ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН РОМАН В СТИХАХ

СОДЕРЖАНИЕ

1823—1831

Оглавление

Эпиграф и посвящение 5
Глава первая 10
Глава вторая 36
Глава третья 54
Глава четвертая 76
Глава пятая 94
Глава шестая 112
Глава седьмая 131
Глава восьмая 156
Примечания к Евгению Онегину 179
Отрывки из путешествия Онегина 184
Десятая глава 193
Полный текст

О произведении

Первый русский роман в стихах. Новая модель литературы как лёгкого разговора обо всём. Галерея вечных русских характеров. Революционная для своей эпохи история любви, ставшая архетипом романтических отношений на много поколений вперёд. Энциклопедия русской жизни. Наше всё.

Краткое содержание

Молодой, но уже пресытившийся жизнью петербургский повеса (Онегин) уезжает в деревню. Там он знакомится с поэтом Ленским, который готовится к свадьбе с соседкой Ольгой. Ее старшая сестра Татьяна влюбляется в Онегина, но он не отвечает ей взаимностью. Ленский, приревновав невесту к другу, вызывает Онегина на дуэль и гибнет. Татьяна выходит замуж за генерала и становится петербургской великосветской дамой, в которую, вернувшись из скитаний по России, влюбляется Евгений. Хотя Татьяна по-прежнему любит его, она предпочитает сохранить верность мужу. Чем заканчивается книга? Неизвестно: автор попросту прерывает повествование (как писал Белинский, «роман оканчивается ничем»).

Отзывы

В своей поэме он умел коснуться так многого, намекнуть о столь многом, что принадлежит исключительно к миру русской природы, к миру русского общества. «Онегина» можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением.

— В. Г. Белинский. Сочинения Александра Пушкина. Статья девятая (1845)

Мы убедились . что последовательность семантико-стилистических сломов создает не фокусированную, а рассеянную, множественную точку зрения, которая и становится центром надсистемы, воспринимаемой как иллюзия самой действительности. При этом, существенным именно для реалистического стиля, стремящегося выйти за пределы субъективности семантико-стилистических «точек зрения» и воссоздать объективную реальность, является специфическое соотношение этих множественных центров, разнообразных (соседствующих или взаимонаслаивающихся) структур: каждая из них не отменяет других, а соотносится с ними. В результате текст значит не только то, что он значит, но и нечто другое. Новое значение не отменяет старого, а коррелирует с ним. В итоге этого художественная модель воспроизводит такую важную сторону действительности, как ее неисчерпаемость в любой конечной интерпретации.

Хотя сюжет «Евгения Онегина» небогат событиями, роман оказал огромное воздействие на русскую словесность. Пушкин вывел на литературную авансцену социально-психологические типажи, которые будут занимать читателей и писателей нескольких последующих поколений. Это «лишний человек», (анти)герой своего времени, скрывающий своё истинное лицо за маской холодного эгоиста (Онегин); наивная провинциальная девушка, честная и открытая, готовая на самопожертвование (Татьяна в начале романа); поэт-мечтатель, гибнущий при первом столкновении с реальностью (Ленский); русская женщина, воплощение изящества, ума и аристократического достоинства (Татьяна в конце романа). Это, наконец, целая галерея характерологических портретов, представляющих русское дворянское общество во всём его разнообразии (циник Зарецкий, «старики» Ларины, провинциальные помещики, московские баре, столичные франты и многие, многие другие).

«Евгений Онегин» концентрирует главные тематические и стилистические находки предшествующего творческого десятилетия: тип разочарованного героя напоминает о романтических элегиях и поэме «Кавказский пленник», обрывочная фабула — о ней же и о других «южных» («байронических») поэмах Пушкина, стилистические контрасты и авторская ирония — о поэме «Руслан и Людмила», разговорная интонация — о дружеских стихотворных посланиях поэтов-арзамасцев.

При всём том роман абсолютно антитрадиционен. В тексте нет ни начала (ироническое «вступление» находится в конце седьмой главы), ни конца: за открытым финалом следуют отрывки из «Путешествия Онегина», возвращающие читателя сперва в середину фабулы, а затем, в последней строчке, — к моменту начала работы автора над текстом («Итак я жил тогда в Одессе. »). В романе отсутствуют традиционные признаки романного сюжета и привычные герои: «Все виды и формы литературности обнажены, открыто явлены читателю и иронически сопоставлены друг с другом, условность любого способа выражения насмешливо продемонстрирована автором». Вопрос «как писать?» волнует Пушкина не меньше, чем вопрос «о чём писать?». Ответом на оба вопроса становится «Евгений Онегин». Это не только роман, но и метароман (роман о том, как пишется роман).

Пушкинскому тексту свойственна множественность точек зрения, выражаемых автором-повествователем и персонажами, и стереоскопическое совмещение противоречий, возникающих при столкновении различных взглядов на один и тот же предмет. Оригинален или подражателен Евгений? Какое будущее ждало Ленского — великое или заурядное? На все эти вопросы в романе даны разные, причём взаимоисключающие ответы.

«Онегин» — радикально новаторское произведение в отношении не только композиции, но и стиля. Новизна и необычность пушкинского стиля поражали современников — а мы с детства к нему привыкли и нередко не чувствуем стилистических контрастов, а тем более стилистических нюансов. Отказавшись от априорного деления стилистических регистров на «низкие» и «высокие», Пушкин не только создал принципиально новую эстетику, но и решил важнейшую культурную задачу — синтез языковых стилей и создание нового национального литературного языка.

«Онегина» приняли так, что Пушкин отказался от мысли продолжать роман: он «свернул его оставшуюся часть до одной главы, а на претензии зоилов ответил «Домиком в Коломне», весь пафос которого — в утверждении абсолютной свободы творческой воли».

Александр Пушкин, роман в стихах «Евгений Онегин»

«Евгений Онегин»:

[Посвящение]

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвёртая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

[Примечания Пушкина]

[Комментарии и примечания]

Евгений Онегин

Роман в стихах

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Письмо Татьяны к Онегину

Песня девушек

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Конец

Примечания [Пушкина] к Евгению Онегину

1 Писано в Бессарабии.

3 Шляпа a la Bolivar.

5 Черта охлажденного чувства, достойная Чальд-Гарольда. Балеты г. Дидло исполнены живости воображения и прелести необыкновенной. Один из наших романтических писателей находил в них гораздо более поэзии, нежели во всей французской литературе.

6 Tout le monde sut qu’il mettait du blanc; et moi, qui n’en croyais rien, je commencai de le croire, non seulement par l’embellissement de son teint et pour avoir trouve des tasses de blanc sur sa toilette, mais sur ce qu’entrant un matin dans sa chambre, je le trouvai brossant ses ongles avec une petite vergette faite expres, ouvrage qu’il continua fierement devant moi. Je jugeai qu’un homme qui passe deux heures tous les matins a brosser ses ongles, peut bien passer quelques instants a remplir de blanc les creux de sa peau.
(Confessions de J. J. Rousseau)
Грим опередил свой век: ныне во всей просвещенной Европе чистят ногти особенной щеточкой.

7 Вся сия ироническая строфа не что иное, как тонкая похвала прекрасным нашим соотечественницам. Так Буало, под видом укоризны, хвалит Лудовика XIV. Наши дамы соединяют просвещение с любезностию и строгую чистоту нравов с этою восточною прелестию, столь пленившей г-жу Сталь. (Cм. Dix annees d’exil.)

8 Читатели помнят прелестное описание петербургской ночи в идиллии Гнедича :

10 Писано в Одессе.

11 См. первое издание Евгения Онегина.

12 Из первой части Днепровской русалки.

13 Сладкозвучнейшие греческие имена, каковы, например: Агафон, Филат, Федора, Фекла и проч., употребляются у нас только между простолюдинами.

14 Грандисон и Ловлас, герои двух славных романов.

15 Si j’avais la folie de croire encore au bonheur, je le chercherais dans l’habitude (Шатобриан).

16 «Бедный Иорик!» — восклицание Гамлета над черепом шута. (См. Шекспира и Стерна.)

17 В прежнем издании, вместо домой летят, было ошибкою напечатано зимой летят (что не имело никакого смысла). Критики, того не разобрав, находили анахронизм в следующих строфах. Смеем уверить, что в нашем романе время расчислено по календарю.

18 Юлия Вольмар — Новая Элоиза. Малек-Адель — герой посредственного романа M-me Cottin. Густав де Линар — герой прелестной повести баронессы Крюднер.

19 Вампир — повесть, неправильно приписанная лорду Байрону. Мельмот — гениальное произведение Матюрина. Jean Sbogar — известный роман Карла Нодье.

20 Lasciate ogni speranza voi ch’entrate. Скромный автор наш перевёл только первую половину славного стиха.

21 Журнал, некогда издаваемый покойным А. Измайловым довольно неисправно. Издатель однажды печатно извинялся перед публикою тем, что он на праздниках гулял.

23 В журналах удивлялись, как можно было назвать девою простую крестьянку, между тем как благородные барышни, немного ниже, названы девчонками!

24 «Это значит, — замечает один из наших критиков, — что мальчишки катаются на коньках». Справедливо.

26 Август Лафонтен, автор множества семейственных романов.

28 См. описания финляндской зимы в «Эде» Баратынского .

Предвещание свадьбы; первая песня предрекает смерть.

30 Таким образом узнают имя будущего жениха.

31 В журналах осуждали слова: хлоп, молвь и топ как неудачное нововведение. Слова сии коренные русские. «Вышел Бова из шатра прохладиться и услышал в чистом поле людскую молвь и конский топ» (Сказка о Бове Королевиче). Хлоп употребляется в просторечии вместо хлопание, как шип вместо шипения:

Не должно мешать свободе нашего богатого и прекрасного языка.

32 Один из наших критиков, кажется, находит в этих стихах непонятную для нас неблагопристойность.

33 Гадательные книги издаются у нас под фирмою Мартына Задеки, почтенного человека, не писавшего никогда гадательных книг, как замечает Б. М. Фёдоров.

34 Пародия известных стихов Ломоносова :

36 Наши критики, верные почитатели прекрасного пола, сильно осуждали неприличие сего стиха.

39 Славный ружейный мастер.

40 В первом издании шестая глава оканчивалась следующим образом:

41 Левшин, автор многих сочинений по части хозяйственной.

43 Сравнение, заимствованное у К**, столь известного игривостию изображения. К… рассказывал, что, будучи однажды послан курьером от князя Потёмкина к императрице, он ехал так скоро, что шпага его, высунувшись концом из тележки, стучала по верстам, как по частоколу.

44 Rout, вечернее собрание без танцев, собственно значит толпа.

[Комментарии и примечания]

«Евгений Онегин» печатался вначале отдельными книжками-главами по мере их написания; полностью опубликован в 1833 г., второе издание вышло перед самой смертью поэта, в 1837 г. При печатании романа в стихах Пушкин по разным причинам, в том числе соображениям цензурного порядка, пропустил ряд строф, обозначив их место соответствующими порядковыми цифрами. Равным образом, учитывая чрезвычайно тяжёлые цензурные условия, Пушкин, помимо исключения первоначальной восьмой главы романа («Путешествие Онегина»), вынужден был переделать для печати некоторые строфы и отдельные стихи. Предпосланное роману стихотворное посвящение («Не мысля гордый свет забавить») обращено к близкому приятелю Пушкина, поэту и критику П. А. Плетнёву, который помогал Пушкину в издании его сочинений, в том числе и «Евгения Онегина».

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Написана в 1823 г.; вышла в свет в феврале 1825 г. с посвящением брату поэта Л. С. Пушкину.

Эпиграф — из стихотворения П. А. Вяземского «Первый снег» (1819):

Строфа VI.

Строфа VII.

Строфа VIII.

Строфа XII.

Строфа XV.

Строфа XVI.

Строфа XVII.

Строфа XVIII.

Строфа XXIII.

Строфа XXV.

Строфа XXVI.

Строфа XXXIII.

Строфа XXXVIII.

Строфа XLII.

Строфа XLVIII.

Строфа XLIX.

Строфа L.

Строфа LV.

Строфа LVII.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Написана в 1823 г., вышла в свет в октябре 1826 г.

Первый эпиграф — из VI сатиры римского поэта Горация (65-8 гг. до н. э.).

Строфа VI.

Строфа XXX.

Строфа XXXV.

Строфа XXXVII.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Написана в 1824 г.; вышла в свет в октябре 1827 г.

Эпиграф — из поэмы французского поэта Мальфилатра (1732-1767) «Нарцисс на острове Венеры».

Строфа V.

Строфа IX.

Строфа X.

Строфа XII.

Строфа XIV.

Строфа XXII.

Строфа XXVII.

Строфа XXIX.

Строфа XXX.

Строфа XXXI.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Писалась с октября 1824 г. по начало января 1826 г., вышла в свет вместе с пятой главой в январе 1828 г.

Эпиграф — слова французского государственного деятеля Неккера, приведённые в книге г-жи де Сталь «Cons >…Клеветы // На чердаке вралём рожденной… — Враль — Ф. И. Толстой;
«чердак» — место встреч петербургской молодежи у кн. Шаховского. См. прим. к эпиграмме «В жизни мрачной и презренной…», а также письмо к П. А. Вяземскому от 1 сентября 1822 г.

Строфа XXVIII.

Строфа XXX.

Строфа XXXII.

Строфа XXXIII.

Строфа XXXVII.

Строфа XLIII.

Строфа XLVII.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Написана в 1826 г.; вышла в свет в 1828 г.

Строфа XXIII.

Строфа XXVI.

Строфа XXVII.

Строфа XXXVI.

Строфа XL.

Строфа XLIV.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Написана, как и предыдущая, в 1826 г.; вышла в свет в марте 1828 г.

Строфа V.

Строфа XXIV.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Начата осенью 1827 г., закончена в ноябре 1828 г.; вышла в свет в марте 1830 г.

Строфа IV.

Строфа XIX.

Строфа XXII.

Строфа XXXIII.

Строфа XXXIV.

Строфа XXXV.

Строфа XL.

Строфа XLIX.

Строфа L.

Строфа LI.

Строфа LV.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Начата в конце 1829 г., в основном закончена 25 сентября 1830 г.; вышла в свет в январе 1832 г.

Эпиграф — начало стихотворения Байрона «Прости» (1816), написанного в связи с разводом с женой.

Детский час

для детей и родителей

Краткое содержание романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин»

Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» — одно из самых необычных, масштабных произведений русской литературы. На его создание у автора ушло свыше семи лет. Заслуга Пушкина заключается в том, что ему удалось всеобъемлюще и верно показать русское общество в один из интереснейших периодов его развития.

Одна из центральных фигур романа, Евгений Онегин – молодой столичный аристократ. В характере Евгения присутствуют все недостатки, свойственные его поколению: праздность, безделие, волокитство, но вместе с тем в его сердце есть некие высокие чувства. В начале романа он – завсегдатай светских вечеринок, «почетный гражданин кулис», знаток «науки страсти нежной». Но лёгкие успехи надоедают ему, свет наводит на него тоску. Пресытившись всем ещё до тридцатилетнего возраста, он едет жить в деревню. Поводом для поездки стала смертельная болезнь дяди. Соседи в деревне, оскорбленные его чувством превосходства, смотрят на него весьма косо. Одного из них, правда, Онегин отличает; это – юный Владимир Ленский, возвратившийся недавно домой после учебы в Геттингенском университете, полный энтузиазма и высших устремлений.

Поэтическая наивность, восторженность и пылкость Ленского – всё это развлекает Онегина.

Ленский, влюбленный в одну из соседских барышень Ольгу Ларину, желает сделать Онегина свидетелем своего счастья и везет его в семью своей невесты. Там Онегин знакомится с Татьяной, сестрой Ольги. Тихая и смиренная Татьяна много времени проводит за чтением романов. Онегин, по её мнению, похож на героев романов, которыми зачитывается Татьяна.

Татьяна – «милый идеал» поэта. Она девушка мечтательная, скромная, сдержанная. Татьяна влюбляется в Онегина, но Онегин не отвечает ей взаимностью. Почему? Ему не знаком такой тип настоящих, естественных русских барышень. Он знает лишь ветреных светских дамочек, круг интересов которых — интриги, флирт. После прочтения Татьяне отеческой морали Евгений удаляется.

Ленский обижен тем, что его невеста и её семья не были по достоинству оценены Онегиным. Кроме того, со временем различие во взглядах этих двух молодых людей стало проявляться всё сильнее. Между ними возникает некоторый холод и неприязнь. На одном из праздников Онегин на глазах у всех флиртует с Ольгой, невестой Ленского. Онегин решил таким образом отомстить своему другу за то, что тот в непростой для него, Онегина, психологический период привёз его к Лариным. Онегин «поклялся Ленского взбесить, и уж порядком отомстить». Ленский рассержен. Он не понимает тайных игр Онегина и вызывает его на дуэль. Отказаться от дуэли – значит поступиться вопросами чести и достоинства, что для дворянина недопустимо. На дуэли Онегин убивает Ленского. После этого он уезжает из деревни.

Спустя некоторое время он появляется в Москве. На большом приеме Онегин замечает молодую, привлекательную женщину. Это – настоящая светская львица. Для того, чтобы узнать, кто она, Онегин приступает с расспросами ко всеми уважаемому, старому генералу. «Как! Ты ее не знаешь? Это – моя жена». Супруга генерала — Татьяна Ларина! С прибывшим Онегиным она разговаривает спокойно и учтиво. Онегин влюбляется в неё. Он пишет ей письма, но ни на одно не получает ответа. Придя в отчаяние, он однажды проникает в комнату Татьяны и застаёт её в слезах, за чтением его писем. «Я вас любила всегда, но теперь я замужем. Прощайте навсегда» — таков был ответ Татьяны. На этом автор романа прощается со своими героями.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

« Евгений Онегин » — Роман — Александра Сергеевича Пушкина

Роман « Евгений Онегин » один из лучших романов в мировой литературе!

«книги»

« Читать роман в стихах »

«Евгений Онегин»

«Александр Пушкин»

Евгений Онегин

Александр Пушкин

Аннотации к книге

— ЕВГЕНИИ ОНЕГИН, роман в стихах. Сочинение Александра Пушкина. Санктпетербург. В типографии Александра Смирдина. 1833. (На обороте: «Издание книгопродавца Смирдина»). Шмуцтитул+ заглавный лист+ 2 не-нум.+ 287 стр.

Обложка: без всякой наборной рамки или украшений. На передней стороне напечатано крупно: «Евгений Онегин»; на последней стр. (тоже без рамки и украшений) — текст: «Продается в книжном магазине А. Смирдина. Цена 12 рублей».

Цензурное разрешение: «С дозволения правительства». [Дата не указана]. В книге «Дела отделения» документов об этом издании нет.

Дата выхода в свет—около 23 марта 1833 года—определяется на основании извещения в «Северной пчеле» от того же числа, № 66, где указано о продаже полного «Евгения Онегина» в книжном магазине А. Смирдина по 12 рублей. В «Московских ведомостях» — такое же извещение в № 24 от 25 марта 1833 года ’.

Имея теперь возможность получать некоторые архивные документы для работы на дому и, в частности, близко ознакомившись с материалами крестьянского восстания при Екатерине II, именовавшегося «Пугачевским бунтом», Пушкин начинает писать его историю.

Но все это, однако, может быть реализовано только в будущем, а пока же материальные дела поэта далеко не блестящи. Книг его за это время вышло немного, а жизнь с женой в Петербурге требовала очень больших расходов. Ни «государева жалования», ни «пенсиона» Смирдина не хватало. Надо было что-то предпринимать, чтобы не жить только займами, векселями и закладами.

Не исключено, что тот же Смирдин подсказал поэту возможность поправить материальные дела изданием первого полного «Евгения Онегина». Хотя главы этого романа, напечатанные отдельными книжками, и были еще не распроданы и находились в распоряжении Смирдина, но осталось их немного, стоили они дорого, к тому же не всегда имелись в полном комплекте. Смирдин был явно заинтересован в новом и полном издании «Евгения Онегина».

Первоначально, однако, Пушкин решил напечатать полное издание романа сам, с помощью Плетнева. В книге «Рукою Пушкина» приводится интереснейший черновой листок с расчетами поэта по предполагаемому изданию. Расчеты эти были сделаны еще в Болдине, примерно в сентябре 1830 года. На листке выписаны даты окончания работы над каждой отдельной главой «Евгения Онегина» и сделан общий подсчет времени, потраченного на его создание. По расчетам Пушкина вышло «7 лет, 4 месяца, 17 дней».

После этого подсчета на листке стоит цифра «45», комментируемая составителями книги «Рукою Пушкина» как общая цена всех девяти глав романа (тогда Пушкин еще не собирался объединять восьмую и девятую главы в одну), 9 глав по 5 рублей ==45 рублей.

Далее на том же расчете стоит цифра «15», по мнению комментаторов, это — предполагаемая автором новая цена полного «Онегина» (мне тоже кажется это верным), и затем следует умножение этой цены на проектируемую цифру тиража в 2400 экземпляров, что давало общую стоимость издания в 36 000 рублей.

Еще далее рукою Пушкина на том же расчете поставлена цифра «25», обведенная кружком. Эту цифру авторы комментариев склонны рассматривать как новую цену, намечаемую автором за полного «Онегина», то есть вместо пятнадцати — двадцать пять рублей за экземпляр.

С этим я позволю себе не согласиться. Мне кажется, что если из суммы стоимости издания в 36 000 рублей вычесть книгопродавческую скидку и расходы на печать и бумагу, то цифра 25, поставленная Пушкиным, будет обозначать ту чистую прибыль от издания, которую вправе был ожидать автор.

Вероятнее всего, что на таких основаниях это издание и состоялось бы, но Пушкин во-время вспомнил, что право переиздания всех глав «Онегина» (кроме главы последней, восьмой) ему не принадлежит в силу известного нам условия, заключенного им 1 мая 1830 года со Смирдиным. По этому условию Пушкин в течение четырех лет имел возможность издавать любые новые книги, но «не касаться того, что было напечатано до начала условия». Семь глав «Онегина» входили именно в число последних.

До окончания срока условия Пушкину оставалось ждать еще более года, а нужда в деньгах была большая и поэтому, хотел того автор «Онегина» или не хотел, ему пришлось договариваться о новом полном издании романа со Смирдиным.

Вместо проектируемой Пушкиным прибыли от издания в сумме 25000 рублей, Смирдин предложил гонорар 12000, то есть ту самую обычную «половину», которая несколько раз уже упоминалась в предыдущих рассказах. При этом конечно, все расходы по изданию брал на себя Смирдин.

Цена на полного «Онегина» была назначена не 15 рублей, как хотел Пушкин, а двенадцать; что же касается тиража, то он остался таким, каким проектировал его автор: две или две тысячи четыреста экземпляров. С одного «завода» в 1200 экземпляров Смирдин не смог бы уплатить автору двенадцать тысяч гонорара.

Впрочем, контроль за тиражом издания на этот раз не принадлежал ни Пушкину, ни Плетневу. По условию, Смирдин являлся издателем полного «Евгения Онегина», а не покупателем готового тиража его. Именно поэтому Смирдин впервые на книге Пушкина поставил свою торговую марку — «Издание книгопродавца Смирдина» — и напечатал книгу в собственной типографии.

Издал «Евгения Онегина» Смирдин весьма изящно, хотя и просто. По-видимому, большую часть тиража он выпустил в издательских переплетах, так как крайне редко встречаются экземпляры в печатных обложках, причем последние выполнены грубо, без обычной наборной рамки и украшений. На передней стороне оттиснуто только «Евгений Онегин», а на задней — «Продается в книжном магазине А. Смирдина. Цена 12 рублей». В какой-то мере такая обложка почти равна «немой» цветной обертке, в которой в то время выходили некоторые книги.

Роман напечатан без посвящений, предисловия и без «Разговора книгопродавца с поэтом». В конце, после «Примечаний», напечатаны «Отрывки из путешествия Онегина».

Выход полного издания романа приветствовался такими словами «Московского телеграфа»:

«До сих пор Онегин продавался ценою малослыханною в летописях книжной торговли: за восемь тетрадок надо было платить 40 рублей! Много ли тут было лишнего сбора можно судить потому, что теперь Онегин с дополнениями и примечаниями продается по 12 рублей. Хвала поэту, который сжалился над тощими карманами читающих людей! Веселие Руси, в которой богатые покупают книги так мало, а небогатым покупать Онегина было так неудобно. »

При всей внешней доброжелательности статьи в ней звучит ядовитый намек на чрезмерную дороговизну отдельных глав «Евгения Онегина».

Я уже говорил, что вопрос этот чрезвычайно раздражал Пушкина. В его «Опровержениях на критики» сохранился такой не напечатанный при жизни автора ответ на эти обвинения:

«Между прочими литературными обвинениями, укоряли меня слишком дорогою ценою Евгения Онегина, и видели в ней ужасное корыстолюбие. Это хорошо говорить тому, кто отроду сочинений своих не продавал или чьи сочинения не продавались, но как могли повторять то же милое обвинение издатели Северной пчелы? Цена устанавливается не писателем, а книгопродавцами. В отношении стихотворений число требователей ограничено. Оно состоит из тех же лиц, которые платят по 5 рублей за место в театре. Книгопродавцы, купив, положим, целое издание по рублю экземпляр, все-таки продавали б по 5 рублей. Правда, в таком случае автор мог бы приступить ко второму дешевому изданию, но и книгопродавец мог бы тогда сам понизить свою цену и таким образом уронить новое издание. Эти торговые обороты нам мещанам писателям очень известны. Мы знаем, что дешевизна книги не доказывает бескорыстия автора, но или большое требование оной или совершенную остановку в продаже. Спрашиваю: что выгоднее — напечатать 20 000 экземпляров одной книги и продать по 50 коп. или напечатать 200 экземпляров и продавать по 50 рублей?

Цена последнего издания басен Крылова, во всех отношениях самого народного нашего поэта (le plus national et le) Впрочем, именно книготорговцы — все, начиная со Смирдина, уважали и ценили Пушкина куда больше, чем многие его критики. Эти простые, не очень грамотные люди, зарабатывая порой на книгах великого поэта много меньше, чем на разного рода «Выжигиных», каким-то чутьем угадывали в нем гения и всячески старались высказать это.

В газете «Крымский вестник» за 1900 год приводится такой анекдот:

«Пушкин, бродя по Новочеркасску, зашел в книжную лавочку Жиркова.

— А есть у вас сочинения Пушкина? — спросил поэт.

— Сколько стоит книжка?

Торговец заломил неимоверно высокую цену, в раз превышавшую номинальную.

— Почему так дорого? — улыбаясь спросил Пушкин.

— А уж очень уж приятная книжка. Случалось ли вам пить чай без сахара? — вдруг спросил торговец.

— Да ведь это очень неприятно.

— Ну, так вот пойдите домой, возьмите эту книжку и велите налить себе чаю без сахара. Пейте чай и читайте эту книжку — будет так же сладко, как и с сахаром».

Разумеется, дело здесь вовсе не в том, достоверен ли этот анекдот или не достоверен. Самый факт возникновения его в изустных преданиях характерен для популярности Пушкина и для отношения к нему книгопродавцев.

Что касается «экономических расчетов» от продажи книг для самого Пушкина, то поэт писал Соболевскому еще в середине ноября 1829″ года: «Здесь в Петербурге дают мне (буквально) по 10 рублей за стих, а у вас в Москве хотят меня заставить даром и исключительно работать журналу [речь идет о „Московском вестнике“]. Да еще говорят:

Он богат, чорт ли ему в деньгах. Положим так, но я богат через мою торговлю стишистую, а не прадедовскими вотчинами, находящимися в руках Сергея Львовича».

Однако истинные размеры «богатства», приносимого Пушкину его «единственной деревенькой на Парнасе», никак и никогда не заслуживали столь пышного названия.

«Евгений Онегин» в издании А. Смирдина 1833 года на антикварном рынке не представлял какой-либо особенной редкости. Сейчас, конечно, экземпляры его «подобрались», но тоже не считаются ненаходимыми. Большая редкость лишь экземпляры в печатных обложках.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: