Два чувства дивно близки нам (Пушкин)

← Отрок Два чувства дивно близки нам…
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Когда порой воспоминанье… →
См. Стихотворения 1830 . Дата создания: 1830, опубл.: 1855. Источник: А.С.Пушкин. Собрание сочинений в 10 т. М., 1956—1962

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня!
Земля была без них мертва,
Как пустыня
И как алтарь без божества.

Примечания

При жизни Пушкина напечатано не было.

Автографы: 1. Черновой—ПД № 136. 2. Беловой автограф, переходящий в черновой — ПД № 137; ст. 1—4 опубликованы Анненковым в «Материалах для биографии Пушкина» — Сочинения Пушкина. Изд. Анненкова, т. I, 1855, стр. 346; полностью оба текста опубликованы Шляпкиным в книге «Из неизданных бумаг Пушкина», 1903, стр. 20—21 и 54.

Печатается по второму автографу.

Датируется предположительно первой половиной октября 1830 г.

Опубликовано в 1855 г. (см. выше).

В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с первого издания под ред. Геннади, 1859. (Т. З.)

Любовь к отеческим гробам

Любить прошлое, благоговеть перед его святыней…

Пушкин в известном черновике 1830 г . оставил нам запись, которую мы держим в русских сердцах уже почти два века, правда, распоряжаемся этим завещанием порой странно, даром что цитируем весьма часто:

Два чувства дивно близки нам —

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века

По воле Бога самого

Залог величия его.

Светское сознание отметит у Пушкина парадокс: вослед за родным пепелищем (то есть отчим домом) поэт отеческие гробы в последнем катрене называет «животворящей святыней». Более того, «Земля была б без них мертва, / Без них наш тесный мир — пустыня, / Душа — алтарь без божества». То есть: гробы являются животворящими, жизнью наполняющими Землю, нашу земную жизнь!

Ого. Это мысль православного человека, глубоко духовного. В какового Александр Сергеевич вполне развился к тридцати своим годам. По мнению русского философа С. Франка, справедливо полагавшего Пушкина выдающимся религиозным мыслителем, «замечательна та философская точность и строгость, с которой здесь изображена связь духовного индивидуализма с духовной соборностью: «любовь к родному пепелищу» органически связана с любовью к родному прошлому, к «отеческим гробам», и их единство есть фундамент и живой источник питания для личной независимости человека, для его «самостояния», как единственного «залога его величия» Единство этого индивидуально-соборного существа духовной жизни пронизано религиозным началом: связь соборного начала с индивидуальной, личной духовной жизнью основана «по воле Бога самого» и есть для души «животворящая святыня». Само постижение и восприятие этой связи определено религиозным сознанием, тем, что Достоевский называл «касанием мирам иным»».

Одним из таких отчетливых мест сердечного, но и духовного касания мирам иным для всякого русского человека является и монастырь в честь Святой Троицы и святого Александра Невского в Санкт-Петербурге, именуемый Лаврой. Туда нас ноги сами ведут всякий раз, когда мы приезжаем «навстречу Северной Авроры».

Теперь у входа в эту прославленную обитель стоит новый памятник святому равноапостольному князю Александру, честные мощи которого покоятся в главном храме Лавры — Троицком.

Но, проходя к Троицкому собору по узкому лаврскому переулочку и мостику, прихожанин минует два старых некрополя, остающихся по левую и правую руку. То есть к окормлению вечному человек проходит сквозь сонм великих могил.

Троицкий монастырь был создан по приказу Петра, усмотревшего в устье Черной речки «изрядное место». Первое упоминание обители в документах — июль 1710 г ., когда Петр I, осмотрев участок близ впадения Черной речки в Неву, повелел строить здесь Александро-Невский монастырь, поскольку эта территория считалась предполагаемым местом победы в 1240 г . войск князя Александра Ярославича над шведами в Невской битве. Петром предполагалось воспитывать здесь ученое монашеское братство — для подготовки настоятелей крупных монастырей России.

Через два года после окончания Северной войны Петр повелел принести в новый город на Неве мощи святого благоверного князя Александра Невского. До того они пребывали во Владимире. В 1723 г. через Москву и Новгород их доставили в Шлиссельбург. Лишь через год после их исхода из Владимира, в августе 1724 г., царь Петр на ботике сопровождал раку со св. мощами по Неве. В 1790 г. мощи были перенесены в Троицкий собор Александро-Невского монастыря, где пребывают и ныне. Рака с мощами теперь установлена на свое историческое место. Ежедневно перед мощами поются акафисты, звучат молитвы, каждое утро перед ракой с мощами покровителя обители ее насельниками совершается братский молебен.

В Троицком соборе возле серебряной раки со св. мощами князя Александра Невского хранился ключ Адрианополя, принесенный в дар обители императором Николаем I после войны за освобождение Греции от турецкого ига в 1829 г . Тут подвизались известные молитвенники: архимандриты Евгений (Болховитинов) и Иоакинф (Бичурин), Феодор (в миру Иоанн) Ушаков, схимонах Досифей и его ученик Варлаам, впоследствии Тобольский архиерей. К здешнему старцу Алексию перед отправлением в г. Таганрог в 1825 г . приезжал Император Александр I. По преданию, войдя в келью, он увидел черный гроб. «Смотри, — сказал ему схимник, — вот постель моя, и не моя только, а постель всех нас: в ней все мы, Государь, ляжем и будем спать долго».

Обитель получила статус Лавры в 1797 г . по указу императора Павла I. По проникновенному слову о. Сергия Булгакова, «представляет собою священный памятник великому русскому мужу, который так славно подвизался для блага своей родины и ныне предстоит молитвенником пред Богом за весь русский народ».

Кто же покоится в Лавре?

Лазаревское кладбище (Некрополь XVIII в.) было основано еще при Петре Великом, первые захоронения происходили в храме Благовещения. В этой небольшой деревянной церкви были похоронены многие сподвижники первого российского императора, в том числе В. М. Долгоруков и Б. П. Шереметев. В 1717 г. была возведена и торжественно освящена каменная церковь Воскрешения Лазаря, благодаря которой кладбище и получило свое нынешнее название. Эта церковь стала усыпальницей сестры Петра I царевны Натальи Алексеевны, в дальнейшем ее расширили и перестроили по чертежам известного архитектора Л. Я. Тиблена.
С 1947 г. в Лазаревской усыпальнице располагается музейная экспозиция — более 80 памятников, среди которых надгробные плиты, саркофаги и пристенные памятники.

Погребение на Лазаревском кладбище изначально было доступно лишь весьма богатым людям, да и то не всем – здесь хоронили лишь заслуженных деятелей Российской Империи. Каждое надгробие этого кладбища является величайшей исторической ценностью, так как все они созданы лучшими мастерами той эпохи.

На Лазаревском кладбище — том, что остается от вас по левую руку, когда идете в Лавру от Невского проспекта — похоронены ученые М. В. Ломоносов, Л. Эйлер, писатель Д. И. Фонвизин, архитекторы Дж. Кваренги, А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, К. И. Росси, живописец В. Л. Боровиковский, скульпоторы Ф. И. Шубин, П. К. Клодт, и И. П. Мартос, описатель Камчатки Крашенинников. Волконский, Оленин, вдова Александра Пушкина Н. Н. Ланская (все же удивляющее словосочетание, не правда ли?) и многие другие деятели культуры и науки. Знатные особы — Голицыны, Трубецкие, а также генерал-фельдмаршал А. Г. Разумовский, морганатический супруг императрицы Елизаветы Петровны . Здесь и могила друга царя Петра А. К. Нартова — посадского человека, дослужившегося до академиков, изобретателя, как пишут справочники, «первого в мире токарно-винторезного станка с механизированным суппортом и набором сменных зубчатых колес».

К началу XIX в. на Лазаревском кладбище стало не хватать места, и в 1823 г. неподалеку от него было основано Ново-Лазаревское. В 1869 г. в его северной части на деньги купцов Полежаевых, желавших возвести собственную усыпальницу, была заложена церковь в честь иконы Тихвинской Божией Матери, по имени которой и стало в дальнейшем называться кладбище.

С 1830-х все захоронения, в основном, велись именно на Тихвинском кладбище (ныне Некрополь Мастеров Искусств), которое было в два раза больше Лазаревского. Захоронения на Тихвинском кладбище продолжались до 1930-х, после чего оно было закрыт на реконструкцию и приобрело статус мемориального парка. Великая Отечественная война нанесла значительный ущерб многим памятникам некрополя, но в послевоенные годы были проведены тщательные реставрационные работы, вернувшие музею его первоначальный облик.

Некрополь Мастеров Искусств — он по правую руку — создан в 1940-х гг. на месте практически полностью уничтоженного Тихвинского кладбища и объединяет около 200 надгробий. В Некрополе покоятся композиторы М. И. Глинка, М. П. Мусоргский, Р. И Чайковский, А. П. Бородин, Н. А. Римский-Корсаков, А. С. Даргомыжский, писатели Н. М. Карамзин, Е. А. Баратынский, И. А. Крылов, художники А. А. Иванов, П. А. Федотов, А. И. Куинджи, Б. М. Кустодиев, А. Н. Бенуа, архитектор А. В. Щусев, скульптор М. К. Аникушин, критик «Могучей кучки» Стасов, и другие. Пантеон деятелей российской культуры, аккумулятор останков лучших людей Петербурга, составивших за многие годы непостижимую душу города и славу его.

В дальнейшем захоронения на Тихвинском кладбище проводились крайне редко, после войны здесь были погребены лишь некоторые наиболее значительные деятели искусств, такие как художник М. И. Авилов, артисты, В. А. Мичурина-Самойлова, Ю. М. Юрьев и некоторые другие. Последнее погребение на этом кладбище состоялось в 1989 г., когда скончался знаменитый режиссер Г. А. Товстоногов — народный артист СССР, главный режиссер Большого драматического театра. Режиссер похоронен между Южной и Черкасовской дорожками, автором бронзово-стального креста на постаменте является скульптор Л. К. Лазарев, 1992 г. Это единственный в музейном некрополе мемориальный памятник советского времени, образное решение которого восходит к традиционной форме креста с Распятием.

Эффектно и надгробье писателя Достоевского. Черная голова Федора Михайловича глядит со стелы взыскующе, словно говоря: «Если Православие невозможно для просвещенного, то вся сила России — временная…»

Быть может, еще одно известное сочинение Пушкина посвящено именно этому некрополю: «Когда за городом, задумчив, я брожу / И на публичное кладбище захожу, /

Решетки, столбики, нарядные гробницы…»

В Благовещенской церкви Лавры со времен Петра находили упокоение члены императорской фамилии. Хотя сам Петр похоронен в Петропавловской крепости; как и так называемые «останки» Семьи Царственных страстотерпцев, которые, кстати, не признаны Церковью таковыми. Недавно, после предоставления Зарубежной Церковью частицы св. мощей сестры Государыни — св. Елизаветы Феодоровны, были проведены действительно независимые исследования; экспертиза опровергла принадлежность перезахороненных в Петропавловской крепости останков членам семьи Государя Императора Николая II. Есть мнения, утверждающие, что возраст останков, которые пытались выдать за «царские», намного моложе: покойников сбросили в екатеринбургский могильник всего лет 60 тому назад.

У северной стены Благовещенского собора в пол вмурована мраморная плита «здесь лежит Суворов». Солдаты разных эпох России клялись в верности Отечеству у суворовского надгробья в Лавре.

А всего у Александро-Невской Лавры три кладбища. Есть еще и Никольское, пока не ставшее музеем, хотя и собравшее тоже целый пантеон выдающихся персон. Оно открыто в 1863 г. к востоку от Свято-Троицкого собора. Именно поэтому кладбище поначалу называли Засоборным, но в дальнейшем переименовали в Никольское по имени церкви, построенной неподалеку в 1868—1871 гг. Для украшения этого некрополя в северной его части был выкопан небольшой округлый пруд, придающий пейзажу особенную живописность.

Тут упокоены герой Порт-Артура, в нем же и погибший в 1904 г. генерала Р. И. Кондратенко; многострадальный сын поэтов Ахматовой и Гумилева, выдающийся историк и географ Лев Николаевич Гумилев (1912—1992) с супругой; а также митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв), почивший в 1995 г.

На Никольском кладбище можно найти много часовен-склепов, оформленных по моде того времени в древнерусском стиле. Такие известные мастера, как Р. Бах, И. Шредер, Н. Лаверецкий и прочие, увековечили многих богатых и знатных людей в бронзе, граните и мраморе, создав множество великолепных скульптурных изображений, гармонично вписывающихся в пейзаж Никольского клабища. Здесь же можно найти интересные мемориальные памятники в стиле «модерн», роскошно украшенные мозаикой и майоликой.
Из трех кладбищ, входящих в состав некрополя Александро-Невской лавры, лишь Никольское кладбище не имеет статус музея. В 1970-е годы оно было тщательно отреставрировано, а в Никольской церкви был произведен капитальный ремонт. В 1985 г . Церкви был возвращен Никольский кладбищенский храм, торжественно освященный 22 апреля 1985 г . В храме хранятся останки почитаемого многими верующими угодника Божия, затворника Матфея (Тотамира). Из новейших известных захоронений Никольского — могила знаменитого хирурга Федора Углова и мэра города на Неве Анатолия Собчака и депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. Это тоже уже история, хотя эти политики — и не наши герои.

Священномученик Сергий Мечёв написал для нас в 1929 г .: «Любить прошлое, благоговеть перед его святыней, помнить о том, что много людей прекрасно прожили свой век здесь, на земле и оставили нам памятники, по которым мы можем учиться жизни в Боге и подвиге».

Ну что ж, привелось и нам побродить под некропольским снегом, посидеть на лавке в парке и, поставив свечу у раки Александра Невского в Свято-Троицком соборе, прощаясь с Петербургом, снова свернуть на аллею «отеческих гробов».

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: » Русская беседа «

Два чувства дивно близки нам

Бывший профессиональный партийный работник – о значении дореволюционного прошлого

Знакомьтесь: наш собеседник – Анатолий Елдашев, заведующий кафедрой Казанской духовной семинарии, руководитель отдела Госмузея изобразительных искусств республики, председатель городского общества историков-краеведов, в широких кругах более известный как первооткрыватель тайн казанских некрополей, знаток православной старины.

Одна из последних инициатив, с которой он выступил в ряде казанских изданий, – установка на Арском кладбище памятного знака героям – участникам Первой мировой войны, столетие с начала которой отмечалось в прошлом году. Как известно, тысячи наших земляков пали на полях сражений, однако от тех лихих времен в столице Татарстана сохранилась лишь одна могила – подпоручика Всеволода Мейера, погибшего в 1915 году. Неумолимое время стерло память о минувшем. Именно поэтому нам, по мнению Анатолия Елдашева, по мере возможностей необходимо восстановить утраченную справедливость.

Анатолий Михайлович всегда занимал активную жизненную позицию. Он – единственный в российских регионах лауреат престижной Макариевской премии. За последние пятнадцать лет свет увидело свыше тридцати его научных трудов. Наиболее значительный – недавно вышедшая из печати монография «Православная культура в Казанском крае», с которой и началась наша беседа.

– Это одно из первых, без преувеличения, по-настоящему капитальных исследований о казанских монастырях, монашестве, подвижниках веры, утраченных храмах, – рассказал Анатолий Михайлович. – Написана книга на основании первоисточников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.

Особое место в труде занимает повествование о пребывании в казанском крае высоких духовных лиц. Например, будущих патриархов всея Руси Тихона и Сергия, обер-прокурора Святейшего правительственного синода Константина Победоносцева, святого праведного Иоанна Кронштадтского. В книге отражена также история единственной казанской церкви, которая не закрывалась даже в годы советского безбожия, – Ярославских чудотворцев, что на Арском кладбище.

– Какие открытия в своих исторических изысканиях вы считаете наиболее ценными?

– Чем дальше, тем больше убеждаюсь: многочасовые бдения в читальных залах библиотек и архивов не проходят даром. А многие открытия сделаны именно в тиши этих помещений.

Несколько лет назад музейные сотрудники спросили меня, где в Казани был похоронен губернатор Александр Гейнс, муж Ольги Александровой-Гейнс, известной благотворительницы, на средства который, как известно, на улице Воскресенской был возведен Пассаж. Сведений об этом нет. При том, что в дореволюционной мемуарной литературе можно найти упоминания: Гейнс был похоронен то ли «в казанском соборе», то ли «при казанском храме». И больше никакой ясности.

Ответ был найден в библиотеке Казанской духовной семинарии, где я работал над историей Зилантова монастыря. В руки попала небольшая, но удивительно содержательная брошюра настоятеля обители архимандрита Никодима (Прелатова). Он сообщал, что Ольга Сергеевна устроила под Успенским собором монастыря часовню-склеп для своих родных. В усыпальнице были похоронены ее отец, мать, брат и, разумеется, муж Александр Константинович.

Другой факт. Известно, что в Казани проживал троюродный брат Александра Сергеевича Пушкина подполковник Александр Неелов. Но где именно в городе он жил и где похоронен?

И вот недавно мне удалось это выяснить! Оказывается, Александр Петрович находился в Казани под негласным надзором полицейского управления – из-за его симпатий к польским повстанцам. Со своим многочисленным семейством он проживал в Адмиралтейской слободе. Весьма вероятно, что, посещая Казань в сентябре 1833 года, Пушкин встречался с братом. И как Гейнсы, Неелов вместе с женой также был похоронен в некрополе Зилантова монастыря.

Идем дальше. Несколько лет назад при археологических работах на территории Спасо-Преображенского некрополя, что в Казанском Кремле, была обнаружена уникальная массивная могильная плита. Откровенно скажу: приложил немалые усилия, чтобы она не была утрачена.

Позднее московские специалисты выяснили, что под плитой был погребен Гордей Афанасий Пальчиков – казанский стрелецкий голова, который в мае 1614 года на реке Яике пленил Марину Мнишек с «ворёнком» – трехлетним сыном Ванюшей – и одного из руководителей первого народного ополчения Ивана Заруцкого, доставив их позднее в Москву.

  • Известно, что в Казани проживал троюродный брат Александра Пушкина подполковник Александр Неелов. Но где именно в городе он жил и где похоронен? Недавно удалось это выяснить…

Получается, Марина Мнишек, жена Лжедмитрия I, самозваная российская царица, была в Казани! Малоизвестный исторический факт.

– А как вы пришли к изучению некрополей?

– Старые захоронения – корневая система общества, его духовная память. Некрополь – город мертвых – пространство особого порядка, сохранение которого в целостности имеет непреходящее нравственное значение. Об этом говорил еще последний русский интеллигент академик Дмитрий Лихачев. Некрополи – важнейшая и очень уязвимая часть культурного наследия. Понятно, что упадок некрополей свидетельствует о духовной болезни всего общества.

Послереволюционный вандализм, разрушение традиций, агрессивный атеизм, корысть и безразличие эксплуатационных служб – все это привело к гибели многих сотен памятников в исторических некрополях и ликвидации ряда старых кладбищ. Чтобы уберечь их от полной гибели, необходимо не только совершенствовать законодательство об охране памятников, но и возродить в современном обществе уважительное отношение к самому месту кладбища, выражающему идею связи поколений и исторической преемственности.

– Анатолий Михайлович, не секрет, что вы долгое время были профессиональным партийным работником. Как пришли к теме православия?

– Компартии я действительно отдал семнадцать лет. Причем был не просто рядовым членом, а занимал достаточно значимые должности. В частности, заведовал отделом пропаганды и агитации Бугульминского горкома партии, затем был инструктором отдела пропаганды и агитации Татарского обкома, проректором университета марксизма-ленинизма. В 1981 году с отличием окончил саратовскую Высшую партийную школу.

Как бы ни оценивалось в современном обществе советское время, лично меня оно многому научило – концентрации сил, широкому взгляду на проблемы, внутренней дисциплине и самоорганизации. В этом смысле мое поколение прошло неплохую школу гражданственности.

– А знаете ли вы своих предков, кто они?

– Родился я в духовно богатой семье. В нашем роду – двенадцать художников, из них четверо иконописцы, две монахини. Были паломники, странники, ходившие молиться по монастырям России, даже в Иерусалим. Прадед Анисим Иванович Гришин в апреле 1882 года был на святой горе Афон, поддержал материально Русский Свято-Андреевский скит, за что получил благодарственное письмо от настоятеля архимандрита Феодорита. Кстати, оно сохранилось. Бумаге уже 133 года! Ветхий от времени документ мне пришлось заламинировать.

  • Московские специалисты установили: под могильной плитой на территории Спасо-Преображенского некрополя, что в Казанском Кремле, был погребен Гордей Пальчиков – казанский стрелецкий голова, который в мае 1614 года на реке Яике пленил Марину Мнишек с «ворёнком» – трехлетним сыном Ванюшей – и одного из руководителей первого народного ополчения Ивана Заруцкого, доставив их позднее в Москву. Малоизвестный исторический факт.

А вот двоюродный дед по матери Георгий Анисимович Гришин, выпускник иконописной школы Троице-Сергиевой лавры, три года учился у монахов обители. Прошел основательную школу иконописания. Впоследствии расписывал храмы в Санкт-Петербурге, Москве, Казанской, Вятской, Самарской губерниях… Был духовным чадом Иоанна Кронштадтского, имел от него именную фотокарточку, к сожалению, в 1920-е годы утраченную. Лично видел императора Николая II, чуть не пострадал во время его коронации в мае 1896 года на Ходынском поле. Опоздал на торжества, банально проспал – молодой ведь был…

Думаю, мои предки отмолили меня, направили стопы и мысли на пути к Богу, к делам ему угодным, праведным.

– Признаюсь, неожиданно услышать подобное из уст профессионального историка…

– Тринадцать поколений своего рода по материнской линии я знаю с 1690 года, по отцовской – несколько меньше, с 1840-х годов. В моем рабочем кабинете установлены портреты десяти моих предков, написанные маслом. С середины XVII века они проживали в селах Лекарево (Вятская губерния, ныне Елабужский район) и Большое Афанасово (Уфимская губерния, ныне Нижнекамский район) по обеим берегам красавицы Камы, практически напротив друг друга.

Моя двоюродная прапрабабушка монахиня Аглаида (Александра Петровна Тютикова) шестьдесят лет отдала служению Богу, пройдя многие ступени монашеского послушания, 35 лет была старшей в живописной мастерской елабужского Казанско-Богородицкого женского монастыря. До нас дошли иконы ее работы.

Не сомневаюсь: существует родовая связь между поколениями. И чем больше человек знает о своих предках, тем он тверже стоит на земле в делах своих и помыслах. Помните у Пушкина: «Два чувства дивно близки нам, в них обретает сердце пищу: любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам».

– Что бы вы посоветовали читателям, которые решили исследовать свою генеалогию? Если не ошибаюсь, сегодня это весьма востребованная сфера услуг?

– Татарстанцам я бы посоветовал начинать поиски с фондов Национального архива республики. Нужно написать заявление и начать с материалов первой Всероссийской переписи населения 1897 года, затем вести поиск своих предков через ревизские сказки. Заказывать надо перепись населения своего села, деревни. Конечно, легче тем, кто ведет свой род из Казанской губернии. Но если вы происходите из других губерний, тогда, разумеется, нужно обращаться в другие регионы страны.

Но уверен: работая с документами и материалами, вы получите огромное удовлетворение, прилив духовных и физических сил. Перед вами начнут раскрываться страницы былого, когда вы по крупицам будете составлять семейное генеалогическое древо. А пока поподробнее расспрашивайте о семейных историях у ваших старших родственников, у бабушек и дедушек. Время летит неумолимо быстро. И как бывает обидно спустя годы, что не успели спросить, уточнить, записать!

– Анатолий Михайлович, каковы ваши планы на предстоящий год?

– Поставил перед собой задачу описать историю казанских церквей, в том числе и домовых, а также часовен за всю историю их существования с 1552 года. Горожане, наверное, еще помнят старый центральный вход на Арское кладбище, помнят разворотное трамвайное кольцо восьмого маршрута, диспетчерскую будку. Так вот, эта будка была переделана из часовни во имя святого праведного Серафима Саровского 1909 года постройки.

В 1917 году в Казани было 37 часовень, из них четыре деревянных. Где они находились, к каким монастырям и церквям были приписаны? В полном объеме сегодня никто и не скажет. Я уж не говорю о подземных ходах и галереях Казани, некоторые из них, возможно, связаны с исчезнувшей ханской казной.

А еще в прошлом году исполнилось 150 лет со дня рождения великой княгини, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны – старшей сестры императрицы Александры Феодоровны, принявшей мученическую смерть в июле 1918 года. О ней-то и хотелось бы написать, тем более она неоднократно посещала наш край.

На моем рабочем столе – две фотографии княгини, где она снялась с нашим земляком, уроженцем села Новоспасское Уфимской губернии (ныне Заинский район) Михаилом Волковым, участником Русско-японской войны. Фотографии сделаны в июле 1905 года в усадьбе Ильинское ее супруга Сергея Александровича, что под Москвой. Великая княгиня излечила там тридцать безногих инвалидов, на прощание подарила каждому часы, швейную машинку и сфотографировалась на память. Это ли не пример бескорыстия, сострадания и любви к ближнему!

Мне не дают покоя эти фотоснимки. Надеюсь узнать их предысторию.

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА

Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу — Данный текст предназначен только для частного использования 2005 Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. Животворящая святыня! Земля была б без них мертва. А. С. Пушкин Александр Сергеевич Пушкин… Сколь много значит это имя для каждого из нас. С этим именем, наверное, у каждого человека связано первое знакомство с поэзией. Каждый воспринимает поэта по-своему, всякий раз открывая для себя что-то новое. Еще в раннем детстве, не зная автора сказок, мы читаем наизусть отрывки из сказки о золотой рыбке, слушаем с замиранием сердца сказку о прекрасной царевне-лебеди и умоляем родителей, чтобы они (уже в который раз!) прочитали нам сказку о царе Додоне. И уже тогда, наивно, по-детски понимая стихи Пушкина, переживая за “хороших” героев и ненавидя “плохих”, мы вбираем в себя все лучшее из этих сказок. Со временем приходит более глубокое понимание творчества талантливейшего поэта. И, наконец, мы доживаем до такого состояния, когда осознаем, какое же неоценимое наследие оставил этот гений человечеству. Пушкин! Мы так привыкли к этому имени, кто поэзии, к его гению, к тому, что он — “солнце русской поэзии”, к тому, что он — “русский человек в его развитии, в каком эн, может быть, явится через двести лет” (Гоголь), что он — “начато всех начал” (Горький), что он — “наше все” (Ал. Григорьев), что он — “самый замечательный человек в России” (Николай I), что он “обладает всемирной отзывчивостью” (Достоевский), что он — наш современник, ибо идет с каждым из нас от рождения до смерти. Пушкин — на все времена, Пушкин — вечен. Велик поэт, равно как велико и многогранно его творчество. Оно охватывает все стороны жизни России прошлого столетия. Это Л Историческая обстановка, и быт эпохи, и нравы, и идеология. Э России XIX века рассказывают произведения поэта, но как близка она нам, потомкам, живущим на стыке времен, потому ito нам не чужд пушкинский патриотизм. Тема Родины занимает большое место в творчестве А. С. Пушкина. О чем бы ни писал поэт, этот образ всегда согревал его душу. Что происходит, что совершается на родной Руси сегодня, что ожидает ее завтра — мысли эти неотступно тревожили его. Горячо любя Россию, поэт не мог не волноваться о “земли родной минувшей судьбе”, поэтому очень часто мы видим обращение Пушкина к теме истории Отечества.

Это подтверждается большим количеством произведений как в прозе, так и поэтических, в которых поэт пытается не просто воспроизвести те или иные события, но и дать им оценку с позиции автора и гражданина. И, чтобы не быть голословной, приведу ряд произведений: “Дубровский”, “Капитанская дочка”, “Борис Годунов”, “Медный всадник”, “Полтава”. Одно из первых таких произведений — “Песнь о вещем Олеге”, написанная в 1821 году, в которой излагается поэтическая версия кончины великого русского князя, прославившегося своими удачными военными походами и победами над сильными врагами, в частности над Византией: “Твой щит на вратах Цареграда”.

Гордостью за Отечество, за смелость и доблестное служение России ее сыновей, великих людей земли русской веет на нас со страниц “Песни”. Тема торжества русского оружия, героизма русского народа, победителя, освободителя, ярко и сильно звучит и в произведениях, посвященных Отечественной войне 1812 года — славной странице истории нашего могучего и многострадального Отечества. Как величественны строки из “Евгения Онегина”, воспевающие подвиг Москвы: Напрасно ждал Наполеон, Последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной С ключами старого Кремля; Нет, не пошла Москва моя К нему с повинной головою. В строках стихотворения “Воспоминания в Царском Селе” ярко прослеживается тема исторической личности. Перед нами, как живые, встают прославившиеся в боях “перункагульских берегов” Румянцев, “вождь полунощного флага” Орлов. Этой же теме посвящено стихотворение “Бородинская годовщина”, написанное в 1831 году по поводу взятия предместья Варшавы. Однако слава Отечества — это не только военные победы, но процветание народа, справедливое политическое устройство. После тяжело перенесенного всеми передовыми людьми того вре-мени разгрома декабристского восстания 1825 года Пушкин вновь обращается к истории Отечества. Поэт создает цикл произведений о Петре I. Петровская эпоха, как никакая другая, глубоко и ярко проанализирована Пушкиным, потому что, на мой взгляд, личность Петра I симпатична автору. Поэт видит в образе Петра I образцового правителя государства. В поэме “Полтава” он пишет: Была та смутная пора, Когда Россия молодая, В бореньях силы напрягая, Мужала с гением Петра. В “Полтаве” идет прямое противопоставление Петра I Мазепе и Карлу XII как лицам отрицательным, неполноценным, обреченным на гибель. Петр I служил России, ее культурному, экономическомy и государственному росту. Петр I не играет в войну, как Карл XII, и не думает о личном возвышении, как Мазепа. Для него война со Швецией не личный каприз, не занятное время-провождение, а историческая необходимость. Россия в сердце. Россия в мыслях Петра. Повинуясь этим требованиям, своему государственному долгу и долгу совести, он выполняет титаническую работу. Вот почему он, по меткому выражению Пушкина, “на тронe вечный был работник”. В стихотворении “Стансы” Пушкин так писал о Петре I: То академик, то герой, То мореплаватель, то плотник, Он всеобъемлющей душой На троне вечный был работник. Петр I показан и как государственный деятель, который вздыбил Россию, заставил считаться с нами заморские державы, и как незаурядная личность, и как человек, которому не чужды человеческие слабости. Великим в своей простоте и открытости человеком показан Петр I, и именно сочетание “простоты, добра и правды”, правды во всем, делают Петра I грандиозной великой личностью в истории славного Отечества, в истории России. Россия, Россия и еще раз Россия. Она не сходит с уст поэта. А какая Россия без народа? И поэтому народ в произведениях Пушкина — главная решающая сила истории. Народ, его мнение, его быт и уклад жизни ярко выражены в любом творении поэта. Но я хочу остановиться на Трагедии “Борис Годунов”, в которой тема народа и истории наиболее глубоко выражена. “Борис Годунов” — в определенном смысле новаторское произведение. Разумеется, когда поэт создавал эту трагедию, перед взором его стоял не только отцеубийца Александр I. Замысел Пушкина был бесконечно шире. Поэт показывает нам народный мятеж, поэтому автора волнует прежде всего вопрос о природе этих волнений. Народ — это основа государства, и мнение народное сильнее неправой власти державной. Оно, мнение народное, рано или поздно карает эту власть. Народ — творец истории, с его мнением нельзя не считаться — вот великая мысль Пушкина. Народное мнение стало страшным гласом, прозвучавшим смертным приговором над Годуновым. Сила народа велика. Величие государства в величии его народа. И в “Борисе Годунове” я еще раз нашла яркое тому подтверждение: Не знаешь ли, чем сильны мы, Басманов? Не войском, нет, не польскою помогой, А мнением; да! мнением народным. Народ, а не цари и самозванцы творит суд истории. А русский народ силен духом, русский народ могуч. В истории Отечества много тому подтверждений. Хвала Пушкину, хвала за то, что он проследил славный путь народа, хвала создателю произведений, которые приближают нас к событиям давно минувших лет. Любое историческое событие не должно предаваться забвению. Да и сама история не должна быть в прошлом. Нет, она должна быть с нами, иметь выход к живому бытию. Произведения Пушкин

Лучшие Темы сочинений:

Новые сочинения:

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Два чувства дивно близки нам (Пушкин)

← Отрок Два чувства дивно близки нам…
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Когда порой воспоминанье… →
См. Стихотворения 1830 . Дата создания: 1830, опубл.: 1855. Источник: А.С.Пушкин. Собрание сочинений в 10 т. М., 1956—1962

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня!
Земля была без них мертва,
Как пустыня
И как алтарь без божества.

Примечания

При жизни Пушкина напечатано не было.

Автографы: 1. Черновой—ПД № 136. 2. Беловой автограф, переходящий в черновой — ПД № 137; ст. 1—4 опубликованы Анненковым в «Материалах для биографии Пушкина» — Сочинения Пушкина. Изд. Анненкова, т. I, 1855, стр. 346; полностью оба текста опубликованы Шляпкиным в книге «Из неизданных бумаг Пушкина», 1903, стр. 20—21 и 54.

Печатается по второму автографу.

Датируется предположительно первой половиной октября 1830 г.

Опубликовано в 1855 г. (см. выше).

В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с первого издания под ред. Геннади, 1859. (Т. З.)

Любовь к отеческим гробам

Любить прошлое, благоговеть перед его святыней…

Пушкин в известном черновике 1830 г . оставил нам запись, которую мы держим в русских сердцах уже почти два века, правда, распоряжаемся этим завещанием порой странно, даром что цитируем весьма часто:

Два чувства дивно близки нам —

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века

По воле Бога самого

Залог величия его.

Светское сознание отметит у Пушкина парадокс: вослед за родным пепелищем (то есть отчим домом) поэт отеческие гробы в последнем катрене называет «животворящей святыней». Более того, «Земля была б без них мертва, / Без них наш тесный мир — пустыня, / Душа — алтарь без божества». То есть: гробы являются животворящими, жизнью наполняющими Землю, нашу земную жизнь!

Ого. Это мысль православного человека, глубоко духовного. В какового Александр Сергеевич вполне развился к тридцати своим годам. По мнению русского философа С. Франка, справедливо полагавшего Пушкина выдающимся религиозным мыслителем, «замечательна та философская точность и строгость, с которой здесь изображена связь духовного индивидуализма с духовной соборностью: «любовь к родному пепелищу» органически связана с любовью к родному прошлому, к «отеческим гробам», и их единство есть фундамент и живой источник питания для личной независимости человека, для его «самостояния», как единственного «залога его величия» Единство этого индивидуально-соборного существа духовной жизни пронизано религиозным началом: связь соборного начала с индивидуальной, личной духовной жизнью основана «по воле Бога самого» и есть для души «животворящая святыня». Само постижение и восприятие этой связи определено религиозным сознанием, тем, что Достоевский называл «касанием мирам иным»».

Одним из таких отчетливых мест сердечного, но и духовного касания мирам иным для всякого русского человека является и монастырь в честь Святой Троицы и святого Александра Невского в Санкт-Петербурге, именуемый Лаврой. Туда нас ноги сами ведут всякий раз, когда мы приезжаем «навстречу Северной Авроры».

Теперь у входа в эту прославленную обитель стоит новый памятник святому равноапостольному князю Александру, честные мощи которого покоятся в главном храме Лавры — Троицком.

Но, проходя к Троицкому собору по узкому лаврскому переулочку и мостику, прихожанин минует два старых некрополя, остающихся по левую и правую руку. То есть к окормлению вечному человек проходит сквозь сонм великих могил.

Троицкий монастырь был создан по приказу Петра, усмотревшего в устье Черной речки «изрядное место». Первое упоминание обители в документах — июль 1710 г ., когда Петр I, осмотрев участок близ впадения Черной речки в Неву, повелел строить здесь Александро-Невский монастырь, поскольку эта территория считалась предполагаемым местом победы в 1240 г . войск князя Александра Ярославича над шведами в Невской битве. Петром предполагалось воспитывать здесь ученое монашеское братство — для подготовки настоятелей крупных монастырей России.

Через два года после окончания Северной войны Петр повелел принести в новый город на Неве мощи святого благоверного князя Александра Невского. До того они пребывали во Владимире. В 1723 г. через Москву и Новгород их доставили в Шлиссельбург. Лишь через год после их исхода из Владимира, в августе 1724 г., царь Петр на ботике сопровождал раку со св. мощами по Неве. В 1790 г. мощи были перенесены в Троицкий собор Александро-Невского монастыря, где пребывают и ныне. Рака с мощами теперь установлена на свое историческое место. Ежедневно перед мощами поются акафисты, звучат молитвы, каждое утро перед ракой с мощами покровителя обители ее насельниками совершается братский молебен.

В Троицком соборе возле серебряной раки со св. мощами князя Александра Невского хранился ключ Адрианополя, принесенный в дар обители императором Николаем I после войны за освобождение Греции от турецкого ига в 1829 г . Тут подвизались известные молитвенники: архимандриты Евгений (Болховитинов) и Иоакинф (Бичурин), Феодор (в миру Иоанн) Ушаков, схимонах Досифей и его ученик Варлаам, впоследствии Тобольский архиерей. К здешнему старцу Алексию перед отправлением в г. Таганрог в 1825 г . приезжал Император Александр I. По преданию, войдя в келью, он увидел черный гроб. «Смотри, — сказал ему схимник, — вот постель моя, и не моя только, а постель всех нас: в ней все мы, Государь, ляжем и будем спать долго».

Обитель получила статус Лавры в 1797 г . по указу императора Павла I. По проникновенному слову о. Сергия Булгакова, «представляет собою священный памятник великому русскому мужу, который так славно подвизался для блага своей родины и ныне предстоит молитвенником пред Богом за весь русский народ».

Кто же покоится в Лавре?

Лазаревское кладбище (Некрополь XVIII в.) было основано еще при Петре Великом, первые захоронения происходили в храме Благовещения. В этой небольшой деревянной церкви были похоронены многие сподвижники первого российского императора, в том числе В. М. Долгоруков и Б. П. Шереметев. В 1717 г. была возведена и торжественно освящена каменная церковь Воскрешения Лазаря, благодаря которой кладбище и получило свое нынешнее название. Эта церковь стала усыпальницей сестры Петра I царевны Натальи Алексеевны, в дальнейшем ее расширили и перестроили по чертежам известного архитектора Л. Я. Тиблена.
С 1947 г. в Лазаревской усыпальнице располагается музейная экспозиция — более 80 памятников, среди которых надгробные плиты, саркофаги и пристенные памятники.

Погребение на Лазаревском кладбище изначально было доступно лишь весьма богатым людям, да и то не всем – здесь хоронили лишь заслуженных деятелей Российской Империи. Каждое надгробие этого кладбища является величайшей исторической ценностью, так как все они созданы лучшими мастерами той эпохи.

На Лазаревском кладбище — том, что остается от вас по левую руку, когда идете в Лавру от Невского проспекта — похоронены ученые М. В. Ломоносов, Л. Эйлер, писатель Д. И. Фонвизин, архитекторы Дж. Кваренги, А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, К. И. Росси, живописец В. Л. Боровиковский, скульпоторы Ф. И. Шубин, П. К. Клодт, и И. П. Мартос, описатель Камчатки Крашенинников. Волконский, Оленин, вдова Александра Пушкина Н. Н. Ланская (все же удивляющее словосочетание, не правда ли?) и многие другие деятели культуры и науки. Знатные особы — Голицыны, Трубецкие, а также генерал-фельдмаршал А. Г. Разумовский, морганатический супруг императрицы Елизаветы Петровны . Здесь и могила друга царя Петра А. К. Нартова — посадского человека, дослужившегося до академиков, изобретателя, как пишут справочники, «первого в мире токарно-винторезного станка с механизированным суппортом и набором сменных зубчатых колес».

К началу XIX в. на Лазаревском кладбище стало не хватать места, и в 1823 г. неподалеку от него было основано Ново-Лазаревское. В 1869 г. в его северной части на деньги купцов Полежаевых, желавших возвести собственную усыпальницу, была заложена церковь в честь иконы Тихвинской Божией Матери, по имени которой и стало в дальнейшем называться кладбище.

С 1830-х все захоронения, в основном, велись именно на Тихвинском кладбище (ныне Некрополь Мастеров Искусств), которое было в два раза больше Лазаревского. Захоронения на Тихвинском кладбище продолжались до 1930-х, после чего оно было закрыт на реконструкцию и приобрело статус мемориального парка. Великая Отечественная война нанесла значительный ущерб многим памятникам некрополя, но в послевоенные годы были проведены тщательные реставрационные работы, вернувшие музею его первоначальный облик.

Некрополь Мастеров Искусств — он по правую руку — создан в 1940-х гг. на месте практически полностью уничтоженного Тихвинского кладбища и объединяет около 200 надгробий. В Некрополе покоятся композиторы М. И. Глинка, М. П. Мусоргский, Р. И Чайковский, А. П. Бородин, Н. А. Римский-Корсаков, А. С. Даргомыжский, писатели Н. М. Карамзин, Е. А. Баратынский, И. А. Крылов, художники А. А. Иванов, П. А. Федотов, А. И. Куинджи, Б. М. Кустодиев, А. Н. Бенуа, архитектор А. В. Щусев, скульптор М. К. Аникушин, критик «Могучей кучки» Стасов, и другие. Пантеон деятелей российской культуры, аккумулятор останков лучших людей Петербурга, составивших за многие годы непостижимую душу города и славу его.

В дальнейшем захоронения на Тихвинском кладбище проводились крайне редко, после войны здесь были погребены лишь некоторые наиболее значительные деятели искусств, такие как художник М. И. Авилов, артисты, В. А. Мичурина-Самойлова, Ю. М. Юрьев и некоторые другие. Последнее погребение на этом кладбище состоялось в 1989 г., когда скончался знаменитый режиссер Г. А. Товстоногов — народный артист СССР, главный режиссер Большого драматического театра. Режиссер похоронен между Южной и Черкасовской дорожками, автором бронзово-стального креста на постаменте является скульптор Л. К. Лазарев, 1992 г. Это единственный в музейном некрополе мемориальный памятник советского времени, образное решение которого восходит к традиционной форме креста с Распятием.

Эффектно и надгробье писателя Достоевского. Черная голова Федора Михайловича глядит со стелы взыскующе, словно говоря: «Если Православие невозможно для просвещенного, то вся сила России — временная…»

Быть может, еще одно известное сочинение Пушкина посвящено именно этому некрополю: «Когда за городом, задумчив, я брожу / И на публичное кладбище захожу, /

Решетки, столбики, нарядные гробницы…»

В Благовещенской церкви Лавры со времен Петра находили упокоение члены императорской фамилии. Хотя сам Петр похоронен в Петропавловской крепости; как и так называемые «останки» Семьи Царственных страстотерпцев, которые, кстати, не признаны Церковью таковыми. Недавно, после предоставления Зарубежной Церковью частицы св. мощей сестры Государыни — св. Елизаветы Феодоровны, были проведены действительно независимые исследования; экспертиза опровергла принадлежность перезахороненных в Петропавловской крепости останков членам семьи Государя Императора Николая II. Есть мнения, утверждающие, что возраст останков, которые пытались выдать за «царские», намного моложе: покойников сбросили в екатеринбургский могильник всего лет 60 тому назад.

У северной стены Благовещенского собора в пол вмурована мраморная плита «здесь лежит Суворов». Солдаты разных эпох России клялись в верности Отечеству у суворовского надгробья в Лавре.

А всего у Александро-Невской Лавры три кладбища. Есть еще и Никольское, пока не ставшее музеем, хотя и собравшее тоже целый пантеон выдающихся персон. Оно открыто в 1863 г. к востоку от Свято-Троицкого собора. Именно поэтому кладбище поначалу называли Засоборным, но в дальнейшем переименовали в Никольское по имени церкви, построенной неподалеку в 1868—1871 гг. Для украшения этого некрополя в северной его части был выкопан небольшой округлый пруд, придающий пейзажу особенную живописность.

Тут упокоены герой Порт-Артура, в нем же и погибший в 1904 г. генерала Р. И. Кондратенко; многострадальный сын поэтов Ахматовой и Гумилева, выдающийся историк и географ Лев Николаевич Гумилев (1912—1992) с супругой; а также митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв), почивший в 1995 г.

На Никольском кладбище можно найти много часовен-склепов, оформленных по моде того времени в древнерусском стиле. Такие известные мастера, как Р. Бах, И. Шредер, Н. Лаверецкий и прочие, увековечили многих богатых и знатных людей в бронзе, граните и мраморе, создав множество великолепных скульптурных изображений, гармонично вписывающихся в пейзаж Никольского клабища. Здесь же можно найти интересные мемориальные памятники в стиле «модерн», роскошно украшенные мозаикой и майоликой.
Из трех кладбищ, входящих в состав некрополя Александро-Невской лавры, лишь Никольское кладбище не имеет статус музея. В 1970-е годы оно было тщательно отреставрировано, а в Никольской церкви был произведен капитальный ремонт. В 1985 г . Церкви был возвращен Никольский кладбищенский храм, торжественно освященный 22 апреля 1985 г . В храме хранятся останки почитаемого многими верующими угодника Божия, затворника Матфея (Тотамира). Из новейших известных захоронений Никольского — могила знаменитого хирурга Федора Углова и мэра города на Неве Анатолия Собчака и депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. Это тоже уже история, хотя эти политики — и не наши герои.

Священномученик Сергий Мечёв написал для нас в 1929 г .: «Любить прошлое, благоговеть перед его святыней, помнить о том, что много людей прекрасно прожили свой век здесь, на земле и оставили нам памятники, по которым мы можем учиться жизни в Боге и подвиге».

Ну что ж, привелось и нам побродить под некропольским снегом, посидеть на лавке в парке и, поставив свечу у раки Александра Невского в Свято-Троицком соборе, прощаясь с Петербургом, снова свернуть на аллею «отеческих гробов».

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: » Русская беседа «

Два чувства дивно близки нам

Бывший профессиональный партийный работник – о значении дореволюционного прошлого

Знакомьтесь: наш собеседник – Анатолий Елдашев, заведующий кафедрой Казанской духовной семинарии, руководитель отдела Госмузея изобразительных искусств республики, председатель городского общества историков-краеведов, в широких кругах более известный как первооткрыватель тайн казанских некрополей, знаток православной старины.

Одна из последних инициатив, с которой он выступил в ряде казанских изданий, – установка на Арском кладбище памятного знака героям – участникам Первой мировой войны, столетие с начала которой отмечалось в прошлом году. Как известно, тысячи наших земляков пали на полях сражений, однако от тех лихих времен в столице Татарстана сохранилась лишь одна могила – подпоручика Всеволода Мейера, погибшего в 1915 году. Неумолимое время стерло память о минувшем. Именно поэтому нам, по мнению Анатолия Елдашева, по мере возможностей необходимо восстановить утраченную справедливость.

Анатолий Михайлович всегда занимал активную жизненную позицию. Он – единственный в российских регионах лауреат престижной Макариевской премии. За последние пятнадцать лет свет увидело свыше тридцати его научных трудов. Наиболее значительный – недавно вышедшая из печати монография «Православная культура в Казанском крае», с которой и началась наша беседа.

– Это одно из первых, без преувеличения, по-настоящему капитальных исследований о казанских монастырях, монашестве, подвижниках веры, утраченных храмах, – рассказал Анатолий Михайлович. – Написана книга на основании первоисточников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.

Особое место в труде занимает повествование о пребывании в казанском крае высоких духовных лиц. Например, будущих патриархов всея Руси Тихона и Сергия, обер-прокурора Святейшего правительственного синода Константина Победоносцева, святого праведного Иоанна Кронштадтского. В книге отражена также история единственной казанской церкви, которая не закрывалась даже в годы советского безбожия, – Ярославских чудотворцев, что на Арском кладбище.

– Какие открытия в своих исторических изысканиях вы считаете наиболее ценными?

– Чем дальше, тем больше убеждаюсь: многочасовые бдения в читальных залах библиотек и архивов не проходят даром. А многие открытия сделаны именно в тиши этих помещений.

Несколько лет назад музейные сотрудники спросили меня, где в Казани был похоронен губернатор Александр Гейнс, муж Ольги Александровой-Гейнс, известной благотворительницы, на средства который, как известно, на улице Воскресенской был возведен Пассаж. Сведений об этом нет. При том, что в дореволюционной мемуарной литературе можно найти упоминания: Гейнс был похоронен то ли «в казанском соборе», то ли «при казанском храме». И больше никакой ясности.

Ответ был найден в библиотеке Казанской духовной семинарии, где я работал над историей Зилантова монастыря. В руки попала небольшая, но удивительно содержательная брошюра настоятеля обители архимандрита Никодима (Прелатова). Он сообщал, что Ольга Сергеевна устроила под Успенским собором монастыря часовню-склеп для своих родных. В усыпальнице были похоронены ее отец, мать, брат и, разумеется, муж Александр Константинович.

Другой факт. Известно, что в Казани проживал троюродный брат Александра Сергеевича Пушкина подполковник Александр Неелов. Но где именно в городе он жил и где похоронен?

И вот недавно мне удалось это выяснить! Оказывается, Александр Петрович находился в Казани под негласным надзором полицейского управления – из-за его симпатий к польским повстанцам. Со своим многочисленным семейством он проживал в Адмиралтейской слободе. Весьма вероятно, что, посещая Казань в сентябре 1833 года, Пушкин встречался с братом. И как Гейнсы, Неелов вместе с женой также был похоронен в некрополе Зилантова монастыря.

Идем дальше. Несколько лет назад при археологических работах на территории Спасо-Преображенского некрополя, что в Казанском Кремле, была обнаружена уникальная массивная могильная плита. Откровенно скажу: приложил немалые усилия, чтобы она не была утрачена.

Позднее московские специалисты выяснили, что под плитой был погребен Гордей Афанасий Пальчиков – казанский стрелецкий голова, который в мае 1614 года на реке Яике пленил Марину Мнишек с «ворёнком» – трехлетним сыном Ванюшей – и одного из руководителей первого народного ополчения Ивана Заруцкого, доставив их позднее в Москву.

  • Известно, что в Казани проживал троюродный брат Александра Пушкина подполковник Александр Неелов. Но где именно в городе он жил и где похоронен? Недавно удалось это выяснить…

Получается, Марина Мнишек, жена Лжедмитрия I, самозваная российская царица, была в Казани! Малоизвестный исторический факт.

– А как вы пришли к изучению некрополей?

– Старые захоронения – корневая система общества, его духовная память. Некрополь – город мертвых – пространство особого порядка, сохранение которого в целостности имеет непреходящее нравственное значение. Об этом говорил еще последний русский интеллигент академик Дмитрий Лихачев. Некрополи – важнейшая и очень уязвимая часть культурного наследия. Понятно, что упадок некрополей свидетельствует о духовной болезни всего общества.

Послереволюционный вандализм, разрушение традиций, агрессивный атеизм, корысть и безразличие эксплуатационных служб – все это привело к гибели многих сотен памятников в исторических некрополях и ликвидации ряда старых кладбищ. Чтобы уберечь их от полной гибели, необходимо не только совершенствовать законодательство об охране памятников, но и возродить в современном обществе уважительное отношение к самому месту кладбища, выражающему идею связи поколений и исторической преемственности.

– Анатолий Михайлович, не секрет, что вы долгое время были профессиональным партийным работником. Как пришли к теме православия?

– Компартии я действительно отдал семнадцать лет. Причем был не просто рядовым членом, а занимал достаточно значимые должности. В частности, заведовал отделом пропаганды и агитации Бугульминского горкома партии, затем был инструктором отдела пропаганды и агитации Татарского обкома, проректором университета марксизма-ленинизма. В 1981 году с отличием окончил саратовскую Высшую партийную школу.

Как бы ни оценивалось в современном обществе советское время, лично меня оно многому научило – концентрации сил, широкому взгляду на проблемы, внутренней дисциплине и самоорганизации. В этом смысле мое поколение прошло неплохую школу гражданственности.

– А знаете ли вы своих предков, кто они?

– Родился я в духовно богатой семье. В нашем роду – двенадцать художников, из них четверо иконописцы, две монахини. Были паломники, странники, ходившие молиться по монастырям России, даже в Иерусалим. Прадед Анисим Иванович Гришин в апреле 1882 года был на святой горе Афон, поддержал материально Русский Свято-Андреевский скит, за что получил благодарственное письмо от настоятеля архимандрита Феодорита. Кстати, оно сохранилось. Бумаге уже 133 года! Ветхий от времени документ мне пришлось заламинировать.

  • Московские специалисты установили: под могильной плитой на территории Спасо-Преображенского некрополя, что в Казанском Кремле, был погребен Гордей Пальчиков – казанский стрелецкий голова, который в мае 1614 года на реке Яике пленил Марину Мнишек с «ворёнком» – трехлетним сыном Ванюшей – и одного из руководителей первого народного ополчения Ивана Заруцкого, доставив их позднее в Москву. Малоизвестный исторический факт.

А вот двоюродный дед по матери Георгий Анисимович Гришин, выпускник иконописной школы Троице-Сергиевой лавры, три года учился у монахов обители. Прошел основательную школу иконописания. Впоследствии расписывал храмы в Санкт-Петербурге, Москве, Казанской, Вятской, Самарской губерниях… Был духовным чадом Иоанна Кронштадтского, имел от него именную фотокарточку, к сожалению, в 1920-е годы утраченную. Лично видел императора Николая II, чуть не пострадал во время его коронации в мае 1896 года на Ходынском поле. Опоздал на торжества, банально проспал – молодой ведь был…

Думаю, мои предки отмолили меня, направили стопы и мысли на пути к Богу, к делам ему угодным, праведным.

– Признаюсь, неожиданно услышать подобное из уст профессионального историка…

– Тринадцать поколений своего рода по материнской линии я знаю с 1690 года, по отцовской – несколько меньше, с 1840-х годов. В моем рабочем кабинете установлены портреты десяти моих предков, написанные маслом. С середины XVII века они проживали в селах Лекарево (Вятская губерния, ныне Елабужский район) и Большое Афанасово (Уфимская губерния, ныне Нижнекамский район) по обеим берегам красавицы Камы, практически напротив друг друга.

Моя двоюродная прапрабабушка монахиня Аглаида (Александра Петровна Тютикова) шестьдесят лет отдала служению Богу, пройдя многие ступени монашеского послушания, 35 лет была старшей в живописной мастерской елабужского Казанско-Богородицкого женского монастыря. До нас дошли иконы ее работы.

Не сомневаюсь: существует родовая связь между поколениями. И чем больше человек знает о своих предках, тем он тверже стоит на земле в делах своих и помыслах. Помните у Пушкина: «Два чувства дивно близки нам, в них обретает сердце пищу: любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам».

– Что бы вы посоветовали читателям, которые решили исследовать свою генеалогию? Если не ошибаюсь, сегодня это весьма востребованная сфера услуг?

– Татарстанцам я бы посоветовал начинать поиски с фондов Национального архива республики. Нужно написать заявление и начать с материалов первой Всероссийской переписи населения 1897 года, затем вести поиск своих предков через ревизские сказки. Заказывать надо перепись населения своего села, деревни. Конечно, легче тем, кто ведет свой род из Казанской губернии. Но если вы происходите из других губерний, тогда, разумеется, нужно обращаться в другие регионы страны.

Но уверен: работая с документами и материалами, вы получите огромное удовлетворение, прилив духовных и физических сил. Перед вами начнут раскрываться страницы былого, когда вы по крупицам будете составлять семейное генеалогическое древо. А пока поподробнее расспрашивайте о семейных историях у ваших старших родственников, у бабушек и дедушек. Время летит неумолимо быстро. И как бывает обидно спустя годы, что не успели спросить, уточнить, записать!

– Анатолий Михайлович, каковы ваши планы на предстоящий год?

– Поставил перед собой задачу описать историю казанских церквей, в том числе и домовых, а также часовен за всю историю их существования с 1552 года. Горожане, наверное, еще помнят старый центральный вход на Арское кладбище, помнят разворотное трамвайное кольцо восьмого маршрута, диспетчерскую будку. Так вот, эта будка была переделана из часовни во имя святого праведного Серафима Саровского 1909 года постройки.

В 1917 году в Казани было 37 часовень, из них четыре деревянных. Где они находились, к каким монастырям и церквям были приписаны? В полном объеме сегодня никто и не скажет. Я уж не говорю о подземных ходах и галереях Казани, некоторые из них, возможно, связаны с исчезнувшей ханской казной.

А еще в прошлом году исполнилось 150 лет со дня рождения великой княгини, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны – старшей сестры императрицы Александры Феодоровны, принявшей мученическую смерть в июле 1918 года. О ней-то и хотелось бы написать, тем более она неоднократно посещала наш край.

На моем рабочем столе – две фотографии княгини, где она снялась с нашим земляком, уроженцем села Новоспасское Уфимской губернии (ныне Заинский район) Михаилом Волковым, участником Русско-японской войны. Фотографии сделаны в июле 1905 года в усадьбе Ильинское ее супруга Сергея Александровича, что под Москвой. Великая княгиня излечила там тридцать безногих инвалидов, на прощание подарила каждому часы, швейную машинку и сфотографировалась на память. Это ли не пример бескорыстия, сострадания и любви к ближнему!

Мне не дают покоя эти фотоснимки. Надеюсь узнать их предысторию.

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА

Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу — Данный текст предназначен только для частного использования 2005 Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. Животворящая святыня! Земля была б без них мертва. А. С. Пушкин Александр Сергеевич Пушкин… Сколь много значит это имя для каждого из нас. С этим именем, наверное, у каждого человека связано первое знакомство с поэзией. Каждый воспринимает поэта по-своему, всякий раз открывая для себя что-то новое. Еще в раннем детстве, не зная автора сказок, мы читаем наизусть отрывки из сказки о золотой рыбке, слушаем с замиранием сердца сказку о прекрасной царевне-лебеди и умоляем родителей, чтобы они (уже в который раз!) прочитали нам сказку о царе Додоне. И уже тогда, наивно, по-детски понимая стихи Пушкина, переживая за “хороших” героев и ненавидя “плохих”, мы вбираем в себя все лучшее из этих сказок. Со временем приходит более глубокое понимание творчества талантливейшего поэта. И, наконец, мы доживаем до такого состояния, когда осознаем, какое же неоценимое наследие оставил этот гений человечеству. Пушкин! Мы так привыкли к этому имени, кто поэзии, к его гению, к тому, что он — “солнце русской поэзии”, к тому, что он — “русский человек в его развитии, в каком эн, может быть, явится через двести лет” (Гоголь), что он — “начато всех начал” (Горький), что он — “наше все” (Ал. Григорьев), что он — “самый замечательный человек в России” (Николай I), что он “обладает всемирной отзывчивостью” (Достоевский), что он — наш современник, ибо идет с каждым из нас от рождения до смерти. Пушкин — на все времена, Пушкин — вечен. Велик поэт, равно как велико и многогранно его творчество. Оно охватывает все стороны жизни России прошлого столетия. Это Л Историческая обстановка, и быт эпохи, и нравы, и идеология. Э России XIX века рассказывают произведения поэта, но как близка она нам, потомкам, живущим на стыке времен, потому ito нам не чужд пушкинский патриотизм. Тема Родины занимает большое место в творчестве А. С. Пушкина. О чем бы ни писал поэт, этот образ всегда согревал его душу. Что происходит, что совершается на родной Руси сегодня, что ожидает ее завтра — мысли эти неотступно тревожили его. Горячо любя Россию, поэт не мог не волноваться о “земли родной минувшей судьбе”, поэтому очень часто мы видим обращение Пушкина к теме истории Отечества.

Это подтверждается большим количеством произведений как в прозе, так и поэтических, в которых поэт пытается не просто воспроизвести те или иные события, но и дать им оценку с позиции автора и гражданина. И, чтобы не быть голословной, приведу ряд произведений: “Дубровский”, “Капитанская дочка”, “Борис Годунов”, “Медный всадник”, “Полтава”. Одно из первых таких произведений — “Песнь о вещем Олеге”, написанная в 1821 году, в которой излагается поэтическая версия кончины великого русского князя, прославившегося своими удачными военными походами и победами над сильными врагами, в частности над Византией: “Твой щит на вратах Цареграда”.

Гордостью за Отечество, за смелость и доблестное служение России ее сыновей, великих людей земли русской веет на нас со страниц “Песни”. Тема торжества русского оружия, героизма русского народа, победителя, освободителя, ярко и сильно звучит и в произведениях, посвященных Отечественной войне 1812 года — славной странице истории нашего могучего и многострадального Отечества. Как величественны строки из “Евгения Онегина”, воспевающие подвиг Москвы: Напрасно ждал Наполеон, Последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной С ключами старого Кремля; Нет, не пошла Москва моя К нему с повинной головою. В строках стихотворения “Воспоминания в Царском Селе” ярко прослеживается тема исторической личности. Перед нами, как живые, встают прославившиеся в боях “перункагульских берегов” Румянцев, “вождь полунощного флага” Орлов. Этой же теме посвящено стихотворение “Бородинская годовщина”, написанное в 1831 году по поводу взятия предместья Варшавы. Однако слава Отечества — это не только военные победы, но процветание народа, справедливое политическое устройство. После тяжело перенесенного всеми передовыми людьми того вре-мени разгрома декабристского восстания 1825 года Пушкин вновь обращается к истории Отечества. Поэт создает цикл произведений о Петре I. Петровская эпоха, как никакая другая, глубоко и ярко проанализирована Пушкиным, потому что, на мой взгляд, личность Петра I симпатична автору. Поэт видит в образе Петра I образцового правителя государства. В поэме “Полтава” он пишет: Была та смутная пора, Когда Россия молодая, В бореньях силы напрягая, Мужала с гением Петра. В “Полтаве” идет прямое противопоставление Петра I Мазепе и Карлу XII как лицам отрицательным, неполноценным, обреченным на гибель. Петр I служил России, ее культурному, экономическомy и государственному росту. Петр I не играет в войну, как Карл XII, и не думает о личном возвышении, как Мазепа. Для него война со Швецией не личный каприз, не занятное время-провождение, а историческая необходимость. Россия в сердце. Россия в мыслях Петра. Повинуясь этим требованиям, своему государственному долгу и долгу совести, он выполняет титаническую работу. Вот почему он, по меткому выражению Пушкина, “на тронe вечный был работник”. В стихотворении “Стансы” Пушкин так писал о Петре I: То академик, то герой, То мореплаватель, то плотник, Он всеобъемлющей душой На троне вечный был работник. Петр I показан и как государственный деятель, который вздыбил Россию, заставил считаться с нами заморские державы, и как незаурядная личность, и как человек, которому не чужды человеческие слабости. Великим в своей простоте и открытости человеком показан Петр I, и именно сочетание “простоты, добра и правды”, правды во всем, делают Петра I грандиозной великой личностью в истории славного Отечества, в истории России. Россия, Россия и еще раз Россия. Она не сходит с уст поэта. А какая Россия без народа? И поэтому народ в произведениях Пушкина — главная решающая сила истории. Народ, его мнение, его быт и уклад жизни ярко выражены в любом творении поэта. Но я хочу остановиться на Трагедии “Борис Годунов”, в которой тема народа и истории наиболее глубоко выражена. “Борис Годунов” — в определенном смысле новаторское произведение. Разумеется, когда поэт создавал эту трагедию, перед взором его стоял не только отцеубийца Александр I. Замысел Пушкина был бесконечно шире. Поэт показывает нам народный мятеж, поэтому автора волнует прежде всего вопрос о природе этих волнений. Народ — это основа государства, и мнение народное сильнее неправой власти державной. Оно, мнение народное, рано или поздно карает эту власть. Народ — творец истории, с его мнением нельзя не считаться — вот великая мысль Пушкина. Народное мнение стало страшным гласом, прозвучавшим смертным приговором над Годуновым. Сила народа велика. Величие государства в величии его народа. И в “Борисе Годунове” я еще раз нашла яркое тому подтверждение: Не знаешь ли, чем сильны мы, Басманов? Не войском, нет, не польскою помогой, А мнением; да! мнением народным. Народ, а не цари и самозванцы творит суд истории. А русский народ силен духом, русский народ могуч. В истории Отечества много тому подтверждений. Хвала Пушкину, хвала за то, что он проследил славный путь народа, хвала создателю произведений, которые приближают нас к событиям давно минувших лет. Любое историческое событие не должно предаваться забвению. Да и сама история не должна быть в прошлом. Нет, она должна быть с нами, иметь выход к живому бытию. Произведения Пушкин

Лучшие Темы сочинений:

Новые сочинения:

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: