Федор тютчев есть в осени первоначальной читать

Cайт рабочей группы по изучению
творчества Ф. И. Тютчева

Ф. И. Тютчев
«Есть в осени первоначальной. »

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера.

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле.

There is a spell in autumn early,
One all too brief, of an enchantment rare:
The nights are radiant and pearly,
The days, pelluc >Where played the sickle and fell the corn, a mellow,
A warm and breathless stillness reigns supreme;
Spanning the brown and idle furrow,
A dainty thread of cobweb gleams.

The birds have flown, we hear no more their clamour,
But winter’s angry winds not soon will start to blow —
Upon the empty fields there pours the azure glow
Of skies that have not lost the warmth of summer.

Exists in the autumnal growing
A brief, but an enchanting phase:
The day – as if in crystal glowing,
The dusk – in the resplendent glaze.

Where ears fell to zesty sickle’s rending,
It’s bare around; through a widespread range
Glows only, thinning and unbending,
A web string on an >The air’s depleting, quiet – birds have pealed,
Of nascent wintry storms there isn’t a clue,
And pours the warm and the transparent blue
Onto a resting field.

There is a fleeting, wondrous moment
during autumn’s early days:
time stands motionless, time’s a crystal,
evenings bathe in brilliant rays.

Where sickles swung and crops were toppled,
there’s just an empty wasteland now.
A strand of glittering web is all you notice
across an >The air has emptied. Birds no longer chatter,
though there’s some time to wait for winter’s snow and rain,
and pure and warm, a gentle blue is flowing
across the resting plains.

Jest chwila krótka w dniach jesiennej pory,
Przedziwnych chwila mgnień:
Powietrze czyste, kryształowy dzień,
Świetliste jeszcze wciąż wieczory.

Gdzie rześki błyskał sierp i padał kłos,
Dziś głucho wszędzie, opuszczona niwa;
I tylko cienki pajęczyny włos
Na śpiącej bruździe odpoczywa.

Wichrowe jeszcze śpią poświsty,
W powietrzu pustka, zmilkły ptaków spory,
I spływa lazur jasny, ciepły, czysty
Na pogrążone w sen ugory.

Я знаю в праосені пору,
Таку коротку і ясну.
Повітря чисте, день прозорий,
I вечір зве в далечину.

Де серп гуляв і падало колосся,
Усюди простір, пусто на стерні.
Лиш павутиння, мов тонке волосся,
Блищить на марній борозні.

Не чути птиць, повітря захололо,
Далеко ще до перших сніжних хуртовин,
Блакить прозора й тепла ллється з височин
На стомлене і тихе поле.

Er is, als de herfst amper is verschenen,
Een korte maar heerlijke tijd –
Alle dagen als door kristal beschenen,
En de avond een stralende heerlijkhe >Waar eens de sikkel het koren luchtig deed vallen
Is het nu uitgestrekt en verlaten.
Alleen de spin weeft er nog zijn vallen,
Een schittering over stille paden.

In de lege lucht laat geen vogel zich horen.
De eerste winterstorm nog ver in ‘t verschiet,
Warm en zuiver is het azuur dat vliedt
Over de rustende voren..

U jesenskih je prvih dana
Kraćahna, ali divna dob –
Kad stoji dan ko’ od kristala,
I večer sjaji blistavo…

Gdje šet’o čilo srp i klas gdje pad’o
sad tek je prostor svud – i pusto sve –
i paučine tanki vlasak samo
Treperi gdje je brazde pusti red.

Zrak samotan, ni ptica čuti više,
no daleko još je do prvih zimskih bura –
potoci toploga i čistoga azura
leže gdje polje mirno diše…

初秋有一段奇异的时节,
它虽然短暂,却非常明丽——
整个白天好似水晶的凝结,
而夜晚的天空是透明的……

在矫健的镰刀游过的地方,
谷穗落了,现在是空旷无垠——
只有在悠闲的田垄的残埂上
还有蛛网的游丝耀人眼睛。

空气沉静了,不再听见鸟歌,
但离冬天的风暴还很遥远——
在休憩的土地上,流动着
一片温暖而纯净的蔚蓝……

«Есть в осени первоначальной…» Ф. Тютчев

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Прозрачный воздух, день хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все — простор везде, —
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде…

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь —
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле…

Анализ стихотворения Тютчева «Есть в осени первоначальной…»

Пейзажная лирика Федора Тютчева – это особый мир, воссозданный поэтом на основании личных впечатлений. Однако воссозданный настолько точно и ярко, что каждое произведение позволяет читателям словно бы совершить небольшое путешествие по бескрайним полям и лесам, которые рисует воображение после каждой строчки, написанной поэтом.

Федор Тютчев не любил осень, считая, что эта пора года символизирует увядание и смерть живой природы. Однако он не мог не восхищаться красотой обряженных в золотистые уборы деревьев, густыми серебристыми облаками и стройностью журавлиного клина, который держит путь в южные края. Правда, поэта занимал не столько процесс перевоплощения природы, сколько тот короткий миг, когда она ненадолго замирает, готовясь примерить новую ипостась. Именно этому неуловимому мгновению автор и посвятил свое стихотворение «Есть в осени первоначальной…», созданное в августе 1857 года.

Осень еще не вступила в свои права, однако ее приближение ощущается с каждым дуновением ветра. Эта удивительная пора в народе именуется бабьим летом – последним теплым подарком природы, которая готовится к зимней спячке. «Весь день стоит как бы хрустальный и лучезарны вечера», — именно так Федор Тютчев характеризует эти еще по-летнему жаркие дни, в которых уже, тем не менее, чувствуется явственное дыхание осени.

О ее приближении свидетельствует «паутины тонкий волос», который блестит в борозде давно уже убранного поля, а также необыкновенный простор и тишина, которыми наполнен воздух. Даже «птиц не слышно боле», как это бывает ранним летним утром, так как пернатые создания заняты подготовкой к предстоящим холодам. Однако автор отмечает, что «далеко еще до первых снежных бурь», умышленно пропуская тот период осени, который славится дождями, промозглым холодным ветром и оголенными деревьями, которые сбрасывают свои листья.

Тютчев неоднократно отмечал, что осень в классическом ее проявлении наводит на него тоску, напоминая о том, что и человеческая жизнь имеет свой финал. И если бы поэт мог, то с удовольствием изменил бы устройство мира, чтобы вычеркнуть из него период медленного умирания природы. Именно поэтому осень поэт предпочитал проводить за границей, спасаясь от унылого русского пейзажа. Тем не менее, последние дни уходящего лета доставляли Тютчеву огромное удовольствие, давая ощущение радости и умиротворения.

Это праздничное и торжественное настроение отчетливо ощущается и в стихотворении «Есть в осени первоначальной…». Короткое бабье лето, наполненное солнцем и тишиной, вызывает у поэта ощущение завершения очередного жизненного этапа, но не отождествляется со смертью. Поэтому «осень первоначальная», теплая и приветливая, воспринимается Федором Тютчевым как небольшая передышка перед сменой времен года. Это – период подведения итогов и переосмысления жизненных ценностей. Поэтому у поэта он ассоциируется не с приближающейся старостью, которая, как и осень, неизбежна, а со зрелостью, мудростью и жизненным опытом, позволяющими автору избежать серьезных ошибок в принятии важных для него решений, которые требуют спокойного осмысления. Кроме этого, бабье лето для Федора Тютчева – это возможность почувствовать себя по-настоящему свободным и насладиться гармонией природы, которая словно бы замерла в ожидании предстоящих холодов, спеша отдать миру последние краски лета с его благоухающими травами, бездонным голубым небом, теплым ветром, опустевшими и от этого кажущимися необъятными полями, а также ярким солнцем, которое уже не обжигает, а всего лишь нежно ласкает кожу.

Федор Иванович Тютчев Есть в осени первоначальной… — презентация

Презентация была опубликована 7 лет назад пользователемneparsya.net

Похожие презентации

Презентация на тему: » Федор Иванович Тютчев Есть в осени первоначальной…» — Транскрипт:

1 Федор Иванович Тютчев Есть в осени первоначальной…

2 Есть в осени первоначальной Короткая, но дивная пора –

3 Весь день стоит как бы хрустальный, И лучезарны вечера…

4 Где бодрый серп гулял и падал колос, Теперь уж пусто все – простор везде, –

5 Лишь паутины тонкий волос Блестит на праздной борозде.

6 Пустеет воздух,, птиц не слышно боле, Но далеко еще до первых зимних бурь –

7 И льется чистая и теплая лазурь На отдыхающее поле…

Лирика Тютчева в моем восприятии

Ф. И. Тютчев — один из самых любимых и известных поэтов. Его имя сопровождает нас всю жизнь. Еще в младших классах, сидя за партой, мы читаем по слогам и учим наизусть его стихотворения, которые покоряют своей выразительностью, образностью, какой-то неземной загадочностью и напевностью. Я до сих пор помню его стихи, которые впервые прочитал так давно:

Зима недаром злится,

Весна в окно стучится

И гонит со двора…

Сказочное сражение. Я так любил это стихотворение. Мне было весело

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера…

И до сих пор, как в детстве, меня захватывает, увлекает за собой тайна его стиха:

Околдован, лес стоит

И под снежной бахромою,

Чудной жизнью он блестит…

Читаю эти строки, и перед глазами появляются лес «под снежной бахромою» и «чародейка Зима», которая пленила «волшебным сном» все живое в этом лесу. Это — как

Позднее я узнаю Тютчева ближе, знакомлюсь с его уже. более серьезной лирикой. И чем больше я его читаю, тем интереснее, таинственнее, загадочнее становятся его стихи.

Лирика Тютчева — одна из вершин русской поэзии XIX века. Тютчева часто называют поэтом мысли, но ему доступны самые разные оттенки человеческих настроений и страстей, ему присуще тонко развитое чувство природы. При жизни Тютчева его маленькие лирические произведения не сразу нашли дорогу к сердцу читателей. Слава пришла к нему лишь на шестом десятке лет. А сколько пришлось пережить, испытать за это время! Впервые его стихи были напечатаны в 1836 году в пушкинском «Современнике». И лишь в пятидесятом году вышел первый поэтический сборник его стихов.

Гениальный художник, глубокий мыслитель, тонкий психолог — таким предстает он в стихах, темы которых вечны: смысл человеческого бытия, жизнь природы, связь с ней человека, любовь.

Важная особенность лирики Тютчева — ее космический характер. Мысль поэта обнимает все мироздание, в его воображении встают грандиозные картины, в которых небо противопоставлено земле, горы — долинам, север — югу. При этом поэт искренне верит, что у неба, звезд, гор, моря — своя, таинственная жизнь, и она притягивает его своей загадочностью:

Не то, что мните вы, природа.

Не слепок, не бездушный лик —

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Многие поэты XIX века уподобляли природу живому существу, но у Тютчева она превратилась в самостоятельный, многоголосый, «стоокий» мир. Он то чарует поэта гармоничной красотой, то внушает страх грозной хаотичностью.

Вообще, поэзия Тютчева — это поэзия контрастов. Его излюбленные полюса — день и ночь. День обычно светел и лучезарен, он дарит блаженный покой. Но этот покой обманчив: под «покровом златотканным» мира дневного скрыт «древний хаос». Наступает ночь — и пробуждаются стихийные силы природы:

…Но меркнет день — настала ночь;

Пришла — и с мира рокового

Ткань благодатного покрова

Сорвав, отбрасывает прочь

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами

Вот отчего нам ночь страшна

Человек в поэзии Тютчева занимает непонятное, какое-то двусмысленное положение «мыслящего тростника». Мучительная тревожность, тщетные попытки понять свое предназначение неотступно преследуют поэта:

Стоим мы слепо пред Судьбою.

Не нам сорвать с нее покров…

Но Тютчев писал не только о природе, о бытии, о мироздании. У него есть изумительные стихи о любви — «денисьевский цикл», в который входят стихотворения, по-; священные Е, А. Денисьевой. Тютчев полюбил ее, когда ему было уже под пятьдесят. Это была его последняя любовь. В их любви не было безоблачного счастья. Для Тютчева она была «блаженно-роковой», для Денисьевой — «убийственной», а для них обоих — неотвратимой, как сама судьба. «Денисьевский цикл» — это одна из самых печальных, самых возвышенных и самых горьких любовных повестей человечества.

О, как убийственно мы любим,

Как с буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей

Среди стихов Тютчева есть такие, которые просто завораживают. Одно из них вот это:

Душа хотела б стать звездой,

Но не тогда, как с неба полуночи

Сил светила, как живые очи,

Глядят на сонный мир земной,

Но днем, когда сокрытые, как дымом

Палящих солнечных лучей,

Они, как божества, горят светлей

В эфире чистом и незримом.

Когда я читаю эти строки — в душе какой-то трепет. Кажется, что вот-вот я пойму что-то очень для меня важное. Но, очарованный звучанием слов и зримостью картины, чувствуешь, что оттенки мысли поэта тебе еще недоступны, осознаёшь, что для понимания такую поэзию нужно читать еще и еще…

Многие из тютчевских стихов стали хрестоматийными, многие положены на музыку. Вот, например, один из самых известных романсов на стихи Тютчева «Весенние воды»:

Еще в полях белеет слёг,

А воды уж весной шумят, —

Бегут и будят сонный брег,

Бегут и блещут и гласят…

Кажется, сама вдохновенная музыка весны заговорила в этих строках. Композитор Сергей Рахманинов лишь воплотил ее хрустальную мелодию в своем романсе.

Закончить свою работу я хочу строками из стихотворения А. Н. Апухтина «Памяти Ф. И. Тютчева»:

Ни у домашнего простого камелька,

Ни в шуме светских фраз и суеты салонной

Нам не забыть его, седого старика,

С улыбкой едкой, с душою благосклонной!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector