Фото стихов маяковского

1893, 7(19) июля – родился в селе Багдади, близ Кутаиси (теперь село Маяковски в Грузии), в семье лесничего Владимира Константиновича Маяковского. В Багдади прожил до 1902 года.

1902 – поступает в Кутаисскую гимназию.

1905 – знакомится с подпольной революционной литературой, принимает участие в демонстрациях, митингах, гимназической забастовке.

1906 – смерть отца, переезд семьи в Москву. В августе поступает в четвертый класс Пятой московской гимназии.

1907 – знакомится с марксистской литературой, участвует в социал-демократическом кружке Третьей гимназии. Первые стихи.

1908 – вступает в РСДРП (большевиков). Работает пропагандистом. В марте покидает гимназию. Арестован во время обыска в подпольной типографии Московского комитета РСДРП (большевиков).

1909 – второй и третий (по делу об организации побега тринадцати политических каторжанок из московской Новинской тюрьмы) аресты Маяковского.

1910, январь – освобожден из-под ареста как несовершеннолетний и отдан под надзор полиции.

1911 – принят в фигурный класс Училища живописи, ваяния и зодчества.

1912 – Д. Бурлюк знакомит Маяковского с футуристами. Осенью выходит первое стихотворение Маяковского «Багровый и белый».
Декабрь. Выход сборника футуристов «Пощечина общественному вкусу» с первыми печатными стихотворениями Маяковского «Ночь» и «Утро».

1913 – выход первого сборника стихов – «Я!»
Весна – знакомство с Н.Асеевым. Постановка трагедии «Владимир Маяковский» в театре «Луна-парк» в Петербурге.

1914 – поездка Маяковского по городам России с лекциями и чтением стихов (Симферополь, Севастополь, Керчь, Одесса, Кишинев, Николаев, Киев). Исключен из Училища живописи, ваяния и зодчества в связи с публичными выступлениями.
Март–апрель – издана трагедия «Владимир Маяковский».

1915 – переезжает в Петроград, который стал его постоянным местом жительства до начала 1919 года. Чтение стихотворения «Вам!» (вызвавшего возмущение у буржуазной публики) в артистическом подвале «Бродячая собака».
Февраль – начало сотрудничества в журнале «Новый Сатирикон». 26 февраля напечатано стихотворение «Гимн судье» (под заглавием «Судья»).
Вторая половина февраля – выходит альманах «Стрелец» (№ 1) с отрывками из пролога и четвертой части поэмы «Облако в штанах».

1916 – закончена поэма «Война и мир»; третья часть поэмы принята горьковским журналом «Летопись», но запрещена к напечатанию военной цензурой.
Февраль – вышла отдельным изданием поэма «Флейта-позвоночник».

1917 – закончена поэма «Человек». Вышла отдельным изданием поэма «Война и мир».

1918 – вышли отдельным изданием поэмы «Человек» и «Облако в штанах» (второе, бесцензурное издание). Премьера пьесы «Мистерия-Буфф».

1919 – в газете «Искусство коммуны» напечатан «Левый марш». Вышел сборник «Все сочиненное Владимиром Маяковским». Начало работы Маяковского в качестве художника и поэта в Российском телеграфном агентстве (РОСТА). Работает без перерыва до февраля 1922 года.

1920 – закончена поэма «150 000 000». Выступление на Первом Всероссийском съезде работников РОСТА.
Июнь–август – живет на даче под Москвой (Пушкино). Написано стихотворение «Необычайное приключение. «.

1922 – написана поэма «Люблю». В «Известиях» напечатано стихотворение «Прозаседавшиеся». Вышел сборник «Маяковский издевается». Поездка в Берлин и Париж.

1923 – закончена поэма «Про это». Вышел № 1 журнала «Леф» под редакцией Маяковского; с его статьями и поэмой «Про это».

1925 – поездка в Берлин и Париж. Поездка на Кубу и в Америку. Выступает с докладами и чтением стихов в Нью-Йорке, Филадельфии, Питсбурге, Чикаго. В Нью-Йорке вышел журнал «Спартак» (№ 1), посвященный Маяковскому.

1926 – написано стихотворение «Товарищу Нетте – пароходу и человеку».

1927 – выход первого номера журнала «Новый Леф» под редакцией Маяковского, с его передовой статьей.

1929 – премьера пьесы «Клоп».
Февраль–апрель – заграничная поездка: Берлин, Прага, Париж, Ницца.
Премьера пьесы «Клоп» в Ленинграде в филиале Большого драматического театра в присутствии Маяковского.

1930, 1 февраля – открытие в Московском клубе писателей выставки Маяковского «20 лет работы». Читает вступление к поэме «Во весь голос».
Апрель, 14 – в Москве покончил жизнь самоубийством .

Фото стихов маяковского

Судебно-медицинские эксперты опровергают версию убийства поэта
Валерия КОРОСТЫЛЕВА

14 апреля 1930 года в Москве в Лубянском проезде в рабочей комнате Владимира Маяковского прозвучал выстрел.
Споры, ушел ли поэт из жизни добровольно или был убит, не стихают до сих пор.
О виртуозном расследовании экспертов рассказывает один из его участников,
профессор кафедры судебной медицины ММА им.Сеченова Александр Васильевич МАСЛОВ

Версии и факты

14 апреля 1930 г. «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая «скорая помощь» нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы».
Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в презектуре клиники медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось перевскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Как и с Есениным, самоубийство Маяковского вызвало различную реакцию и множество версий. Одной из «мишеней» стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская. Известно, что Маяковский просил ее стать женой. Именно она была последним человеком, видевшим поэта живым. Однако показания актрисы, соседей по квартире и данные следствия свидетельствуют, что выстрел прогремел сразу после того, как Полонская вышла из комнаты Маяковского. Значит, стрелять она не могла.

Версия, будто Маяковский не в переносном, а в прямом смысле «лег виском на дуло», пустил себе пулю в голову, не выдерживает критики. Мозг поэта сохранен по сей день и, как справедливо сообщили в те дни сотрудники Института мозга, «по внешнему осмотру мозг не представляет сколько-нибудь существенных отклонений от нормы».

Несколько лет назад в передаче «До и после полуночи» известный тележурналист Владимир Молчанов высказал предположение, что на посмертной фотографии на груди Маяковского ясно видны следы ДВУХ выстрелов.

Эту сомнительную гипотезу развеял другой журналист — В.Скорятин, проведший скрупулезное расследование. Выстрел был один, но он также считает, что в Маяковского стреляли. Конкретно — начальник секретного отдела ОГПУ Агранов, с которым, кстати, поэт дружил: спрятавшись в подсобной комнате и дождавшись ухода Полонской, Агранов проникает в кабинет, убивает поэта, оставляет предсмертное письмо и вновь черным ходом выходит на улицу. А затем уже поднимается на место происшествия как чекист. Версия занятная и почти укладывается в законы того времени. Впрочем, не ведая того, журналист неожиданно помог экспертам. Упоминая о рубашке, бывшей на поэте в момент выстрела, он пишет: «Я осмотрел ее. И даже с помощью лупы не обнаружил следов порохового ожога. Нет на ней ничего, кроме бурого пятна крови». Значит, рубашка сохранилась!

Действительно, в середине 50-х Л.Ю.Брик, у которой находилась рубашка поэта, передала ее в Государственный музей В.В. Маяковского — реликвия хранилась в коробке и была завернута в пропитанную специальным составом бумагу. На левой стороне переда рубашки — сквозное повреждение, вокруг него видна засохшая кровь. Удивительно, но это «вещественное доказательство» ни в 1930 году, ни позже не подвергалось экспертизе. А сколько было споров вокруг фотографий!
Получив разрешение на исследование, я, не посвящая в суть дела, показал рубашку крупному специалисту по судебно-баллистической экспертизе Э.Г.Сафронскому, который сразу поставил «диагноз»: «Входное пулевое огнестрельное повреждение, скорее всего, выстрел в упор». Узнав, что выстрел произведен более 60 лет назад, Сафронский заметил, что тогда в СССР подобные экспертизы не проводились. Была достигнута договоренность: специалисты Федерального центра судебных экспертиз, куда передавалась рубашка, не будут знать о ее принадлежности поэту — для чистоты эксперимента.

Итак, исследованию подлежит рубашка бежево-розового цвета из хлопчатобумажной ткани. Спереди на планке 4 перламутровые пуговицы. Спинка рубашки от ворота до низа разрезана ножницами, о чем свидетельствуют уступообразные края разреза и ровные концы нитей. Но для утверждения, что именно эта рубашка, купленная поэтом в Париже, находилась на нем в момент выстрела, недостаточно. На фотографиях тела Маяковского, сделанных на месте происшествия, хорошо различимы рисунок ткани, фактура, форма и локализация пятна крови, огнестрельного повреждения. Когда музейную рубашку сфотографировали в том же ракурсе, увеличении и провели фотосовмещение, все детали совпали.

Экспертам из Федерального центра предстояла нелегкая работа — найти на рубашке следы выстрела более чем 60-летней давности и установить его дистанцию. А их в судебной медицине и криминалистике три: выстрел в упор, с близкого и дальнего расстояния. Были обнаружены характерные для выстрела в упор линейные повреждения крестообразной формы (они возникают от действия отражаемых от тела газов в момент разрушения ткани снарядом), а также следы пороха, копоти и опаления как в самом повреждении, так и на прилегающих участках ткани.

Но надо было выявить ряд устойчивых признаков, для чего и использовался диффузно-контактный метод, не разрушающий рубашку. Известно: при выстреле вместе с пулей вылетает раскаленное облачко, затем пуля опережает его и улетает дальше. Если стреляли с дальней дистанции, облачко не достигло объекта, если с близкой — газо-пороховая взвесь должна была осесть на рубашке. Предстояло исследовать комплекс металлов, входящих в состав оболочки пули предполагаемого патрона.

Полученные оттиски показали незначительное количество свинца в области повреждения, а меди практически не обнаружено. Зато благодаря диффузно-контактному методу определения сурьмы (один из компонентов капсульного состава) удалось установить обширную зону этого вещества диаметром около 10 мм вокруг повреждения с характерной для выстрела в боковой упор топографией. Причем секторальное отложение сурьмы говорило, что дульный срез был прижат к рубашке под углом. А интенсивная металлизация в левой части — признак произведения выстрела справа налево, почти в горизонтальной плоскости, с небольшим наклоном книзу.

Из «Заключения» экспертов:

«1. Повреждение на рубашке В.В.Маяковского является входным огнестрельным, образованным при выстреле с дистанции «боковой упор» в направлении спереди назад и несколько справа налево почти в горизонтальной плоскости.

2. Судя по особенностям повреждения, было применено короткоствольное оружие (например, пистолет) и использован маломощный патрон.

3. Небольшие размеры пропитанного кровью участка, расположенного вокруг входного огнестрельного повреждения, свидетельствуют об образовании его вследствие одномоментного выброса крови из раны, а отсутствие вертикальных потеков крови указывает на то, что сразу после получения ранения В.В.Маяковский находился в горизонтальном положении, лежа на спине.

4. Форма и малые размеры помарок крови, расположенных ниже повреждения, и особенность их расположения по дуге свидетельствуют о том, что они возникли в результате падения мелких капель крови с небольшой высоты на рубашку в процессе перемещения вниз правой руки, обрызганной кровью, или же с оружия, находившегося в той же руке».

Можно ли так тщательно сымитировать самоубийство? Да, в экспертной практике встречаются случаи инсценировки одного, двух, реже пяти признаков. Но весь комплекс признаков фальсифицировать невозможно. Установлено, что капли крови — не следы кровотечения из раны: они падали с небольшой высоты с руки или оружия. Даже если допустить, что чекист Агранов (а он действительно знал свое дело) был убийцей и нанес капли крови после выстрела, скажем, из пипетки, хотя по восстановленному хронометражу событий у него на это просто не было времени, необходимо было достичь полного совпадения локализации капель крови и расположения следов сурьмы. Но реакция на сурьму была открыта лишь в 1987 году. Именно сопоставление расположения сурьмы и капель крови стало вершиной этого исследования.

Автограф смерти

Пришлось поработать и специалистам лаборатории судебно-почерковедческих экспертиз, ведь многие, даже очень чуткие люди, сомневались в подлинности предсмертного письма поэта, выполненного карандашом почти без знаков препинания:

«Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.
Любовная лодкаразбилась о быт.Я с жизнью в расчетеИ не к чему переченьВзаимныхбедИ обид. Счастливо оставаться. ВладимирМаяковский. 12.IV.30 г.»

Из «Заключения» экспертов:

«Представленное письмо от имени Маяковского выполнено самим Маяковским в необычных условиях, наиболее вероятной причиной которых является психофизиологическое состояние, вызванное волнением».

Не вызвала сомнений и датировка — именно 12 апреля, за два дня до смерти — «непосредственно перед самоубийством признаки необычности были бы выражены более ярко». Так что тайна решения уйти из жизни кроется не в 14-м дне апреля, а в 12-м.

«Ваше слово, товарищ маузер»

Сравнительно недавно дело «О самоубийстве В.В.Маяковского» было передано из Президентского архива в Музей поэта вместе с роковым браунингом, пулей и гильзой. Но в протоколе осмотра места происшествия, подписанного следователем и врачом-экспертом, говорится, что он застрелился из «револьвера системы маузер, калибр 7,65, № 312045». По удостоверению у поэта было два пистолета — браунинг и байярд. И хотя «Красная газета» писала о выстреле из нагана, очевидец В.А.Катанян упоминает маузер, а Н.Денисовский, спустя годы, браунинг, все-таки трудно представить, чтобы следователь-профессионал мог спутать браунинг с маузером.
Сотрудники Музея В.В.Маяковского обратились в Российский федеральный центр судебных экспертиз с просьбой провести исследование переданного им из Президентского архива пистолета браунинг № 268979, пули и гильзы и установить, из этого ли оружия стрелял в себя поэт?

Химический анализ налета в канале ствола браунинга позволил сделать вывод, что «из оружия после последней чистки выстрел не производился». Но пуля, извлеченная когда-то из тела Маяковского, действительно «является частью 7,65 мм патрона браунинга образца 1900 года». Так в чем же дело? Экспертиза показала: «Калибр пули, количество следов, ширина, угол наклона и правосторонняя направленность следов свидетельствуют, что пуля была выстрелена из пистолета маузер модели 1914 г.».

Результаты экспериментальной стрельбы окончательно подтвердили, что «пуля 7,65 мм патрона браунинга была выстрелена не из пистолета браунинг № 268979, а из маузера калибра 7,65 мм».

Все-таки — маузер. Кто же подменил оружие? В 1944 году сотрудник НКГБ, «беседуя» с опальным писателем М.М.Зощенко, спросил, считает ли он ясной причину смерти Маяковского, на что писатель достойно ответил: «Она и дальше остается загадочной. Любопытно, что револьвер, из которого застрелился Маяковский, был ему подарен известным чекистом Аграновым».

Уж не сам ли Агранов, к которому стекались все материалы следствия, подменил оружие, приложив к делу браунинг Маяковского? Зачем? О «подарке» знали многие, к тому же маузер не был зарегистрирован за Маяковским, что могло сильно аукнуться самому Агранову (кстати, позже его расстреляли, но за что?). Впрочем, это из области догадок. Лучше отнесемся с уважением к последней просьбе поэта: «. пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил».
Валерия КОРОСТЫЛЕВА
Copyright © 1997-2005 ЗАО «Виктор Шварц и К»

Фото стихов маяковского

  1. Российская Национальная Библиотека (РНБ), ф. 1035 (Л. Р. Коган), 287 единиц хранения, 1890-е гг. — 1959.
  2. Государственный Литературный Музей (ГЛМ), ф. 53, 25 единиц хранения, 1928–1957. Адрес музея: Москва, ул. Петровка, 28.

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Лесенка Маяковского» в других словарях:

Лесенка — Лесенка: Лесенка (программирование) упорядочивание программного кода в целях повышения его читабельности. Лесенка Маяковского оригинальный способ записи стиха, использовавшийся В. В. Маяковским. Лесенка (карточная игра) разновидность азартных игр … Википедия

Креолизованный текст — Креолизованный текст текст, фактура которого состоит из двух разнородных частей: вербальной (языковой/речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык). Примеры креолизованных текстов тексты… … Википедия

Маяковский, Владимир Владимирович — Запрос «Маяковский» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Владимир Владимирович Маяковский Владимир Владимирович Маяковский 1929 год. Фо … Википедия

Маяковский — Маяковский, Владимир Владимирович Владимир Владимирович Маяковский Маяковский, 1929 г. Фото А. Теремина Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения … Википедия

В.Маяковский — Владимир Маяковский Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Владимир Владимирович Маяковский — Владимир Маяковский Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Владимир Маяковский — Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Маяковский, Владимир — Владимир Маяковский Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Маяковский В. — Владимир Маяковский Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Маяковский В. В. — Владимир Маяковский Имя при рождении: Владимир Владимирович Маяковский Дата рождения: 7 (19) июля 1893(18930719) Место рождения: Багдади, Кутаисская губерния Дата смерти: 14 апре … Википедия

Фото стихов маяковского

За всех вас,
которые нравились или нравятся,
хранимых иконами у души в пещере,
как чашу вина в застольной здравице,
подъемлю стихами наполненный череп.

Все чаще думаю —
не поставить ли лучше
точку пули в своем конце.
Сегодня я
на всякий случай
даю прощальный концерт.

Память!
Собери у мозга в зале
любимых неисчерпаемые очереди.
Смех из глаз в глаза лей.
Былыми свадьбами ночь ряди.
Из тела в тело веселье лейте.
Пусть не забудется ночь никем.
Я сегодня буду играть на флейте.
На собственном позвоночнике.

Версты улиц взмахами шагов мну.
Куда уйду я, этот ад тая!
Какому небесному Гофману
выдумалась ты, проклятая?!

Буре веселья улицы узки.
Праздник нарядных черпал и черпал.
Думаю.
Мысли, крови сгустки,
больные и запекшиеся, лезут из черепа.

Мне,
чудотворцу всего, что празднично,
самому на праздник выйти не с кем.
Возьму сейчас и грохнусь навзничь
и голову вымозжу каменным Невским!
Вот я богохулил.
Орал, что бога нет,
а бог такую из пекловых глубин,
что перед ней гора заволнуется и дрогнет,
вывел и велел:
люби!

Бог доволен.
Под небом в круче
измученный человек одичал и вымер.
Бог потирает ладони ручек.
Думает бог:
погоди, Владимир!
Это ему, ему же,
чтоб не догадался, кто ты,
выдумалось дать тебе настоящего мужа
и на рояль положить человечьи ноты.
Если вдруг подкрасться к двери спаленной,
перекрестить над вами стёганье одеялово,
знаю —
запахнет шерстью паленной,
и серой издымится мясо дьявола.
А я вместо этого до утра раннего
в ужасе, что тебя любить увели,
метался
и крики в строчки выгранивал,
уже наполовину сумасшедший ювелир.
В карты бы играть!
В вино
выполоскать горло сердцу изоханному.

Не надо тебя!
Не хочу!
Все равно
я знаю,
я скоро сдохну.

Если правда, что есть ты,
боже,
боже мой,
если звезд ковер тобою выткан,
если этой боли,
ежедневно множимой,
тобой ниспослана, господи, пытка,
судейскую цепь надень.
Жди моего визита.
Я аккуратный,
не замедлю ни на день.
Слушай,
всевышний инквизитор!

Рот зажму.
Крик ни один им
не выпущу из искусанных губ я.
Привяжи меня к кометам, как к хвостам
лошадиным,
и вымчи,
рвя о звездные зубья.
Или вот что:
когда душа моя выселится,
выйдет на суд твой,
выхмурясь тупенько,
ты,
Млечный Путь перекинув виселицей,
возьми и вздерни меня, преступника.
Делай что хочешь.
Хочешь, четвертуй.
Я сам тебе, праведный, руки вымою.
Только —
слышишь! —
убери проклятую ту,
которую сделал моей любимою!

Версты улиц взмахами шагов мну.
Куда я денусь, этот ад тая!
Какому небесному Гофману
выдумалась ты, проклятая?!

И небо,
в дымах забывшее, что голубо,
и тучи, ободранные беженцы точно,
вызарю в мою последнюю любовь,
яркую, как румянец у чахоточного.

Радостью покрою рев
скопа
забывших о доме и уюте.
Люди,
слушайте!
Вылезьте из окопов.
После довоюете.

Даже если,
от крови качающийся, как Бахус,
пьяный бой идет —
слова любви и тогда не ветхи.
Милые немцы!
Я знаю,
на губах у вас
гётевская Гретхен.
Француз,
улыбаясь, на штыке мрет,
с улыбкой разбивается подстреленный авиатор,
если вспомнят
в поцелуе рот
твой, Травиата.

Но мне не до розовой мякоти,
которую столетия выжуют.
Сегодня к новым ногам лягте!
Тебя пою,
накрашенную,
рыжую.

Может быть, от дней этих,
жутких, как штыков острия,
когда столетия выбелят бороду,
останемся только
ты
и я,
бросающийся за тобой от города к городу.

Будешь за море отдана,
спрячешься у ночи в норе —
я в тебя вцелую сквозь туманы Лондона
огненные губы фонарей.

В зное пустыни вытянешь караваны,
где львы начеку,-
тебе
под пылью, ветром рваной,
положу Сахарой горящую щеку.

Улыбку в губы вложишь,
смотришь —
тореадор хорош как!
И вдруг я
ревность метну в ложи
мрущим глазом быка.

Вынесешь на мост шаг рассеянный —
думать,
хорошо внизу бы.
Это я
под мостом разлился Сеной,
зову,
скалю гнилые зубы.
С другим зажгешь в огне рысаков
Стрелку или Сокольники.

Это я, взобравшись туда высоко,
луной томлю, ждущий и голенький.
Сильный,
понадоблюсь им я —
велят:
себя на войне убей!
Последним будет
твое имя,
запекшееся на выдранной ядром губе.

Короной кончу?
Святой Еленой?
Буре жизни оседлав валы,
я — равный кандидат
и на царя вселенной,
и на
кандалы.

Быть царем назначено мне —
твое личико
на солнечном золоте моих монет
велю народу:
вычекань!
А там,
где тундрой мир вылинял,
где с северным ветром ведет река торги,-
на цепь нацарапаю имя Лилино
и цепь исцелую во мраке каторги.

Слушайте ж, забывшие, что небо голубо,
выщетинившиеся,
звери точно!
Это, может быть,
последняя в мире любовь
вызарилась румянцем чахоточного.

Забуду год, день, число.
Запрусь одинокий с листом бумаги я.
Творись, просветленных страданием слов
нечеловечья магия!

Сегодня, только вошел к вам,
почувствовал —
в доме неладно.
Ты что-то таила в шелковом платье,
и ширился в воздухе запах ладана.
Рада?
Холодное
«очень».
Смятеньем разбита разума ограда.
Я отчаянье громозжу, горящ и лихорадочен.

Послушай,
все равно
не спрячешь трупа.
Страшное слово на голову лавь!
Все равно
твой каждый мускул
как в рупор
трубит:
умерла, умерла, умерла!
Нет,
ответь.
Не лги!
(Как я такой уйду назад?)

Ямами двух могил
вырылись в лице твоем глаза.

Могилы глубятся.
Нету дна там.
Кажется,
рухну с помоста дней.
Я душу над пропастью натянул канатом,
жонглируя словами, закачался над ней.

Знаю,
любовь его износила уже.
Скуку угадываю по стольким признакам.
Вымолоди себя в моей душе.
Празднику тела сердце вызнакомь.

Знаю,
каждый за женщину платит.
Ничего,
если пока
тебя вместо шика парижских платьев
одену в дым табака.
Любовь мою,
как апостол во время оно,
по тысяче тысяч разнесу дорог.
Тебе в веках уготована корона,
а в короне слова мои —
радугой судорог.

Как слоны стопудовыми играми
завершали победу Пиррову,
Я поступью гения мозг твой выгромил.
Напрасно.
Тебя не вырву.

Радуйся,
радуйся,
ты доконала!
Теперь
такая тоска,
что только б добежать до канала
и голову сунуть воде в оскал.

Губы дала.
Как ты груба ими.
Прикоснулся и остыл.
Будто целую покаянными губами
в холодных скалах высеченный монастырь.

Захлопали
двери.
Вошел он,
весельем улиц орошен.
Я
как надвое раскололся в вопле,
Крикнул ему:
«Хорошо!
Уйду!
Хорошо!
Твоя останется.
Тряпок нашей ей,
робкие крылья в шелках зажирели б.
Смотри, не уплыла б.
Камнем на шее
навесь жене жемчуга ожерелий!»

Ох, эта
ночь!
Отчаянье стягивал туже и туже сам.
От плача моего и хохота
морда комнаты выкосилась ужасом.

И видением вставал унесенный от тебя лик,
глазами вызарила ты на ковре его,
будто вымечтал какой-то новый Бялик
ослепительную царицу Сиона евреева.

В муке
перед той, которую отдал,
коленопреклоненный выник.
Король Альберт,
все города
отдавший,
рядом со мной задаренный именинник.

Вызолачивайтесь в солнце, цветы и травы!
Весеньтесь жизни всех стихий!
Я хочу одной отравы —
пить и пить стихи.

Сердце обокравшая,
всего его лишив,
вымучившая душу в бреду мою,
прими мой дар, дорогая,
больше я, может быть, ничего не придумаю.

В праздник красьте сегодняшнее число.
Творись,
распятью равная магия.
Видите —
гвоздями слов
прибит к бумаге я.

Владимир Маяковский: флейта-позвоночник.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: