Федор ТютчевСлавянам

Привет вам задушевный, братья
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!
Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы — свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей, —
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,
Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех.

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные.
Вот, вот что ненавидят в нас:
Вам не прощается Россия,
России не прощают вас!

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу и другу
Впервые скажет: — Это я!
При неотступном вспоминаньи
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как Божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них — закон и равноправность,
Для нас — насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь,
И тяготеет и над нами —
Над нами, собранными здесь.
Еще болит от старых болей
Вся современная пора.
Не тронуто Коссово поле, 1
Не срыта Белая Гора! 2

А между нас — позор немалый, —
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас.
Мы ждем и верим Провиденью —
Ему известны день и час.

И эта вера в правду Бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди.
Он жив — Верховный Промыслитель,
И суд Его не оскудел,
И слово «Царь-Освободитель»
За русский выступит предел.

Примечание:
1 Коссово поле — священное для сербов место, где 15 июня 1389 г. произошла битва между сербами и турками, в которой сербы потерпели поражение. В районе Косова сосредоточено много сербских православных монастырей и святынь.
2 Белая Гора — возвышенность около Праги, на которой 8 ноября 1620 г. войска германского императора нанесли поражение чехам, приведшее к упадку их политической самостоятельности.

Комментарий:
Автограф неизвестен.

Списки — ИРЛИ. № 17411. Л. 1—2 об. (рукой М. Ф. Тютчевой-Бирилевой); Альбом Тютч.-Бирилевой, две первых строфы, без заглавия, над текстом надпись: «(Читано на славянском обеде в зале Дворянского собрания. С.-Петербург. 11-го мая 1867 г.)».

Первая публикация — сб. «Братьям-славянам». М., 1867, май, с. 45—48. Вошло в Изд. 1868. С. 241—244; Изд. СПб., 1886. С. 305—308; Изд. 1900. С. 307—309.

Печатается по первой публикации.

Датируется началом мая 1867 г., поскольку написано в связи со Славянским съездом, проходившим с 8 по 15 мая в Петербурге, с 16 по 27 мая в Москве, и прочитано как приветствие славянским гостям на банкете в Петербургском Дворянском собрании 11 мая 1867 г. Примечательно, что этот день — церковное празднование памяти славянских первоучителей и просветителей святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Поводом для Славянского съезда послужила организация Этнографической выставки в Москве: в ее состав был включен славянский отдел. На выставку прибыла депутация (81 человек) славянских народностей Европы и Балкан. Не были приглашены лишь представители Польши. Съезд сопровождался антипольскими демонстрациями; так, на одном из банкетов было поставлено кресло с надписью «отсутствующему Иуде»: об этом свидетельствует 7-я строфа стихотворения (49—56 ст.).

Всероссийскую этнографическую выставку Тютчев называл «сходкой Всеславянской», возлагая на нее надежды как на способствующую развитию идеи единения славянских народов. Открытие выставки сопровождалось пышными торжествами, на него прибыли Александр II и члены императорской фамилии. 14 мая славянская депутация представлялась Александру II. Именно его называли «царь-освободитель», в связи с Манифестом об освобождении крестьян. Тютчев посвятил Александру II четверостишие: «Ты взял свой день. Замеченный от века / Великою Господней благодатью — / Он рабский образ сдвинул с человека / И возвратил семье меньшую братью. » — стихи, которые, по словам имп. Марии Александровны, «растрогали государя». Завершающие стих. «Славянам» строки «И слово «Царь- Освободитель» / За русский выступит предел» выражают убеждение Тютчева, неоднократно высказанное им в письмах, что «для славянских племен нет и возможности самостоятельной исторической жизни вне законно-органической их зависимости от России. Чтобы возродиться славянами, им следует прежде всего окунуться в Россию». В письме к И. С. Аксакову от 10 мая 1867 г. об этом съезде Тютчев подчеркивал, что славянские гости должны были вернуться проникнутыми «до мозгу сознанием, что они — дроби, а Россия — знаменатель, и только подведением под этот знаменатель может осуществиться сложение этих дробей». Аксаков писал, что в стихотворении Тютчева «выражена задушевная дума всей жизни» поэта.

Дочь поэта, Д. Ф. Тютчева, в письме к сестре, Е. Ф. Тютчевой, от 12/24 мая 1867 г. сообщала: «Говорят, папа написал прекрасные стихи, обращенные к славянам, вчера на обеде в честь славян они были читаны под гром аплодисментов». К. Пфеффель писал Эрн. Ф. Тютчевой 9/21 июля 1867 г.: «Ваша падчерица любезно перевела для меня стихи, сочиненные вашим мужем в честь славянских гостей, собравшихся в Петербурге. Я нахожу, что они прекрасны, даже будучи лишены красот ритма и рифмы. ».

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

Фёдор Иванович Тютчев


Silentium! (1829-начало 1830-х годов)


Цицерон (1830)


Фонтан (1836)


Русской женщине (1848-1849)


Русская география (1848 или 1849)


Осень (22 августа 1857)


Царскосельский сад (22 октября 1858)


Радуга (5 августа 1865)


Славянам (начало мая 1867)


* * * (28 февраля 1869)


Природа — сфинкс (август 1869)


* * * (ноябрь 1870)


К.Б. (26 июля 1870, Карлсбад)


[В сороколетнюю годовщину
первой встречи с Эрнестиной]
(февраль 1873)


«Русский империалист».


О геополитических воззрениях Ф.И. Тютчева

Федор Иванович Тютчев не только крупнейший русский поэт. Он по праву может считаться и значительным политическим мыслителем, классическим «русским империалистом».

Оценка Тютчевым политических событий, пророчества будущего России и Запада как двух отдельных организмов, существующих и живущих разной и порой внутренне противоположной жизнью, сохраняют свою актуальность и по сей день. Наследие Ф.И.Тютчева для определения геополитической позиции России является особенно ценным.

В своей дипломатической деятельности поэт активно служил интересам России, в то же самое время критикуя вредоносный для интересов страны курс министра иностранных дел К.В.Нессельроде. Кроме этого, он раскрывает вредную политику иезуитов и папства в судьбах народов Европы и мира. В своих депешах и записке царю, он призывает его к тому, чтобы внешняя политика страны соответствовала интересам России и успешно бы противостояла экспансии со стороны Запада (в том числе и Римской церкви).

В последние годы своей жизни действительный статский советник (генеральское звание) Ф.И.Тютчев напрямую влиял на внешнюю политику России через прямое взаимодействие с ним министра иностранных дел и канцлера Российской империи А.М.Горчакова.

Свои политические статьи и незавершенный трактат «Россия и Запад» (1848-49) Тютчев писал как до, так и после революций, всколыхнувших Европу — во Франции, Германии, Австро-Венгрии. В них он оценивает ситуацию, сложившуюся в Европе до и после отмеченных событий. Во-вторых, он вводит много новых терминов, обогативших позднее как русскую политическую мысль, так и западную. Среди них такие термины как «русофобия» и «панславизм«. Ярко была выражена идея империи.

Наиболее важными вопросами, затронутыми Тютчевым в своих статьях стали проблемы «русофобии» и будущей «империи», до сих пор не утратившие актуальности. Прежде всего, нужно сказать о таком явлении в нашей жизни как «русофобия». Сама по себе эта проблема всегда волновала Россию на протяжении всей ее трагической истории. Но Тютчев впервые в своих статьях вводит в оборот этот термин.

Тютчев употребляет этот термин в связи с конкретной ситуацией — революционными событиями в Европе 1848-49 годов. И само это понятие возникло у Тютчева не случайно. В это время на Западе усилились настроения, направленные против имперской политики России и русских. Тютчев исследовал причины такого положения. Они виделись ему в стремлении европейских стран вытеснить Россию из Европы если не силой оружия, то презрением. Он долгое время работал дипломатом в Европе (Мюнхен, Турин), а позднее цензором Министерства иностранных дел (1844-67) и знал то, о чем говорил, не понаслышке.

В противовес русофобии Тютчев выдвинул идею панславизма. Неоднократно в публицистике и в стихах Тютчев излагал идею возвращения Константинополя, образования православной империи и соединения двух церквей — восточной и западной.

Тютчев сформулировал принцип России: «Царь является Государем России в качестве Государя Востока. Восточная империя: это Россия в окончательном виде». «Устройство законной империи» — это «вселенская Монархия». «Вселенская Монархия — это Империя. А империя существовала вечно. Она только переходила из рук в руки».

В наиболее наглядной форме главная идея Ф.И. Тютчева о России как «вселенской Монархии» была представлена им в стихотворении «Русская география». В набросках же к трактату «Россия и Запад» Тютчев следующим образом формулирует идею «вселенской Монархии»:

«Запад, видящий до сих пор в России лишь материальное воплощение, материальную силу.

Для него Россия — беспричинное действие.

Иными словами, будучи идеалистами, они не признают идеи.

И, однако, откуда у них берётся перед лицом этой голой материальной силы нечто среднее между уважением и страхом, чувство awe, которое возникает только по отношению к авторитету?

Тут ещё присутствует инстинкт, более разумный, чем знание. Что же такое Россия? Что она являет собою? Две вещи: славянское племя. Православную империю.

Племенной вопрос не более чем второстепенный, вернее, он не является основополагающим. Это составная часть. Основополагающий принцип — это Православное предание.

Россия ещё более Православная, чем славянская. Она хранительница Православия в Империи.

Что такое Империя? Учение об Империи. Империя не гибнет. Она передаётся. Реальность этой передачи. 4 прошлых Империи. 5-я последняя.

Идея Империи была душой всей истории Запада.

Карл Великий. Карл V. Людовик XIV. Наполеон.

Революция убила её, и тогда началось разложение Запада. Однако Империя на Западе всегда была только захватчицей.

Это добыча, которую Папы поделили с германскими кесарями (отсюда их распри).

Законная империя ведёт свою преемственность от Константина.

Царь является Государем России в качестве Государя Востока.

Душа её — Православная Церковь, тело — славянское племя. Если бы Россия в конце концов не стала Империей, она бы не осуществила своего призвания.

Восточная Империя: это Россия в окончательном виде.

Знаменательно: личный враг Наполеона — Англия. И, однако, он разбился, столкнувшись с Россией. Оказывается, именно она была его подлинным неприятелем — битва между ними была битвой между законной Империей и коронованной Революцией.

Вселенская Монархия — это Империя. А Империя существовала вечно. Она только переходила из рук в руки.

Что есть история Запада, начавшаяся от Карла Великого и завершающаяся на наших глазах? Это история узурпированной Империи.

Папа, восстав против вселенской Церкви, узурпировал права Империи и поделил их, как добычу, с так называемым Западным Императором.

Отсюда вытекает всё, что обыкновенно происходит между сообщниками. Длительная схватка между схизматическим римским Папством и узурпированной Западной Империей, окончившаяся для одного Реформацией, то есть противоположностью Церкви, а для другой Революцией, то есть противоположностью Империи.

Коснёмся вселенской Монархии, другими словами, устройства законной Империи.

Наполеон ознаменовал последнюю отчаянную попытку Запада создать собственную Власть, она неминуемо потерпела крах.

Воистину, после 1815 года Западной Империи более не существует на Западе. Империя полностью оставила его и сосредоточилась там, где во все времена не прекращалась законная традиция Империи — 1848 год положил ей решительное начало. Ей всё же следует помочь себе самой в двух великих событиях, которые уже на пути к свершению.

В области светской: создание Греко-Славянской Империи. В области духовной — соединение двух Церквей.

Первое из этих событий началось в тот день, когда Австрия ради спасения видимости существования прибегла к поддержке России. Ибо Австрия, спасенная Россией, — это неизбежно Австрия, поглощённая Россией (рано или поздно).

А поглощение Австрии не просто необходимый придаток России как славянской Империи, это ещё подчинение этой Империи Германии и Италии, двух имперских держав.

Другое событие, предваряющее соединение Церквей, это лишение Римского Папы светской власти».

Таким образом, Ф.И.Тютчев различает «Россию-1» в современных ему имперских границах, «Россию-2» с включением народов Европы, не принадлежащих Западу, на которые Россия должна распространить свое имя, и «Россию-3», объемлющую, за исключением Китая, весь евро-азиатский континент и, прежде всего, Средиземноморье с коренной Европой.

«Россия-2» предполагала контроль над раздробленной Германией и постоянное присутствие русских «на поле битвы Европейского Запада». Развертывание «панславистской» «России-2» в панконтинентальную «Россию-3», «Россию будущего» включало следующие промежуточные звенья. Сперва по славянскому следу поглощались онемеченные славянские земли Восточной Германии «до Эльбы» («Русская география») и Австрии, которую Тютчев полагал «подставным именем» славянской расы. Далее, «поглощение Австрии» трактовалось не только в смысле «необходимого для России как для славянской империи восполнения», но и в качестве подступа к подчинению Россией по австро-имперскому следу всей Германии и Италии, «двух земель Империи». В проект входила вслед за «возвращением» Константинополя также оккупация ближневосточных земель до Нила и Евфрата («Русская география»). И, наконец, важнейшей частью утверждения «вселенской Монархии» становилось подчинение папства, а через него установление контроля над большей частью западного человечества.

Тютчев предельно заостренно поставил вопрос о цивилизационном статусе восточноевропейских народов, обретающихся между Россией и романо-германским Западом. Он столкнулся с важнейшей и сегодня проблемой наличия у цивилизаций, помимо опорных этногеографических ядер, также обширных периферий. Тютчев предсказывал народам восточной Европы либо объединение с Россией, либо объединение с Западной Европой в смысле этнической германизации. Первый вариант был опробован во второй половине XX века и был дискредитирован. В ближайшие годы, напротив, множество «переходных» народов будут стремиться напрямую вписаться в структуры коренного Запада, и отсюда станут проистекать главные напряжения и перипетии европейской политики. Мировая державность России, по Тютчеву, определяется способностью помыслить и создать центр мира как своё собственное российское действие. Реализация «всемирной судьбы России» (о которой пишет Ф.И.Тютчев в посвящённом К.В.Нессельроде стихотворении «Нет, карлик мой, трус беспримерный. ») состоит в правильном поиске исторической личностью России своего центра, правильной позиции для единственно правильного действия, точки единовременного приложения всех российских сил.

Именно этому центру, этой «точке» личности России посвящено и стихотворение «Да, вы сдержали ваше слово».

Выделение решающего центра, такой, по Ф.И.Тютчеву, «точки Архимеда» является абсолютно творческой задачей, и в разных исторических ситуациях эти центры будут, должны быть разными. Сегодня необходимо видеть единую работу тысячелетней России в истории, историческую личность России — и правильно выбрать мировой центр, ту точку приложения российских сил, которая способна восстановить страну как мировую державу. В этом, несомненно, нам могут помочь мысли и идеи «русского империалиста» Ф.И.Тютчева.

Фёдор Иванович Тютчев

1803 — родился 23.11.(5.12 н.с.) в селе Овстуге Орловской губернии Брянского уезда

1812 — воспитателем к Тютчеву приглашен поэт-переводчик С.Е.Раич

1813 — «Любезному папеньке», первое из сохранившихся стихотворений

1816 — начал посещать лекции в Московском университете

1819 — стал студентом словесного отделения Московского университета

1821 — окончил университет со степенью кандидата словесных наук

1822 — поступил на службу в Коллегию иностранных дел, назначен сверхштатным сотрудником русской миссии в Мюнхене

1826 — женитьба на Элеоноре Петерсон (скончалась в 1838)

1839 — венчание с Эрнестиной Дёрнберг в Берне

1844 — возвращение в Россию

1850 — начало романа с Еленой Денисьевой (18??-1864)

1857 — произведён в действительные статские советники (в 1864 — в тайные советники)

1858 — назначен председателем Комитета цензуры иностранной

1873 — скончался в Царском Селе (15.07), похоронен в Петербурге на Новодевичьем кладбище (18.07)

Тютчев Фёдор Иванович

Русский дипломат, цензор и поэт. Тютчев получил домашнее образование под руководством Семёна Раича, ставшего также впоследствии учителем М.Ю. Лермонтова.

Будучи цензром, он не разрешил распространять в России Манифест коммунистической партии К. Маркса и Ф. Энгельса на русском языке, заявляя что «кому надо, прочтут и на немецком».

«Из всех великих русских поэтов тюрьма, сума, беда, ранняя смерть, Голгофа миновали только Тютчева».

«. Тютчев и Фет — самые счастливые поэты в истории русской словесности прошлого века? Их любили именно как поэтов. И отношения с публикой складывались при всех сложностях — гармонично. Стихов — ждали. Строки обретали музыкальную судьбу. Композиторы писали романсы на стихи Фета и Тютчева. Эти романсы ещё при жизни поэтов пели в частных домах и в концертных залах. Получается: теперь общество уже знало, что творчество может быть названо великим поприщем. Пётр прорубил окно в Европу в течение одной своей судьбы. Но культура не приемлет силовых и революционных методов. Её сначала надо взрастить у себя дома. Понадобилось сто с лишним лет, чтобы окно в европейскую культуру прорубил Пушкин. Много раз говорилось, что идущие вслед за Пушкиным развивали то, что в нём было заложено, и то, что он открыл. Толстой — эпик, Достоевский — знаток межчеловеческих бездн. Гоголь — мистик. В Пушкине одном уже было это всё . Пуля Дантеса разбила русскую культуру на множество кусков […] Впервые большую подборку, как говорят ныне, стихов Тютчева именно Пушкин опубликовал в своём журнале «Современник». Весною 1836 года копии тютчевских творений попали к Пушкину, и он, по рассказам очевидцев, прочитав впервые это рукописное собрание, пришёл в неистовый восторг и целую неделю с ним носился. Пушкин с друзьями даже хотели издать отдельный томик Тютчева, но замысел сей осуществлён не был. На страницах «Современника» Тютчева продолжали печатать и после смерти Пушкина — и, за немногими исключениями, это были стихи ещё, по всей видимости, самим Пушкиным отобранные».

Бек Т., Зантария Д., «Прекрасно, что это говорят звезды…» (Тютчев и Фет: штрихи к двойному портрету) / Тютчев Ф.И., Фет А.А., Стихотворения, М., «Олимп», 1997 г., с. 10-11.

«Фёдор Иванович ещё при жизни имел репутацию человека гениального, обладая при этом уникальным свойством: у него никогда не было врагов, завистников и даже недоброжелателей. Современников восхищал его дар предвидения, что, впрочем, не мешало им сохранять всегдашнее спокойствие перед лицом грозящей катастрофы. Вот почему, когда наступал неизбежный час расплаты, катастрофа лишь укрепляла авторитет Тютчева — и никто не спешил бросить камень в пророка и, хоть таким способом, компенсировать собственное легкомыслие. Однако изрядная доля легкомыслия была присуща и самому пророку. Человек, десятилетиями живший в Западной Европе и всегда находившийся в курсе всех наиболее существенных новостей её политической и интеллектуальной жизни, ухитрился не заметить идущей там полным ходом промышленной революции. Экономическая сфера жизни общества его не интересовала. Экономика просто была изъята из его картины мира, в значительной степени мифологизированной. Эта картина позволила ему создать ряд гениальных лирических стихотворений и несколько талантливых публицистических статей, в которых автор выявил наиболее существенные тенденции в политической и идеологической сферах жизни современной ему Европы. В то время как заграница была закрыта для большинства россиян, исколесивший всю Европу Тютчев-дипломат охотно пользовался комфортом и различными материальными благами, которые несла с собой европейская цивилизация. В это же самое время Тютчев-поэт просто не обращал никакого внимания на реальности практической жизни, порождённые этой же цивилизацией, и абстрагировался от них. Он покойно катился в удобном купе железнодорожного вагона, восхищался победой человека над пространством, радовался тому, что «города протягивают друг другу руки», но не думал о том, благодаря чему стало возможно всё это. Тютчев-пророк воспринимал западную цивилизацию достаточно глубоко, но весьма избирательно: он имел представление о красном Западе и пролетаризации населения, но не размышлял ни о промышленном перевороте, ни о развитии тяжёлой промышленности, породившей железные дороги».

Экштут С.А., Тютчев тайный советник и камергер, М., «Прогресс-Традиция», 2003 г., с. 8-9.

«И.С. Аксаков, биограф Тютчева, писал: «Он любил свет — это правда; но не личный успех, не утехи самолюбия влекли его к свету. Он любил его блеск и красивость; ему нравилась эта театральная, почти международная арена. Соблюдая по возможности все внешние светские приличия, он не рабствовал перед ними душою, не покорялся условной светской «морали», хранил полную свободу мысли и чувства. Блеск и обаяние света возбуждали его нервы, и, словно ключом, било наружу его вдохновенное, грациозное остроумие. Он никогда не становился ни в какую позу, не рисовался, был всегда сам собою, таков как есть, прост, независим, произволен. Да ему было и не до себя, т.е. не до самолюбивых соображений о своём личном значении и важности. Он слишком развлекался и увлекался предметами для него несравненно более занимательными: с одной стороны, блистанием света, с другой, — личною, искреннею жизнью сердца, и затем — высшими интересами знания и ума. Эти последние притягивали его к себе ещё могущественнее, чем свет».

И не случайно с такой иронией Тютчев всегда говорил о своих обязанностях камергера, о «безмозглой толпе» придворных, об императоре».

Бунатян Г.Г., Город муз: литературные памятные места города Пушкина, Л., «Лениздат», 1987 г., с. 114-115.

«. Тютчев, хотя он сам внутренне не испытывал обиды на современников, был поразительно недооценен. Другое дело, что он и не стремился к популярности. Его первую книгу собрал Тургенев. Причём Тургенев из самых добрых чувств даже переписал где-то Тютчева, весьма отважно отредактировал его. Тургенев придал его стилю гладкость, сладкозвучие, лишив чудесной тютчевской корявости. Вторую книгу Тютчева собрал почти против его воли зять Иван Аксаков. Тютчев был совершенно равнодушен к печатанию, его знали лишь немногие. А открыл его по-настоящему Некрасов. Причём открыл очень интересно, он сел писать серию статей о второстепенных русских поэтах. Понимаете, второстепенных! А закончил статью признанием Тютчева первостепенным поэтом».

Нагибин Юрий, Возвращение к детству (Из встречи в Концертной студии Останкино, 1980 год), в Сб.: 15 встреч в Останкине / Сост. Т. Земскова, М., «Политиздат», 1989 г., с. 41-42.

Тютчев стихи о европе 1867

Привет вам задушевный, братья,
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!
Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы – свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей,-
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,
Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России – не прощают вас.

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу и другу
Впервые скажет: – Это я!
При неотступном вспоминанье
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда. создалась:
Для них – закон и равноправность,
Для нас – насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь
И тяготеет и над нами-
Над нами, собранными здесь…
Еще болит от старых болей
Вся современная пора…
Не тронуто Коссово поле,
Не срыта Белая Гора!

А между нас,- позор немалый,-
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас.
Мы ждем и верим провиденью-
Ему известны день и час…

И эта вера в правду бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди…
Он жив – верховный промыслитель,
И суд его не оскудел,
И слово царь-освободитель
За русский выступит предел…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Федор ТютчевСлавянам

Привет вам задушевный, братья
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!
Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы — свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей, —
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,
Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех.

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные.
Вот, вот что ненавидят в нас:
Вам не прощается Россия,
России не прощают вас!

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу и другу
Впервые скажет: — Это я!
При неотступном вспоминаньи
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как Божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них — закон и равноправность,
Для нас — насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь,
И тяготеет и над нами —
Над нами, собранными здесь.
Еще болит от старых болей
Вся современная пора.
Не тронуто Коссово поле, 1
Не срыта Белая Гора! 2

А между нас — позор немалый, —
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас.
Мы ждем и верим Провиденью —
Ему известны день и час.

И эта вера в правду Бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди.
Он жив — Верховный Промыслитель,
И суд Его не оскудел,
И слово «Царь-Освободитель»
За русский выступит предел.

Примечание:
1 Коссово поле — священное для сербов место, где 15 июня 1389 г. произошла битва между сербами и турками, в которой сербы потерпели поражение. В районе Косова сосредоточено много сербских православных монастырей и святынь.
2 Белая Гора — возвышенность около Праги, на которой 8 ноября 1620 г. войска германского императора нанесли поражение чехам, приведшее к упадку их политической самостоятельности.

Комментарий:
Автограф неизвестен.

Списки — ИРЛИ. № 17411. Л. 1—2 об. (рукой М. Ф. Тютчевой-Бирилевой); Альбом Тютч.-Бирилевой, две первых строфы, без заглавия, над текстом надпись: «(Читано на славянском обеде в зале Дворянского собрания. С.-Петербург. 11-го мая 1867 г.)».

Первая публикация — сб. «Братьям-славянам». М., 1867, май, с. 45—48. Вошло в Изд. 1868. С. 241—244; Изд. СПб., 1886. С. 305—308; Изд. 1900. С. 307—309.

Печатается по первой публикации.

Датируется началом мая 1867 г., поскольку написано в связи со Славянским съездом, проходившим с 8 по 15 мая в Петербурге, с 16 по 27 мая в Москве, и прочитано как приветствие славянским гостям на банкете в Петербургском Дворянском собрании 11 мая 1867 г. Примечательно, что этот день — церковное празднование памяти славянских первоучителей и просветителей святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Поводом для Славянского съезда послужила организация Этнографической выставки в Москве: в ее состав был включен славянский отдел. На выставку прибыла депутация (81 человек) славянских народностей Европы и Балкан. Не были приглашены лишь представители Польши. Съезд сопровождался антипольскими демонстрациями; так, на одном из банкетов было поставлено кресло с надписью «отсутствующему Иуде»: об этом свидетельствует 7-я строфа стихотворения (49—56 ст.).

Всероссийскую этнографическую выставку Тютчев называл «сходкой Всеславянской», возлагая на нее надежды как на способствующую развитию идеи единения славянских народов. Открытие выставки сопровождалось пышными торжествами, на него прибыли Александр II и члены императорской фамилии. 14 мая славянская депутация представлялась Александру II. Именно его называли «царь-освободитель», в связи с Манифестом об освобождении крестьян. Тютчев посвятил Александру II четверостишие: «Ты взял свой день. Замеченный от века / Великою Господней благодатью — / Он рабский образ сдвинул с человека / И возвратил семье меньшую братью. » — стихи, которые, по словам имп. Марии Александровны, «растрогали государя». Завершающие стих. «Славянам» строки «И слово «Царь- Освободитель» / За русский выступит предел» выражают убеждение Тютчева, неоднократно высказанное им в письмах, что «для славянских племен нет и возможности самостоятельной исторической жизни вне законно-органической их зависимости от России. Чтобы возродиться славянами, им следует прежде всего окунуться в Россию». В письме к И. С. Аксакову от 10 мая 1867 г. об этом съезде Тютчев подчеркивал, что славянские гости должны были вернуться проникнутыми «до мозгу сознанием, что они — дроби, а Россия — знаменатель, и только подведением под этот знаменатель может осуществиться сложение этих дробей». Аксаков писал, что в стихотворении Тютчева «выражена задушевная дума всей жизни» поэта.

Дочь поэта, Д. Ф. Тютчева, в письме к сестре, Е. Ф. Тютчевой, от 12/24 мая 1867 г. сообщала: «Говорят, папа написал прекрасные стихи, обращенные к славянам, вчера на обеде в честь славян они были читаны под гром аплодисментов». К. Пфеффель писал Эрн. Ф. Тютчевой 9/21 июля 1867 г.: «Ваша падчерица любезно перевела для меня стихи, сочиненные вашим мужем в честь славянских гостей, собравшихся в Петербурге. Я нахожу, что они прекрасны, даже будучи лишены красот ритма и рифмы. ».

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

Федор Тютчев – «СЛАВЯНАМ» 1867 г.

5 декабря исполнилось 210 лет со дня рождения поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

Оценка информации

3 Комментария » Оставить комментарий

Плачет горько крокодил,
Море слёз он вылил в Нил:
Может пожалеют,
На груди пригреют.
Только слёзы все его
Не обманут никого.
Щелкнет пастью один раз
И закончится рассказ.

Федор ТютчевСлавянам

Привет вам задушевный, братья,
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!
Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы – свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей,-
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,
Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России – не прощают вас.

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу и другу
Впервые скажет: – Это я!
При неотступном вспоминанье
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда. создалась:
Для них – закон и равноправность,
Для нас – насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь
И тяготеет и над нами-
Над нами, собранными здесь…
Еще болит от старых болей
Вся современная пора…
Не тронуто Коссово поле,
Не срыта Белая Гора!

А между нас,- позор немалый,-
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас.
Мы ждем и верим провиденью-
Ему известны день и час…

И эта вера в правду бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди…
Он жив – верховный промыслитель,
И суд его не оскудел,
И слово царь-освободитель
За русский выступит предел…

Комментарии к стихотворениям Ф. И. Тютчева

(Часть V)

«19-ое февраля 1864» – написано на смерт Д. Н. Блудова, литератора и крупного государственного чиновника, с которым Федор Тютчев был знаком с ранней московской юности.

«Encyclica» – имеется в виду энциклика Пия IX, обнародованная в ноябре 1864 года. В этом обращении папа римский к граду и миру в числе прочих грехов и заблуждений века названы и свобода совести.

«Князю Горчакову» – обращено к Александру Михайловичу Горчакову, однокашнику великого русского поэта Алесандра Сергеевича Пушкина по Царскосельскому Лицею. С 1856 года Горчаков занимал пост министра иностранных дел.

«Князю Суворову» – А. А. Суворов был обвинен в «нерадивости» и отстранен от занимаемой должности после покушения на императора. Поскольку доказать вину князя было невозможно, от либерального администратора избавились по-русский: упразднили должность петербургского генерал-губернатора.

«Дым» – Поводом к созданию стихотворения явился выход в свет романа известного писателя Ивана Сергеевича Тургенева «Дым», в тексте которого Федор Иванович Тютчев не сумел обнаружить «национального чувства».

«Славянам» – в 1867 году состоялся Славянский съезд. Встречал гостей Санкт-Петербург, провожала — Москва. В связи с этим событием поэт Федор Тютчев написал два обращения к братьям славянам.

«Молчит сомнительно Восток» – Восток в данном контексте — аллегория славянской этнической общности, на базе которой, по мысли Тютчева, когда-нибудь будет создано могучее и великое Государство Славян, естественно, во главе с Россией.

«Ответ на адрес» – имеется в виду адрес, то есть коллективное обращение московского дворянства к императору Александру Второму с предложением создать Земскую Думу.

«Современное» – написано по случаю открытия Суэцкого канала, в строительстве которого самое активное участие принимала Франция и на которое были приглашены первые лица европейских государств.

«Черное море» – после поражения в Крымской войне в течении пятнадцати лет права России на пользование черноморской акваторией были сильно ограничены. В 1871 году этот пункт мирного договора был аннулирован.

Вы давно хотели приобрести новый дом на даче и переехать туда жизть, но никак не могли решить из какого материала он должен быть пострен? Довертесь выбору профессионалов, постройте себе уютный домик из клееного бруса и забудьте навсегда о городском шуме и его бесконечной суете.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: