Этапы творчества

Творчество издавна делят на научное и художественное. Когда источником сведений о творческом процессе были самоотчеты и воспоминания ученых и художников, тогда, естественно, подчеркивались различия между этими двумя проявлениями творчества, поскольку эти различия «лежат на поверхности», легко заметны.

Но попытки построения общей теории творчества, т. е. переход от эмпирических к более фундаментальным исследованиям этого сложного феномена, привели к тому, что все настойчивее стали искать общие черты, присущие как научному, так и художественному творчеству. Эти общие черты менее очевидны, не столь заметны, как различия, и потому мы о них поговорим подробнее.

Сейчас все чаще раздаются голоса, утверждающие, что в принципе процесс, лежащий в основе всех видов творчества, один и тот же: комбинация элементов с целью получить новое качество, а затем поиски, выявление и отбор «значимых» комбинаций. А различия сводят лишь к способу кодирования информации и разнице в исходном материале.

В процессе художественного творчества обычно выделяют три этапа: замысел, превращение замысла в обдуманный план, воплощение плана в материальную форму. Такое расчленение творческого процесса отражает его структуру лишь схематически: на самом деле жестко закрепленной последовательности этапов не существует. Было бы неверным исходить из того, что последующий этап начинается лишь после завершения предыдущего. Каждый из этапов — необходимый и целостный компонент творческого процесса, но они постоянно проникают друг в друга, так что на стадии доработки могут быть внесены коррективы в первоначальный замысел. Все же раздельное их рассмотрение оправдано, так как основным этапам творчества, по-видимому, соответствуют основные компоненты продукта творчества; скажем, в случае литературного произведения — идея, тема, сюжет, композиция, система тропов.

Точно такие же три фазы выделяют и в работе изобретателя.

Что касается структуры научно-теоретического творчества, то здесь придерживаются несколько более сложного деления на этапы. Французский математик Ж. Адамар (1865 — 1963) вычленяет в творческом процессе четыре стадии: 1) подготовку; 2) инкубацию; 3) озарение и 4) проверку; иногда четвертой стадией считают не проверку, а доработку.

Современный американский психолог Россмэн выделил семь стадий: 1) осознание потребности; 2) анализ ее; 3) изучение доступной информации; 4) формулирование предлагавшихся ранее решений; 5) критический анализ этих решений; 6) рождение новой идеи; 7) экспериментальная ее проверка.

Еще в 1933 году американский философ Джон Дьюи различал пять этапов в решении проблемы: 1) осознание проблемы; 2) анализ ее; 3) выдвижение идей; 4) проверка их; 5) выбор.

Сопоставление этих (и многих других) схем позволяет заключить, что и так называемый творческий акт, и обычное «решение проблем» имеют одинаковую психологическую структуру. Представим ее в виде этапов:

1. Накопление знаний и навыков, необходимых для четкого уяснения и формулирования задачи. Четкая формулировка задачи — это половина решения.

2. Сосредоточенные усилия и поиски дополнительной информации. Если задача все же не поддается решению, наступает следующий этап.

3. Уход от проблемы, переключение на другие занятия. Этот период называют периодом инкубации. Как будто бы лучше всего в это время заниматься умственной работой, требующей сосредоточенности и логических рассуждений, но здесь возможны большие индивидуальные различия.

4. Озарение, или инсайт. Инсайт — это не всегда гениальная идея. Порой это весьма скромных масштабов догадка. Внешне инсайт выглядит как логический разрыв, скачок в мышлении, получение результата, не вытекающего однозначно из посылок. У высокоодаренных людей этот скачок огромен. Но в любом акте творчества, даже при решении школьником задач по арифметике, есть такой разрыв, хотя, быть может, микроскопических размеров.

5. Верификация, или проверка.

Основные этапы творчества

В творчестве Дали можно, пожалуй, выделить три основных этапа:

1) 1904-1928: время детских впечатлений, учебы, знакомства с классическим искусством, с важнейшими современными направлениями;

2) 1928-1947: период программного сюрреалистического творчества;

3) 1948-1989: возвращение в Испанию, обращение к классическому наследию, и художественному, и философско-религиозному, создание серии религиозных полотен, интенсивная работа в графике.

К первому относятся лишь единицы работ, в которых в полную силу проявился талант Дали — это прежде всего «Корзинка с хлебом», написанная для Федерико Гарсия Лорки (1926). В автопортретах раскрывается широта исканий молодого художника. В одном он стилизует свой облик под старинные портреты («Автопортрет с рафаэлевской шеей, 1922-1923), в другом («Кубический автопортрет», 1926) демонстрирует свои творческие возможности в современной стилистике.

Первые сюрреалистические полотна (1929-1931) нарочито программны, в них Дали демонстрирует пресловутый «автоматизм» («Первые дни весны», «Великий мастурбатор»). В 30-х и в 40-х годах художник создает полотна, справедливо принесшие ему мировую славу. Это картины истинного мэтра сюрреализма: «Предвидение гражданской войны в Испании», «Постоянство памяти», «Горящий жираф», «Испания», «Сон, вызванный полетом пчелы около граната за секунду до пробуждения».

В 1950-1970-х годах Дали много работает в графике — станковой и книжной. Он создает серию акварелей (102 листа) на темы Данте, иллюстрирует античные мифы и Библию, его привлекают изысканность гравюры на меди и выразительные возможности светотени в офорте. Каждая картина выполняет две функции — изобразительную и экспрессивно-декоративную. Дело в том, что при анализе творчества Дали зрители основную трудность видят в понимании его изобразительной сущности, но при этом важно помнить, что основная функция живописного языка состоит в организации декоративно-ритмической плоскости картины.

Сюрреализм и абстракционизм как язык, на котором «рассказывается» о мире, в принципе не более условны и отчуждены от окружающей действительности, чем самое добродетельно-реалистическое воспроизведение в картине природных форм, — все это лишь плоскость холста, сочетание красок и разнообразие линий. Еще В. Кандинский обратил внимание на то, что зритель одинаково спокойно созерцает землю и маргаритки, которые изображены на картине, — этим снимаются, по его мнению, все рассуждения о достоверности, иллюзорности живописного изображения.

Дали стремится воспроизвести в своих произведениях два чисто человеческих свойства — аритмию нашей мысли и утрату яркости восприятия вследствие привычки. Он отыскивает в вещах, людях, в явлениях природы все то, что недоступно при машинальном обладании и остается как бы вечно новым, будучи в то же время давно знакомым. Ритм организма человека, особенно в условиях «срывных ситуаций», стремится вернуться при любой возможности в общий ритм природы, ищет симметрии, повторов, устойчивости. Воплощение истинного природного ритма в живописном образе дает ощущение избавления от страдания и скуки, так как созерцание живописного произведения избавляет от автоматизма. Согласно афористической формуле Я.Рогинского, образ — это возвращение нашим ощущениям новизны, ритм — это иллюзия, что решение найдено».

Мстёра
В коллекции произведений современных художественных промыслов, хранящихся в Русском музее, значительное место занимает лаковая миниатюра Мстёры. Изготовление лакированных шкатулок с миниатюрной росписью на крышках возникло в нынешнем пос .

Формы альпийской горки
Классической формой альпийской горки является округлый холм или насыпь с пологим склоном. Однако можно создать сооружение, представляющее собой нечто среднее между насыпной альпийской горкой и террасированным рокарием. Перепад уровней под .

Городецкая роспись
Русский народный художественный промысел; существует с середины 19 века в районе г. Городец (Ныне Нижегородская область). Яркая, лаконичная городецкая роспись (жанровые сценки, фигурки коней, петухов, цветочные узоры), выполненная свободн .

Этапы творчества

ЧЕХОВ Антон Павлович
17(29) января 1860, Таганрог — 2(15) июля 1904, Баденвейлер, Южная Германия;
похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище
Биография

Семья, учеба

Антоша Чехонте Родился в многодетной семье купца третьей гильдии, владельца бакалейной лавки; учился в классической гимназии, одновременно помогая отцу в торговле. К гимназическим годам относятся первые литературные опыты Чехова — водевили, сцены, очерки, анекдоты и т.п. Некоторые из них он посылает в редакции столичных юмористических журналов.
После поступления на медицинский факультет Московского университета (1879) литературный труд становится для Чехова основным источником заработка: с этого времени его “юмористические мелочи” регулярно публикуются на страницах массовых иллюстрированных журналов под разнообразными псевдонимами (Антоша Чехонте, Человек без селезенки и др.)

После окончания университета (1884) Чехов, работая уездным врачом, продолжает “многописание”: основным жанром в его творчестве этого периода является традиционный для массовой периодики короткий рассказ — сценка, этюд, набросок, — основой сюжета которого служит забавное или нелепое происшествие, любопытный или смешной случай из жизни. Рассеянные по периодике, написанные в рамках определенного объема и к установленному сроку, призведения этого времени составили сборники “Пестрые рассказы” (1886) и “Невинные речи” (1887).

Вхождение в “большую” литературу

Художественные открытия Чехова Новый этап в творческой
биографии Чехова — “вхождение в литературу” — связан с началом его регулярного сотрудничества в газете А. С. Суворина “Новое время” (с 1886) , где произведения Чехова впервые появились под его настоящим именем, и выходом сборника “В сумерках” (1887) , выделенного критикой из общего потока массовой беллетристики (признавалась несомненная талантливость писателя, его способность немногими штрихами рисовать картины природы и человеческие типы, создавать поэтическое настроение) . В том же 1887 пьесой “Иванов” (поставлена на сцене театра Корша) Чехов подвел итог своим ранним драматургическим поискам, начатым еще в гимназические годы, и одновременно заложил основу поэтики нового драматического искусства.
Внимание критики, читательские симпатии и, главное, поддержка со стороны ведущих литераторов
(Д. В. Григоровича, А. Н. Плещеева, В. Г. Короленко) были расценены Чеховым как приглашение к
профессиональной литературной деятельности, что потребовало от него пересмотра собственного
отношения к литературным занятиям как способу заработка или веселой забаве. В повести “Степь” ,
опубликованной в 1888 в журнале “Северный вестник” , обозначились главные художественные открытия Чехова: отсутствие традиционного для русской литературы героя, выражающего авторскую мировоззренческую позицию; воссоздание окружающего мира, преломленного эмоциональным человеческим восприятием; передача душевного состояния персонажей через “случайные” реплики и жесты.

Поездка на Сахалин

В 1890 Чехов прерывает успешно начатую литературную работу и отправляется в длительное путешествие через Сибирь на остров Сахалин для “изучения быта каторжников и ссыльных” . Творческим итогом путешествия становится книга “Остров Сахалин” (1895) , написанная в жанре “путевых записок” ; в ее основу легли не только личные впечатления от многочисленных встреч, но и собранные им на острове статистические данные.

Литературная репутация

В первой половине 1890-х гг. Чехов становится одним из самых читаемых
писателей России — его произведения регулярно появляются в журналах “Северный вестник” и “Русская мысль” (с 1892) , газетах “Новое время” (до 1893) и “Русские ведомости” ; выходят отдельные издания и сборники (“Рассказы” , 1888; “Хмурые люди” , 1890; «Повести и рассказы” , 1894) , которые постоянно переиздаются, вызывая широкий резонанс в литературных кругах. Не отрицая растущий талант Чехова, критика оказывается по большей части неспособной принять особенности его “объективной” (как он сам характеризовал ее) художественной манеры, обвиняет писателя в равнодушии к социальным проблемам, в отсутствии прямых авторских оценок и мировоззрения в целом, в том, что он пишет “с холодной кровью” , в излишнем “фотографизме” и т.д. ; в высказываниях героев усматривает позицию писателя: так, слова старого профессора об отсутствии у него “общей идеи” (повесть “Скучная история” , 1889) воспринимались как авторское признание и проецировались на все творчество Чехова. Исключение составила повесть “Палата N6” (1892) , за которой было признано бесспорное общественное значение. В целом же за Чеховым
закрепилась репутация писателя, чуждающегося социальных проблем, — бытописателя и мастера тонкого психологического анализа.

Проблематика рассказов

В многочисленных рассказах этого времени Чехов обращается к
исследованию души современного человека, испытывающего влияние разнообразных социальных, научных и философских идей: пессимизма (“Огни” , 1888) , социального дарвинизма (“Дуэль” , 1891), радикального народничества (“Рассказ неизвестного человека” , 1893) ; решает волновавшие общество вопросы семейных отношений (“Три года” , “Супруга” , “Ариадна” , все 1895) , аномальных явлений психики (“Черный монах” , 1894) и др.

Основой сюжетов становится не столкновение человека с грубой социальной средой, но внутренний конфликт его духовного мира: герои Чехова — “хмурые” , скучные, живущие “в сумерках” люди, оказываются жизненно несостоятельными в силу собственной неспособности к творческой реализации, неумения преодолевать душевное отчуждение от других людей; их несчастья не имеют фатальной предопределенности и не обусловлены исторически — они страдают по причине собственных житейских ошибок, дурных поступков, нравственной и умственной апатии.

Последний период творчества

В конце 1890-х — начале 1900-х гг. Чехов — признанный и популярный мастер: журналы ищут его участия, появление новых произведений расценивается критикой как событие литературной жизни, споры вокруг них перерастают в общественно-политические дискуссии — о будущем русской деревни, о роли интеллигенции в обществе и т.д. В его творчестве возникают новые темы. Верный принципам “художественной объективности” , Чехов создает мрачные картины оторванного от культуры крестьянского быта (“Моя жизнь” , 1896; “Мужики” , 1897; “В овраге” , 1900).

Тема нравственной деградации и духовной опустошенности русской интеллигенции, ее неспособности к социальному и личному жизнеустройству поднимается в рассказе “Дом с мезонином” (1896) , “маленькой трилогии” “Человек в футляре” , “Крыжовник” , “О любви” (1898) . В то же время многие герои его последних произведений все сильнее испытывают “тоску по идеалу” , переживают стремление к новой, лучшей жизни (“По делам службы”, 1898; “Архиерей” , 1902; “Невеста” , 1903).

Чуждый моральному учительству, религиозной проповеди и социальному утопизму, Чехов не прописывает рецептов нравственного совершенствования, общественного переустройства или духовного преображения, но в томлениях и муках своих героев, в их неудовлетворенности бессмысленностью своего существования видит доказательства принципиальной возможности для человека устроить свою жизнь правдиво, достойно и радостно.

Значение творчества

Художественные открытия Чехова оказали огромное влияние на литературу и театр 20 века. Его драматические произведения, переведенные на множество языков, стали неотъемлемой частью мирового театрального репертуара.

Сочинения:
Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Т. 1-18. Сочинения. Т. 1-12. Письма. М., 1974-1983.

Список литературы:
1) Громов М. П. Чехов. — М., 1993 г.
2) Скафтымов А. П. Нравственные искания русских писателей. — М., 1972 г.
3) Чехов в воспоминаниях современников. — М., 1960 г.
4) Чехов М. П. Вокруг Чехова. — М., 1985 г.
5) Чудаков А. П. Мир Чехова: возникновение и утверждение. — М., 1986г.

Этапы творчества

Путь от прославления сильной личности к изображению классовой борьбы имеет свои этапы в творчестве Лондона. Первый этап — наиболее непосредственный протест сильной индивидуальности против поглощающего ее капиталистического общества — уход на «дно», в свободную жизнь бродяги. Таков герой автобиографической повести «Дорога», который однако к концу своих странствий приходит к выводу, что бродяжничество — лишь иллюзия свободы, что «дорога — не выход». Герой повести советует своему другу бросить «дорогу» и искать других путей. То же самое «дно», но уже не с точки зрения анархиста-индивидуалиста, искателя приключений (герой «Дороги» еще очень близок всем остальным искателям Лондона) изображает книга Лондона «Люди бездны». В ней каждый образ показывает и доказывает необходимость перестройки капиталистического общества для исцеления «язв человеческой культуры». В конечном счете сильный человек в своей борьбе в одиночку совершенно беспомощен. Следующий атап Лондона — осознание необходимости классовой борьбы для перестройки общества. В этом отношении помимо ряда мелких произведений наиболее характерен роман «Железная пята», являющийся яркой художественной иллюстрацией ко многим положениям научного социализма (главным образом теории вытеснения и гибели средних слоев мелкой буржуазии). Несмотря однако на это и на пафос борьбы, названный роман, как и все социалистические произведения Лондона, далек от пролетарского мировоззрения и вскрывает мелкобуржуазную основу социалистических тенденций в творчестве писателя. Прежде всего здесь обнаруживается непонимание писателем того, что социализм может быть завоеван лишь борьбой пролетариата, по существу — неверие в силы пролетариата: рабочие большей частью изображаются как «звери бездны», терпящие в конце-концов поражение. Борьба масс в этом романе в сущности роли не играет: тот же образ сильной личности, хотя и в социалистическом одеянии, стоит в центре не только романа, но и всей борьбы за социализм. Осуществление последнего — дело героических, сильных, преданных личностей. Социализм Лондона — лишь «земля обетованная», куда стремятся спасающиеся от невзгод капиталистич. общества одаренные индивидуальности из мелкобуржуазной среды.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этапы творчества

Творчество издавна делят на научное и художественное. Когда источником сведений о творческом процессе были самоотчеты и воспоминания ученых и художников, тогда, естественно, подчеркивались различия между этими двумя проявлениями творчества, поскольку эти различия «лежат на поверхности», легко заметны.

Но попытки построения общей теории творчества, т. е. переход от эмпирических к более фундаментальным исследованиям этого сложного феномена, привели к тому, что все настойчивее стали искать общие черты, присущие как научному, так и художественному творчеству. Эти общие черты менее очевидны, не столь заметны, как различия, и потому мы о них поговорим подробнее.

Сейчас все чаще раздаются голоса, утверждающие, что в принципе процесс, лежащий в основе всех видов творчества, один и тот же: комбинация элементов с целью получить новое качество, а затем поиски, выявление и отбор «значимых» комбинаций. А различия сводят лишь к способу кодирования информации и разнице в исходном материале.

В процессе художественного творчества обычно выделяют три этапа: замысел, превращение замысла в обдуманный план, воплощение плана в материальную форму. Такое расчленение творческого процесса отражает его структуру лишь схематически: на самом деле жестко закрепленной последовательности этапов не существует. Было бы неверным исходить из того, что последующий этап начинается лишь после завершения предыдущего. Каждый из этапов — необходимый и целостный компонент творческого процесса, но они постоянно проникают друг в друга, так что на стадии доработки могут быть внесены коррективы в первоначальный замысел. Все же раздельное их рассмотрение оправдано, так как основным этапам творчества, по-видимому, соответствуют основные компоненты продукта творчества; скажем, в случае литературного произведения — идея, тема, сюжет, композиция, система тропов.

Точно такие же три фазы выделяют и в работе изобретателя.

Что касается структуры научно-теоретического творчества, то здесь придерживаются несколько более сложного деления на этапы. Французский математик Ж. Адамар (1865 — 1963) вычленяет в творческом процессе четыре стадии: 1) подготовку; 2) инкубацию; 3) озарение и 4) проверку; иногда четвертой стадией считают не проверку, а доработку.

Современный американский психолог Россмэн выделил семь стадий: 1) осознание потребности; 2) анализ ее; 3) изучение доступной информации; 4) формулирование предлагавшихся ранее решений; 5) критический анализ этих решений; 6) рождение новой идеи; 7) экспериментальная ее проверка.

Еще в 1933 году американский философ Джон Дьюи различал пять этапов в решении проблемы: 1) осознание проблемы; 2) анализ ее; 3) выдвижение идей; 4) проверка их; 5) выбор.

Сопоставление этих (и многих других) схем позволяет заключить, что и так называемый творческий акт, и обычное «решение проблем» имеют одинаковую психологическую структуру. Представим ее в виде этапов:

1. Накопление знаний и навыков, необходимых для четкого уяснения и формулирования задачи. Четкая формулировка задачи — это половина решения.

2. Сосредоточенные усилия и поиски дополнительной информации. Если задача все же не поддается решению, наступает следующий этап.

3. Уход от проблемы, переключение на другие занятия. Этот период называют периодом инкубации. Как будто бы лучше всего в это время заниматься умственной работой, требующей сосредоточенности и логических рассуждений, но здесь возможны большие индивидуальные различия.

4. Озарение, или инсайт. Инсайт — это не всегда гениальная идея. Порой это весьма скромных масштабов догадка. Внешне инсайт выглядит как логический разрыв, скачок в мышлении, получение результата, не вытекающего однозначно из посылок. У высокоодаренных людей этот скачок огромен. Но в любом акте творчества, даже при решении школьником задач по арифметике, есть такой разрыв, хотя, быть может, микроскопических размеров.

5. Верификация, или проверка.

Основные этапы творчества

В творчестве Дали можно, пожалуй, выделить три основных этапа:

1) 1904-1928: время детских впечатлений, учебы, знакомства с классическим искусством, с важнейшими современными направлениями;

2) 1928-1947: период программного сюрреалистического творчества;

3) 1948-1989: возвращение в Испанию, обращение к классическому наследию, и художественному, и философско-религиозному, создание серии религиозных полотен, интенсивная работа в графике.

К первому относятся лишь единицы работ, в которых в полную силу проявился талант Дали — это прежде всего «Корзинка с хлебом», написанная для Федерико Гарсия Лорки (1926). В автопортретах раскрывается широта исканий молодого художника. В одном он стилизует свой облик под старинные портреты («Автопортрет с рафаэлевской шеей, 1922-1923), в другом («Кубический автопортрет», 1926) демонстрирует свои творческие возможности в современной стилистике.

Первые сюрреалистические полотна (1929-1931) нарочито программны, в них Дали демонстрирует пресловутый «автоматизм» («Первые дни весны», «Великий мастурбатор»). В 30-х и в 40-х годах художник создает полотна, справедливо принесшие ему мировую славу. Это картины истинного мэтра сюрреализма: «Предвидение гражданской войны в Испании», «Постоянство памяти», «Горящий жираф», «Испания», «Сон, вызванный полетом пчелы около граната за секунду до пробуждения».

В 1950-1970-х годах Дали много работает в графике — станковой и книжной. Он создает серию акварелей (102 листа) на темы Данте, иллюстрирует античные мифы и Библию, его привлекают изысканность гравюры на меди и выразительные возможности светотени в офорте. Каждая картина выполняет две функции — изобразительную и экспрессивно-декоративную. Дело в том, что при анализе творчества Дали зрители основную трудность видят в понимании его изобразительной сущности, но при этом важно помнить, что основная функция живописного языка состоит в организации декоративно-ритмической плоскости картины.

Сюрреализм и абстракционизм как язык, на котором «рассказывается» о мире, в принципе не более условны и отчуждены от окружающей действительности, чем самое добродетельно-реалистическое воспроизведение в картине природных форм, — все это лишь плоскость холста, сочетание красок и разнообразие линий. Еще В. Кандинский обратил внимание на то, что зритель одинаково спокойно созерцает землю и маргаритки, которые изображены на картине, — этим снимаются, по его мнению, все рассуждения о достоверности, иллюзорности живописного изображения.

Дали стремится воспроизвести в своих произведениях два чисто человеческих свойства — аритмию нашей мысли и утрату яркости восприятия вследствие привычки. Он отыскивает в вещах, людях, в явлениях природы все то, что недоступно при машинальном обладании и остается как бы вечно новым, будучи в то же время давно знакомым. Ритм организма человека, особенно в условиях «срывных ситуаций», стремится вернуться при любой возможности в общий ритм природы, ищет симметрии, повторов, устойчивости. Воплощение истинного природного ритма в живописном образе дает ощущение избавления от страдания и скуки, так как созерцание живописного произведения избавляет от автоматизма. Согласно афористической формуле Я.Рогинского, образ — это возвращение нашим ощущениям новизны, ритм — это иллюзия, что решение найдено».

Мстёра
В коллекции произведений современных художественных промыслов, хранящихся в Русском музее, значительное место занимает лаковая миниатюра Мстёры. Изготовление лакированных шкатулок с миниатюрной росписью на крышках возникло в нынешнем пос .

Формы альпийской горки
Классической формой альпийской горки является округлый холм или насыпь с пологим склоном. Однако можно создать сооружение, представляющее собой нечто среднее между насыпной альпийской горкой и террасированным рокарием. Перепад уровней под .

Городецкая роспись
Русский народный художественный промысел; существует с середины 19 века в районе г. Городец (Ныне Нижегородская область). Яркая, лаконичная городецкая роспись (жанровые сценки, фигурки коней, петухов, цветочные узоры), выполненная свободн .

Этапы творчества

ЧЕХОВ Антон Павлович
17(29) января 1860, Таганрог — 2(15) июля 1904, Баденвейлер, Южная Германия;
похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище
Биография

Семья, учеба

Антоша Чехонте Родился в многодетной семье купца третьей гильдии, владельца бакалейной лавки; учился в классической гимназии, одновременно помогая отцу в торговле. К гимназическим годам относятся первые литературные опыты Чехова — водевили, сцены, очерки, анекдоты и т.п. Некоторые из них он посылает в редакции столичных юмористических журналов.
После поступления на медицинский факультет Московского университета (1879) литературный труд становится для Чехова основным источником заработка: с этого времени его “юмористические мелочи” регулярно публикуются на страницах массовых иллюстрированных журналов под разнообразными псевдонимами (Антоша Чехонте, Человек без селезенки и др.)

После окончания университета (1884) Чехов, работая уездным врачом, продолжает “многописание”: основным жанром в его творчестве этого периода является традиционный для массовой периодики короткий рассказ — сценка, этюд, набросок, — основой сюжета которого служит забавное или нелепое происшествие, любопытный или смешной случай из жизни. Рассеянные по периодике, написанные в рамках определенного объема и к установленному сроку, призведения этого времени составили сборники “Пестрые рассказы” (1886) и “Невинные речи” (1887).

Вхождение в “большую” литературу

Художественные открытия Чехова Новый этап в творческой
биографии Чехова — “вхождение в литературу” — связан с началом его регулярного сотрудничества в газете А. С. Суворина “Новое время” (с 1886) , где произведения Чехова впервые появились под его настоящим именем, и выходом сборника “В сумерках” (1887) , выделенного критикой из общего потока массовой беллетристики (признавалась несомненная талантливость писателя, его способность немногими штрихами рисовать картины природы и человеческие типы, создавать поэтическое настроение) . В том же 1887 пьесой “Иванов” (поставлена на сцене театра Корша) Чехов подвел итог своим ранним драматургическим поискам, начатым еще в гимназические годы, и одновременно заложил основу поэтики нового драматического искусства.
Внимание критики, читательские симпатии и, главное, поддержка со стороны ведущих литераторов
(Д. В. Григоровича, А. Н. Плещеева, В. Г. Короленко) были расценены Чеховым как приглашение к
профессиональной литературной деятельности, что потребовало от него пересмотра собственного
отношения к литературным занятиям как способу заработка или веселой забаве. В повести “Степь” ,
опубликованной в 1888 в журнале “Северный вестник” , обозначились главные художественные открытия Чехова: отсутствие традиционного для русской литературы героя, выражающего авторскую мировоззренческую позицию; воссоздание окружающего мира, преломленного эмоциональным человеческим восприятием; передача душевного состояния персонажей через “случайные” реплики и жесты.

Поездка на Сахалин

В 1890 Чехов прерывает успешно начатую литературную работу и отправляется в длительное путешествие через Сибирь на остров Сахалин для “изучения быта каторжников и ссыльных” . Творческим итогом путешествия становится книга “Остров Сахалин” (1895) , написанная в жанре “путевых записок” ; в ее основу легли не только личные впечатления от многочисленных встреч, но и собранные им на острове статистические данные.

Литературная репутация

В первой половине 1890-х гг. Чехов становится одним из самых читаемых
писателей России — его произведения регулярно появляются в журналах “Северный вестник” и “Русская мысль” (с 1892) , газетах “Новое время” (до 1893) и “Русские ведомости” ; выходят отдельные издания и сборники (“Рассказы” , 1888; “Хмурые люди” , 1890; «Повести и рассказы” , 1894) , которые постоянно переиздаются, вызывая широкий резонанс в литературных кругах. Не отрицая растущий талант Чехова, критика оказывается по большей части неспособной принять особенности его “объективной” (как он сам характеризовал ее) художественной манеры, обвиняет писателя в равнодушии к социальным проблемам, в отсутствии прямых авторских оценок и мировоззрения в целом, в том, что он пишет “с холодной кровью” , в излишнем “фотографизме” и т.д. ; в высказываниях героев усматривает позицию писателя: так, слова старого профессора об отсутствии у него “общей идеи” (повесть “Скучная история” , 1889) воспринимались как авторское признание и проецировались на все творчество Чехова. Исключение составила повесть “Палата N6” (1892) , за которой было признано бесспорное общественное значение. В целом же за Чеховым
закрепилась репутация писателя, чуждающегося социальных проблем, — бытописателя и мастера тонкого психологического анализа.

Проблематика рассказов

В многочисленных рассказах этого времени Чехов обращается к
исследованию души современного человека, испытывающего влияние разнообразных социальных, научных и философских идей: пессимизма (“Огни” , 1888) , социального дарвинизма (“Дуэль” , 1891), радикального народничества (“Рассказ неизвестного человека” , 1893) ; решает волновавшие общество вопросы семейных отношений (“Три года” , “Супруга” , “Ариадна” , все 1895) , аномальных явлений психики (“Черный монах” , 1894) и др.

Основой сюжетов становится не столкновение человека с грубой социальной средой, но внутренний конфликт его духовного мира: герои Чехова — “хмурые” , скучные, живущие “в сумерках” люди, оказываются жизненно несостоятельными в силу собственной неспособности к творческой реализации, неумения преодолевать душевное отчуждение от других людей; их несчастья не имеют фатальной предопределенности и не обусловлены исторически — они страдают по причине собственных житейских ошибок, дурных поступков, нравственной и умственной апатии.

Последний период творчества

В конце 1890-х — начале 1900-х гг. Чехов — признанный и популярный мастер: журналы ищут его участия, появление новых произведений расценивается критикой как событие литературной жизни, споры вокруг них перерастают в общественно-политические дискуссии — о будущем русской деревни, о роли интеллигенции в обществе и т.д. В его творчестве возникают новые темы. Верный принципам “художественной объективности” , Чехов создает мрачные картины оторванного от культуры крестьянского быта (“Моя жизнь” , 1896; “Мужики” , 1897; “В овраге” , 1900).

Тема нравственной деградации и духовной опустошенности русской интеллигенции, ее неспособности к социальному и личному жизнеустройству поднимается в рассказе “Дом с мезонином” (1896) , “маленькой трилогии” “Человек в футляре” , “Крыжовник” , “О любви” (1898) . В то же время многие герои его последних произведений все сильнее испытывают “тоску по идеалу” , переживают стремление к новой, лучшей жизни (“По делам службы”, 1898; “Архиерей” , 1902; “Невеста” , 1903).

Чуждый моральному учительству, религиозной проповеди и социальному утопизму, Чехов не прописывает рецептов нравственного совершенствования, общественного переустройства или духовного преображения, но в томлениях и муках своих героев, в их неудовлетворенности бессмысленностью своего существования видит доказательства принципиальной возможности для человека устроить свою жизнь правдиво, достойно и радостно.

Значение творчества

Художественные открытия Чехова оказали огромное влияние на литературу и театр 20 века. Его драматические произведения, переведенные на множество языков, стали неотъемлемой частью мирового театрального репертуара.

Сочинения:
Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Т. 1-18. Сочинения. Т. 1-12. Письма. М., 1974-1983.

Список литературы:
1) Громов М. П. Чехов. — М., 1993 г.
2) Скафтымов А. П. Нравственные искания русских писателей. — М., 1972 г.
3) Чехов в воспоминаниях современников. — М., 1960 г.
4) Чехов М. П. Вокруг Чехова. — М., 1985 г.
5) Чудаков А. П. Мир Чехова: возникновение и утверждение. — М., 1986г.

Этапы творчества

Путь от прославления сильной личности к изображению классовой борьбы имеет свои этапы в творчестве Лондона. Первый этап — наиболее непосредственный протест сильной индивидуальности против поглощающего ее капиталистического общества — уход на «дно», в свободную жизнь бродяги. Таков герой автобиографической повести «Дорога», который однако к концу своих странствий приходит к выводу, что бродяжничество — лишь иллюзия свободы, что «дорога — не выход». Герой повести советует своему другу бросить «дорогу» и искать других путей. То же самое «дно», но уже не с точки зрения анархиста-индивидуалиста, искателя приключений (герой «Дороги» еще очень близок всем остальным искателям Лондона) изображает книга Лондона «Люди бездны». В ней каждый образ показывает и доказывает необходимость перестройки капиталистического общества для исцеления «язв человеческой культуры». В конечном счете сильный человек в своей борьбе в одиночку совершенно беспомощен. Следующий атап Лондона — осознание необходимости классовой борьбы для перестройки общества. В этом отношении помимо ряда мелких произведений наиболее характерен роман «Железная пята», являющийся яркой художественной иллюстрацией ко многим положениям научного социализма (главным образом теории вытеснения и гибели средних слоев мелкой буржуазии). Несмотря однако на это и на пафос борьбы, названный роман, как и все социалистические произведения Лондона, далек от пролетарского мировоззрения и вскрывает мелкобуржуазную основу социалистических тенденций в творчестве писателя. Прежде всего здесь обнаруживается непонимание писателем того, что социализм может быть завоеван лишь борьбой пролетариата, по существу — неверие в силы пролетариата: рабочие большей частью изображаются как «звери бездны», терпящие в конце-концов поражение. Борьба масс в этом романе в сущности роли не играет: тот же образ сильной личности, хотя и в социалистическом одеянии, стоит в центре не только романа, но и всей борьбы за социализм. Осуществление последнего — дело героических, сильных, преданных личностей. Социализм Лондона — лишь «земля обетованная», куда стремятся спасающиеся от невзгод капиталистич. общества одаренные индивидуальности из мелкобуржуазной среды.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: