницы на глазах у Вареньки). Когда Беликов умирает, то у многих читателей складывается впечатление, что именно ради этого момента он и прожил свою странную, бессмысленную жизнь.

«Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что наконец его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет», — отметил Чехов.

В рассказе «Крыжовник» главный герой всю жизнь мечтал об усадьбе, в которой рос бы крыжовник. В один прекрасный день его мечта сбылась, он стал абсолютно счастлив. Фактически, на этом жизнь героя рассказа завершается, ибо у него больше нет стремлений и желаний, весь мир замкнулся в одной лишь усадьбе и крыжовнике.

На мой взгляд, Чехов отрицает такое счастье, ибо подобная ограниченность приводит к незнанию и непониманию смысла жизни.

В рассказе «О любви» Чехов хочет рассказать людям о том, как часто они идут на поводу у своих привычек, общепринятых догм и законов, как часто отказываются от самого прекрасного в жизни каждого человека – любви.

Именно об этом размышляет помещик Алехин: «… только в это мгновение он понял, как мелко было то, что мешало им любить и быть вместе, он осознал, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе».

Я считаю, что проблема футлярной жизни актуальна и в наше время, так как среди нас есть много людей, которые так же, как и сто лет назад живут ложными мечтами и идеалами. Они пытаются объяснить жизнь бессмысленными законами и правилами. .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: