Единая коллекцияЦифровых образовательных ресурсов

Карточка ресурса

Поддержка ресурса

Все ресурсы Коллекции предназначены только для некоммерческого использования в системе образования Российской Федерации. Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС 77 — 47492 от 25.11.2011

При использовании материалов сайта ссылка на Единую коллекцию ЦОР обязательна.

Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.

Иллюстрации к повести пушкина метель

Повесть «Станционный смотритель» входит в цикл «Повести Белкина», опубликованный впервые, включая «издательское» предисловие, в книге «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.» в 1831 году. Все повести написаны в селе Большое Болдино осенью 1830 года: «Гробовщик» – 9 сентября; «Станционный смотритель» – 14 сентября; «Барышня-крестьянка» – 20 сентября; «Выстрел» – 14 октября; «Метель» – 20 октября.
Первоначальный план повести «Станционный смотритель» сохранился среди страниц рукописи «Гробовщика». План этот не во всем соответствует окончательному тексту. (Рассуждение о смотрителях. Вообще люди несчастные и добрые. Приятель мой смотритель вдовый. Дочь. Тракт сей уничтожен. Недавно поехал я по нем. Дочери не нашел. История дочери. Любовь к ней писаря. Писарь за нею в Петербург. Видит ее на гулянии. Возвратясь, находит отца мертвого. Могила за околицей. Еду прочь. Писарь умер. Ямщик мне рассказывает о дочери.)
Повесть вначале датирована 13 сентября, но на другой день Пушкин вернулся к ней, кое-что поправил и вставил новый эпизод – сцену, в которой молодой человек похищает брошенные смотрителем ассигнации. После этого он исправил дату окончания на 14 сентября.

«. В «Повестях Белкина» человек оказывается сложнее, чем кажется на первый взгляд, богаче собственных намерений и представлений о ценностях жизни. Неожиданность открытий читателя, непредсказуемость сюжетов являют собою гуманизм пушкинской мысли о неисчерпаемости человека
«Повести Белкина» обнаруживают расхождение природы человека и роли, навязанной ему обществом, которую он готов исполнять. В «Станционном смотрителе» дается опровержение сниженной до лубочных картинок истории о блудном сыне.
«Станционный смотритель» открывается спором о достоинствах «почтовой станции диктатора». И опять, как в «Гробовщике», обнаруживается, что положение станционного смотрителя, его должность, похожая на «настоящую каторгу», не исчерпывают всего человека: «Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием. сословие станционных смотрителей представлено общему мнению в самом ложном виде. Сии столь оклеветанные смотрители вообще суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые». » Маранцман В.Г. Литература. 8 класс. Методические рекомендации.

*Добужинский Мстислав Валерианович (1875 – 1957) – русский художник, мастер городского пейзажа, участник творческого объединения «Мир искусства», художественный критик, мемуарист. Работал в области станковой и книжной графики (оформлял журналы «Мир искусства», «Золотое руно», «Аполлон»), писал исторические картины.
Много работал в жанре книжной графики, став автором иллюстраций к рассказу «Ночной принц» С.А.Ауслендера (1909), «Барышне-крестьянке», «Станционному смотрителю» и другим произведениям А.С.Пушкина, «Свинопасу» Андерсена (1922), «Белым ночам» Достоевского (1923), «Трём толстякам» Ю.Олеши (1928) и многим другим произведениям. (см. иллюстрации М.Добужинского к стихотворению О.Мандельштама «Примус»)

«Еще в начале 1906 года, желая издать повесть Пушкина «Станционный смотритель» со своими иллюстрациями, Добужинский предлагал издательству Кружка любителей русских изящных изданий единолично выполнить графическое оформление всей книги: «я приму на себя приятную обязанность заняться вообще внешностью книжки (подчеркнуто мною. — Г. Ч.), т. е. сделать обложку, надписи, заглавные буквы, виньетки и пр.». В этом впервые так четко сказалась рационалистическая сторона дарования Добужинского, его способность к логическому мышлению в плане художественного творчества. Эта черта особенно ярко проявилась в его книжной графике, для которой вообще характерен логически эмоциональный подход.
В 1905-1906 годах он сделал иллюстрации к повести А. С. Пушкина «Станционный смотритель». Интерес к «Станционному смотрителю» возник у Добужинского значительно раньше: иллюстрация к неизвестному произведению (ГРМ, 1903) сильно напоминает сцену с Выриным у подъезда дома, где жил Минский. Иллюстрации к «Станционному смотрителю» явились первой художественной интерпретацией повести.
Рисунки к «Станционному смотрителю» были изданы впервые лишь в 1934 году без какого-либо участия художника. Это обстоятельство заставляет говорить только об иллюстрациях, не касаясь всего ансамбля книги.
Новые принципы иллюстрирования, проявившиеся в русской книге начала века, благодаря, главным образом, усилиям А. Н. Бенуа, были близки Добужинскому. Единство с замыслом писателя явилось для него главной задачей. Он связал иллюстрации с текстом не только внешним отражением событий, но и единством эмоционально-психологического содержания. В этом отношении рисунки к «Станционному смотрителю» сыграли положительную роль в истории развития книжной иллюстрации, явившись одним из первых опытов иллюстрирования на новых началах. И хотя рисунки не были изданы в те годы, они экспонировались на выставке в Петербурге и Москве и, несомненно, были хорошо известны художникам.
Вызывают интерес иллюстрации и с точки зрения их исполнения. Добужинский избрал карандаш, близкий тоновому рисунку — весьма распространенной технике иллюстрации в XIX веке. Такой поворот к искусству, от которого отказались все его старшие друзья по «Миру искусства» и от которого отказался он сам, был своего рода «смелым» решением художника, и, конечно, обоснованным. В этом сказались поиски формы рисунка, наиболее близкого характеру и стилю повести. Можно сомневаться в правильности именно такого несколько наивного соответствия, но не оценить и не отметить такого стремления в 1905 году нельзя.» (Источник: Г. И. Чугунов. М. В. Добужинский. Монография. Глава III. Становление. 1902–1909)

Иллюстрации к повести пушкина метель

Название: Литературно-музыкальная композиция «Метель»
Автор : А.С.Пушкин
Текст читает:н.а. СССР А.Баталов
Музыка: Г.В.Свиридов.
Количество треков: 10
Издательство:ВЕСТЬ-ТДА
Год издания: 2004
Формат: WMA
Качество: отличное
Время звучания:71’44
Битрейт: 128 kbps
Размер:68,45mb+5% на востановление

Описание: Снова классика в моде. Теперь в красивой музыкальной обработке вы можете прослушивать вместе с детьми завораживающую повесть «Метель» в великолепном исполнении А.Баталова.
I.Литературно-музыкальная композиция «Метель» по повести А.С.Пушкина. Музыка Г.В.Свиридова. Время звучания 46’00

II.Музыкальные иллюстрации к повести А.С.Пушкина. Большой симфонический оркестр Гостелерадио, дир.В.Федосеев.

2. Тройка 3’08
3. Вальс 3’55
4. Весна и осень 2’05
5. Романс 5’34
6. Пастораль 2’12
7. Военный марш 2’24
8. Венчание 3’02
9. Отзвуки вальса 1’52
10. Зимняя дорога 2’52

«Музыкальные иллюстрации Г. Свиридова к повести А.С. Пушкина «Метель» как средство эмоционального постижения художественного текста»

Статья напечатана в журнале «Русская словесность» №3, 2010.

Аннотация. В статье рассматривается сопоставление фрагментов повести А. Пушкина «Метель» с музыкальными иллюстрациями Г. Свиридова с целью пробуждения читательского воображения и эмоционального мира учащихся.

Ключевые слова: музыкальные иллюстрации, фрагменты текста, музыкальное воплощение, средство постижения, эмоциональный мир.

Произведения Пушкина уже с первых дней появления в свет не только были предметом многочисленных разборов, критики, полемики, восторженных отзывов и язвительных упрёков, но вместе с тем стали источником вдохновения для представителей самых разнообразных родов искусства.

Наиболее склонными к иллюстрированию Пушкина оказываются музыканты; в музыкальных иллюстрациях поэт занял более видное место, чем в других изящных искусствах. Едва появился «Кавказский пленник» в 1823 году, как знаменитые в своё время композитор Кавос и балетмейстер Дидло поставили большой балет по содержанию поэмы. «Руслан и Людмила», «Цыганы», многие мелкие стихотворения немедленно вслед за появлением своим служили темою или текстом для сценических представлений, романсов и т.п.» — пишет Корганов В.Д. в книге «Пушкин в музыке», изданной в 1899 году. (1, с.6-7.)

На протяжении двух столетий имя Пушкина в области музыки далеко опередило имена многих других русских писателей.

Одно из самых удачных воплощений произведений Пушкина в русской музыке ХХ века принадлежит Георгию Свиридову. Первой творческой удачей композитора стали именно романсы на стихи поэта. Уже зрелым мастером он обратился к иллюстрированию пушкинской «Метели».

Наиболее сложный характер взаимодействий искусств – совпадение эстетического идеала, художественного мышления писателя и композитора, что проявляется в эстетических взглядах, стилевой манере авторов разных видов искусств.

Георгий Свиридов считал, что: «Слово и музыка, литература и музыка, музыкальное произведение может существовать только тогда, когда оно добавляет нечто к стихам или литературному сочинению». (3,с.81.) Музыкальные иллюстрации композитора не только добавляют «нечто» к произведению Пушкина, но и дают его музыкальную интепретацию, а следовательно ведут читателя к углублённому прочтению повести. Цикл музыкальных иллюстраций к «Метели» состоит из девяти картин, которые следуют сюжету произведения («Тройка», «Вальс», «Весна и осень», «Романс», «Пастораль», «Военный марш», «Венчание», «Отзвуки вальса», «Зимняя дорога»). «Задача композитора совсем не в том, чтобы приписать мелодию, ноты к словам… — отмечал Свиридов, — здесь должно быть создано органичное соединение слова с музыкой». (3, с.81.) Автор шаг за шагом следует за поэтом, создавая «метельные» взлёты и падения, бережно сохраняя традиции пушкинской эпохи, придавая ей ещё больше одухотворённости своей необыкновенной музыкой.

Привлечение сюжетов композитора на заключительном уроке сопровождается выборочным чтением фрагментов повести, когда отдаётся предпочтение тем отрывкам художественного текста, которые нашли проникновенное воплощение в музыкальных иллюстрациях.

После звучания первой – «Тройка» — ученики отмечают, что у Пушкина описываются картины русской деревенской жизни, когда помещики навещают друг друга («соседи поминутно ездили к нему…» [Гавриле Гавриловичу]). Да и Марья Гавриловна едет в церковь (и возвращается из неё) на тройке лошадей, присланной Владимиром (« [кучер] взял вожжи, и лошади полетели»). Бурмин, спеша в Вильну, в полк, заплутав по метели, попадает в церковь на венчание и … уезжает из неё… Школьники не проходят мимо того, что основные события повествования происходят зимой, поэтому мелодия одновременно навевала воспоминания о стихотворениях А.С. Пушкина «Зимняя дорога» и «Бесы», которые звучали ещё на первом уроке изучения «Метели». Они воспроизводили в устных словесных иллюстрациях картины бескрайней русской равнины, укрытой снегами, видели одиноко бегущую тройку лошадей с бубенцами, когда снег летит из-под копыт, и даже дремлющего в кибитке автора «Метели». («Тройка – это постоянно присутствующий образ в повести А.С. Пушкина «Метель». Начало иллюстрации «Тройка» — быстрое, резкое, музыка захватывает тебя. Мне сразу представилась тройка лошадей, бегущая по лесу или средь широкого поля. Продолжение мелодии спокойное, похожее на мирный бег лошадки.

Под эту музыку ярче всего я вижу картину, когда Маша едет в церковь на тройке, присланной Владимиром. Передо мной её тревожное лицо и взгляд, устремлённый в неизвестность…» — пишет Лиана П. – ученица шестого класса.)

Наиболее известной и яркой иллюстрацией к повести является «Романс», который использовался для более глубокого погружения в мир чувств героев: в нём переживания и сомнения Маши, когда она собирается покинуть родительский дом; её скорбь по погибшему Владимиру и умершему отцу; печаль, вызванная неопределённостью дальнейшей судьбы. («Романс» начинается тревожно, но в умеренном темпе, потом мелодия сходит на нет. И на пиано начинается главная тема, исполняемая скрипкой. Музыка помогает глубоко погрузиться в чувства героев. Во время прослушивания мне ясно представлялись переживания Марии: скорбь по умершему отцу и Владимиру, печаль из-за неопределённости судьбы. Потом медленная грустная мелодия переходит на крещендо в ещё более трагическую, и скрипка передаёт своё соло трубе. Тут беспокойство и безысходность судьбы Маши очень ощутимы из-за громкого минорного соло и аккордов в сопровождении. Но потом мелодия затихает, снова солирует скрипка, и музыка исчезает совсем. Все переживания героев перепутаны «метелью» в их жизни. «Романс» с его взлётами и падениями напоминает метель, » — Оля М., обучается в музыкальной школе.)

В картине «Венчание» шестиклассники чувствуют непонятную тоску и тревогу, предчувствие беды, чего-то неотвратимого, что подтверждает и сон Марьи Гавриловны перед побегом из дома. Музыка предвещает беду: Владимир не приедет, сбившись с пути; Маша обвенчается с неизвестным; судьба троих останется неясной… («Венчание – это момент, где метель решает судьбу троих героев. Музыка самая печальная и пророчащая, в ней даже слышится что-то зловещее. Сразу вспоминаешь сон Марьи Гавриловны перед побегом из дому, и вместе с героиней ждёшь чего-то ужасного. Владимир заплутал в метели, Маша обвенчалась неизвестно с кем… Неясностью, непонятностью и тревогой наполнена картина «Венчание», » — Оксана К.)

Подтекстом пушкинской «Метели» является тема Отечественной войны 1812 года: Владимир умирает от ран, полученных в Бородинском сражении; Бурмин возвращается героем. Музыкальная иллюстрация «Военный марш» прекрасно воссоздаёт атмосферу исторической эпохи и позволяет учащимся глубже ощутить «упоительный восторг» того «незабвенного», «блистательного времени», когда «сильно билось русское сердце при слове отечество», оттого, что «война со славою была кончена». («Мелодии Георгия Свиридова грустные и задумчивые, они заставляют мыслить и сопереживать. «Военный марш» оживляет иллюстрирование своей торжественной и радостной музыкой. Я представляла себе гусаров на лошадях, радостных женщин, букеты цветов. Но мне кажется, что в марше отражено не только время славы и восторга после победы русских воинов в Отечественной войне 1812 года, но и то, что Бурмин возвращается героем и судьба вновь соединяет его с Машей, » — Ирина Г.)

Тургенев считал, что в литературном произведении, как и в музыке, «необходимо под конец напомнить первоначальный мотив». (4, с.166.)

Георгий Свиридов мастерски завершает иллюстрирование картиной «Зимняя дорога», которая благодаря искусному повтору «первоначального мотива» («Тройка») замыкает кольцо и создаёт единую музыкальную канву.

Осмысление словесной ткани произведения в соединении с музыкой-интерпретацией позволяет школьникам глубже понять стремления героев и основную мысль «Метели»: надуманная, ненатуральная любовь Маши и Владимира под влиянием природы (метели), времени, зародившейся настоящей любви исчезает и открывает «дорогу» для истинных чувств. «Метель» жизни успокоилась и впереди – ровная и долгая дорога. («А вот и развязка запутанной повести. Название совершенно гармонирует со смыслом музыки и текста. Для меня «Зимняя дорога» явилась плавным переходом от метели к ясному небу, от жизненной смуты к спокойствию, счастью и умиротворению… Маша и Бурмин наконец-то объяснились и, думаю, будут счастливы, » — Алёна Н.)

Сопоставление литературного текста с музыкальными произведениями позволяет пробудить читательское воображение и эмоциональную сферу обучающихся, побуждает углублённо прожить многие эпизоды текста, расширить границы словесного искусства посредством обращения к музыкальному, посмотреть, как одно искусство преломляется в другом, что позволяет активизировать воспринимающе-интерпретирующую деятельность учащихся, создать ситуацию учебного диалога на уроке. Тем самым достигается глубина восприятия текста, постижение авторской картины мира, а самое главное – происходит полноценное развитие личности читателя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: