Фрейндлих стихи цветаевой

Светлана Сурганова готовит творческо-поэтический вечер в петербургском театре Ленсовета и призывает говорить не матом, а стихами.

Светлана Сурганова – один из немногих музыкантов, кто выводит на рок-сцену настоящую поэзию. В том числе в чистом виде. Без поддержки музыки. Не боясь снизить напряжение и драйв концерта. И когда со сцены звучат стихи, а не тексты песен, слова, а не громкие запилы гитар, в зале воцаряется особая тишина. Внимание от слова внимать… Света читает Бродского, Цветаеву, Ахматову.

Поэтому, с одной стороны, в том, что Светлана Сурганова устраивает творческо-поэтический вечер на театральной сцене, нет ничего удивительного. Но, с другой стороны, это эксперимент. Потому что программа полностью состоит из стихов, потому что это не музыкальная, а театральная сцена. И это уже совсем другая история…

— Это будет не спектакль со сценарием и выстраиванием мизансцен, а встреча в очень теплой, почти кухонной атмосфере. Поэтическая посиделка, — говорит Светлана Сурганова. — Соберутся друзья, в данном случае две подруги, которые решили поделиться своими любимыми стихами. Это Цветаева, Бродский, Кузмин, Ахматова, Мандельштам, Вера Полозкова. Чтение стихов – это как мантра, молитва, медитация. Мы с Кирой Левиной даже подготовили специальные тезисы в пользу чтения стихов наизусть. Во-первых, это здорово тренирует память. Кира не просто мой хороший друг, это настоящий поэтический кладезь. Там просто океан красивейшей поэзии. Я этому всегда завидовала. И решала начать тормошить свой мозг. К тому же это отличное средство не нервничать в пробках. Учите стихи. Отличная психотерапия! Небрежно брошенная поэтическая цитата может украсить любой разговор. Если у нас люди не будут разговаривать матом, а будут говорить стихами, это же красиво и здорово!

— Читая стихи, ты возвращаешь гармонию в свою жизнь, — говорит Кира. — Попробуйте делать это в транспорте, в очереди. И для мозга полезно – развивает нейронные связи. Глоток свежего воздуха, живительной влаги в любой ситуации! Конечно, мы не профессиональные артисты, мы любители, ценители, полупроводники поэзии в массы…

— У меня есть мечта сделать совместный проект с Алисой Бруновной Фрейндлих по стихам Марины Ивановны Цветаевой. И этот поэтический вечер – мой шаг в этом направлении, — призналась Светлана.

Поделилась Сурганова и своими музыкальными планами. Осенью группа отправится в большой тур по стране.

— Если что-то рождается в туре, мы это приберегаем, пока не запишем студийно. 19 августа мы выложили на свой официальный сайт песню Юля Абрамова «Почему же я вру». «На выданье» — песня Веры Полозковой «Маленький рок-н-ролл» или, как мы его назвали, «Гертруда». Осенью должны состояться съемки клипа. В октябре будет еще одна премьера – песня на стихи Леонида Аронзона, музыка Петра Малаховского. В треке звучит голос Насти Полевой. Мы дуэтом спели, на мой взгляд, очень красивую композицию. Я сейчас не мыслю категориями альбомов. Появляется вещь, мы ее записываем и выпускаем в свет…

Файловый архив: Стихи

Монолог женщины
Прослушиваний/скачиваний: 1298
Автор стихов — Роберт Рождественский

Здесь воздух давит как свинец
Прослушиваний/скачиваний: 694
Читает И.П.Владимиров

День странно тихий
Прослушиваний/скачиваний: 342
Акция «Написано войной», посвященная 60-летию Победы в Великой Отечественной войне

Фрейндлих стихи цветаевой

Поэтическое своеобразие Цветаевой сложилось быстро, но не сразу. Однако с первых книжек, «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912), составленных из почти полудетских стихов, в ее творчестве привлекает полнейшая, непринужденная, никем не «зажатая» искренность. Уже тогда она была полностью самой собою. Ни у кого ничего не заимствовать, не подражать — такой Цветаева вышла из детства и такой осталась навсегда.

Сразу после первых сборников Цветаева написала множество стихов и едва ли не полностью сформировалась как художник. Россия, Родина властно вошла в ее душу широким полем и высоким небом. В стихах 1916 — 1917 гг. много гулких пространств, бесконечных дорог, быстро бегущих туч, криков полночных птиц, багровых закатов, предвещающих бурю, и лиловых беспокойных зорь. Сам стих у нее постоянно кружится, плещет, сверкает, переливается и тревожно-празднично звенит туго натянутой струной.

Многое из написанного в 1916 — 1920 гг. вошло в ее сборник «Версты» — самую знаменитую книгу Цветаевой. Ее талант, который она однажды сравнила с пляшущим огнем, сказался здесь с полной силой. «Версты» (первоначальное название «Матерь-Верста») Цветаева начала собирать в 1921 году. А годы от дебютных книг «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» до появления «Верст» (в 1922 г.) были временем безвестности. Между тем, талант ее развивался с необыкновенной, неостанавливающейся и упругой энергией.

Годы революции и гражданской войны были в жизни Цветаевой трудными и драматическими. Умерла маленькая дочь, из-за голода отданная в приют. Со старшей, Ариадной (Алей), они испытывали не только жесточайшую нужду и холод, но и трагедию одиночества. Муж Цветаевой, Сергей Эфрон, находился в рядах белой Добровольческой армии, и от него третий год не было никаких вестей. Положение Цветаевой, жены белого офицера, оказалось в красной Москве двусмысленным и тревожным, а ее характер, резкий и прямой, делал такое положение еще и опасным. Стихи из цикла «Лебединый стан», посвященного именно белой армии, она демонстративно читала на публичных вечерах. Белому движению посвящена и поэма «Перекоп» (1929). Лирика Цветаевой в то время пронизана иступленным ожиданием вести от Сергея Эфрона. «Я вся закутана в печаль, — писала она. — Я живу печалью…» Стихов, посвященных разлуке с любимым, было написано немало (впоследствии они составили отдельный цикл). Но их никто не знал: она писала в пространство, словно бросала весть в бушующее море во время кораблекрушения.

Порою Марине казалось, что, одетая в броню поэзии, она неистребима, как птица Феникс, что голод, холод и огонь бессильны сломить крылья ее стиха. И в самом деле, годы бедствий были едва ли не самыми творчески насыщенными и плодотворными. За короткое время она создала немало лирических произведений, которые мы сейчас относим к шедеврам русской поэзии, а также несколько «фольклорных» поэм. Ее талант был парадоксально родственным дару Маяковского. Но беда заключалась в том, что «выкрикнуть» свой стих Марина — за редчайшими исключениями — не могла.

Неизвестно, как повернулась бы дальше судьба Цветаевой, но летом 1921 года она, наконец, получила долгожданную весть — письмо из Праги от Сергея Эфрона. И тотчас, по ее выражению, «рванулась» к нему. Цветаева эмигрировала не по политическим мотивам, которые впоследствии ей приписывали и по этой причине не издавали, — ее позвала любовь.

Эмиграция обернулась нищетой, бесконечными мытарствами и жгучей тоской по родине. Первые три года (до конца 1925) Цветаева жила в Праге. И из всех эмигрантских лет именно пражские, несмотря на нужду, оказались самыми светлыми. Славянскую Чехию она полюбила всей душой и навсегда. Там у нее родился сын Георгий. Впервые удалось издать сразу несколько книг: «Царь-Девицу», «Стихи к Блоку», «Разлуку», «Психею», «Ремесло». Это был своего рода пик, единственный в ее жизни, после которого наступил резкий спад — не в творчестве, а в публикациях. Рок безвестности дал ей передышку, но вскоре после переезда в Париж судьба снова закрыла выход к читателю. В 1928 году вышел последний прижизненный сборник Цветаевой «После России», включивший стихи 1922 — 1925 гг.

Конец 20-х и 30-е годы были омрачены в жизни Цветаевой не только тягостным ощущением приближающейся мировой войны, но и личными драмами. Страстно стремившийся на родину Сергей Эфрон вступил в Союз единомышленников, где вел большую организационную работу. Ему помогала и дочь Ариадна. В конце концов муж Цветаевой был вынужден бежать в СССР вместе с дочерью. Но участь их была плачевной: почти сразу после приезда их арестовали. С. Эфрон был расстрелян, а Ариадна сослана. Цветаевой, правда, удалось еще раз встретиться с ними, когда она в 1939 году вместе с сыном Георгием приехала в Москву.

Вернувшись на родину, Марина вскоре опять осталась с сыном одна— без работы, без жилья, с редкими гонорарами за переводы. В ее стихах 1940 — 1941 гг. возникает мотив близкого конца:

(«Пора снимать янтарь…»)

С началом Великой Отечественной войны Цветаева с сыном вынуждены были эвакуироваться фактически против своей воли. Сначала — в Чистополь, где не нашлось ни работы, ни жилья, а потом — в последнее короткое пристанище, Елабугу, где тоже не оказалось никакого заработка. Органы НКВД не спускали с нее глаз, есть сведения, что ее пытались шантажировать…

31 августа, в свою любимую рябиновую пору, накануне листопада, Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством, она повесилась .

Фрейндлих стихи цветаевой

«Вестник» №4(211), 16 февраля 1999

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)


АЛИСА ФРЕЙНДЛИХ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

Не знаю никого, кто бы не попадал в плен ее совершенно необычного обаяния. Открытость лица, хрупкая фигурка, лучистые глаза — прелестны, но чарует в ней редкое душевное изящество. Музыкальность как особый дар на драматической сцене придает актрисе неповторимый шарм. И по прошествии многих лет незабываема то нежная, то бередящая интонация ее модулирующего голоса. С первого появления на подмостках она была редкостно индивидуальна и одухотворена.

Слава пришла к ней во времена, когда реклама еще не возносила артистов в «одночасье» на Олимп. То была пора, вошедшая в историю под названием «оттепели». В театрах на смену официозу, монументально-патетической подаче слова зазвучали искренние и искренностью обезоруживающие голоса. Приход весны в общественном сознании совпал с появлением Алисы Фрейндлих.

Что бы она ни играла, она заполняла пространство роли своей личностью. Поначалу это были ее сверстницы — современные девушки в спектаклях Ленинградского театра имени Коммисаржевской, куда она была приглашена сразу после окончания Ленинградского театрального института. Незатейливые песенки ее героинь передавали по радио, их подхватил «весь» Ленинград. Алису Фрейндлих полюбили. И не будет преувеличением сказать о том, что она стала кумиром.

Сценические успехи Алисы Фрейндлих во многом были предопределены полученной ею школой на курсе педагога Бориса Вульфовича Зона, выпустившего плеяду блестящих актеров. Назову для примера имена С.Юрского, Н.Теняковой, З.Виторгана, А.Балтер.

Да и по рождению молодая актриса наследовала театральные гены. Ее отец — Бруно Фрейндлих — маститый актер Ленинградского драматического театра имени Пушкина (бывшего Александринского), сохранявшего традиции императорской сцены. Правда, говорят, он не поддерживал дочь в ее стремлении к артистическому поприщу. И ей не пришлось получить от него поддержку на выбранном пути.

Важнейший этап биографии Алисы Фрейндлих связан с Театром имени Ленсовета, где она играла более двадцати лет. Театр возглавлял (и возглавляет поныне) режиссер Игорь Владимиров, художник яркого дарования с мюзик-хольным направлением. Он выявил синтетические возможности артистки, ее умение петь, двигаться, танцевать. Она стала первой леди театра, все эти годы играя с немыслимыми перегрузками. И немудрено, без ее участия театр не имел аншлагов.

Она играла в спектаклях «Женский монастырь», «Последний парад», «Люди и страсти» и была в них главным центром притяжения. Все произнесенное ею приобретало особый душевный смысл. Самая рядовая бытовая роль возвышалась ею до поэзии. В «Последнем параде» она пела новые прекрасные песни М.Таривердиева, в том числе лиричнейшую «Музыку», посвященную Шопену. В феерии «Люди и страсти», где она конферировала вместе с М.Боярским, она сыграла сцену Елизаветы из «Марии Стюарт» Шиллера и сцену Уриеля Акосты из знаменитой некогда, одноименной пьесы Гуцкова, поражая мастерством перевоплощения, рано накопленной сценической техникой. Необычайно выразительно исполняла она песню Г.Гладкова на слова Г.Гейне «Мария-Антуанетта». Нежнейший камерный голос артистки воссоздавал чудовищную фантасмагорию: бал обезглавленных королевы и фрейлин.

Вот тогда и повеяло мощным драматическим дыханием со сцены.

Когда И.Владимиров ставил «Трехгрошовую оперу» Брехта-Вайля, казалось, кому как ни Алисе Фрейндлих играть юную Полли? Но Фрейндлих подготовила свой первый сюрприз, сыграв старую высохшую как швабру миссис Пичем. Ее героиня выглядела сошедшей с пикассовского полотна «Любительница абсента». Знаменитую балладу о зове плоти она пела неожиданно хриплым надорванным голосом. И это опустившееся на дно жизни существо было жалким и страшным, «брошенным, как половик под двери».

Актриса решительно раздвигала границы своих творческих возможностей, прощаясь с героинями, привлекавшими своей «милотой».

Театр имени Ленсовета расположен на Владимирском проспекте, в самом центре Ленинграда — ныне снова Петербурга. Утром прохожие встречали Алису Бруновну, идущую на репетицию. Лился дождь или падал снег, дребезжа проезжал трамвай. все было буднично. И вдруг появлялась она, и городской пейзаж словно освещался свечением, струящимся из глаз актрисы. Это свечение делало ее лицо прекрасным.

Помню в те годы ее вместе с Игорем Владимировым — импозантным седым и высоким в сером ратиновом пальто. Они были удивительно красивой семейной парой. Помню так отчетливо, как будто не прошло много лет.

Вечерами театр осаждала толпа в поисках «лишнего» билета. Шли «на» Алису Фрейндлих.

Она играла Элизу Дулитл в «Пигмалионе» Б.Шоу — труднейшую роль мирового репертуара. Главное проступало не в самоигральном забавном аспекте, а в том чувстве собственного достоинства, которое вырастало в душе ее Элизы.

Ей привелось сыграть Таню из знаменитой одноименной пьесы Арбузова, известной по исполнению в тридцатые годы Марией Бабановой. Алиса Фрейндлих, уведя эту героиню от деталей ушедшего быта, снова воплотила женское бесстрашие и стойкость. Играла она необычайно проникновенно и в другой не столь нашумевшей пьесе Арбузова «Мой бедный Марат» — Лику блокадную девочку. Незабываем голос, которым она произносила фразу изголодавшейся Лики, съедающей принесенную ей картофелину: «какое блаженство. «

И вдруг проступала тайна актерского искусства, воплощенного в даре пронзить одним-единственным словом, взглядом, интонацией.

Сколько же раз ей удавалось это! И как легки были переходы у нее к смешному, забавному. Она удивительно всегда умела подмечать комедийное и как бы ненароком объяснять его. Сыгранные актрисой смешные девчонки — Альдонса из «Дульсинеи Тобосской» А.Володина и Катарина в «Укрощении строптивой» У.Шекспира — заставляли зрителей смеяться до того момента, когда веселье оборачивалось печалью. Когда вдруг обнаруживалась тайная душевная жизнь этих героинь с тоской о несбыточном счастье. А у Катарины- Фрейндлих оказывалось и полное отсутствие иллюзий. Она покорялась установленному порядку, видя все его несовершенство.

В памяти встает доведенная до отчаяния в погибели Катерина Ивановна из «Преступления и наказания» Достоевского. А какой неожиданностью стал ее Малыш в «Малыше и Карлсоне»! Взрослые ходили на спектакль исключительно для собственного удовольствия, ибо могли оценить актерское мастерство и насладиться им больше, чем дети.

Но самой жгучей, самой захватывающей по силе драматизма осталась роль ее Гелены в «Варшавской мелодии» Л.Зорина. Может быть, одной из первых в Советском Союзе со сцены она произносила обвинение фашизму: «И когда моя подруга выходит с желтой звездой на улицу, это тоже XX век?!»

Трижды в спектакле звучала песенка Гелены, написанная композитором Л.Балаем. Исполяемая каждый раз по-разному мелодия говорила о прожитых годах, о неутихающей боли сердца. Алиса Фрейндлих играла пленительную женщину, запечатлевала голос совести, воплощала величие любви.

В кино актриса также играет самые разноплановые роли. Ее манит характерность. Не отсюда ли «Мымра» в «Служебном романе» Э.Рязанова, принесшая ей всенародный успех? Или Огудалова в «Жестоком романсе» Н.Михалкова? Или фрейлина Вырубова? Или загадочная женщина в элитарном «Сталкере»?

Ее всегда любили партнеры: А.Эстрин, А.Розанов, Д.Барков, А.Равикович, М.Боярский, В.Стржельчик. После съемок фильма «Анна и Командор» Василий Лановой, говоря о ней по телевидению, на всю страну воскликнул: «Люблю».

Ее высоко чтут коллеги. Однажды во время гастролей Театра на Таганке в Ленинграде был показан спектакль «Деревянные кони». В нем наряду со знаменитыми З.Славиной и А.Демидовой замечательно сыграла маленькую характерную роль Т.Жукова. Когда по окончании приветствовать московский театр на берегах Невы вышла Алиса Фрейндлих, то она благодарно поцеловала талантливую исполнительницу как бы второго плана. Кто знает, как требовательно смотрят актеры друг на друга, понимает цену признания, которым отметила Алиса Фрейндлих актрису, чье имя не было популярно. Т.Жукова говорила друзьям, что поцелуй Фрейндлих был для нее высшей наградой.

Находясь в зените славы, Алиса Фрейндлих рискнула переменить судьбу, сцену, жизнь.

Один из самых выдающихся режиссеров современности — Г.А.Товстоногов пригласил актрису в свою труппу. Она, не колеблясь, приняла приглашение. Это был очень смелый шаг. Большой драматический театр, который возглавлял Товстоногов, называли кладбищем для актрис. Таланты он брал охотно. Но далеко не всегда находил им применение. Иные творческие перспективы, возможность обогатить актерскую палитру представились ей более ценными, чем уже завоеванное положение. Алиса Фрейндлих стала актрисой Большого драматического театра, который ныне носит имя уникального Мастера, создателя одной из лучших в мире трупп. И не знала ни часа простоя. В спектакле «Последний пылко влюбленный» она играла в дуэте с неповторимым В.Стржельчиком. С ним же она играла в спектакле «Старомодная комедия» Арбузова, успешно проходившем и на гастролях в Америке. В «Киносценарии с двумя антрактами» А.Володина Алиса Фрейндлих воплотила образ еще одной героини, осененной любовью. После чего началась новая страница ее творчества, к ней пришли другие персонажи, ей понадобился «другой» голос. Возможно, предпосылки для такой перемены можно было угадать еще в пору, когда она сыграла миссис Пичем. На сей раз она предстала в ролях леди Мильфорд из «Коварства и любви» Шиллера и леди Макбет Шекспира в постановках Т.Чхеидзе — третьего большого режиссера в творческой биографии актрисы.

Она, сыгравшая столько, что все не перечислить, постоянно жаждет работы. Когда Р.Виктюк — режиссер, работавший со многими звездами, предложил ей главную роль в несправедливо забытой пьесе Н.Сургучева «Осенние скрипки», актриса вновь трепетно раскрыла женский дар любви. Совсем недавно Америка была свидетелем нового актерского триумфа Алисы Фрейндлих.

— Она — святой человек в искусстве, — сказал о ней в одном интервью Роман Григорьевич Виктюк. — Актеры благоговеют перед ней.

Мир меняется вокруг нее, и она признается на страницах прессы, что происходящее в стране ее страшит. Что она с тревогой даже на короткое время расстается с дочерью, с внуком. Что работать в театре по нынешним временам — «роскошь», которую она себе позволяет. Съемки, концерты оплачиваются по-другому. Она остается верна театру и самой себе.

Скоро мы сможет убедиться в этом воочию. В предстоящих гастролях по Америке Алиса Фрейндлих вновь в программе «Гори, гори, моя звезда». И предстанет — знакомая и незнакомая. В конце уходящего века, в атмосфере рушащегося уклада, в интерьере, из которого навеки ушли лица иных друзей и коллег, и неизбежно появились новые, она кажется до удивления неизменившейся. Та же стройность, тот же молодой овал, обрамленный светлыми прядями волос, те же удивительные глаза. Но когда она начнет петь, ее голос зазвучит окончательно по-иному: низко, тягуче. Мы услышим голос многое пережившего человека. В программе «Гори, гори, моя звезда» актриса поет старинные русские романсы и читает трагические стихотворения Марины Цветаевой. О любви, о разлуке, о предательстве, о тоске по родине. Тайны подтекста, неожиданные интонации, модуляции всегда составляли необычайное очарование этой любимицы публики. Она по-своему открывает Цветаеву, доискиваясь и находя горький смысл в громоздящихся лестницей метафорах. Читает без надрывности, но с разъедающей душу болью. Вся композиция названа по одной из стихотворных строк: «На трудных тропах бытия».

По мере чтения слово «тропы» начинает осмысляться не только в прямом значении, но и как художественные сравнения, без которых невозможна поэзия. Как и без музыки. Два молодых драматических артиста, мастерски играющих на гитаре, составляют прекрасное вокально-инструментальное сопровождение, а временами обретают солирующую роль. Они играют собственные обработки романсов, достигая кульминаций, импровизируют в сценической части своих выступлений чисто актерски — легко, пластично и уходят в тень, когда Алиса Фрейндлих возвращается на сцену.

Запомним их имена — артисты Санкт-Петербургского Большого драматического театра — Анатолий Коптев и Владимир Балагин.

Так же, как в молодости, актриса стала отказываться от ролей «на обаянии», так и сейчас она удивляет переменой диапазона. Теноровые партии отданы «кавалер-дуэту», басовую — исполняет она сама.

Новый сценический сюрприз? Да. Потому что она никогда не живет на проценты артистического мастерства. Потому что в ее душе постоянно свершается преображающая ее изнутри работа. Потому что ее лиричный голос мужает. Голос актрисы, остающейся молодой, но получившей самую высокую награду — лауреат Государственных премий, самое высокое звание — народная артистка Советского Союза.

В меняющемся мире Алиса Фрейндлих остается стойкой.

Когда-то, сыграв Малыша, она открыла зрителю душевное восприятие ребенка. Ныне в программе «Гори, гори, моя звезда» рядом со стихами М.Цветаевой, О.Мандельштама, звучат поэтические строки талантливого мальчика из Казани Елисея Годочкина.

Конечно, предстоящий вечер с Алисой Фрейндлих обещает быть праздничным. Популярные романсы «Очи черные», «Ямщик, не гони лошадей», «Слышу звон бубенцов», «Ночь светла» создадут щемящее настроение. Но завершающим аккордом станет композиция «Голоса» — семь посвящений поэтам — каждому вечная память, каждому — зажигается свеча.

Алиса Фрейндлих — петербургская актриса. Где бы она ни выступала, за ней декорация в виде Адмиралтейства. За ней — силуэт Большого драматического театра на Фонтанке. За ней — сцена, где ее встречают рукоплесканиями. И выступление актрисы всегда одаривает лучезарным светом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: