Федор ТютчевО, как убийственно мы любим

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при нашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески-живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей.

Комментарий:
Автограф неизвестен.

Списки — Сушк. тетрадь; Муран. альбом.

Первая публикация — Совр. 1854. Т. XLIV. С. 37—38. Вошло в Изд. 1854. С. 37—38; Изд. 1868. С. 143—144; Изд. СПб., 1886. С. 193—195; Изд. 1900. С. 195—196.

Печатается по первой публикации.

Датируется первыми месяцами 1851 г.; основание для этого есть в самом стихотворении, связанном с любовью поэта к Е. А. Денисьевой («Год не прошел»).

В списке Сушк. тетради есть отличия от публикуемого текста: в 11-й строке — «Ее волшебны взоры, речи», 12-й — «Горячей влагою своей», 17-й — «И где ж все это», 33-й — «Боль злую, боль ожесточенья».

«Эта злая и горькая жизнь любви убивает и губит», — заключал В. С. Соловьев в статье «Ф. И. Тютчев», перед тем как процитировать всю первую строфу. Близок к этому заключению будет и Д. С. Мережковский, когда перед цитированием стих. «О, как убийственно мы любим. » отметит: «Любя, убивал» (Мережковский.

В поэтике стихотворения отчетливо высвечивается то, что отметил Г. И. Чулков в статье «Любовь в жизни и в лирике Ф. И. Тютчева»: «Любовь Тютчева убийственна и самоубийственна».

Н. А. Бердяев с опорой на первую строфу стихотворения определил сходство в художественном воплощении «трагизма» любви у Ф. М. Достоевского и Тютчева: «Так же убийственна у него любовь, как у Тютчева. » (А. А.).

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

Анализ стихотворений Тютчева «О, как убийственно мы любим. », «К.Б.», «Нам не дано предугадать. »

Лирика Ф.И. Тютчева отличается от всей предыдущей поэтической традиции тем, что он не только поэт, но и философ.

В своих стихотворениях Тютчев стремится не просто высказать свое мнение о какой-то проблеме, но и показать две различных точки зрения. Любовная лирика поэта не является исключением.

Анализ стихотворения «О, как убийственно мы любим. »

Стихотворение «О, как убийственно мы любим. » посвящено тому, что любовь — это губительная сила. Он написал его для своей незаконной жены Елены Денисьевой.

Стихотворение наполнено тоской и грустью: вспоминая ушедшие в прошлые отношения, Тютчев сожалеет о своих ошибках, задает самому себе множество риторических вопросов и предупреждает читателей об опасностях любви.

Он винит себя в том, что его любовь обернулась для женщины страданием. Особенный пафос этому стихотворению придает частое использование междометия О!, которое прежде было свойственно торжественным одам.

Анализ стихотворения «Я встретил вас. » («К.Б.»)

В стихотворении «Я встретил вас. », также известном как «К.Б.», Тютчев сравнивает свою любовь с просыпающейся природой.

На момент написания этого стихотворения Тютчеву уже идет седьмой десяток, однако ему кажется, что для него вновь наступила весна юной жизни.

Свою любимую женщину он сравнивает с неким божественным созданием, она для него — идеал, возвышенный и вечный. Тютчев доказывает, что вечной может быть и любовь: несмотря на то, что с любимой он встречается после двадцатилетней разлуки, чувства его все так же сильны и искренни.

Анализ стихотворения «Нам не дано предугадать. »

Некий итог своим размышлениям Тютчев подводит в коротком выразительном стихотворении «Нам не дано предугадать. ».

Он лишний раз напоминает своему читателю о том, что непредсказуемой может быть реакция человека даже на слово, поэтому всегда следует хотя бы стараться быть предусмотрительным.

Все эти стихи отражают, насколько двойственно было понимание Тютчевым любви. Любил он всегда страстно и искренне, но вовсе не обязательно только одну женщину в жизни — первую любовь запросто сменяет вторая, затем третья.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Фет «Шепот», «Это утро, радость эта», «Сияла ночь», «Еще майская ночь»
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspТолстой «Средь шумного бала»: тема, композиция, образность, история

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Тютчев. «О, как убийственно мы любим. » (1851)

В стихотворении «О, как убийственно мы любим. » Тютчев вновь касается того глубинного парадокса, который он открыл в стихотворении «Предопределение»,— почему мы сами, по своей воле «то всего вернее губим,/Что сердцу нашему милей. »? Казалось бы, женщина не обделена любовью и нежностью со стороны мужчины, и все-таки его вина безмерна. Прошел всего год, а поблекли ланиты, исчезли блеск очей, улыбка уст, «Ее волшебный взор, и речи,/И смех младенчески живой. ». Мужчина принес женщине вместе со своей любовью роковые испытания. Она была вынуждена, сама того не ожидая, вступить в поединок с судьбой. Любовь обернулась «незаслуженным позором» и привела к отречению от света, от родных, к одиночеству и замкнутости.

Мораль общества была беспощадна: «Толпа, нахлынув, в грязь втоптала/То, что в душе ее цвело». Тютчев, конечно, знает, что любовь ни с его стороны, ни со стороны любимой женщины не исчезла, что виноват свет с его казенной, косной моралью, но эта мораль оказалась примененной к его подруге вследствие того, что они полюбили друг друга. Следовательно, главным виновником он все-таки называет себя, решившегося на «беззаконную» любовь и увлекшего на эту дорогу свою возлюбленную. С глубокой горечью он видит, что его нежность принесла женщине неисчислимые страдания и вместо расцвета души у нее осталась одна «злая боль ожесточенья». Принимая ответственность на себя, Тютчев поступает в духе лучших традиций русской любовной лирики. Женщина для него остается чистым, страдающим и жертвенным существом, безоглядно отдавшим себя своей страсти. Так, в конкретной любовной ситуации Тютчев снова касается темы любви и смерти. Любовь вновь ведет к неизбежной гибели. И этот бесчеловечный но своему смыслу парадокс углубляет наше представление о сложности жизни и вместе с тем бросает тень на те роковые обстоятельства, в которых состоялась любовь двух сердец. Вывод же Тютчева:

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей. —

касается общего закона, управляющего нами, и приобретает всеобщее, надличное значение, потому что наша любовь, как и все наши страсти, изначально слепа, родственна не только гармонии, порядку, светлым, но и самым темным, грозным стихиям, и потому человек не ведает, к чему может привести его любовь. Ему не дано предугадать, как отзовется его слово, скажет Тютчев в другом стихотворении. А это означает, что с возлюбленного отчасти снимается вина и перелагается на трагичность бытия в целом, на устройство мироздания, в котором все зыбко, непрочно и катастрофично. При этом жертвенный подвиг любящей женщины никогда не берется под сомнение, а ее борьба со светом и с собой всегда предстает законной, достойной уважения и поклонения. Уже после смерти Денисьевой Тютчев в стихотворении «Есть и в моем страдальческом застое. » просил у Бога вернуть его к жизни, рассеять «мертвенность» его пути и оставить ему «живую муку» — «муку-воспоминанья».

Глубоко постигнутая Тютчевым трагичность бытия не позволяет ему спасаться в идеале, в мечте о гармонии жизни или ее преображении. Тютчев отважен и смел в своем поиске философской истины. Во всей остроте перед ним встал вопрос: почему человек обречен на страдания и муки, ради чего совершается борьба? В душе поэта исподволь вызревает убеждение, что страдание человечества не должно быть эгоистичным. Иначе оно становится поистине убийственным и даже безнравственным. Не замыкаясь на себе, оно должно выразиться как подвиг во имя другого человека. «Лишь тем доступна благодать», утверждает Тютчев, кто умел страдать любя, кто

Чужие врачевать недуги
Своим страданием умел,
Кто душу положил за други
И до конца все претерпел.

Между тем в современном мире все больше дают себя знать индивидуалистическое сознание, эгоистические страсти. Личность отрывается, отпадает от мирового целого, от бытия. Это приводит к тому, что между личностью и бытием, личностью и природой нет согласия, нет гармонии. Индивидуализм означает также, что человек теряет опору, лишается веры, а эгоизм и безверие становятся источником душевных страданий и нравственных мук. Тютчев полагает, что преувеличение личностного начала, подверженного разрушительным эгоистическим страстям,— духовная болезнь века. И потому ее должно смирить ради высшего смысла человеческого существования и во имя высших, сверхличных законов мира, установленных Богом. При этом Тютчев уверен, что Запад никогда не укротит личное,эгоистическое чувство, никогда не поступится гордыней. Остается одна надежда — на Россию. Тютчев создает несколько стихотворений («О вещая душа моя. », «Эти бедные селенья. », «Умом Россию не понять. »), в которых образцом христианского смирения и покорности заветам Христа выступает страдающий русский народ. Тютчев чувствовал, что и сам он, человек европейской культуры, и многие его современники подвержены болезням индивидуалистического века, но, как русский, готов склонить голову перед высшими ценностями бытия и вечными заповедями учения Христа:

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые —
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

В еще большей степени самоотверженность, смирение гордыни во имя высших начал бытия свойственны русскому народу.

Художественный разбор стихотворения Тютчева Ф. И. «О, как убийственно мы любим…»

Анализ стихотворения — О, как убийственно мы любим.

Стихотворение «О, как убийственно мы любим. » — одно из прекрасных стихотворений, посвященных Ф. Тютчевым Елене Александровне Денисьевой.

Тютчев в продолжение многих лет испытывал подлинную любовь к двум женщинам: Елене Денисьевой и. Эрнестине Пфеффель. При этом он испытывал острое чувство вины перед обеими, в основном от мысли, что он не отдает себя каждой из них всецело. Это чувство запечатлено в целом ряде стихотворений, в том числе и в стихотворении «О, как убийственно мы любим. ».

Незаконная, запретная любовь приносила Елене Александровне много страданий. Это хорошо видно в строках: «И на земле ей дико стало, очарование ушло. Толпа, нахлынув, в грязь втоптала то, что в душе ее цвело». В этом стихотворении любовь поэта к Елене Денисьевой предстает как убитая, погубленная любовь:

И что ж от долгого мученья,

Как пепл, сберечь ей удалось?

Боль, злую боль ожесточенья,

Боль без отрады и без слез!

Тютчев страдал потому, что не мог сделать Елену Александровну счастливой в том положении, в какое он ее поставил. Сознание этой вины увеличивало его горе и выражалось в укорах себе.

Судьбы ужасным приговором

Твоя любовь для ней была,

И незаслуженным позором

На жизнь ее она легла!

Стихотворение представляет собой скрытый диалог, при этом один из собеседников присутствует молча.

Стихотворение написано очень эмоционально, об этом свидетельствует неоднократное употребление вопросительных и восклицательных знаков. Интонация стихотворной речи помогает передать чувства автора, его взволнованность, его переживания, силу страданий.

В этом стихотворении Тютчев использует

Начинается и заканчивается стихотворение одними и теми же строками:

О, как убийственно мы любим!

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей.

Этот повтор усиливает впечатление от прочитанного стихотворения, о силе чувств автора. Большое значение для выражения чувств имеет выбор эпитетов. «Убийственно любим» — необычное выражение, помогающее понять и глубину любви, и силу страданий поэта.

В «Денисьевском» цикле с особой драматичностью раскрывается тема любви и страсти. Стихи Тютчева о любви носят психологический и философский характер.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: