Function(w, d, n, s, t) w n w n,; w n

Николай Васильевич Гоголь приехал в Петербург после окончания Нежинского лицея в декабре 1828 года вместе с однокашником А.Данилевским и слугой Якимом. Ещё лицеистом он мечтал о служении «для блага государства» на поприще юстиции именно в Петербурге, где будет жить «в весёлой комнатке окнами на Неву». Но поселился юноша не на набережной Невы, а на Гороховой улице вблизи Фонтанки. «Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал, я его воображал гораздо красивее, великолепнее», – писал он матери. Вскоре молодые люди переехали в дом аптекаря Трута, находившийся на набережной Екатерининского канала (канал Грибоедова) между Кокушкиным и Вознесенским мостами (сейчас – участок дома 74). Хотя здание не сохранилось, из письма Гоголя к матери можно судить о том, в каких условиях жил девятнадцатилетний юноша, покинувший родительский дом. «За квартиру мы платим 80 руб. в месяц, за стены, дрова и воду. Она состоит из двух небольших комнат и права пользоваться на хозяйской кухне. Съестные припасы также не дёшевы. Это всё заставляет меня жить, как в пустыне, я принуждён отказаться от лучшего своего удовольствия – видеть театр». Молодому человеку пришлось испытать нужду и все тяготы, связанные с жизнью в большом городе без родных и близких, без поддержки и опоры.

Прожив более полугода в доме Трута, в апреле 1829-го Гоголь поселился на Большой Мещанской улице (Казанская,39), напротив Столярного переулка, в тесной квартире на четвёртом этаже дома известного во всём Петербурге каретного мастера Иохима. В этом доме жили два портных, сапожник, красильщик, повивальная бабка. Здесь же находились кондитерская, мелочная лавка, магазин сбережения зимнего платья, табачная лавка, поэтому всё здание было облеплено вывесками.

Интересно заметить, что в этом же доме с 1828 года по май 1829-го жил и польский поэт Адам Мицкевич, принятый в круг известных русских поэтов (Крылов, Жуковский, Вяземский, Плетнёв, Пушкин, Грибоедов), ни один из которых тогда, весной 1829 года, не знал ещё имени Николая Васильевича Гоголя. Живя в доме Иохима, Гоголь под псевдонимом В.Алов издал поэму «Ганс Кюхельгартен», холодно встреченную критикой. Подавленный своей неудачей, он забирает экземпляры своей поэмы у книготорговцев, снимает на один день номер в гостинице «Неаполь» на Вознесенском проспекте ( в настоящее время – участок дома 79/23), куда вместе со слугой Якимом переносит книги и сжигает их. Но тяга к литературному труду остаётся. Здесь, в этом доме, появляются первые наброски будущих «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

С конца 1829 года до мая 1831-го Н.В.Гоголь живёт в доме Зверкова на углу Столярного переулка и Екатерининского канала (Наб. канала Грибоедова,69/18), «самом высоком в Петербурге». В это время он предпринимает неудачную попытку поступить на сцену. Другая попытка как-то устроить свою жизнь увенчалась успехом: в конце 1829 года Гоголь получает место чиновника в департаменте государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. Одновременно писатель продолжает работать над «Вечерами. «. В начале 1830 года в журнале «Отечественные записки» появляется безымянная повесть «Вечер накануне Ивана Купала», обратившая на себя внимание литераторов. Появилась она как раз в то время, когда в обществе возрос интерес к фольклору, особенно к народной жизни и преданиям Украины. После первого небольшого успеха Гоголь начинает печататься в изданиях барона Дельвига «Северные цветы» и «Литературная газета», где впервые обнародуется его имя.

Дельвиг, лицейский товарищ А.С.Пушкина, человек умный и добрый, заметив талант в начинающем писателе, познакомил его с В.А.Жуковским, который, в свою очередь, принял участие в судьбе Гоголя. Жуковский препоручил устройство Гоголя Плетнёву, поэту и критику, занимавшему в то время должность инспектора Патриотического института благородных девиц. Усилиями Плетнёва Гоголь получил место младшего учителя в этом учебном заведении, находившемся на Васильевском острове (10-я линия, д.3/30, у Большого пр.). Плетнёв познакомил будущего автора «Мёртвых душ» с А.С.Пушкиным. «Надобно познакомить тебя с молодым писателем, который обещает что-то хорошее, – писал он поэту. – Жуковский от него в восторге. Я нетерпеливо желаю подвести его к тебе под благословение». Знакомство состоялось 20 мая 1831 года на квартире у Плетнёва, жившего вблизи Сенной площади (Московский пр., участок дома 8). Эта встреча коренным образом изменила жизнь Н.В.Гоголя: двадцатидвухлетний писатель вошёл в круг виднейших русских поэтов.

См. также отрывок из книги Н.П.Анциферова «Непостижимый город»: «Петербург Гоголя »

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

Художник — Алексей Порай-Кошиц

Художник по костюмам — Ирина Цветкова

Художник по свету — Глеб Фильштинский

Режиссер — Валерий Галендеев

Музыкальные руководители — Михаил Александров, Евгений Давыдов

В спектакле заняты: Татьяна Шестакова, Сергей Курышев, Елена Соломонова, Дарья Румянцева, Екатерина Клеопина, Владимир Селезнев, Алексей Зубарев, Анатолий Колибянов, Игорь Черневич, Павел Грязнов, Станислав Никольский, Олег Гаянов, Александр Кошкарев, Олег Рязанцев, Алексей Морозов, Игорь Иванов/Сергей Козырев, Олег Дмитриев, Владимир Захарьев, Данила Козловский, Станислав Ткаченко, Вячеслав Коробицин

Продолжительность спектакля: 3 часа 45 минут с одним антрактом.

Спектакль «Жизнь и судьба» был удостоен Премии «Золотая Маска» в 2008 году как «Лучший спектакль в драме, большая форма», а также номинирован на Премию «Золотая Маска» за «Лучшую работу режиссера», «Лучшую работу художника», «Лучшую женскую роль» (Татьяна Шестакова) и «Лучшую мужскую роль» (Сергей Курышев).

«Жизнь и судьба» — лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит».

Спектакль , поставленный по одному из лучших романов русской литературы ХХ века, играли во Франции, Италии, Австралии, Израиле, США, Румынии, Хорватии, Германии.

Лев Додин, интервью газете «Новые Известия»:

На русской сцене никогда не звучала всерьез тема Холокоста на территории нашей страны. Для русского исторического сознания холокост – это что-то, что располагалось где-то далеко от нас. Но это было и в нашей стране. В этой связи возникает также тема антисемитизма, и в том числе государственного антисемитизма, который существовал в России, существовал в Советском Союзе. Бытовой антисемитизм и сейчас существует. И мне кажется, что об этом надо говорить.
В России роман «Жизнь и судьба» пока так и не был по-настоящему прочитан и оценен. Мне кажется, что, с одной стороны, он слишком объемен для нашего сознания. А потом, сегодня он идет в перпендикуляр со всем, что происходит в нашей стране. Поэтому мне было очень важно поставить эту книгу именно сейчас.

Газета «Известия»:

Есть такое мнение, очень распространенное, ставшее уже почти аксиомой. В России хороший народ, прекрасные люди, но ужасная бесчеловечная власть. Спектакли Додина, а этот в особенности, доказывают иное. Народ тоже бывает подлецом. И еще неизвестно, что безнравственней – идейный антисемитизм или бытовой, когда никакие не фашисты, а соседи по коммуналке сдают евреев с потрохами за лишние квадратные метры. Кто отвратительней – гестаповец или сидящий в концлагере большевик со стажем, при попустительстве которого соседа по нарам отправляют в газовую камеру.

«Коммерсантъ-WEEKEND»:

Театр Льва Додина, как всегда, идет против течения — пока большинство российских театров старается привлечь зрителей чем-нибудь попестрее, посмешнее, покороче и попроще, Малый драматический выпускает почти четырехчасовой спектакль о фашизме и сталинизме, о лагерях и холокосте – инсценировку великого романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», при советской власти запрещенного, чудом уцелевшего.

Лев Додин — народный артист РФ. Лауреат Государственных премий СССР и РФ. Лауреат Премий «Золотая Маска», премии Союза театров Европы «Европа – Театру».

Окончил ЛГИТМиК в 1965 – курс Б. Зона. Работал в Ленинградском ТЮЗе, в Театре на Литейном. С 1975 – в МДТ, с 1983 – художественный руководитель театра. Постановки: «Дом», «Братья и сестры» по Ф. Абрамову, «Повелитель мух» по У. Голдингу, «Гаудеамус» по С. Каледину, «Бесы» по Ф. Достоевскому, «Любовь под вязами», «Долгое путешествие в ночь» Ю. О’Нила, «Вишневый сад», «Пьеса без названия», «Чайка», «Дядя Ваня» А. Чехова, «Чевенгур» по А. Платонову, «Молли Суини» Б. Фрила, «Московский хор» Л. Петрушевской, «Король Лир», «Бесплодные усилия любви» У. Шекспира, «Жизнь и судьба» по В. Гроссману. Также поставил спектакли: «Кроткая» в БДТ и МХАТ, «Господа Головлевы» во МХАТе; оперы: «Электра» Р. Штрауса на Зальцбургском фестивале, «Леди Макбет Мценского уезда» Д. Шостаковича и «Отелло» Дж. Верди на фестивале «Флорентийский музыкальный май», «Пиковая дама» П. Чайковского в Нидерландской опере и Парижской опере, «Мазепа» П. Чайковского в театре «Ла Скала», «Демон» А. Рубинштейна в театре «Шатле», «Саломея» Р. Штрауса в «Опера де Бастиль». С 1967 преподает в ЛГИТМиКе (СПГАТИ).

Малый драматический театр — Театр Европы, созданный в 1944 году в Ленинграде, в последние десятилетия стал одним из лидеров мирового театрального процесса. Более шестидесяти городов Европы, Австралии, Южной и Северной Америки, Юго-Восточной Азии принимали спектакли театра, и сегодня об уровне российского театральной искусства зарубежные зрители судят во многом по спектаклям МДТ.

Малый драматический — постоянный гость и участник престижных театральных фестивалей мира. Педагоги театра проводят мастер-классы в крупнейших театральных школах Европы и Америки. В театре стажируются молодые режиссеры и актеры из США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Швейцарии, Финляндии, Испании, Венгрии, стран Скандинавии. В 1998 году театр получил статус ТЕАТРА ЕВРОПЫ — третьим после Театра Одеон в Париже и Пикколо Театра в Милане.

Генеральные спонсоры спектакля – ОАО «Норильский никель» и Фонд Михаила Прохорова

Жизнь и судьба (спектакль)

Видео Часть 1-я

О проекте Жизнь и судьба (спектакль)

Спектакль МДТ — Театра Европы. 2 части. Запись 2009 года.
Режиссер: Лев Додин
Художник: Алексей Порай-Кошиц
В ролях: Татьяна Шестакова, Сергей Курышев, Сергей Козырев, Игорь Черневич, Александр Кошкарев, Владимир Селезнев, Олег Дмитриев, В. Пичик, Д. Лавренов, Елизавета Боярская, Данила Козловский

По роману Василия Гроссмана.

Действие развивается во время Великой Отечественной войны — времени, когда на карте мировой истории столкнулись два тоталитарных режима.

Призы и награды:

Лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучший спектакль»;
Лауреат Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» в 4-х номинациях: «Лучший спекаткль», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая женская роль».

Статьи

Леди Макбет нашего уезда
Московский хор

Передачи

На сайте функционирует система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Петербург в жизни и судьбе я

11 сентября в Рахманиновском зале Консерватории состоится концерт ансамбля Pocket Symphony, главными героями которого будут два контрабаса: один побольше, другой поменьше, оба с непростой судьбой, оба в мало кому известном венском строе. Контрабасист ГРИГОРИЙ КРОТЕНКО, целый год осваивавший этот строй, рассказал о нем, о венской классической музыке, для которой он нужен, и о главных героях вечера, к каждому из которых у него очень личное отношение.

Что такое контрабас?

Кажется, это неуклюжий, скучный инструмент с хриплым голосом, из них составляют длинный забор в симфоническом оркестре. Или же их терзают бородатые негры в американских джаз-бандах. Еще, кажется, на нем не играют смычком — только пальцами, извлекая равномерное гулкое бульканье. И еще это очень громкий инструмент.

Я играю на контрабасе. Играю в основном смычком. И, как выяснилось за 17 лет моих занятий, контрабас звучит робко, тихо, и чем больше от него требуешь, тем меньше он отдает: контрабас очень застенчивый, ранимый. Любая скрипка бойко растопчет его мягкий звук, не говоря уже о духовом инструменте.

Он легко ломается, расклеивается. Настанет дождливая, сырая погода — он теряет голос, а зимой, когда затопят батареи, он стремительно сохнет и начинает звенеть сухарями, его бока рвутся и лопаются. Нужно ставить ему кастрюльки с водой, заворачивать в одеяло. Засовывать зеленую кишку в эфу. Желательно не выносить из дому.

Счастливые контрабасы те, у которых есть умный и любящий хозяин. На контрабасы, принадлежащие государственным консерваториям и оркестрам, нельзя взглянуть без слез. Они калеки. Их все время насилуют и бьют. Не дай бог принадлежать государству.

Maggini Кусевицкого

У меня дома стоит маленький контрабас. Его сделал Джованни Паоло Маджини в 1624 году в итальянском городе Брешиа. По легенде он принадлежал Кусевицкому а тот завещал его Московской консерватории. И вот этот контрабасик в своем огромном коричневом чемодане, в котором его прислали из Америки, стоял на складе с 50-х годов прошлого века. Инструмент находился на «особом хранении», и просто так его студентам не давали, нужно было подписать страшное количество бумажек, прежде чем получишь ключи от коричневого чемодана.

Играть на нем неудобно: смещена мензура при переделке его из шестиструнного виолоне, каким он был изначально, в «нормальный» четырехструнный бас. Для этого обрезали и надставили деки, заменили шею, пятку и верхний клоц, перекроили голову. Такова судьба всех старинных инструментов — и скрипок, и виолончелей; просто каким-то везет, каким-то не очень. Мастер, который работал с этим контрабасом, конечно, напортачил.

На нем почти никто не играл. Металлические струны излишне давили на его нежное исковерканное тело и душили естественный звук. И контрабасик считался «камерным». Известный мастер и пионер исторически информированного исполнительства в СССР Мирослав Максимюк иногда брал его для своих концертов ранней музыки. Я уже говорил про государственные инструменты — бедный «Маджини», принадлежа Консерватории, захирел. На нем разошлись трещины, голову повело винтом. К нему в чемодан годами никто не заглядывал.

Я же давно к нему подбирался, и, как только устроился ассистентом в консерваторию, собрал и подписал всю необходимую тучу бумажек. И, став с их позволения «материально ответственным лицом», смог утащить заветный коричневый чемодан со склада. Я свинтил удавки металлических струн и поставил жильные. И понял, что нашел звуковой клад. Он прекрасен. На этом инструменте надо играть в венском строе!

Гиппопотам из семейства Клоц

«В любом прилично организованном оркестре, — пишет Леопольд Моцарт, — должно быть два контрабаса: один побольше и другой поменьше. Все, что крупный инструмент теряет в ясности тона, он приобретает в его мягкости и глубине». Абсолютно неожиданно и в то же время закономерно я натыкаюсь на объявление некоего Владимира Ивановича, что продается пятиструнный контрабас XVIII века, очень крупный, в идеальном состоянии после капитальной реставрации. В Петербурге.

Я еду в Петербург. Некто Владимир Иванович отвозит меня на свой потайной склад, и там я извлекаю из пухлого пыльного чехла громадное пузатое чудище. Средние порванные струны свисают, голова слеплена из лоскутов и утыкана ржавыми самодельными колками, шея непропорционально дохлая… Но мощный широкий корпус, с высоченным сводом верхней деки, выразительными крупными эфами, сразу выдает благородную породу этого гиппопотама.

Я провел смычком по двум уцелевшим струнам — верхней и нижней. Звучало очень многообещающе. Владимир Иванович смеялся и разводил руками, врал про каких-то «готовых в любой момент» корейцев, но в глазах его была грусть. И через час торговли сдался, уступив контрабасище за треть названной им сначала цены. А я потащил инструмент «в идеальном состоянии» с Ленинградского вокзала в мастерскую моего друга Алексея Воробьева. На капитальную реставрацию.

Ребята в мастерской признали в нашем гиппопотаме миттенвальдца работы семейства Клоц. Это династия скрипичных мастеров, основанная в XVII веке учеником Амати и Штайнера Маттиасом Клоцем. Спустя полтора месяца наш «струнный великан» зазвучал — мягко и глубоко.

Венский строй

Что это такое? Леопольд Моцарт писал во втором издании своей скрипичной школы: «…если вы хотите играть соло на контрабасе, то оснастите его четырьмя или пятью приличными струнами. Я встречал чудесных контрабасистов, игравших на своем неуклюжем инструменте с ловкостью и легкостью, которой могли позавидовать скрипачи, разнообразные сонаты, арии и концерты».

То есть во времена Моцарта в Австрии и соседних германских государствах, для того чтобы играть соло, отдельные виртуозы-контрабасисты пользовались специального вида инструментом, который «оснащали четырьмя или пятью струнами» и настраивали по ре-мажорному трезвучию. Композитор Альбрехтсбергер, учитель Бетховена и музыкальный теоретик, в своем «Фундаментальном руководстве по композиции…» в разделе «контрабас» называет два десятка имен выдающихся исполнителей на этом инструменте. Большинство из них неизвестно, но кое-кого мы знаем: Даль’Окка, Кемпфер, Шпергер…

Первые двое играли в Мариинском театре. Сохранились ведомости с указанием их жалованья: Даль’Окка получал 1200 рублей как первый солист-контрабасист, а Кемпфер 950 — как второй. Я поинтересовался ценами: бык-пятилеток стоил в начале 1800-х годов примерно 50 рублей, а мужик — 200.

Йозеф Кемпфер был венгерским уланом в австрийской армии, служба ему опостылела. И вот Кемпфер решил прослыть виртуозом, а чтобы быстрее добиться успеха, взял самый неудобный и непопулярный инструмент — контрабас. За четыре года занятий с придворным контрабасистом Пишельбергером он достиг невероятных успехов и добился-таки своей цели, прославился.

Пишельбергеру, кстати, мы обязаны единственным сочинением Моцарта для контрабаса: арией для баса и контрабаса Per Questa Bella Mano. В театре Шикандера на окраине Вены готовилась постановка «Волшебной флейты». А Моцарту понравилась жена певца Гёрля, который исполнял партию Зарастро. И он придумал такую веселую штуку: пока бас и контрабасист будут репетировать его новую арию, он займется женой олуха Герля. И наставил певцу рога размером с контрабас. (Или я перепутал, и Моцарту нравилась жена Пишельбергера?)

Другой гений того золотого времени, Йозеф Гайдн, тоже писал для солирующего контрабаса. Только поступив на службу в капеллу Эстерхази, Гайдн сочинил три симфонии — «Утро», «День» и «Вечер», в которых представлял князю солистов вновь набранного им оркестра. И в том числе контрабасиста: соло контрабаса в симфонии Гайдна «Утро» — один из первых подобных музыкальных случаев в истории. По изложению и складу этого эпизода можно заключить определенно, что он написан именно для того инструмента, который мы называем «венским басом».

А в следующем, 1763 году Гайдн сочинил Концерт для контрабаса с оркестром. И этот Концерт, и еще Концерт Яна Кржтителя Ванхаля Йозеф Кемпфер играл в Варшаве и Петербурге в декабре 1781 года с оркестром Придворной капеллы и в Москве в феврале 1782-го. Автограф этого сочинения сгорел в пожаре, уничтожившем библиотеку Эстерхази. Но есть надежда, что в России остались ноты Кемпфера, который через шестнадцать лет после своих триумфальных гастролей был приглашен служить в Мариинский театр, умер и похоронен в Петербурге. И где-то тут у нас лежат эти ноты…

Йоханн Маттиас Шпергер написал 16 концертов для контрабаса с оркестром, невероятное количество ансамблей с солирующим басом, арии, дивертисменты, симфонии. Он был выдающимся солистом-контрабасистом. А когда уставал от контрабаса, играл на фаготе. В четырнадцать лет он написал трактат о контрапункте и органной импровизации. Учился у Альбрехтсбергера композиции, а у Пишельбергера — игре на контрабасе. Объездил всю Европу с сольными концертами, а последние двадцать лет своей жизни провел в городе Людвигслюсте, где получил место в капелле епископа. За один только 1792 год он написал и сыграл 13 симфоний, 3 концерта для контрабаса, 2 концерта для трубы (на трубе он, кажется, все-таки не играл), 6 квартетов и 8 дивертисментов. Когда старик Шпергер скончался (как писали газеты, «от нервной лихорадки»), то на заупокойной мессе по нему играли Реквием Моцарта.

И в отличие от Петербурга в городской библиотеке Людвиглюста легко найти все рукописи Шпергера, а также сочинения из его репертуара — концерты и квартеты Хоффмайстера (в этих квартетах контрабас играет роль первой скрипки), концерты Ванхаля, Пихля, Диттерсдорфа. Это огромный корпус литературы для контрабаса соло, то есть для венского баса, — потому что на современном басу играть эти пьесы неудобно, они звучат нелепо.

Венский строй в РЗК

И вот мы, сложившись с Ринатом Ибрагимовым (солист Лондонского симфонического оркестра. — OS) и Женей Синицыным (контрабасист оркестра Musica Aeternа. — OS), выкупили копии уникальных манускриптов из этой библиотеки. Среди них есть очень любопытная партитура: «Приветственная» симфония Шпергера. Йоханн Маттиас пишет на титульном листе: «Вы все, любезные господа, знаете прелестную симфонию капельмейстера Гайдна, названную “Прощальной”, в финале которой музыканты постепенно замолкают и уходят прочь, гася свечи на своих пюпитрах. Мое сочинение тому противоположность. Вначале на сцене играют два скрипача, а остальные музыканты постепенно присоединяются к ним».

Мы сыграем «Прощальную» Гайдна. «Приветственную» Шпергера. Потом будут Концерт Ванхаля, Соната Моцарта для виолончели и фагота, которую Назар Кожухарь переделал для двух гамб и клавесина, Тройной концерт Шпергера — флейта, альт, контрабас с оркестром. Приедут из Питера Володя Гаврюшов и Руст Позюмский, виолончель и альт. Из Минска приедет Галина Матюкова, флейтистка. Будет Влад Песин, скрипач. Леня Бакулин, контрабас. Назар будет играть на скрипке, альте и гамбе. Максим Емельянычев — на клавесине. Должно быть хорошо! ​

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: