Темы и образы лирики одного из современных отечественных поэтов

Один из самых молодых нобелевских лауреатов (47 лет) в области литературы, Иосиф Бродский, пожалуй, наиболее знаменитый русский поэт последних десятилетий. Его творчество, известное во всем мире и переведенное на многие языки, пользуется большой популярностью. Анна Ахматова сыграла большую роль в развитии таланта поэта и называла его своим преемником.

Поэт родился и вырос в Ленинграде. Неудивительно поэтому, что тема родного города занимала большое место в думах и творчестве И. Бродского: «Стансы», «Стансы городу», «Остановка

«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров Я приду умирать».

Эти строки говорят сами за себя, однозначно определяя исток и предел, «альфу и омегу» Бродского. Творчество поэта динамично: мотивы движения, дороги, борьбы выходят на передний план. Это не случайно, ведь «движение» поэта направлено на душевное очищение читателя. Для произведений Бродского характерны простота и естественность форм, отточенность выражений, ясность мышления.

И в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени, на новом уровне возникает «ленинградская тема».

И отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос, льющийся между ними, как мокрый волос…

К особенностям стиля поэта можно отнести: вольное, полное фантазии и игры, обращение с поэтическими размерами, разрывы в текстах, ироническое и неожиданное ударение на словах, как будто не несущих основной смысловой нагрузки.

«В ковчег птенец не возвратившись, доказует то, что вся вера есть не более, чем почта в один конец».

Подобного рода приемы помогают автору по-новому истолковать извечные идеалы, взглянуть на них с точки зрения личного опыта. Одной из интимных тем творчества Бродского является тема христианства. Библия и, особенно, важнейшая ее часть — Евангелие входят в жизнь поэта, определяя весь строй его мыслей. Библейские и евангельские сюжеты часто звучат в его стихах: жертвоприношение Авраама, Сретение и особенно Вифлеем, Рождество:

В Рождество все немного волхвы.

Возле булочной — слякоть и давка.

Из-за банки турецкой халвы

Производят осаду прилавка…

Не менее важной и интересной темой творчества Бродского являются философские размышления о смысле жизни, о добре и зле, о Родине, о судьбе великих людей («На смерть Жукова»), об искусстве. Вот его размышления об искусстве:

«Классический балет есть замок красоты, чьи нежные жильцы от прозы дней суровой пиликающей ямой оркестровой отделены. И задраны мосты».

Бродский уверен, что «замок красоты» всегда будет отделен от житейских, низменных забот, но не просто отделен, а поставлен выше их. Для поэта искусство — это духовное наслаждение. И даже оказавшись в чужой стране, настоящий художник не потеряет своего дара. Чему сам и был ярким примером. Поэт размышляет и о проблеме свободы личности с помощью метафоричного использования образа облаков:

«О, облака Балтики летом! Лучше вас в мире этом я и не видел пока. Может, и в той жизни клубитесь конь или витязь, реже — святой».

В позднем периоде творчества все чаще звучат мотивы конца, безысходности, бессмысленности, одиночества, несбывшихся стремлений и мечтаний:

«Шей бездну мук, Старайся, перебарщивай в усердьи! Но даже мысль о — как его? — бессмертье есть мысль об одиночестве, мой друг».

Все настойчивее мыслями поэта овладевают образы любви и смерти — двух предельных категорий мироздания. Однако одна из них уже отходит в прошлое, тогда как другая близка.

Любовь видится как бы сквозь ореол смерти, тогда как смерть вполне реальна, она где-то недалеко:

«Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса. Смерть придет, у нее будут твои глаза».

Появившиеся в лирике поэта темы раскрывают его как личность, характеризуя Бродского как тонкого творца, человека, наделенного богатыми душевными качествами.

Преобразование идеалов свободы в лирике А. С. Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин открыл золотую страницу в истории русской литературы. Ведущее место в его творчестве занимает тема свободы. Верность идеалам свободы поэт пронес через всю жизнь.

Вольнолюбивое творчество Александра Сергеевича можно условно разделить на два периода: до восстания декабристов и после него, причем «вольные стихи», написанные до 1825 года, отличаются от более поздней свободолюбивой лирики.
В преддекабрьский срок лирический герой таких стихотворений, как ода «Вольность», «К Чаадаеву», «Деревня», страстно провозглашает идеи свободы духа и личности, освобождения от «гнета власти роковой».

Ода «Вольность» написана в духе классицизма и направлена против самовластия и тирании. В начале оды поэт в поисках вдохновения взывает к музе высокой гражданской лирики — «грозе царей», «гордой певице свободы»:

Хочу воспеть свободу миру,

На тронах поразить порок.

Автор призывает угнетенных восстать против тех, кто насильно лишает их Свободы, предупреждает «тиранов мира»:

Тираны мира! Трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Ведущей категорией в ранний срок творчества Пушкина является Закон. И любой «владыка» должен помнить, по мысли поэта, что «венец и трон» они получают не от природы — их дает Закон:

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас Закон.

Автор видит около много страданий, боль и кровь, и все это — результат неправедной власти. Пушкин описывает казнь французского короля Людовика XVI и проводит параллель с убийством русского императора Павла I, ведь оба они были тиранами; они правили, не прислушиваясь к Закону. Поэт полон ненависти к подобным «самовластительным злодеям»:

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Александр Сергеевич называет «увенчанного злодея» «ужасом мира», «стыдом природы», «упреком. богу на земле».

Завершает стихотворение размышление о том, что же нужно для справедливого и долгого царствования, для счастья народа. Пушкин приходит к выводу, что это — сочетание свободы и Закона:

Склонитесь первые главой

Под сень надежную Закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой, —

призывает поэт всех «тиранов мира».

А вот другое вольнолюбивое стихотворение — послание «К Чаадаеву», передовому человеку того времени. Пушкин обращается к нему не только как к другу, близкому человеку. Поэт называет его «товарищем», то есть соратником, единомышленником. Начало стихотворения связано со столкновением Пушкина с реальной действительностью после окончания лицея:

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман.

Далее возникает два образа: «Отчизна» и «власть роковая», противопоставленные приятель другу. Появляются архаизмы («внемлем», «упованья», «воспрянет»), политическая лексика («власть», «самовластье», «угнетение»). Все это соответствует высокому пафосу политического послания. Таким образом, стихотворение превращается из дружеского послания в политическое.

Автор выражает уверенность в том, что «минута вольности святой» обязательно наступит. Слово «звезда» в политической лексике того периода символизировало революцию, а восход звезды — победу дела освобождения. Пушкин верит, что

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Таким образом, стихотворение проникнуто оптимизмом, боевым революционным духом и пламенным патриотизмом.

Антикрепостнические настроения передовой дворянской молодежи той эпохи отразились в стихотворении «Деревня», написанном в 1819 году. Первая часть этого произведения посвящена изображению деревенской природы в светлом, спокойном и радостном тоне.

Автор описывает «пустынный уголок, приют спокойствия, трудов и вдохновенья» в духе сельской сентиментальной идиллии:

Везде передо мной подвижные картины:

Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет порой,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада,

Овины дымные и мельницы крилаты.

Для Пушкина характерен детально выписанный пейзаж. Все привлекает чуткость поэта: и «темный сад с его прохладой и цветами», и «луг, уставленный душистыми скирдами», и «светлые ручьи».

Что же делает лирический герой в деревне, «на лоне счастья и забвенья»?

Учуся в Истине блаженство находить,

Свободною душой Закон боготворить. —

говорит поэт. Он посвящает свободное пора тому занятию, которому не мог предаться «среди роскошных пиров», «забав» и «заблуждений», -размышлению.

Но во второй части ритм и характер стиха резко меняется. Автор говорит о том, что на фоне такой прекрасной природы, «цветущих нив и гор», «следов довольства и труда», крестьяне живут в ужасных условиях:

Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и пора земледельца.

Здесь рабство тощее влачится по браздам

«Барство дикое» жестоко притесняет «рабство тощее». Это обобщенные образы помещиков и крепостных крестьян.

Таким образом, стихотворение «Деревня» построено по принципу резкого противопоставления (антитезы). Завершается оно риторическим вопросом:

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

В этом четверостишии — надежда поэта на наступление «минуты вольности святой», причем не в результате революции, а по инициативе сверху («по манию царя»).

В «вольных стихах» Пушкина прослеживается его творческая эволюция, отражающая смену литературных направлений XVIII — начала XIX веков. Ода «Вольность» написана в духе революционного радищевского классицизма; «Деревня», начатая в духе карамзинского сентиментализма, во второй части также приобретает черты «революционной чувствительности» Радищева. Послание «К Чаадаеву» — ярчайший образец зарождавшегося в русской литературе революционного романтизма. Эти три стихотворения зачинают политическую лирику декабристов.

Восстание 1825 года — переломный момент для свободолюбивого творчества Пушкина. Казнены пятеро «заговорщиков», другие участники восстания, близкие поэту люди, сосланы в Сибирь. Эта трагедия заставила Александра Сергеевича переосмыслить свое отношение ко многим проблемам. Пушкинская лирика последекабрьского периода наполняется новым, философским содержанием. Но поэт остается верен идеалам декабристов, и ослепительный пример тому — стихотворение «Во глубине сибирских руд. » Это дружеское послание, обращенное к ссыльным декабристам. Поэт стремится поддержать товарищей в дни трудных испытаний. Желая вселить бодрость в их сердца, он призывает друзей хранить «гордое терпенье», уверяет, что борьба велась не напрасно, труд их не пропал даром. Поэт верит, что «придет желанная пора» и «скорбный труд и дум высокое стремленье» ещё сыграют свою роль в освобождении народа: борьба будет продолжена. Стихотворение наполнено оптимизмом и верой в победу идеала свободы:

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Но ни трагедия 1825 года, ни николаевская реакция не сломили надежды поэта на то, что народ освободится, наконец, от «оков тяжких» рабства.

В стихотворении «Арион» Пушкин изображает декабристов и себя. Декабристы («пловцы») все пора старались плыть не туда, куда их несли волны, то есть жизнь; они пытались грести, куда им хотелось, часто против течения. «Вдруг лоно волн измял с налету вихорь оглушительный. » -произошло декабрьское восстание, и в результате — «погиб и кормщик, и пловец». Спасся только «таинственный певец», который не пытался плыть против течения; он отдался стихии, доверился самой жизни, и она вынесла его на берег. Он пел, «беспечной веры полн», и «вихорь шумный» не погубил его. Многие погибли, но поэт остался жив и поет «гимны прежние», храня верность декабристам, поддерживая оставшихся в живых, вселяя в их души надежду и уверенность в победу правого дела.

Стихотворение «Анчар», написанное в 1828 году, — ещё одно произведение, посвященное теме свободы. Оно направлено против тирании, самовластья и деспотизма. Гармония, царящая в природе, противопоставлена дисгармонии в человеческом обществе. Дерево ядовито, и ничто живое в природе не смеет приближаться к нему: «К нему и птица не летит, и тигр нейдет. » Анчар «один во всей вселенной». Но «владыка» нарушает закон, установленный самой природой, — запрет приближения к дереву, несущему смерть:

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом.

Это пример настоящей тирании. Самое страшное, когда у человека нет права выбора, когда его свобода подавляется и человек умирает по воле другого. Страшно и то, что князь и, главное, слуга считают такое положение вещей естественным. Князь посылает своего раба к анчару, то есть на верную смерть, и тот «послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом». Он приносит своему «непобедимому владыке» отравляющий препарат и умирает у его ног, но князю безразлична судьба «бедного раба». А зло, существующее в природе лишь как угроза, получает вероятность осуществления:

А князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними погибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

Таким образом, философское стихотворение «Анчар» пронизано мрачным настроением. Автор рисует трагические последствия отсутствия свободы: неограниченная верх человека над человеком приводит не только к гибели «бедного раба», но и приносит горесть соседним народам.

Окончательное утверждение своей верности идеалу «вольности святой», подведение итогов своей творческой деятельности Пушкин осуществил в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. «. Своим высшим достижением поэт считает то, что своей лирой он «пробуждал» «чувства добрые» и, главное, что в свой «жестокий век» «восславил. Свободу».

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык, —

утверждает автор, и он прав, ведь идеалы свободы близки и понятны всем. Никакие неудачи и трагедии не смогли сломить в Пушкине веру в высокие идеалы декабристов, прежде всего, в идеал Свободы.

Реферат на тему: Философская лирика Пушкина

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Но уже в стихотворениях следующего — 1829 года — «Брожу ли я вдоль улиц шумных » и «Дорожные жалобы» отражено некое приближение к гармонии, пониманию высшего замысла. В первом стихотворении, элегии «Брожу ли я » возникает образ «юношей безумных». Они безумны потому, что не задумались еще о смысле жизни, еще живут иллюзиями, какими жил и сам поэт — помните: Мы ж утратим юность нашу Вместе с жизнью дорогой. Последняя строфа элегии соединяет образы «младой жизни» и «равнодушной природы», стихотворение обретает кольцевую композицию. И жизнь представляется бесконечной в движении по этому кольцу: от безумной, чуждой осмыслению законов бытия юности, через муки поисков смысла жизни — к смерти, к «гробовому входу», вокруг которого уже шумит новая молодость. Вечная жизнь — в этой смене поколений, истина — в мудром примирении с круговоротом жизни: Тебе я место уступаю: Мне время тлеть, тебе цвести. И бессмертие есть: в том, чтобы за «гробовым входом», после смерти, слиться с родными местами — иначе не жгло бы человека желание быть похороненным там, где родился: И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать, Но ближе к милому пределу Мне все б хотелось почивать. 1830-й год — переломный в судьбе Пушкина. Круто меняется жизнь: он женится, принимает на себя ответственность за семью, жену и будущих детей. Для него это был бесконечно важный, серьезный шаг: расставанье не просто с холостяцкой вольницей, но со всем прежним строем жизни — обретение Дома, самореализация в совершенно новом плане. Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. На них основано от века По воле Бога самого Самостоянье человека, Залог величия его. В этом поэтическом наброске звучит главная мысль, тревожившая Пушкина в тот период, — что есть человек, из чего слагается гармоническая жизнь, «самостоянье». Дом ощущается им как корни, исток жизни: без корней не будет плодов. 1830-й год — это прежде всего знаменитая Болдинская осень, когда Пушкин уехал в свое имение Болдино улаживать перед свадьбой финансовые дела и задержался там до начала зимы из-за эпидемии холеры. В эту осень был закончен «Евгений Онегин», написаны «Маленькие трагедии», сказки, многие шедевры лирики. В первые дни по приезде в Болдино Пушкин написал одно из самых глубоких своих стихотворений — «Бесы». Злая сила, окружающая человека, мучающая его, открылась пушкинскому Путнику с совершенно неожиданной стороны: это не всесильный Демон, искушающий провидение, — это бесы, они ущербны, они мучают путника — но и сами мучаются: их «гонят», они «жалобно поют». Путник оказывается недостижим для бесов, потому что, уловив в бесовском вое жалобу, в бесконечном их кружении — тоску, он их жалеет. Ибо человечность всегда победит зло; бесовской круговерти внешнего мира человек может противопоставить только внутреннюю гармонию. Образ бесов переплавляется в «Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы» в близкий образ «мышьей беготни». К самой жизни обращает поэт вопрос, не дающий ему покоя: От меня чего ты хочешь? Ты зовешь или пророчишь? Я понять тебя хочу, Смысла я в тебе ищу.

Все, что составляло смысл жизни до сих пор — веселье, любовь, пиры, — утратило в его глазах свою ценность, оставлено без сожаления. Но где же вы, минуты умиленья, Младых надежд, сердечной тишины? Где прежний жар и слезы вдохновенья?. Придите вновь, года моей весны! Жаль не времени, потраченного бездумно, но самого бездумья, уже невозможного. Такова цена опыта. Блажен, кто смолоду был молод, Блажен, кто вовремя созрел. — скажет Пушкин в «Евгении Онегине», ибо человек, сполна насладившийся молодостью, взявший от нее все, развивается полноценно, гармонично. Момент прощанья с юностью тяжел, утрата прежних ценностей приравнивается к утрате самой жизни. В начале двадцатых годов впервые в радостном, светлом мироощущении Пушкина звучит воистину трагическая нота, появляются мотивы пустоты и одиночества: Я пережил свои желанья, Я разлюбил свои мечты; Остались мне одни страданья, Плоды сердечной пустоты. Однако не следует забывать, что 1820-22 годы — расцвет романтизма в творчестве поэта, а самоощущение романтика слагается из чувств одиночества, преждевременной старости души, борьбы с враждебным миром и собственной «судьбой жестокой». И все же стихотворение «Я пережил свои желанья» (1821) звучит диссонансной нотой в пушкинском творчестве этого периода, оно предвосхищает темы и образы творческого перелома 1823-24 годов, когда душа поэта наполнится унынием и безверием, когда жизнь покажется бессмысленной и пустой. Перечитайте стихотворение 1823 года «Надеждой сладостной младенчески дыша » — как безнадежно мироощущение поэта, какой бессмысленной кажется ему жизнь! Стихотворение «Демон» (1823) сосредоточило в себе главные вопросы, терзавшие душу поэта. Пушкин создает образ человека, втягиваемого в пропасть безнадежного атеизма. «Злобный гений», Демон, искушающий героя безверием, бесконечно страшен. Он отрицает все высшие ценности: вдохновенье, любовь, свободу — и, отрицая их, отрицает само Провиденье, то есть некий божественный замысел, лежащий в основе бытия. А ведь если жизнь бессмысленна и бесцельна, если не подчинена непознаваемому, но непременно во всем присутствующему высшему замыслу — тогда все равно: как жить, творить добро или зло, добрести до естественной смерти или покончить с собой. Лирический герой из последних сил сопротивляется Демону-искусителю — и ужасается тому, что может не устоять. Сам поэт устоит, и страшный по силе духовный кризис 1823 года минет, но отзвуки «Демона» еще не раз прозвучат в его творчестве. Мы привыкли ассоциировать понятие жизни с образом некоего движения в пространстве и времени, от рождения к смерти. Пушкину в 1823 году жизненный путь человека представляется весьма безотрадным. В стихотворении «Телега жизни» поэт отразил этот путь в древних образах-символах: жизнь — путь, молодость — утро, зрелость — день, старость — вечер, смерть — ночь. Для него жизненный путь — бессмысленное движение из небытия в небытие, свершающееся «само собой», независимо от воли человека. Сознательно сниженный, деромантизированный образ телеги, дребезжащей на рытвинах и ухабах, не дает обмануться насчет позиции автора: нет в жизни ничего возвышенного и прекрасного.

Начал писать стихи с 14 лет под влиянием Г.PР.PДержавина, В.PА.PЖуковского. Не считал себя профессиональным поэтом, печатался редко и долгое время был в России практически неизвестен. В 1836Pг. А.С. Пушкин напечатал в журнале «Современник» 16 стихотворений Тютчева, в т.Pч. «Бессонница», «Летний вечер», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «Цицерон», «Silentium!», «Весенние воды», «Осенний вечер». Вернувшись в Россию (1844), Тютчев с 1848Pг. занимал должность старшего цензора Министерства иностранных дел, а с 1858Pг. до конца жизни возглавлял Комитет иностранной цензуры. Ф. И. Тютчев. Портрет работы С. Александровского. 1876 г. Наряду с Е.PА. Баратынским ТютчевP важнейший представитель русской философской лирики 19Pв. Творчество Тютчева принято делить на раннее (182044) и позднее (184873). В первый заграничный период творчества Тютчев находился под влиянием поэзии Ф. Шиллера и И.PВ.PГёте, а также идей натурфилософских построений Ф.PШеллинга. Тютчев видит природу и человека как единство двух противоположных начал: космического и хаотического, дня и ночи, земного и небесного

Два образа поэта в поздней лирике пушкина

Лион П.Э., Лохова Н.М. Литература: Для школьников старших классов и поступающих в вузы: Учеб. пособие. – М.: Дрофа, 1999

Тема поэта и поэзии в лирике А.С. Пушкина

Эта тема традиционная, сквозная в европейской культуре. Монолог поэта о себе самом встречается ещё в античной поэзии (так, ода Горация «К Мельпомене» послужила основой для стихотворений Г.Р. Державина и А.С. Пушкина о «памятнике»). Основные её аспекты – процесс творчества, его цель и смысл, взаимоотношения поэта с читателем (мотив «толпы»), взаимоотношения поэта с властью (ситуация «поэт и царь»), взаимоотношения поэта с самим собой (вина, совесть, оправдание). Все эти направления темы широко представлены к Пушкина. Тема проходит определённую эволюцию, поэтому при её анализе следует учитывать периодизацию творчества Пушкина.

Лицейский период. В стихотворении «Певец» мы видим сентименталистский образ унылого «певца», несчастного влюблённого. Сатирическое, в духе поэзии XVIII века, рассуждение о том, как непросто быть поэтом, стало темой стихотворения «К другу стихотворцу». Существенная также полемика с литературными противниками («Моему Аристарху»), утверждение «анакреонтических ценностей» в поэзии («Гроб Анакреона», «Моему Аристарху»). В стихотворении «Моему Аристарху» о стихах говорится лишь как о легкомысленном занятии, которое не сулит поэту бессмертия:

Плоды весёлого досуга

Не для бессмертья рождены,

Но разве так сбережены

Для самого себя, для друга

Или для Хлои молодой…

В стихотворении «Лицинию» звучит тема гражданской миссии поэта, говорится о его задачах перед потомством:

В сатире праведной порок изображу

И нравы сих веков потомству обнажу.

Петербургский период. Особое значение приобретает мотив гражданского служения («Деревня»), мотив внутренней («тайной») свободы и независимости поэта (Н.Я. Плюсковой»), идея избранного круга поэтов как посвящённых, «священной истины друзей», противопоставляемых толпе («Жуковскому»). Эти мотивы сохраняют значимость для Пушкина на протяжении всего творчества.

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой,

И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа. («Н.Я. Плюсковой»)

Южный период. В стихотворении «В.Ф. Раевскому» читаем:

Я говорил пред хладною толпой

Языком истины свободной.

Но для толпы ничтожной и глухой

Смешон глас сердца благородный.

Два образа поэта в поздней лирике А.С. Пушкина.

Поэт как пророк. Мифологический прообраз – библейский пророк («Пророк», 1826). Образ библейского пророка в поэзии декабристов прежде всего воплощал гражданское достоинство и цареборческий дух. У Пушкина этот образ символизирует поэта. В стихотворении «Пророк» нет декабристских мотивов, преобладающая идея образа поэта-пророка – этическая, идея долга его перед людьми:

… обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Поэт как жрец. Мифологический прообраз – античный жрец («Поэт и толпа», 1828). Поэт заявляет о своей непричастности к толпе, отказывается как-либо служить ей, он служит только искусству, богу Аполлону. Поэзия – таинство, священнодействие, «народ непосвящённый» не понимает и не достоин понять её смысла.

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Сходные мотивы в стихотворении «Поэту»:

Поэт! не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдёт минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься твёрд, спокоен и угрюм.

Преобладающая идея образа поэта-жреца – эстетическая.

Эти два идеала противоречат друг другу, но у Пушкина они скорее гармонически друг друга дополняют. Следующее поколение поэтов утратило эту гармонию и разделилось на приверженцев идеи «чистого искусства» («пушкинское направление», представленное прежде всего А.А. Фетом, Ф.И. Тютчевым) и на сторонников идеи социальной поэзии (прежде всего Н.А. Некрасов).

Судьба поэта. Мысль о том, что у поэта особая судьба – символическое содержание стихотворения «Арион», 1827 (более простой, аллегорический смысл – судьба декабристов и Пушкина). В стихотворении «Андрей Шенье», 1825, появляется образ поэта, посвятившего себя гражданскому делу; поэт – общественный обличитель, «вития». В стихотворении «Поэт», 1827, рассматривается нравственная проблема: в жизни поэт такой же, как все, но творчество возвышает его над другими (эту мысль можно найти в стихотворениях М.Ю. Лермонтова «Смерть поэта», «Пророк», А.А. Блока «Художник»):

Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснётся,

Душа поэта встрепенётся,

Как пробудившийся орёл.

В стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» посмертная слава поэта отождествляется с вечной жизнью:

Нет, весь я не умру; душа в заветной лире

Мой прах переживёт и тленья убежит…

Поэт и царь. В стихотворениях, в которых есть образ поэта, появляется мотив духовного соперничества поэта и царя. Поэт оказывается вправе давать наставления царю, призывая его продолжать дело Петра I:

Семейным сходством будь же горд;

Во всём будь пращуру подобен:

Как он, неутомим и твёрд,

И памятью, как он незлобен. («Стансы»)

Этот мотив берёт начало ещё в поэтике классицизма, где поэт-просветитель мог «истину царям с улыбкой говорить» (Г.В. Державин).

Более радикально настроенные друзья Пушкина упрекали его за определённые симпатии к Николаю I, но поэт говорил, что «свободная хвала» царю не имеет ничего общего с лестью.

Тема эта переходит в поздний цикл стихотворений 1836 года (так называемый каменноостровский цикл): «Мирская власть», «Как с древа сорвался предатель-ученик…», «Отцы-пустынники и жены непорочны…», «Когда за городом, задумчив, я брожу…», «Из Пиндемонти», «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…».

Все стихотворения цикла – переводные или стилизованные под перевод. Основное содержание цикла – лирическая медитация на тему бессмертия поэта в мире смерти и тления. Духовное царство поэта уподобляется Царствию Божьему и противопоставляется царству Кесаря, «мирской власти». Важный символ в стихотворениях цикла – древо жизни.

На место праздных урн и мелких пирамид,

Безносых гениев, растрёпанных харит

Стоит широко дуб на важными гробами,

Колеблясь и шумя… («Когда за городом, задумчив, я брожу…»)

Тема поэта получает религиозно-философскую перспективу. Духовная миссия поэта соотносится с миссией Христа, соединяющего в себе роль пророка, священнослужителя и царя. В этом мощном символе снимаются противоречия между типичными для поэзии Пушкина фигурами-эмблемами «пророка» и «жреца», «поэта» и «царя». В стихотворениях цикла сохраняется мотив духовного соперничества поэта и царя. Например, в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Пушкин прочил своей славе затмить величие царей, вознесясь «главою непокорной» над символом самодержавной власти – памятником императору Александру I:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Темы и образы лирики одного из современных отечественных поэтов

Один из самых молодых нобелевских лауреатов (47 лет) в области литературы, Иосиф Бродский, пожалуй, наиболее знаменитый русский поэт последних десятилетий. Его творчество, известное во всем мире и переведенное на многие языки, пользуется большой популярностью. Анна Ахматова сыграла большую роль в развитии таланта поэта и называла его своим преемником.

Поэт родился и вырос в Ленинграде. Неудивительно поэтому, что тема родного города занимала большое место в думах и творчестве И. Бродского: «Стансы», «Стансы городу», «Остановка

«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров Я приду умирать».

Эти строки говорят сами за себя, однозначно определяя исток и предел, «альфу и омегу» Бродского. Творчество поэта динамично: мотивы движения, дороги, борьбы выходят на передний план. Это не случайно, ведь «движение» поэта направлено на душевное очищение читателя. Для произведений Бродского характерны простота и естественность форм, отточенность выражений, ясность мышления.

И в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени, на новом уровне возникает «ленинградская тема».

И отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос, льющийся между ними, как мокрый волос…

К особенностям стиля поэта можно отнести: вольное, полное фантазии и игры, обращение с поэтическими размерами, разрывы в текстах, ироническое и неожиданное ударение на словах, как будто не несущих основной смысловой нагрузки.

«В ковчег птенец не возвратившись, доказует то, что вся вера есть не более, чем почта в один конец».

Подобного рода приемы помогают автору по-новому истолковать извечные идеалы, взглянуть на них с точки зрения личного опыта. Одной из интимных тем творчества Бродского является тема христианства. Библия и, особенно, важнейшая ее часть — Евангелие входят в жизнь поэта, определяя весь строй его мыслей. Библейские и евангельские сюжеты часто звучат в его стихах: жертвоприношение Авраама, Сретение и особенно Вифлеем, Рождество:

В Рождество все немного волхвы.

Возле булочной — слякоть и давка.

Из-за банки турецкой халвы

Производят осаду прилавка…

Не менее важной и интересной темой творчества Бродского являются философские размышления о смысле жизни, о добре и зле, о Родине, о судьбе великих людей («На смерть Жукова»), об искусстве. Вот его размышления об искусстве:

«Классический балет есть замок красоты, чьи нежные жильцы от прозы дней суровой пиликающей ямой оркестровой отделены. И задраны мосты».

Бродский уверен, что «замок красоты» всегда будет отделен от житейских, низменных забот, но не просто отделен, а поставлен выше их. Для поэта искусство — это духовное наслаждение. И даже оказавшись в чужой стране, настоящий художник не потеряет своего дара. Чему сам и был ярким примером. Поэт размышляет и о проблеме свободы личности с помощью метафоричного использования образа облаков:

«О, облака Балтики летом! Лучше вас в мире этом я и не видел пока. Может, и в той жизни клубитесь конь или витязь, реже — святой».

В позднем периоде творчества все чаще звучат мотивы конца, безысходности, бессмысленности, одиночества, несбывшихся стремлений и мечтаний:

«Шей бездну мук, Старайся, перебарщивай в усердьи! Но даже мысль о — как его? — бессмертье есть мысль об одиночестве, мой друг».

Все настойчивее мыслями поэта овладевают образы любви и смерти — двух предельных категорий мироздания. Однако одна из них уже отходит в прошлое, тогда как другая близка.

Любовь видится как бы сквозь ореол смерти, тогда как смерть вполне реальна, она где-то недалеко:

«Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса. Смерть придет, у нее будут твои глаза».

Появившиеся в лирике поэта темы раскрывают его как личность, характеризуя Бродского как тонкого творца, человека, наделенного богатыми душевными качествами.

Преобразование идеалов свободы в лирике А. С. Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин открыл золотую страницу в истории русской литературы. Ведущее место в его творчестве занимает тема свободы. Верность идеалам свободы поэт пронес через всю жизнь.

Вольнолюбивое творчество Александра Сергеевича можно условно разделить на два периода: до восстания декабристов и после него, причем «вольные стихи», написанные до 1825 года, отличаются от более поздней свободолюбивой лирики.
В преддекабрьский срок лирический герой таких стихотворений, как ода «Вольность», «К Чаадаеву», «Деревня», страстно провозглашает идеи свободы духа и личности, освобождения от «гнета власти роковой».

Ода «Вольность» написана в духе классицизма и направлена против самовластия и тирании. В начале оды поэт в поисках вдохновения взывает к музе высокой гражданской лирики — «грозе царей», «гордой певице свободы»:

Хочу воспеть свободу миру,

На тронах поразить порок.

Автор призывает угнетенных восстать против тех, кто насильно лишает их Свободы, предупреждает «тиранов мира»:

Тираны мира! Трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Ведущей категорией в ранний срок творчества Пушкина является Закон. И любой «владыка» должен помнить, по мысли поэта, что «венец и трон» они получают не от природы — их дает Закон:

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас Закон.

Автор видит около много страданий, боль и кровь, и все это — результат неправедной власти. Пушкин описывает казнь французского короля Людовика XVI и проводит параллель с убийством русского императора Павла I, ведь оба они были тиранами; они правили, не прислушиваясь к Закону. Поэт полон ненависти к подобным «самовластительным злодеям»:

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Александр Сергеевич называет «увенчанного злодея» «ужасом мира», «стыдом природы», «упреком. богу на земле».

Завершает стихотворение размышление о том, что же нужно для справедливого и долгого царствования, для счастья народа. Пушкин приходит к выводу, что это — сочетание свободы и Закона:

Склонитесь первые главой

Под сень надежную Закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой, —

призывает поэт всех «тиранов мира».

А вот другое вольнолюбивое стихотворение — послание «К Чаадаеву», передовому человеку того времени. Пушкин обращается к нему не только как к другу, близкому человеку. Поэт называет его «товарищем», то есть соратником, единомышленником. Начало стихотворения связано со столкновением Пушкина с реальной действительностью после окончания лицея:

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман.

Далее возникает два образа: «Отчизна» и «власть роковая», противопоставленные приятель другу. Появляются архаизмы («внемлем», «упованья», «воспрянет»), политическая лексика («власть», «самовластье», «угнетение»). Все это соответствует высокому пафосу политического послания. Таким образом, стихотворение превращается из дружеского послания в политическое.

Автор выражает уверенность в том, что «минута вольности святой» обязательно наступит. Слово «звезда» в политической лексике того периода символизировало революцию, а восход звезды — победу дела освобождения. Пушкин верит, что

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Таким образом, стихотворение проникнуто оптимизмом, боевым революционным духом и пламенным патриотизмом.

Антикрепостнические настроения передовой дворянской молодежи той эпохи отразились в стихотворении «Деревня», написанном в 1819 году. Первая часть этого произведения посвящена изображению деревенской природы в светлом, спокойном и радостном тоне.

Автор описывает «пустынный уголок, приют спокойствия, трудов и вдохновенья» в духе сельской сентиментальной идиллии:

Везде передо мной подвижные картины:

Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет порой,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада,

Овины дымные и мельницы крилаты.

Для Пушкина характерен детально выписанный пейзаж. Все привлекает чуткость поэта: и «темный сад с его прохладой и цветами», и «луг, уставленный душистыми скирдами», и «светлые ручьи».

Что же делает лирический герой в деревне, «на лоне счастья и забвенья»?

Учуся в Истине блаженство находить,

Свободною душой Закон боготворить. —

говорит поэт. Он посвящает свободное пора тому занятию, которому не мог предаться «среди роскошных пиров», «забав» и «заблуждений», -размышлению.

Но во второй части ритм и характер стиха резко меняется. Автор говорит о том, что на фоне такой прекрасной природы, «цветущих нив и гор», «следов довольства и труда», крестьяне живут в ужасных условиях:

Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и пора земледельца.

Здесь рабство тощее влачится по браздам

«Барство дикое» жестоко притесняет «рабство тощее». Это обобщенные образы помещиков и крепостных крестьян.

Таким образом, стихотворение «Деревня» построено по принципу резкого противопоставления (антитезы). Завершается оно риторическим вопросом:

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

В этом четверостишии — надежда поэта на наступление «минуты вольности святой», причем не в результате революции, а по инициативе сверху («по манию царя»).

В «вольных стихах» Пушкина прослеживается его творческая эволюция, отражающая смену литературных направлений XVIII — начала XIX веков. Ода «Вольность» написана в духе революционного радищевского классицизма; «Деревня», начатая в духе карамзинского сентиментализма, во второй части также приобретает черты «революционной чувствительности» Радищева. Послание «К Чаадаеву» — ярчайший образец зарождавшегося в русской литературе революционного романтизма. Эти три стихотворения зачинают политическую лирику декабристов.

Восстание 1825 года — переломный момент для свободолюбивого творчества Пушкина. Казнены пятеро «заговорщиков», другие участники восстания, близкие поэту люди, сосланы в Сибирь. Эта трагедия заставила Александра Сергеевича переосмыслить свое отношение ко многим проблемам. Пушкинская лирика последекабрьского периода наполняется новым, философским содержанием. Но поэт остается верен идеалам декабристов, и ослепительный пример тому — стихотворение «Во глубине сибирских руд. » Это дружеское послание, обращенное к ссыльным декабристам. Поэт стремится поддержать товарищей в дни трудных испытаний. Желая вселить бодрость в их сердца, он призывает друзей хранить «гордое терпенье», уверяет, что борьба велась не напрасно, труд их не пропал даром. Поэт верит, что «придет желанная пора» и «скорбный труд и дум высокое стремленье» ещё сыграют свою роль в освобождении народа: борьба будет продолжена. Стихотворение наполнено оптимизмом и верой в победу идеала свободы:

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Но ни трагедия 1825 года, ни николаевская реакция не сломили надежды поэта на то, что народ освободится, наконец, от «оков тяжких» рабства.

В стихотворении «Арион» Пушкин изображает декабристов и себя. Декабристы («пловцы») все пора старались плыть не туда, куда их несли волны, то есть жизнь; они пытались грести, куда им хотелось, часто против течения. «Вдруг лоно волн измял с налету вихорь оглушительный. » -произошло декабрьское восстание, и в результате — «погиб и кормщик, и пловец». Спасся только «таинственный певец», который не пытался плыть против течения; он отдался стихии, доверился самой жизни, и она вынесла его на берег. Он пел, «беспечной веры полн», и «вихорь шумный» не погубил его. Многие погибли, но поэт остался жив и поет «гимны прежние», храня верность декабристам, поддерживая оставшихся в живых, вселяя в их души надежду и уверенность в победу правого дела.

Стихотворение «Анчар», написанное в 1828 году, — ещё одно произведение, посвященное теме свободы. Оно направлено против тирании, самовластья и деспотизма. Гармония, царящая в природе, противопоставлена дисгармонии в человеческом обществе. Дерево ядовито, и ничто живое в природе не смеет приближаться к нему: «К нему и птица не летит, и тигр нейдет. » Анчар «один во всей вселенной». Но «владыка» нарушает закон, установленный самой природой, — запрет приближения к дереву, несущему смерть:

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом.

Это пример настоящей тирании. Самое страшное, когда у человека нет права выбора, когда его свобода подавляется и человек умирает по воле другого. Страшно и то, что князь и, главное, слуга считают такое положение вещей естественным. Князь посылает своего раба к анчару, то есть на верную смерть, и тот «послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом». Он приносит своему «непобедимому владыке» отравляющий препарат и умирает у его ног, но князю безразлична судьба «бедного раба». А зло, существующее в природе лишь как угроза, получает вероятность осуществления:

А князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними погибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

Таким образом, философское стихотворение «Анчар» пронизано мрачным настроением. Автор рисует трагические последствия отсутствия свободы: неограниченная верх человека над человеком приводит не только к гибели «бедного раба», но и приносит горесть соседним народам.

Окончательное утверждение своей верности идеалу «вольности святой», подведение итогов своей творческой деятельности Пушкин осуществил в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. «. Своим высшим достижением поэт считает то, что своей лирой он «пробуждал» «чувства добрые» и, главное, что в свой «жестокий век» «восславил. Свободу».

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык, —

утверждает автор, и он прав, ведь идеалы свободы близки и понятны всем. Никакие неудачи и трагедии не смогли сломить в Пушкине веру в высокие идеалы декабристов, прежде всего, в идеал Свободы.

Реферат на тему: Философская лирика Пушкина

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Но уже в стихотворениях следующего — 1829 года — «Брожу ли я вдоль улиц шумных » и «Дорожные жалобы» отражено некое приближение к гармонии, пониманию высшего замысла. В первом стихотворении, элегии «Брожу ли я » возникает образ «юношей безумных». Они безумны потому, что не задумались еще о смысле жизни, еще живут иллюзиями, какими жил и сам поэт — помните: Мы ж утратим юность нашу Вместе с жизнью дорогой. Последняя строфа элегии соединяет образы «младой жизни» и «равнодушной природы», стихотворение обретает кольцевую композицию. И жизнь представляется бесконечной в движении по этому кольцу: от безумной, чуждой осмыслению законов бытия юности, через муки поисков смысла жизни — к смерти, к «гробовому входу», вокруг которого уже шумит новая молодость. Вечная жизнь — в этой смене поколений, истина — в мудром примирении с круговоротом жизни: Тебе я место уступаю: Мне время тлеть, тебе цвести. И бессмертие есть: в том, чтобы за «гробовым входом», после смерти, слиться с родными местами — иначе не жгло бы человека желание быть похороненным там, где родился: И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать, Но ближе к милому пределу Мне все б хотелось почивать. 1830-й год — переломный в судьбе Пушкина. Круто меняется жизнь: он женится, принимает на себя ответственность за семью, жену и будущих детей. Для него это был бесконечно важный, серьезный шаг: расставанье не просто с холостяцкой вольницей, но со всем прежним строем жизни — обретение Дома, самореализация в совершенно новом плане. Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. На них основано от века По воле Бога самого Самостоянье человека, Залог величия его. В этом поэтическом наброске звучит главная мысль, тревожившая Пушкина в тот период, — что есть человек, из чего слагается гармоническая жизнь, «самостоянье». Дом ощущается им как корни, исток жизни: без корней не будет плодов. 1830-й год — это прежде всего знаменитая Болдинская осень, когда Пушкин уехал в свое имение Болдино улаживать перед свадьбой финансовые дела и задержался там до начала зимы из-за эпидемии холеры. В эту осень был закончен «Евгений Онегин», написаны «Маленькие трагедии», сказки, многие шедевры лирики. В первые дни по приезде в Болдино Пушкин написал одно из самых глубоких своих стихотворений — «Бесы». Злая сила, окружающая человека, мучающая его, открылась пушкинскому Путнику с совершенно неожиданной стороны: это не всесильный Демон, искушающий провидение, — это бесы, они ущербны, они мучают путника — но и сами мучаются: их «гонят», они «жалобно поют». Путник оказывается недостижим для бесов, потому что, уловив в бесовском вое жалобу, в бесконечном их кружении — тоску, он их жалеет. Ибо человечность всегда победит зло; бесовской круговерти внешнего мира человек может противопоставить только внутреннюю гармонию. Образ бесов переплавляется в «Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы» в близкий образ «мышьей беготни». К самой жизни обращает поэт вопрос, не дающий ему покоя: От меня чего ты хочешь? Ты зовешь или пророчишь? Я понять тебя хочу, Смысла я в тебе ищу.

Все, что составляло смысл жизни до сих пор — веселье, любовь, пиры, — утратило в его глазах свою ценность, оставлено без сожаления. Но где же вы, минуты умиленья, Младых надежд, сердечной тишины? Где прежний жар и слезы вдохновенья?. Придите вновь, года моей весны! Жаль не времени, потраченного бездумно, но самого бездумья, уже невозможного. Такова цена опыта. Блажен, кто смолоду был молод, Блажен, кто вовремя созрел. — скажет Пушкин в «Евгении Онегине», ибо человек, сполна насладившийся молодостью, взявший от нее все, развивается полноценно, гармонично. Момент прощанья с юностью тяжел, утрата прежних ценностей приравнивается к утрате самой жизни. В начале двадцатых годов впервые в радостном, светлом мироощущении Пушкина звучит воистину трагическая нота, появляются мотивы пустоты и одиночества: Я пережил свои желанья, Я разлюбил свои мечты; Остались мне одни страданья, Плоды сердечной пустоты. Однако не следует забывать, что 1820-22 годы — расцвет романтизма в творчестве поэта, а самоощущение романтика слагается из чувств одиночества, преждевременной старости души, борьбы с враждебным миром и собственной «судьбой жестокой». И все же стихотворение «Я пережил свои желанья» (1821) звучит диссонансной нотой в пушкинском творчестве этого периода, оно предвосхищает темы и образы творческого перелома 1823-24 годов, когда душа поэта наполнится унынием и безверием, когда жизнь покажется бессмысленной и пустой. Перечитайте стихотворение 1823 года «Надеждой сладостной младенчески дыша » — как безнадежно мироощущение поэта, какой бессмысленной кажется ему жизнь! Стихотворение «Демон» (1823) сосредоточило в себе главные вопросы, терзавшие душу поэта. Пушкин создает образ человека, втягиваемого в пропасть безнадежного атеизма. «Злобный гений», Демон, искушающий героя безверием, бесконечно страшен. Он отрицает все высшие ценности: вдохновенье, любовь, свободу — и, отрицая их, отрицает само Провиденье, то есть некий божественный замысел, лежащий в основе бытия. А ведь если жизнь бессмысленна и бесцельна, если не подчинена непознаваемому, но непременно во всем присутствующему высшему замыслу — тогда все равно: как жить, творить добро или зло, добрести до естественной смерти или покончить с собой. Лирический герой из последних сил сопротивляется Демону-искусителю — и ужасается тому, что может не устоять. Сам поэт устоит, и страшный по силе духовный кризис 1823 года минет, но отзвуки «Демона» еще не раз прозвучат в его творчестве. Мы привыкли ассоциировать понятие жизни с образом некоего движения в пространстве и времени, от рождения к смерти. Пушкину в 1823 году жизненный путь человека представляется весьма безотрадным. В стихотворении «Телега жизни» поэт отразил этот путь в древних образах-символах: жизнь — путь, молодость — утро, зрелость — день, старость — вечер, смерть — ночь. Для него жизненный путь — бессмысленное движение из небытия в небытие, свершающееся «само собой», независимо от воли человека. Сознательно сниженный, деромантизированный образ телеги, дребезжащей на рытвинах и ухабах, не дает обмануться насчет позиции автора: нет в жизни ничего возвышенного и прекрасного.

Начал писать стихи с 14 лет под влиянием Г.PР.PДержавина, В.PА.PЖуковского. Не считал себя профессиональным поэтом, печатался редко и долгое время был в России практически неизвестен. В 1836Pг. А.С. Пушкин напечатал в журнале «Современник» 16 стихотворений Тютчева, в т.Pч. «Бессонница», «Летний вечер», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «Цицерон», «Silentium!», «Весенние воды», «Осенний вечер». Вернувшись в Россию (1844), Тютчев с 1848Pг. занимал должность старшего цензора Министерства иностранных дел, а с 1858Pг. до конца жизни возглавлял Комитет иностранной цензуры. Ф. И. Тютчев. Портрет работы С. Александровского. 1876 г. Наряду с Е.PА. Баратынским ТютчевP важнейший представитель русской философской лирики 19Pв. Творчество Тютчева принято делить на раннее (182044) и позднее (184873). В первый заграничный период творчества Тютчев находился под влиянием поэзии Ф. Шиллера и И.PВ.PГёте, а также идей натурфилософских построений Ф.PШеллинга. Тютчев видит природу и человека как единство двух противоположных начал: космического и хаотического, дня и ночи, земного и небесного

Два образа поэта в поздней лирике пушкина

Лион П.Э., Лохова Н.М. Литература: Для школьников старших классов и поступающих в вузы: Учеб. пособие. – М.: Дрофа, 1999

Тема поэта и поэзии в лирике А.С. Пушкина

Эта тема традиционная, сквозная в европейской культуре. Монолог поэта о себе самом встречается ещё в античной поэзии (так, ода Горация «К Мельпомене» послужила основой для стихотворений Г.Р. Державина и А.С. Пушкина о «памятнике»). Основные её аспекты – процесс творчества, его цель и смысл, взаимоотношения поэта с читателем (мотив «толпы»), взаимоотношения поэта с властью (ситуация «поэт и царь»), взаимоотношения поэта с самим собой (вина, совесть, оправдание). Все эти направления темы широко представлены к Пушкина. Тема проходит определённую эволюцию, поэтому при её анализе следует учитывать периодизацию творчества Пушкина.

Лицейский период. В стихотворении «Певец» мы видим сентименталистский образ унылого «певца», несчастного влюблённого. Сатирическое, в духе поэзии XVIII века, рассуждение о том, как непросто быть поэтом, стало темой стихотворения «К другу стихотворцу». Существенная также полемика с литературными противниками («Моему Аристарху»), утверждение «анакреонтических ценностей» в поэзии («Гроб Анакреона», «Моему Аристарху»). В стихотворении «Моему Аристарху» о стихах говорится лишь как о легкомысленном занятии, которое не сулит поэту бессмертия:

Плоды весёлого досуга

Не для бессмертья рождены,

Но разве так сбережены

Для самого себя, для друга

Или для Хлои молодой…

В стихотворении «Лицинию» звучит тема гражданской миссии поэта, говорится о его задачах перед потомством:

В сатире праведной порок изображу

И нравы сих веков потомству обнажу.

Петербургский период. Особое значение приобретает мотив гражданского служения («Деревня»), мотив внутренней («тайной») свободы и независимости поэта (Н.Я. Плюсковой»), идея избранного круга поэтов как посвящённых, «священной истины друзей», противопоставляемых толпе («Жуковскому»). Эти мотивы сохраняют значимость для Пушкина на протяжении всего творчества.

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой,

И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа. («Н.Я. Плюсковой»)

Южный период. В стихотворении «В.Ф. Раевскому» читаем:

Я говорил пред хладною толпой

Языком истины свободной.

Но для толпы ничтожной и глухой

Смешон глас сердца благородный.

Два образа поэта в поздней лирике А.С. Пушкина.

Поэт как пророк. Мифологический прообраз – библейский пророк («Пророк», 1826). Образ библейского пророка в поэзии декабристов прежде всего воплощал гражданское достоинство и цареборческий дух. У Пушкина этот образ символизирует поэта. В стихотворении «Пророк» нет декабристских мотивов, преобладающая идея образа поэта-пророка – этическая, идея долга его перед людьми:

… обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Поэт как жрец. Мифологический прообраз – античный жрец («Поэт и толпа», 1828). Поэт заявляет о своей непричастности к толпе, отказывается как-либо служить ей, он служит только искусству, богу Аполлону. Поэзия – таинство, священнодействие, «народ непосвящённый» не понимает и не достоин понять её смысла.

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Сходные мотивы в стихотворении «Поэту»:

Поэт! не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдёт минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься твёрд, спокоен и угрюм.

Преобладающая идея образа поэта-жреца – эстетическая.

Эти два идеала противоречат друг другу, но у Пушкина они скорее гармонически друг друга дополняют. Следующее поколение поэтов утратило эту гармонию и разделилось на приверженцев идеи «чистого искусства» («пушкинское направление», представленное прежде всего А.А. Фетом, Ф.И. Тютчевым) и на сторонников идеи социальной поэзии (прежде всего Н.А. Некрасов).

Судьба поэта. Мысль о том, что у поэта особая судьба – символическое содержание стихотворения «Арион», 1827 (более простой, аллегорический смысл – судьба декабристов и Пушкина). В стихотворении «Андрей Шенье», 1825, появляется образ поэта, посвятившего себя гражданскому делу; поэт – общественный обличитель, «вития». В стихотворении «Поэт», 1827, рассматривается нравственная проблема: в жизни поэт такой же, как все, но творчество возвышает его над другими (эту мысль можно найти в стихотворениях М.Ю. Лермонтова «Смерть поэта», «Пророк», А.А. Блока «Художник»):

Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснётся,

Душа поэта встрепенётся,

Как пробудившийся орёл.

В стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» посмертная слава поэта отождествляется с вечной жизнью:

Нет, весь я не умру; душа в заветной лире

Мой прах переживёт и тленья убежит…

Поэт и царь. В стихотворениях, в которых есть образ поэта, появляется мотив духовного соперничества поэта и царя. Поэт оказывается вправе давать наставления царю, призывая его продолжать дело Петра I:

Семейным сходством будь же горд;

Во всём будь пращуру подобен:

Как он, неутомим и твёрд,

И памятью, как он незлобен. («Стансы»)

Этот мотив берёт начало ещё в поэтике классицизма, где поэт-просветитель мог «истину царям с улыбкой говорить» (Г.В. Державин).

Более радикально настроенные друзья Пушкина упрекали его за определённые симпатии к Николаю I, но поэт говорил, что «свободная хвала» царю не имеет ничего общего с лестью.

Тема эта переходит в поздний цикл стихотворений 1836 года (так называемый каменноостровский цикл): «Мирская власть», «Как с древа сорвался предатель-ученик…», «Отцы-пустынники и жены непорочны…», «Когда за городом, задумчив, я брожу…», «Из Пиндемонти», «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…».

Все стихотворения цикла – переводные или стилизованные под перевод. Основное содержание цикла – лирическая медитация на тему бессмертия поэта в мире смерти и тления. Духовное царство поэта уподобляется Царствию Божьему и противопоставляется царству Кесаря, «мирской власти». Важный символ в стихотворениях цикла – древо жизни.

На место праздных урн и мелких пирамид,

Безносых гениев, растрёпанных харит

Стоит широко дуб на важными гробами,

Колеблясь и шумя… («Когда за городом, задумчив, я брожу…»)

Тема поэта получает религиозно-философскую перспективу. Духовная миссия поэта соотносится с миссией Христа, соединяющего в себе роль пророка, священнослужителя и царя. В этом мощном символе снимаются противоречия между типичными для поэзии Пушкина фигурами-эмблемами «пророка» и «жреца», «поэта» и «царя». В стихотворениях цикла сохраняется мотив духовного соперничества поэта и царя. Например, в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Пушкин прочил своей славе затмить величие царей, вознесясь «главою непокорной» над символом самодержавной власти – памятником императору Александру I:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: