Единая коллекцияЦифровых образовательных ресурсов

Карточка ресурса

Поддержка ресурса

Все ресурсы Коллекции предназначены только для некоммерческого использования в системе образования Российской Федерации. Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС 77 — 47492 от 25.11.2011

При использовании материалов сайта ссылка на Единую коллекцию ЦОР обязательна.

Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.

«Заколдованное место», анализ повести Николая Васильевича Гоголя

Черновики повести Гоголя «Заколдованное место» не сохранились, поэтому точная дата ее создания неизвестна. Скорее всего она была написана в 1830 году. Повесть «Заколдованное место» вошла во вторую книгу сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Произведения этого сборника имеют сложную иерархию рассказчиков. Подзаголовок цикла указывает, что «Вечера на хуторе близ Диканьки» издал некий пасечник Рудый Панько. Повести «Вечер накануне Ивана Купала», «Пропавшая грамота» и «Заколдованное место» рассказаны дьячком одной церкви. Такое отстранение автора от участника событий позволило Гоголю добиться двойного эффекта. Во-первых, избежать обвинения в сочинении «небылиц», во-вторых, подчеркнуть народный дух повествования.

Сюжет повести действительно основан на традициях фольклора, которые хорошо были знакомы писателю с детства. Сказки о «проклятых местах» и кладах характерны для мифотворчества многих народов. В славянских сказаниях сокровища часто искали на кладбищах. Нужную могилу указывала внезапно вспыхнувшая свеча. Традиционен для народных историй и мотив превращения неправедно добытого богатства в мусор.

Самобытность повести проявляется в ярком и сочном языке, который щедро усеян украинскими словами: «чумаки», «курень», «баштан», «хлопцы»… Предельно точное изображение народного быта, а также искрометный юмор писателя создают особую гоголевскую атмосферу, полную поэтической фантастики и лукавства. Читателю кажется, что он сам находится среди слушателей дьячка. Такой эффект достигается за счет метких комментариев рассказчика.

Главный герой повести – дед Максим. Автор описывает его с доброй иронией. Это живой, веселый и деятельный старик, который любит прихвастнуть, лихо танцует и не боится самого черта. Деду очень нравится слушать рассказы чумаков. Внуков своих он ругает, называет «собачьими детьми», но понятно, что старик души не чает в сорванцах. А те дружелюбно подшучивают над дедом.

Важный элемент повести – само заколдованное место. В наше время его бы назвали аномальной зоной. Дед случайно обнаруживает «плохое место» во время танца. Как только старик попадает на его границу «возле грядки с огурцами», так ноги сами перестают танцевать. А внутри заколдованного места происходят странные вещи с пространством и временем, которые дед приписывает действию нечистой силы.

Переход между реальным и нереальным миром изображен в виде искажающегося пространства. Ориентиры, которые дед отмечает для себя в зоне аномалии, в реальном мире не проявляются. Ему никак не удается найти точку, с которой видны поповская голубятня и гумно волосного писаря.

Проклятое место имеет «свой характер». Оно не любит чужих, но не вредит незваным гостям, а только пугает их. Особого урона от проникновения иррациональных сил в реальный мир тоже нет. Земля в аномальной зоне всего лишь не дает урожая. Заколдованное место не прочь поиграть с дедом. То не допускает к себе, несмотря на все старания, то вдруг легко открывается. В арсенале аномальной зоны много необычных средств: внезапно испортившаяся погода, исчезновение с неба месяца, чудовища. Страх заставляет старика на время бросить находку. Но жажда наживы оказывается сильнее, поэтому потусторонние силы решают проучить деда. В котле, который с таким трудом был добыт в проклятом месте, оказались не драгоценности, а «сор, дрязг и стыдно сказать что такое».

После такой науки герой повести стал очень религиозен, зарекся сам иметь дело с нечистой силой и наказал всем близким. Дед своеобразно мстит черту, который так его заморочил. Старик огораживает заколдованное место плетнем и выбрасывает туда всякий мусор с баштана.

Подобный финал закономерен. Гоголь показывает, что такие сокровища не приносят добра. Дед получает в награду не клад, а насмешку. Так писатель утверждает идею призрачности всякого богатства, которое нажито нечестным трудом.

Пушкин, Герцен, Белинский и другие современники Гоголя с восторгом приняли «Заколдованное место». И сегодня читатели с улыбкой и большим интересом погружаются в удивительный мир, где царят остроумие, поэзия и фантастика, оживает сама душа народа.

«Заколдованное место»

Быль сия относится ко времени, когда рассказчик был ещё дитятею. Отец с одним из сыновей уехал в Крым продавать табак, оставив дома жену, трёх ещё сыновей да деда стеречь баштан — дело прибыльное, проезжих много, а всего лучше — чумаки, что рассказывали диковинные истории. Как-то к вечеру приходит несколько возов с чумаками, да все старинными дедовыми знакомцами. Перецеловались, закурили, пошёл разговор, а там и угощение. Потребовал дед, чтоб внуки плясали, гостей потешили, да недолго терпел, сам пошёл. Плясал дед славно, такие кренделя выделывал, что диво, покуда не дошёл до одного, места близ грядки с огурцами. Здесь ноги его стали. Пробовал сызнова — то же. УЖ и бранился, и снова начинал — без толку. Сзади кто-то засмеялся. Огляделся дед, а места не узнает: и баштан, и чумаки — все пропало, вокруг одно гладкое поле. Все ж понял, где он, за поповым огородом, за гумном волостного писаря. «Вот куда затащила нечистая сила!» Стал выбираться, месяца нет, нашёл в темноте дорожку. На могилке поблизости вспыхнул огонёк, и другой чуть поодаль. «Клад!» — решил дед и навалил для приметы изрядную ветку, поскольку заступа при себе не имел. Поздно вернулся он на баштан, чумаков не было, дети спали.

На следующий вечер, захватив заступ и лопату, направился он к попову огороду. Вот по всем приметам вышел в поле на давешнее место: и голубятня торчит, а гумна не видно. Пошёл ближе к гумну — пропала голубятня. А тут припустил дождик, и дед, так и не нашед места, прибежал с бранью обратно. Назавтра ввечеру пошёл он с заступом прокопать новую грядку, да, минуя проклятое место, где ему не танцевалось, в сердцах ударил заступом, — и оказался в том самом поле. Все узнал он: и гумно, и голубятню, и могилку с наваленной веткой. На могиле лежал камень. Обкопав, дед отвалил его и хотел было понюхать табачку, как кто-то чихнул у него над головою. Осмотрелся — нет никого. Принялся дед копать и нашёл котёл. «А, голубчик, вот где ты!» — воскликнул дед. То же сказал и птичий нос, и баранья голова с верхушки дерева, и медведь. «Да тут страшно слово сказать», — пробормотал дед, а вслед за ним и птичий нос, и баранья голова, и медведь. Дед хочет бежать — под ногами круча без дна, над головой гора нависла. Дед бросил котёл, и все стало по-прежнему. Решив, что нечистая сила только пугает, он схватил котёл и кинулся бежать.

Об эту пору на баштане и дети, и пришедшая мать недоумевали, куда подевался дед. Отужинав, пошла мать вылить горячие помои, а навстречу ей бочка ползёт: видно, кто-то из детей, шаля, толкает ее сзади. Мать плеснула в неё помоями. Оказалось, что это дед. Открыли дедов котёл, а в нем сор, дрязг и «стыдно сказать, что такое». С той поры заклялся дед верить черту, проклятое место загородил плетнём, а когда наняли поле под баштан соседние козаки, на заколдованном месте вечно всходило что-нибудь «чёрт знает что такое!».

Однажды один хуторянин с сыном поехал в Крым продавать табак, оставив дома жену с тремя сыновьями, да старого деда, чтобы тот сторожил баштан. Целый дом у баштана проезжих было много, а из них есть и чумаки. Чумаки — мастера рассказывать весёлые истории.

Уже смеркалось на дворе, а у ворот стоят возы с чумаками, все они знакомые деду. Встретились, покурили, а там и угощения пошли. Развеселились гости. Дед потребовал, чтобы внуки плясать пошли и веселить гостей, но не удержался и сам пошёл за ними. Дойдя до места, где грядки с огурцами растут, остановился. Ноги не идут и всё. Вдруг сзади кто-то засмеялся, дед обернулся, а место не то. Исчез баштан, а вместо баштана и чумаков одно гладкое поле. Дошло до него, что он находится за поповским огородом. Стал выбираться, а тут могилки оказались и огоньки вспыхивают. Дед решил, что это клад и закидал его большой веткой место. Вернулся он поздно, дети спали, а чумаков не было.

На следующее утро он взял лопату и отправился к поповскому огороду. Пока шёл по приметам и вышел на поле, не видно гумна, а только голубятня виднеется. Дошёл до голубятни, и гумно исчезло. А тут дождик пошёл, и дед повернул назад домой, не найдя то место. К вечеру он собрался прокопать грядку, где не смог танцевать. Вдруг ударил лопатой и вмиг оказался на том поле, узнав и голубятню, и могилку с наваленной веткой. А на ней лежит камень. Дед хотел отодвинуть камень и передохнуть, понюхать табаку. Кто-то чихнул над головой. Он стал копать, увидев котел, удивился и произнёс: «Ах, вот ты где!».

Вслед за этими словами за ним повторила птица на ветке, баранья голова с верхушки дерева и медведь. Дед очень испугался и хотел бежать, а над головой вдруг гора нависла, и ступить боязно, ведь под ногами невидно дна. Схватил дед котёл и бросился бежать. Уже вечерело, все поужинали, и мать увидела, как ей на встречу катится бочка. Это дед катил бочку к дому. Когда открыли котёл, то увидели в нём грязь и сор, и это место дед загородил. Дед после поверил в заколдованное место.

Краткое содержание повести Н. В. Гоголя «Заколдованное место», план (Первый вариант)

План

  1. Вступление. Читателя вводят в историю о том, как нечис­тая сила может обморочить человека.
  2. Воспоминания рассказчика о раннем детстве.
  3. Приезд чумаков (по пояснению самого Рудого Панько, это обозники, едущие в Крым за солью и рыбою).
  4. После россказней дед угощает чумаков дынями и подбива­ет внуков пуститься в пляс.
  5. Нечистая сила мешает пляске деда и заносит его в неведо­мое место.
  6. Дед думает, что он нашел клад, помечает место и находит дорогу домой.
  7. На другой день дед хочет пойти на найденное им место с кладом, но нечистая сила не пускает его.
  8. Старик повторяет свою попытку вечером и обнаруживает котел.
  9. Преодолев сопротивление нечистой силы, дед приходит до­мой, думая, что принес клад.
  10. Открывает старик котел. Посудина пуста.
  11. Дед перестает верить черту и другим запрещает.
  12. На заколдованном месте больше никогда ничего не растет.

Краткое содержание

Дьячок Фома, сидя в кругу своих друзей, соглашается рас­сказать еще одну историю с условием, что она будет последняя. Далее он начинает рассуждать о том, что если дьявольская сила захочет обморочить человека, то «ей-богу, обморочит». Вслед за этим рассказчик вспоминает историю из своего детства, когда ему было лет одиннадцать, а может, и больше.

Как-то в начале весны отец его повез в Крым на продажу та­бака, бывший тогда в цене. Трехгодовалого брата взял с собой. Дома остались мать, Фома с братом Остапом, и дед. Дед засеял баштан (бахчу) и перешел с хутора жить в курень (шалаш) возле башта­на, а детей взял с собой — распугивать сорок и воробьев. Ребя­тишки не только смотрели за дынями, арбузами и тыквами, но и кормились в огороде всем, что там росло. Приезжие частенько останавливались купить арбуз или дыню, а из окрестных деревень приносили на обмен кур, яиц, и индеек. Житье было хорошее.

А больше всего деду нравилось, что мимо каждый день про­езжали возы чумаков — до пятидесяти в день. Иной раз случа­лась встреча со старыми друзьями.

Как-то ближе к вечеру подъехали к ним знакомые чумаки. Поздоровались, распрягли волов пастись, а сами раскурили трубки и сели с дедом возле куреня. За россказнями незаметно время пролетело. После полдника дед начал всех дынями потчевать.

Пока чумаки ели, дед стал подбивать Фому и Остапа станце­вать казачка. Глядя на пляшущих внуков, дед не утерпел и тоже пошел «вывертывать ногами». Возле грядки с огурцами было глад­кое место, на котором дед плясал. Дойдя до середины, он уже хотел «выметнуть» какую-то особенную штуку, только ноги отчего-то не поднимались. Дед разогнался, дошел до середины — не берет! Что хочешь делай! Ноги как деревянные стали. Дед при­нялся ругаться: «Вишь, дьявольское место! вишь, сатанинское наваждение! впутается же ирод, враг рода человеческого!»

Перед чумаками позориться деду никак не хотелось, он снова пустился в пляс. И опять, как только дошел до злополучного места, не вытанцовывается ему — и все тут!

Послал дед еще несколько ругательств в адрес сатаны. Слы­шит — сзади кто-то засмеялся. Оглянулся дед — ни баштана, ни чумаков нет, а есть только гладкое поле. Потом пригляделся: а место-то не совсем незнакомое. Вот и голубятня, что у попа в огороде, торчит за лесом, а вот и гумно волостного писаря. Ме­сяца не было: вместо него сквозь тучу мелькало белое пятно.

В стороне от дорожки, на могилке, вспыхнула свечка. «Клад!» — воскликнул дед. Немного поодаль загорелась другая. Теперь дед был точно уверен, что обнаружил клад. При нем не было ни лопаты, ни заступа, о чем старик очень пожалел, поду­мав, что сокровище может быть неглубоко спрятано. Дед решил для начала пометить это место, положив на него порядочную ветку дерева, видимо, сломанную ветром.

После этого он пошел по найденной дорожке к своему башта­ну и пришел поздно. Есть не стал и на вопрос Остапа, куда его дели черти, ничего не ответил.

На другой день, чуть стало смеркаться, дед пошел на поме­ченное место. Все приметы он вроде бы запомнил, но нечистая сила опять начала дурачить старика, кружила его и водила от гумна к голубятне. Опять дед обругал сатану последними словами. А тут еще и дождик — сначала стал накрапывать, а потом и вов­се пустился, как из ведра.

Дед задал бегуна, вернулся в курень, завернулся в тулуп и принялся приголубливать черта такими словами, которых от него никто отроду не слыхивал.

Утром дед как всегда работал на баштане, а вечером пошел копать грядку для новых тыкв. Проходя мимо заколдованного места, не удержался и ткнул в него заступом.

Глядь, а он опять на том же самом поле. Дед нашел помечен­ную могилу. Свечка на ней погасла, сверху лежал камень, зарос­ший травою. Дед подошел к этому месту, спихнул с могилы ог­ромный камень и решил понюхать табачку. Сатане это дело не понравилось, и он сам чихнул, забрызгав деду все лицо.

Дед принялся копать. Земля оказалась мягкой, и вскоре за­ступ уперся в котел. Нечистая сила, приняв самые разные звери­ные обличья, начала пугать старика, повторяя за ним на разные лады все его слова. Дед порядком струхнул, да и ночь была тем­ная, беззвездная. Над головой у себя он увидал гору, которая мог­ла вот-вот оборваться, из-за горы выглядывала какая-то мерзкая харя с огромными ноздрями и красными очами. Дед хотел бросить котел, но оглянувшись, увидел, что опять все по-прежнему. Схва­тил он котел и побежал домой. А чувствует сам, что сзади кто-то так и чешет прутьями по его ногам. Материал с сайта //iEssay.ru

Дома дожидались деда часа три. Уже с хутора принесла мать горшок горячих галушек. Стали ужинать. После ужина мать по­шла на огород найти место, чтобы вылить помои. Смотрит — по огороду бочка идет, и плеснула в нее. Оказалось, это дед. Смешно было глядеть на седую голову деда, окунутую в помои и обвешан­ную корками с арбузов и дынь.

Дед скорее потащил всех в комнату смотреть, что же там, в котле, такое. А был там сор, дрязг — стыдно сказать, что там было… Дед плюнул, кинул котел и руки вымыл.

С тех пор дед сам не верит черту и остальным запрещает это делать. А если услышит, что в каком-то месте неспокойно, тут же крестить его начинает.

А то проклятое место, где ему не вытанцовывалось, он заго­родил плетнем и велел туда кидать все непотребное, весь бурьян и сор.

А ведь что интересно: эту землю потом нанимали под баштан соседние казаки. Земля славная, и урожай на ней всегда был на диво, но на заколдованном месте никогда ничего доброго не всхо­дило. «Засеют как следует, а взойдет такое, что и разобрать нельзя: арбуз не арбуз, тыква не тыква, огурец не огурец… черт знает что такое!»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector