Фото марины цветаевой в молодости

————-
Моя встреча с Анастасией Ивановной Цветаевой была краткой, но незабываемой. Ничего особенного в этой встрече не было. Но потому, что это – Цветаева, вся неособенность мне кажется особой.

Я тогда училась в Москве в Литературном институте, примерно, на втором курсе. В те времена про Марину Цветаеву мало знали. В провинциях России она была в основном неизвестна, но очень популярна среди студентов Литинститута и московской интеллигенции того времени.

Был занудный осенний день. Я приехала в издательство «Художественная литература» за гонораром за стихи. Окошечко кассы было наглухо закрыто, что ввело меня в уныние. Присела на диванчик. Рядом сидела, в таком же унылом ожидании, пожилая хрупкая женщина.

Молчание было невыносимо, и мы разговорились. О том, о сем. Главное – не помню теперь сути разговора, лишь запомнилось, что разговор тёк легко, и мы смеялись. Окошечко всё не открывалось, кассирши не было. Видимо, все знали, что касса будет закрыта, кроме нас двоих. И мы, беседуя о литературе, дружно пришли к выводу, что мы, веря в расписание работы кассирши, приперлись сюда, как две дуры, вместо того, чтобы позвонить и узнать. И тут женщина добавила к этому выводу, её изречение помню дословно:
— И не просто две дуры, а две голодные дуры!

И мы опять смеялись, потому что она определила суть весьма точно. И обе мы ели – вчера, и обе утром – пили только чай. И она тоже – без сахара. Хотя я всегда пью без сахара.

Вдруг заявилась кассирша, увидела нас, гневно дернула головой и стала ругаться. Затем сжалилась и решила выдать нам честно заработанные нами деньги.
Когда расписывались в ведомости, гаркнула сквозь деревянное окошечко:
— Вы что, Цветаева, не видите, в какой строке надо ставить подпись? Я же ткнула пальцем, смотреть надо!
Я удивилась услышанной фамилии и потом, когда получили свои суммы, весьма недовольно высказала женщине:
— Господи! Зачем вы пишете под этой фамилией? Жить под этой фамилией можно, а писать – нет! Цветаева – одна. Это бездарно и кощунственно – создавать нечто под её фамилией, или писать в её стиле.
Женщина улыбнулась:
— Какая горячая заступница! А ведь я – родная сестра Марины. Мне можно.
Тут я окаменела. Неужели два часа сидела возле кассы вместе с Цветаевой?
Да, это было так.

Потом мы еще беседовали, пока шли от издательства, но я уже всё воспринимала иначе, и меня одолело смущение. И образ ее – хрупкий, и взгляд – очень доброжелательный, и речь ее – непринужденная, до сих пор кажутся мне очень значимыми мгновениями в моей жизни.
И если нити судьбы кто-то ведет, и если Он их неожиданно и играя (Анастасии Ивановны и мою) переплел на два часа в той одинокой комнате, то я, абсолютно не придавая себе какой-то весомости, очень благодарна Ему.

Октябрь, 2010
© Татьяна Смертина — Анастасия Цветаева, сестра Марины — Tatiana Smertina.
Заимствовать рассказ без согласования с автором запрещено.

Анастасия Ивановна Цветаева (сестра Марины, писатель, публицист) родилась 14 (27) сентября 1894, скончалась в возрасте 99 лет – 5 сентября 1993.
С 1902 по 1906 жила вместе с сестрой Мариной в Западной Европе – девочки учились в частных пансионах Германии и Швейцарии.
В возрасте 17 лет вышла замуж за Бориса Сергеевича Трухачева (1893 – 1919), с которым вскоре разошлась. Потом он скончался от тифа в 26 лет. От Трухачева у Анастасии родился сын Андрей.

В 1915 у Анастасии вышла первая книга, философский текст проникнутый ницшеанским духом, — «Королевские размышления».

Второй супруг Анастасии – Маврикий Александрович Минц (1886 – 1917) скончался от перитонита. Сын от него – Алеша, прожил один год (1916-1917).

В 1921 году Анастасию приняли в Союз писателей.
В 28 лет Анастасия Ивановна приняла обет нестяжания, неедения мяса, целомудрия и запрещения лжи. И соблюдала это до конца жизни.

В 1926 году она завершила книгу «Голодная эпопея», а затем «SOS, или Созвездие Скорпиона» — обе книги не удалось опубликовать. В 1927 она отправилась в Европу и во Франции последний раз в жизни увиделась с сестрой Мариной.

В апреле 1933 в Москве Анастасию Цветаеву арестовали, затем, после хлопот М.Горького, освободили через 64 дня.
В сентябре 1937 Анастасию снова арестовали и отправили в лагерь на Дальний Восток. Во время этого ареста у писательницы изъяли все её сочинения. Сотрудники НКВД уничтожили написанные ею сказки и новеллы. После этого она провела несколько лет в лагере и ещё несколько в ссылке. О трагической гибели сестры Марины она узнала в 1941, находясь в ссылке на Дальнем Востоке.

Освободившись из лагеря в 1947 г., в 1948 Анастасия Цветаева снова была арестована и сослана на вечное поселение в деревню Пихтовка Новосибирской области.

Анастасия Ивановна была освобождена после кончины Сталина, в 1959 – реабилитирована, стала проживать в Москве.
Создала мемуарные книги «Старость и молодость» (опубликована в 1988) и известную книгу «Воспоминания».

Анастасия Ивановна очень заботилась о могиле сестры, которая похоронена на Петропавловском кладбище в Елабуге, в 1960 году она возвела на могиле крест.
Затем, благодаря прошению Анастасии Ивановны и группы верующих, в 1990 году патриарх Алексий 11 дал благословение на отпевание Марины Цветаевой, которое состоялось в день пятидесятилетия её кончины в Московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

Андрей Борисович Трухачев (1912–1993) — сын Анастасии Ивановны Цветаевой от первого мужа. В 1937 г. окончил архитектурный институт, а 2 сентября того же года вместе с матерью был арестован в Тарусе. Получил 5-летний срок. Отбывал его на севере, в Карельской АССР, работая прорабом участков на Белбалт комбинате.
В 1942 г. был призван в армию и направлен в Архангельский окружной военстрой, где работал как инженер-диспетчер, проектировщик и начальник участков. А затем до 1948 г. — в поселке Печаткино, близ Вологды, также начальником участков на строительстве аэродромных и причальных сооружений.

Королевские размышления — 1915
Дым, дым и дым — повесть — 1916
Голодная эпопея, 1927 — уничтожена НКВД
SOS, или Созвездие Скорпиона — уничтожена НКВД
Старость и молодость
Воспоминания
Сказ о звонаре московском
Мой единственный сборник — стихи
Моя Сибирь, 1988
Amor
Непостижимые — опубликовано 1992
Неисчерпаемое — опубликовано 1992

«Молодость» М. Цветаева

«Молодость» Марина Цветаева

Молодость моя! Моя чужая
Молодость! Мой сапожок непарный!
Воспаленные глаза сужая,
Так листок срывают календарный.

Ничего из всей твоей добычи
Не взяла задумчивая Муза.
Молодость моя! —- Назад не кличу-
Ты была мне ношей и обузой.

Ты в ночи нашептывала гребнем,
Ты в ночи оттачивала стрелы.
Щедростью твоей давясь, как щебнем,
За чужие я грехи терпела.

Скипетр тебе вернув до сроку —-
Что уже душе до яств и брашна!
Молодость моя! Моя морока-
Молодость! Мой лоскуток кумашный!

Скоро уж из ласточек —- в колдуньи!
Молодость! Простимся накануне…
Постоим с тобою на ветру!
Смуглая моя! Утешь сестру!

Полыхни малиновою юбкой,
Молодость моя! Моя голубка
Смуглая! Раззор моей души!
Молодость моя! Утешь, спляши!

Полосни лазоревою шалью,
Шалая моя! Пошалевали
Досыта с тобой! —- Спляши, ошпарь!
Золотце мое —- прощай —- янтарь!

Неспроста руки твоей касаюсь,
Как с любовником с тобой прощаюсь.
Вырванная из грудных глубин —-
Молодость моя! —- Иди к другим!

Анализ стихотворения Цветаевой «Молодость»

Многие русские литераторы очень болезненно переживали период своего становления и взросления. Марина Цветаева в этом отношении не является исключением. В 1921 году, через несколько месяцев после своего 29-летия, поэтесса осознала, что из хрупкой и своенравной девчонки превратилась во взрослую женщину, познавшую горечь утрат и разочарований. Юные годы Цветаевой не были безоблачными и счастливыми. Она довольно рано потеряла мать, к которой была сильно привязана, и в 19 лет, мечтая о собственной семье, вышла замуж, однако очень скоро рассталась с иллюзией счастливого брака. Поэтому осенью 1921 года, словно бы подводя итог своей жизни, она написала стихотворение «Молодость», в котором попрощалась с собой – юной девушкой.

Уже в первых строчках произведения Цветаева называет свою молодость «чужой», отмечая – «ничего из всей твоей добычи не взяла задумчивая Муза». Эта фраза означает, что для поэтессы период ее взросления оказался суетным и бесплодным. Несмотря на то, что именно в это время Цветаева начала активно публиковаться, выпустила несколько сборников стихов и получила широкое признание, она убеждена – все это заслуги счастливого детства, плоды того воспитания, которое она получила в семье. В юности же она попросту воспользовалась ими, но при этом не приобрела ничего нового, кроме опыта, который трудно назвать положительным.

Обращаясь к своей молодости, поэтесса подчеркивает: «Ты была мне ношей и обузой». Цветаева убеждена, что могла бы прожить годы беззаботного девичества более счастливо, не изводя себя напрасными страданиями. Ища спасения в браке, поэтесса первое время действительно считала, что ее супруг Сергей Эфронт сможет стать для нее целой вселенной. Однако постепенно чувства к нему охладели, а после рождения дочери Цветаева и вовсе ушла от него к Софии Парнок, что вызвало лавину сплетен и пересудов.

Именно к этому периоду жизни, по-видимому, относится строчка стихотворения «Щедростью твоей давясь, как щебнем, за грехи чужие я терпела». Поэтому поэтесса с болью и грустью отмечает, что готова до срока вернуть своей молодости скипетр, так как больше не чувствует себя веселой, свободной от всяческих обязательств и способной на самые отчаянные поступки особой.

Стихотворение «Молодость» состоит из двух частей, которые были написаны с промежутком в несколько дней. Если в первой части поэтесса обвиняет смою молодость в том, что она была далеко не самой счастливой, то во второй части прощается с ней, признаваясь, то этот период ее жизни все же является для автора самым светлым и дорогим. «Молодость! Простимся на ветру!», — обращается к ней Цветаева, называет ее смуглой сестрой, явно намекая на чернобровую красавицу Парнок, и просит утешения. Поэтесса будто бы предчувствует, что ее жизнь готова совершить новый вираж, который принесет с собой еще больше горечи и обид. По сути, прощаясь со своей молодостью, Цветаева расстается с Россией, так как совсем скоро ей предстоит стать эмигранткой на долгие 17 лет. При этом поэтесса отмечает, что сожалеет о себе молодой, считая, что как бы не сложилась ее жизнь в будущем, этот период все равно будет овеян очарованием, надеждами и любовью.

«Вырванная из грудных глубин – молодость моя! – иди к другим», — напутствует ее поэтесса, понимая, что уже никогда не сможет вернуть прожитые годы, в которых было много страданий и душевных поисков, но которые позволили Цветаевой стать той, кем она стала. Великой русской поэтессой первой половины 20 века, непревзойденным лириком и, вместе с тем, реалистом, который сумел заглянуть в собственную душу и беспристрастно рассказать о своих чувствах окружающим.

«Молодость», анализ стихотворения Марины Цветаевой

«Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана», — так написал Александр Сергеевич Пушкин об этой замечательной поре в своем романе «Евгений Онегин». Логично было бы предположить, что размышления о молодости начинают мучить человека уже в зрелом возрасте. Однако многие русские поэты задавались вопросом о значении молодости, даже не перешагнув порог своего тридцатилетия. Марина Цветаева не стала исключением. Едва отметив свой 29-й день рождения, она написала стихотворение «Молодость», написала в два приема с разницей в два дня – 18 и 20 ноября 1921 года.

Первая часть стихотворения – своеобразная претензия к своей молодости, поэтому и звучит неласково: изобилует восклицаниями и повторами. Героиня называет молодость «чужой», «сапожком непарным» (очевидно, теперь уже ненужным) и даже «ношей и обузой». Несмотря на близость значения этих слов, воспринимаются они в разном контексте: ношу все равно тащат, какой бы непосильной она ни была (как свой крест!), а обуза только мешает, и от нее хочется поскорее избавиться. Разве можно так говорить о своей молодости? Героиня утверждает, что даже «задумчивая Муза» ничего не взяла из молодых лет, очевидно, считая, что ничего серьезного и важного в этот период не было создано.

Да, такая молодость не нужна героине, ведь она «щедростью ее давилась, как щебнем», поэтому «назад не кличет», а прощается с ней навеки, воздавая ей все-таки некоторую дань уважения, что подчеркнуто словами высокого стиля:

Скипетр тебе вернув до сроку —
Что уже душе до яств и брашна!

Но уже в самом конце первой части стиха героиня, словно одумавшись, с некоторой долей нежности называет молодость «моя морока», «мой лоскуток кумашный». Это определение с уверенностью можно считать авторским неологизмом, ведь его Цветаева использовала в своей поэме «Царь-девица» (1920) для описания Руси: «Русь кулашная — калашная — кумашная!» Но если в поэме это сочетание созвучных слов создает образ скоморошьей пляски, то в сочетании «лоскуток кумашный» вызывает совсем другое чувство – ласку.

Вторая часть стихотворения, написанная двумя днями позже, начинается по-цветаевски резко: «Скоро уж из ласточек — в колдуньи!» Только так: или молодость, или старость – никакой «золотой» середины. Героиня навсегда расстается со своей молодостью, но не сожаления ждет она от сестры своей названой. Нет, она хочет праздника, разгульной пляски, поэтому и просит молодость: «Спляши, ошпарь!»

Необычно, совершенно футуристически, звучит сочетание выбранных омонимов: шаль — платок и шаль (устар.) – блажь, дурь. Героиня призывает молодость «полоснуть лазоревой шалью», называет «шалая моя», (по сути, «ошалевшая», «блаженная»). Она напоминает, что «пошалевали досыта» с ней — подурачились, попроказничали, потешились.

Такая разгульная молодость не могла не оставить следа, поэтому героиня, обращаясь к ней, говорит: «Разор моей души!»

Действительно, молодость самой Марины пришлась на нелегкие годы. В этот период произошло много трагических событий: и ранняя смерть матери, и разлука с мужем, и смерть дочери Ирины. А 1921 год ознаменовался смертью двух важных для нее людей: в августе умер поэт-символист Александр Блок и был расстрелян по обвинению в заговоре другой поэт – акмеист Николай Гумилев. Эти «коллеги по цеху» были дороги Цветаевой. Возможно, их смерть и подтолкнула ее к решению эмигрировать из России. На долгих 17 лет покинет поэтесса родину. В таком контексте прощание с молодостью означало прощание с родиной, которую Марина все-таки любила. Таруса, Коктебель, Ялта – вот те места, где она когда-то была по-настоящему счастлива. Возможно, поэтому, расставаясь с молодостью, героиня стихотворения сравнивает ее с любовником: «Как с любовником с тобой прощаюсь…» Она понимает, что эта связь рано или поздно будет разорвана, уже сейчас – «вырванная из грудных глубин». И все-таки она не сожалеет, а благословляет:

Жизнь и творчество Марины Цветаевой

Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) — драматург и прозаик, одна из самых известных русских поэтесс, трагическая полная взлетов и падений судьба которой не перестает волновать сознание читателей и исследователей ее творчества. 26 сентября (8 октября) 1892 в Москве, в семье профессора Московского университета (позже — основателя знаменитого Музея изобразительных искусств) Ивана Владимировича Цветаева и его жены, Марии Александровны, урожденной Мейн, родилась дочь Марина, а спустя два года — Анастасия. Детство Марины проходило в Москве, а летние месяцы, до 1902 года, — в Тарусе на Оке. По происхождению, семейным связям, воспитанию она принадлежала к трудовой научно-художественной интеллигенции. Если влияние отца, Ивана Владимировича, университетского профессора и создателя одного из лучших московских музеев (ныне музея Изобразительных Искусств), до поры до времени оставалось скрытым, подспудным, то мать, Мария Александровна, страстно и бурно занималась воспитанием детей до самой своей ранней смерти, — по выражению дочери, завела их музыкой: «После такой матери мне осталось только одно: стать поэтом». Характер у Марины Цветаевой был трудный, неровный, неустойчивый. Илья Эренбург, хорошо знавший ее в молодости, говорит: «Марина Цветаева совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, пиетет перед гармонией и любовью к душевному косноязычию, предельную гордость и предельную простоту. Ее жизнь была клубком прозрений и ошибок». Детство, юность и молодость Марины Ивановны прошли в Москве и в тихой подмосковной Тарусе, отчасти за границей. Училась она много, но, по семейным обстоятельствам, довольно бессистемно: совсем маленькой девочкой — в музыкальной школе, потом в католических пансионах в Лозане и Фрайбурге, в ялтинской женской гимназии, в московских частных пансионах. Стихи Цветаева начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски, по-немецки), печататься — с шестнадцати. Герои и события поселились в душе Цветаевой, продолжали в ней свою «работу». Маленькая, она хотела, как всякий ребенок, «сделать это сама». Только в данном случае «это» было не игра, не рисование, не пение, а написание слов. Самой найти рифму, самой записать что-нибудь. Отсюда первые наивные стихи в шесть- семь лет, а затем — дневники и письма. С 1902 года, когда М. А. Мейн заболела неизлечимой чахоткой, семья вынуждена была жить заграницей: в Италии, Швейцарии, Германии. В 1905 году семья Марины Цветаевой приехала в Крым. Летом 1906 года Мария Александровна скончалась в Тарусе. Марина Цветаева переменила несколько гимназий, не задержавшись ни в одной. Писала стихи, собирала книгу. В октябре 1910 года в Москве вышла первая книга стихов Марины Цветаевой «Вечерний альбом», получившая одобрительную рецензию М. А. Волошина. С того момента возникла ее дружба с М. Волошиным. Написала первую критическую статью: «Волшебство в стихах Брюсова». Стихи юной Цветаевой были еще очень незрелы, но подкупали своей талантливостью, известным своеобразием и непосредственностью. На этом сошлись все рецензенты. Строгий Брюсов, особенно похвалил Марину за то, что она безбоязненно вводит в поэзию «повседневность», «непосредственные черты жизни», предостерегая ее, впрочем, опасности впасть в «домашность» и разменять свои темы на «милые пустяки»: «Несомненно, талантливая Марина Цветаева может дать нам настоящую поэзию интимной жизни и может, при той легкости, с какой она, как кажется, пишет стихи, растратить все свои дарования на ненужные, хотя бы и изящные безделушки».

В этом альбоме Цветаева облекает свои переживания в лирические стихотворения о не состоявшейся любви, о невозвратности минувшего и о верности любящей: Ты все мне поведал — так рано! Я все разглядела — так поздно! В сердцах наших вечная рана, В глазах молчаливый вопрос . Темнеет. Захлопнули ставни, Над всем приближение ночи. Люблю тебя призрачно- давний, Тебя одного — и на век! В ее стихах появляется лирическая героиня — молодая девушка, мечтающая о любви. «Вечерний альбом» — это скрытое посвящение. Перед каждым разделом — эпиграф, а то и по два. Марина была очень жизнестойким человеком («Меня хватит еще на 150 миллионов жизней!»). Она жадно любили жизнь и, как положено поэту-романтику, предъявляла ей требования громадные, часто — непомерные. В стихотворении «Молитва» скрытое обещание жить и творить: «Я жажду всех дорог!». Они появятся во множестве — разнообразные дороги цветаевского творчества. В стихах «Вечернего альбома» рядом с попытками выразить детские впечатления и воспоминания соседствовала недетская сила, которая пробивала себе путь сквозь немудренную оболочку зарифмованного детского дневника московской гимназистки. В «Вечернем альбоме» Цветаева много сказала о себе, о своих чувствах к дорогим ее сердцу людям; в первую очередь о маме и о сестре Асе. В лучших стихотворениях первой книги Цветаевой уже угадываются интонации главного конфликта ее любовной поэзии: конфликта между «землей» и «небом», между страстью и идеальной любовью, между стоминутным и вечным и — мире — конфликта цветаевской поэзии: быта и бытия. 5 мая 1911 года Цветаева приехала к М. Волошину в Коктебель, где встретилась со своим будущим мужем — Сергеем Яковлевичем Эфроном. Они едут лечить Сергея кумысом в Уфимскую губернию: у него туберкулез. 27 января 1912 года состоялось венчание Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Февраль. Выходит в свет вторая книга стихов Марины Цветаевой «Волшебный фонарь». 29 февраля это же года новобрачные уехали в свадебное путешествие: Италия, Франция, Германия. 31 мая 1912 года был открыт Музей Александра III (он же — Музей изящных искусств, потом — изобразительных искусств), а 5 (18 сентября) у М. Цветаевой родилась дочь Ариадна. В феврале 1913 года в печати выходит третий сборник М. Цветаевой — «Из двух книг» и в то же время Марина Цветаева работает над новой книгой «Юношеские стихи» 1912 — 1915 гг., которая не была издана. В это время Цветаева – «великолепная и победоносная» — жила уже очень напряженной душевной жизнью. Устойчивый быт уютного дома в одном из старомосковских переулков, неторопливые будни профессорской семьи — все это было поверхностью, под которой уже зашевелился «хаос» настоящей, не детской поэзии. К тому времени Цветаева уже хорошо знала себе цену как поэту (уже в 1914г. она записывает в своем дневнике: «В своих стихах я уверена непоколебимо»), но ровным счетом ничего не делала для того, чтобы наладить и обеспечить свою человеческую и литературную судьбу. Жизнелюбие Марины воплощалось прежде всего в любви к России и к русской речи. Марина очень сильно любила город, в котором родилась, Москве она посвятила много стихов Апрель — август 1913 года Марина Цветаева с семьей живут в коктебельском доме М.

Волошина, но 30 августа в Москве скончался И. В. Цветаев и период с сентября по декабрь семья Цветаевой живет в Крыму: Ялта, Феодосия, где выступает на литературных вечерах. Всю зиму Марина работала над поэмой «Чародей», которая вошла в «Юношеские стихи». Осенью Цветаева нашла наконец «волшебный дом» в Борисоглебском переулке. Осенью же состоялся переезд, после которого был написан цикл лирических стихов, вдохновленных встречей с поэтессой С. Я. Парнок. Роман Парнок и Цветаевой был очень коротким, но насыщенным по силе и известным всей литературной Москве. 11 февраля 1915 года Цветаевой было написано первое стихотворение, обращенное к Анне Ахматовой («Узкий, нерусский стан.»). В марте этого года Сергей Эфрон начинает ездить на фронт с санитарным поездом, весну и лето Марина проводит с С. Парнок в Коктебеле и Малороссии, где происходит встреча с Осипом Мандельштамом, что оказало определенное влияние на творчество Марины Цветаевой. В августе 1915 поэт возвращается в Москву, но в декабре снова уезжает с С. Парнок в Петроград, где и встречает Новый год. Здесь происходит встреча на вечере с Михаилом Кузминым и уже вторая встреча с О. Мандельштамом, после чего 20 января она возвращается в Москву и на следующий день выступает на вечере поэтесс в Политехническом музее. Цветаева в то время печатается почти в каждом номере петроградского журнала «Северные записки». В конце января — начало февраля 1916 в Москву приезжает Осип Мандельштам и Марина Цветаева пишет стихи, которые посвящает ему, а также стихи о Москве. В марте в ее творчестве нашло отражение знакомство с Тихоном Чурилиным, чуть позже поток стихов к Александру Блоку. Блок в жизни Цветаевой был единственным поэтом, которого она чтила не как собрата по «старинному ремеслу», а как божество от поэзии, и которому, как божеству, поклонялась. Всех остальных, ею любимых, она ощущала соратниками своими, вернее — себя ощущала собратом и соратником их, и о каждом считала себя вправе сказать, как о Пушкине: «Перья навостроты знаю, как чинил: пальцы не присохли от его чернил!». Творчество лишь одного Блока восприняла Цветаева, как высоту столь поднебесную — не отрешенность от жизни, а очищенностью ею; что ни о какой сопричастности этой творческой высоте она, в «греховности» своей, и помыслить не смела. Летом 1916 года была предпринята поездка М. Цветаевой в г. Александров Владимирской губернии, где был написан цикл стихов к А. Ахматовой. Во второй половине года М. Цветаева пишет много романтических стихотворений; многие стихи 1916 года составят впоследствии книгу «Версты 1». В этом же году М. Цветаева перевела французский роман Анны де Ноайль «Новое упование» (был напечатан в «Северных записках»). В январе – марте 1917 года было написано несколько лирических стихотворений, в том числе — на Февральскую революцию: «Пал без славы Орел двуглавый. — Царь! — Вы были неправы». В первые дни 1917 года в тетради Цветаевой появляются не самые лучшие стихи, в них слышатся перепевы старых мотивов, говорится о последнем часе нераскаявшейся, истомленной страстями лирической героини. В наиболее удавшихся стихах, написанных в середине января — начале февраля, воспевается радость земного бытия и любви: Мировое началось во мне кочевье: Это бродят по ночной земле — деревья, Это бродят золотым вином — грозди, Это странствуют из дома в дом — звезды, Это реки начинают путь — вспять! И мне хочется к тебе на грудь — спать.

Цензоре: «Кругозор его по-прежнему не широк, на стихах лежит печать газеты, перепевает он самого себя без конца», о Г. Иванове, напомним, там же было сказано, что это «один из самых талантливых среди молодых стихотворцев».[1.24] «Это опять-таки случай так называемого вранья»,– говорил бессмертный булгаковский Фагот. Более чем вероятно, что несомненное вранье Д. Цензора было в 1946 году, как и статья К. Зелинского в 1933-м, своеобразной «прививкой от расстрела» (выражение О. Мандельштама из «Четвертой прозы»). Цензор умер годом позже, успев напомнить о себе потомкам – правда, лишь небольшой их части, специалистам по творчеству Блока. И эстафету ругани приняли именно они. В 1950-х годах советскому читателю было возвращено, пусть в мизерных дозах, творчество Марины Цветаевой. Специалист по Блоку, виднейший литературовед В. Орлов написал предисловие к вышедшему в Москве в 1961 году первому советскому «Избранному» Цветаевой. Расхвалить Цветаеву как лучшего поэта русского зарубежья ему показалось неубедительным без противопоставления кому-либо, и, по сложившейся традиции, В

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector