Драма крушения человеческой личности в рассказе А

В 90-е годы XIX века основной темой произведений А.П. Чехова стала тема интеллигенции, причем его интересовало общественное поведение этого слоя, его умственное и психологическое состояние. В целом ряде произведений писатель подвергает критике общественную пассивность, пошлость, равнодушие, отсутствие общественных. запросов среди интеллигенции. Чехов вскрыл и показал такое явление среди интеллигенции, как футлярность, которая является особым состоянием души, свойством человеческого характера, заключающимся в желании не вмешиваться в жизнь, в энергичной защите от внешнего мира. Таким футляром может быть наука, семейное гнездо, собственность, материальное благополучие.

Обратившись к одной из острых проблем современности, Чехов предметом изображения делает внешне незаметные внутренние изменения в мыслях, настроениях человека, в оценках себя и окружающего мира. Своеобразие творческой манеры Чехова в том, что социальные противоречия он осознает как кризисное состояние человека, из которого он или стремится выйти, или, наоборот, подчиняется и дает поглотить себя мелкой, пошлой жизни.

В 90-е годы Чехов главной творческой задачей делает испытание героя на прочность, на право быть личностью, умение остаться самим собой, уметь противостоять среде. Чехов не принимает формулу «среда заела». Он считает, что человек должен уметь противостоять среде, пошлости, иначе он сам становится олицетворением мещанства, косности и гибнет как личность. В рассказе «Ионыч» как раз и представлен процесс изменения героя, духовная деградация личности, превращение из доброго человека, не лишенного даже поэтической жилки, в холодног.

Почему и как доктор Старцев стал Ионычем? (по рассказу А. П. Чехова «Ионыч»)

Берегите в себе человека.

А. Чехов

В рассказе «Ионыч» Чехов нарисовал драму крушения человеческой личности, ярко показал убийственную опас­ность примирения с существующим строем, подчинения господствующим нравам и принятой морали.

Знакомство с жизнью города С., где происходят собы­тия, Чехов начинает с представления нам «самой обра­зованной и талантливой семьи» Туркиных. Глава семей­ства — Иван Петрович — любил устраивать спектакли, в которых сам и играл, его жена Вера Иосифовна писала романы, а дочь Екатерина Ивановна, или Котик, как ее называли в семье, играла на фортепиано. Жизнь в городе в целом скучна и однообразна, и даже представители этого «талантливого» семейства в конечном счете оказы­ваются довольно бездарными, такими же скучными и достаточно недалекими. А восприятие их Старцевым в первый вечер знакомства было своего рода зеркалом его самого, молодого, доброжелательного, еще наивного земс­кого врача, изрядно соскучившегося в своей глуши по хорошему обществу. Поэтому весь вечер доктор воспри­нимал как праздник, и все ему казалось «так приятно, так ново».

Чрезвычайно довольный новым знакомством, доктор Старцев вновь возвращается к своей работе. Он занимает­ся любимым делом и полон желания трудиться на благо общества. Но дело в том, что общество это имеет интересы довольно мелкие, а жизнь ведет праздную и легкомыслен­ную, пустую. С такими людьми хорошо играть в карты или обедать, но ни в коем случае нельзя разговаривать о науке, искусстве, политике (что всегда интересовало докто­ра) — вас просто не поймут или обидятся.

И мы видим, что очень постепенно, но неуклонно Старцева стала засасывать эта трясина. Вот по проше­ствии длительного времени он снова попадает к Туркиным, и в его сердце просыпается любовь к молоденькой Екатерине Ивановне. Но рядом с мечтами о будущем его постоянно мучает вопрос: «К лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку. делать глупость? К чему поведет этот роман? Что скажут товарищи, когда узнают?» И эта опасливая оглядка, а позже и неожидан­но расчетливые мысли («А приданого они дадут, должно быть, немало. ») заметно перебивают лирическое настро­ение влюбленного.

Несмотря на мечты и надежды, доктор получил отказ от самой девушки. О, как он переживал и мучился — це­лых три дня!

Постепенно Старцев все больше погружается в трясину обывательского существования. При мысли о прежней сво­ей любви он уже испытывает облегчение, что все так «бла­гополучно» закончилось, а после — вовсе забывает.

Если первое время Старцев работал вдохновенно, тща­тельно, «с любовью», то дальше, с появлением большой практики, он начинает принимать больных поспешно. В конце же знаменитый доктор приобрел практику просто огромную, у него «уже есть два имения и два дома в городе, и он облюбовывает себе еще третий, повыгоднее. »

Постепенно растворяется та грань, которая отделяет доктора от бездумного обывательского общества. Он ста­новится «своим» этим людям, и они все чаще называют его по-простому, без должного уважения — Ионычем. Всем в городе становятся знакомы его привычки и капризы, к которым относятся с пониманием, а Ионыч, в свою очередь, охотно играет вечерами в карты, и никакое искусство или наука его больше не волнуют и не интересуют. У доктора появилась новая забава — считать деньги, полученные от больных, и прятать их в банк.

Прошло несколько лет, он снова попадает к Туркиным. «А хорошо, что я на ней не женился», — думает Ионыч про Екатерину Ивановну. Он замечает значитель­ные перемены в девушке, она повзрослела, самостоятель­ная жизнь в незнакомом городе многому ее научила. Но доктора уже не могут тронуть ничьи чувства, он способен лишь брюзжать и раздражаться. Даже та искра, «затеп­лившийся огонек», который девушке удалось разжечь в его душе, быстро гаснет при воспоминании «про бумажки, которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием». Материал с сайта //iEssay.ru

Все, что было в нем страстного, живого, способного к любви и самозабвению, угасло, теперь ему все безразлич­но. Он так и остался одиноким, «живется ему скучно, ничто его не интересует». Только и осталось ему играть в винт по вечерам, а после — ужинать одному за боль­шим столом. Сердце у него очерствело, он груб и безду­шен с пациентами. «Пухлый, красный» Ионыч теперь мало похож на человека, он больше напоминает язычес­кого бога.

С неотразимой убедительностью Чехов сумел показать нам процесс деградации человека, поддавшегося обезду­шивающему влиянию чудовищной окружающей среды, его духовное обнищание. Самое страшное в этом то, что сам человек не замечает трагедии, драмы, которая разыгрыва­ется у него внутри, поскольку стремление к покою и сыто­сти очень медленно, но неумолимо убивает его мечты и надежды, иссушает ум и оглупляет сердце. И очень пе­чально то, что никто и ничто уже не сможет разбудить в Ионыче доктора Старцева.

На дне, Человек в творчестве М. Горького

Человек как огромный неисследованный мир, как величайшая загадка природы интересовал М. Горького на протяжении всего творческого пути. Человеческие мысли и чувства, надежды и их крушение, сила и слабость, его духовная и социальная природа находят свое отражение в образах, созданных писателем.

Персонажи Горького — это не наши современники, это люди начала XX века, эпохи трех революций и мировой войны, эпохи крушения старого мира и начала новой жизни.

Человек Горького — это герой того времени. Но, изображая своего современника, автор пытается угадать, каким будет сын этой новой бурной эпохи, Человек завтра. В его образе Горький воплощает все самое лучшее, что есть в его современниках.

«Человек» для Горького не просто слово, обозначающее животное вида Homosapians, но почетное имя, звание, которое надобно заслужить. «Превосходная должность — быть на земле человеком», — пишется в рассказе «Рождение человека». И для того чтобы именоваться Человеком, прежде всего надобно обладать гордостью и личной духовной свободой, которых так боятся и ненавидят Зевс, Иегова, Аллах, другие боги и божки различных религий и «великие вожди и учителя» — диктаторы всех мастей и времен. Все они известны у Горького под общим именем «черное чудовище власти». Это чудовище, объявив гордость первейшим грехом, руками своих жрецов во все времена убивало свободных, гордых, сильных духом.

Гордость — чудеснейшая черта характера. Она делает раба свободным, слабого — сильным, ничтожество превращает в личность. Гордость не терпит ничего обывательского и «общепринятого». Герои рассказа «Макар Чудра» Лойко и Радда предпочитают смерть несвободной жизни, потому что сами горды и свободны. Но гипертрофированная гордость, гордыня порождает абсолютную свободу, свободу от общества, свободу от всех моральных устоев. Эта мысль Горького звучит в рассказе старухи Изергиль о Ларре, который, будучи именно таким абсолютно свободным индивидуумом, умирает для всех (и прежде всего для себя), оставаясь в наказание жить вечно. Герой обрел в бессмертии смерть. Горький напоминает о вечной истине: нельзя жить в обществе и быть свободным от него.

Другое качество человека, по Горькому, — это способность всеобъемлюще, всеохватывающе чувствовать, полностью отдаваясь своим чувствам, не слушая голос разума. «Безумство храбрых — вот мудрость жизни». Я думаю, что в этой фразе писатель сделал ударение на слове «безумство». «Расчет — вот энтузиазм мудрого» — эти слова автор обращает к тем, кого презирает. Поэтому у Горького в числе первостепенных и любимых им персонажей не встретишь разумных, холодных, полуположительных субъектов типа Базарова или Ставрогина (хотя такие люди существовали всегда). Слишком рассудочные люди — обычно нравственно мертвые, а Человек Горького — живой. Это Homo Sentiense, Человек чувствующий. Таковы Фома Гордеев и Пелагея Ниловна Власова, Коновалов и Чел-каш, Сатин и Тетерев — все главные и даже не очень главные герои его произведений. У всех них чувства больше, чем разума. Впрочем, сам Горький считает чувственность уделом слабых, полагая, что она не должна мешать Человеку на его пути. Самым же главным качеством Человека писатель считает умение жить. Жить в самом полном смысле этого слова. Всех живущих Горький разделяет на две группы: «горячих» и «гниющих». «Гниющие» — это люди слабые и ограниченные, которые не пытаются изменить жизнь и вполне довольны своим положением. Таких — большинство. И типичный представитель их образ-символ Серый «любит только жизнь теплую, жизнь сытую, жизнь уютную. Он готов рабски служить всякой силе, только бы она охраняла его сытость и покой. Вся жизнь для него — зеркало, в котором он видит только себя. Он очень живуч, ибо обладает всеми талантами паразита. Его душа — трон скользкой жабы, которую зовут пошлостью, его сердце — вместилище трусливой осторожности. Он хочет много наслаждаться и боится беспокойства — это делает его раздвоенным и фальшивым».

Образы-символы Уж и Серый, Сатин, Яков Маякин — это и есть те самые слабые и глупо-пошлые существа, косные и инертные — уродливый пасквиль на настоящего Человека. Но есть и другие люди — «горящие». Они бурно расходуют свою энергию, отдаются жизни и берут ее, поют ей гимн. «Большое это удовольствие — жить на земле!» — говорит Нил, один из первостепенных героев пьесы «Мещане». Ему вторят Сокол и Буревестник, герои романтических рассказов, и революционеры из романа «Мать», и многие другие «горящие» герои Горького.

Но для того чтобы по-настоящему прожить жизнь, недостаточно «гореть», недостаточно быть свободным и гордым, чувствующим и беспокойным. Нужно иметь главное — поставленная задача, поставленная задача, оправдывающую существование человека, ибо «цена человека — дело его».

«В жизни всегда есть место подвигу», «Вперед! и — выше! все — вперед! и — выше — вот кредо настоящего Человека».

Бесцельно, бессмысленно «горит» жизнь Изергиль, ничего не освещая. В противоположность ей ослепительно вспыхивает и гаснет жизнь Данко, осветившая людям путь к новой жизни. Погибая, Данко обретает бессмертие, т. к. бессмертие есть плата за высокую, великую поставленная задача. Человек должен стремиться к высокой, великой цели, и на пути ее осуществления ему ничто не должно мешать: ни слепая вера, стремящаяся поработить его, ни баюкающая, сладкая надежда, успокаивающая его, ни унижающая его любовь. Ради этой цели надобно принести любые жертвы, лишь бы поставленная задача оправдывала их.

Итак, Человек, оружие которого «твердая уверенность в свободе мысли, в ее бессмертии и в вечном росте творчества ее» — неисчерпаемый источник его силы. Человек, призвание которого «.. .новое создать на выкованных мыслью незыблемых устоях свободы, красоты и уважения к людям!». Человек, смысл жизни которого «. в творчестве, а творчество само довлеет и безгранично!» Вот он — настоящий Человек, Человек-Бог, нет, Человек — выше любых придуманных им богов! Человек — Вселенная, идеал, созданный Горьким, вложившим в него все самое лучшее из всех героев своего времени. «Все — в Человеке, все — для Человека. Существует только Человек, все же остальное — дело его рук и мозга. Чело-век! Это — великолепно! Это звучит. гордо!»

Сочинение: А. П. ЧЕХОВ «Почему и как доктор Старцев стал Ионычем?»

В рассказе «Ионыч» Чехов нарисовал драму крушения человеческой личности, ярко показал убийственную опас­ность примирения с существующим строем, подчинения господствующим нравам и принятой морали.

Знакомство с жизнью города С., где происходят собы­тия, Чехов начинает с представления нам «самой обра­зованной и талантливой семьи» Туркиных. Глава семей­ства — Иван Петрович — любил устраивать спектакли, в которых сам и играл, его жена Вера Иосифовна писала романы, а дочь Екатерина Ивановна, или Котик, как ее называли в семье, играла на фортепиано. Жизнь в городе в целом скучна и однообразна, и даже представители этого «талантливого» семейства в конечном счете оказы­ваются довольно бездарными, такими же скучными и достаточно недалекими. А восприятие их Старцевым в первый вечер знакомства было своего рода зеркалом его самого, молодого, доброжелательного, еще наивного земс­кого врача, изрядно соскучившегося в своей глуши по хорошему обществу. Поэтому весь вечер доктор воспри­нимал как праздник, и все ему казалось «так приятно, так ново».
[sms]

Чрезвычайно довольный новым знакомством, доктор Старцев вновь возвращается к своей работе. Он занимает­ся любимым делом и полон желания трудиться на благо общества. Но дело в том, что общество это имеет интересы довольно мелкие, а жизнь ведет праздную и легкомыслен­ную, пустую. С такими людьми хорошо играть в карты или обедать, но ни в коем случае нельзя разговаривать о науке, искусстве, политике (что всегда интересовало докто­ра) — вас просто не поймут или обидятся.

И мы видим, что очень постепенно, но неуклонно Старнева стала засасывать эта трясина. Вот по проше­ствии длительного времени он снова попадает к Турки-ным, и в его сердце просыпается любовь к молоденькой Екатерине Ивановне. Но рядом с мечтами о будущем его постоянно мучает вопрос: «К лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку. делать глупость? К чему поведет этот роман? Что скажут товарищи, когда узнают?» И эта опасливая оглядка, а позже и неожидан­но расчетливые мысли («А приданого они дадут, должно быть, немало. «) заметно перебивают лирическое настро­ение влюбленного.

Несмотря на мечты и надежды, доктор получил отказ от самой девушки. О, как он переживал и мучился — це­лых три дня!

Постепенно Старцев все больше погружается в трясину обывательского существования. При мысли о прежней сво­ей любви он уже испытывает облегчение, что все так «бла­гополучно» закончилось, а после — вовсе забывает.

Если первое время Старцев работал вдохновенно, тща­тельно, «с любовью», то дальше, с появлением большой практики, он начинает принимать больных поспешно. В конце же знаменитый доктор приобрел практику просто огромную, у него «уже есть два имения и два дома в городе, и он облюбовывает себе еще третий, повыгоднее. «

Постепенно растворяется та грань, которая отделяет доктора от бездумного обывательского общества. Он ста­новится «своим» этим людям, и они все чаще называют его по-простому, без должного уважения — Ионычем. Всем в городе становятся знакомы его привычки и капризы, к которым относятся с пониманием, а Ионыч, в свою очередь, охотно играет вечерами в карты, и никакое искусство или наука его больше не волнуют и не интересуют. У доктора появилась новая забава — считать деньги, полученные от больных, и прятать их в банк.

Прошло несколько лет, он снова попадает к Туркиным. «А хорошо, что я на ней не женился», — думает Ионыч про Екатерину Ивановну. Он замечает значитель­ные перемены в девушке, она повзрослела, самостоятельная жизнь в незнакомом городе многому ее научила. Но доктора уже не могут тронуть ничьи чувства, он способен лишь брюзжать и раздражаться. Даже та искра, «затеп­лившийся огонек», который девушке удалось разжечь в его душе, быстро гаснет при воспоминании «про бумажки которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием».

Все, что было в нем страстного, живого, способного к любви и самозабвению, угасло, теперь ему все безразлич­но. Он так и остался одиноким, «живется ему скучно ничто его не интересует». Только и осталось ему играть в винт по вечерам, а после — ужинать одному за боль­шим столом. Сердце у него очерствело, он груб и безду­шен с пациентами. «Пухлый, красный» Ионыч теперь мало похож на человека, он больше напоминает язычес­кого бога.

С неотразимой убедительностью Чехов сумел показать нам процесс деградации человека, поддавшегося обезду­шивающему влиянию чудовищной окружающей среды, его духовное обнищание. Самое страшное в этом то, что сам человек не замечает трагедии, драмы, которая разыгрыва­ется у него внутри, поскольку стремление к покою и сыто­сти очень медленно, но неумолимо убивает его мечты и надежды, иссушает ум и оглупляет сердце. И очень пе­чально то, что никто и ничто уже не сможет разбудить в Ионыче доктора Старцева. [/sms]

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Драма крушения человеческой личности в рассказе А

В 90-е годы XIX века основной темой произведений А.П. Чехова стала тема интеллигенции, причем его интересовало общественное поведение этого слоя, его умственное и психологическое состояние. В целом ряде произведений писатель подвергает критике общественную пассивность, пошлость, равнодушие, отсутствие общественных. запросов среди интеллигенции. Чехов вскрыл и показал такое явление среди интеллигенции, как футлярность, которая является особым состоянием души, свойством человеческого характера, заключающимся в желании не вмешиваться в жизнь, в энергичной защите от внешнего мира. Таким футляром может быть наука, семейное гнездо, собственность, материальное благополучие.

Обратившись к одной из острых проблем современности, Чехов предметом изображения делает внешне незаметные внутренние изменения в мыслях, настроениях человека, в оценках себя и окружающего мира. Своеобразие творческой манеры Чехова в том, что социальные противоречия он осознает как кризисное состояние человека, из которого он или стремится выйти, или, наоборот, подчиняется и дает поглотить себя мелкой, пошлой жизни.

В 90-е годы Чехов главной творческой задачей делает испытание героя на прочность, на право быть личностью, умение остаться самим собой, уметь противостоять среде. Чехов не принимает формулу «среда заела». Он считает, что человек должен уметь противостоять среде, пошлости, иначе он сам становится олицетворением мещанства, косности и гибнет как личность. В рассказе «Ионыч» как раз и представлен процесс изменения героя, духовная деградация личности, превращение из доброго человека, не лишенного даже поэтической жилки, в холодног.

Почему и как доктор Старцев стал Ионычем? (по рассказу А. П. Чехова «Ионыч»)

Берегите в себе человека.

А. Чехов

В рассказе «Ионыч» Чехов нарисовал драму крушения человеческой личности, ярко показал убийственную опас­ность примирения с существующим строем, подчинения господствующим нравам и принятой морали.

Знакомство с жизнью города С., где происходят собы­тия, Чехов начинает с представления нам «самой обра­зованной и талантливой семьи» Туркиных. Глава семей­ства — Иван Петрович — любил устраивать спектакли, в которых сам и играл, его жена Вера Иосифовна писала романы, а дочь Екатерина Ивановна, или Котик, как ее называли в семье, играла на фортепиано. Жизнь в городе в целом скучна и однообразна, и даже представители этого «талантливого» семейства в конечном счете оказы­ваются довольно бездарными, такими же скучными и достаточно недалекими. А восприятие их Старцевым в первый вечер знакомства было своего рода зеркалом его самого, молодого, доброжелательного, еще наивного земс­кого врача, изрядно соскучившегося в своей глуши по хорошему обществу. Поэтому весь вечер доктор воспри­нимал как праздник, и все ему казалось «так приятно, так ново».

Чрезвычайно довольный новым знакомством, доктор Старцев вновь возвращается к своей работе. Он занимает­ся любимым делом и полон желания трудиться на благо общества. Но дело в том, что общество это имеет интересы довольно мелкие, а жизнь ведет праздную и легкомыслен­ную, пустую. С такими людьми хорошо играть в карты или обедать, но ни в коем случае нельзя разговаривать о науке, искусстве, политике (что всегда интересовало докто­ра) — вас просто не поймут или обидятся.

И мы видим, что очень постепенно, но неуклонно Старцева стала засасывать эта трясина. Вот по проше­ствии длительного времени он снова попадает к Туркиным, и в его сердце просыпается любовь к молоденькой Екатерине Ивановне. Но рядом с мечтами о будущем его постоянно мучает вопрос: «К лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку. делать глупость? К чему поведет этот роман? Что скажут товарищи, когда узнают?» И эта опасливая оглядка, а позже и неожидан­но расчетливые мысли («А приданого они дадут, должно быть, немало. ») заметно перебивают лирическое настро­ение влюбленного.

Несмотря на мечты и надежды, доктор получил отказ от самой девушки. О, как он переживал и мучился — це­лых три дня!

Постепенно Старцев все больше погружается в трясину обывательского существования. При мысли о прежней сво­ей любви он уже испытывает облегчение, что все так «бла­гополучно» закончилось, а после — вовсе забывает.

Если первое время Старцев работал вдохновенно, тща­тельно, «с любовью», то дальше, с появлением большой практики, он начинает принимать больных поспешно. В конце же знаменитый доктор приобрел практику просто огромную, у него «уже есть два имения и два дома в городе, и он облюбовывает себе еще третий, повыгоднее. »

Постепенно растворяется та грань, которая отделяет доктора от бездумного обывательского общества. Он ста­новится «своим» этим людям, и они все чаще называют его по-простому, без должного уважения — Ионычем. Всем в городе становятся знакомы его привычки и капризы, к которым относятся с пониманием, а Ионыч, в свою очередь, охотно играет вечерами в карты, и никакое искусство или наука его больше не волнуют и не интересуют. У доктора появилась новая забава — считать деньги, полученные от больных, и прятать их в банк.

Прошло несколько лет, он снова попадает к Туркиным. «А хорошо, что я на ней не женился», — думает Ионыч про Екатерину Ивановну. Он замечает значитель­ные перемены в девушке, она повзрослела, самостоятель­ная жизнь в незнакомом городе многому ее научила. Но доктора уже не могут тронуть ничьи чувства, он способен лишь брюзжать и раздражаться. Даже та искра, «затеп­лившийся огонек», который девушке удалось разжечь в его душе, быстро гаснет при воспоминании «про бумажки, которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием». Материал с сайта //iEssay.ru

Все, что было в нем страстного, живого, способного к любви и самозабвению, угасло, теперь ему все безразлич­но. Он так и остался одиноким, «живется ему скучно, ничто его не интересует». Только и осталось ему играть в винт по вечерам, а после — ужинать одному за боль­шим столом. Сердце у него очерствело, он груб и безду­шен с пациентами. «Пухлый, красный» Ионыч теперь мало похож на человека, он больше напоминает язычес­кого бога.

С неотразимой убедительностью Чехов сумел показать нам процесс деградации человека, поддавшегося обезду­шивающему влиянию чудовищной окружающей среды, его духовное обнищание. Самое страшное в этом то, что сам человек не замечает трагедии, драмы, которая разыгрыва­ется у него внутри, поскольку стремление к покою и сыто­сти очень медленно, но неумолимо убивает его мечты и надежды, иссушает ум и оглупляет сердце. И очень пе­чально то, что никто и ничто уже не сможет разбудить в Ионыче доктора Старцева.

На дне, Человек в творчестве М. Горького

Человек как огромный неисследованный мир, как величайшая загадка природы интересовал М. Горького на протяжении всего творческого пути. Человеческие мысли и чувства, надежды и их крушение, сила и слабость, его духовная и социальная природа находят свое отражение в образах, созданных писателем.

Персонажи Горького — это не наши современники, это люди начала XX века, эпохи трех революций и мировой войны, эпохи крушения старого мира и начала новой жизни.

Человек Горького — это герой того времени. Но, изображая своего современника, автор пытается угадать, каким будет сын этой новой бурной эпохи, Человек завтра. В его образе Горький воплощает все самое лучшее, что есть в его современниках.

«Человек» для Горького не просто слово, обозначающее животное вида Homosapians, но почетное имя, звание, которое надобно заслужить. «Превосходная должность — быть на земле человеком», — пишется в рассказе «Рождение человека». И для того чтобы именоваться Человеком, прежде всего надобно обладать гордостью и личной духовной свободой, которых так боятся и ненавидят Зевс, Иегова, Аллах, другие боги и божки различных религий и «великие вожди и учителя» — диктаторы всех мастей и времен. Все они известны у Горького под общим именем «черное чудовище власти». Это чудовище, объявив гордость первейшим грехом, руками своих жрецов во все времена убивало свободных, гордых, сильных духом.

Гордость — чудеснейшая черта характера. Она делает раба свободным, слабого — сильным, ничтожество превращает в личность. Гордость не терпит ничего обывательского и «общепринятого». Герои рассказа «Макар Чудра» Лойко и Радда предпочитают смерть несвободной жизни, потому что сами горды и свободны. Но гипертрофированная гордость, гордыня порождает абсолютную свободу, свободу от общества, свободу от всех моральных устоев. Эта мысль Горького звучит в рассказе старухи Изергиль о Ларре, который, будучи именно таким абсолютно свободным индивидуумом, умирает для всех (и прежде всего для себя), оставаясь в наказание жить вечно. Герой обрел в бессмертии смерть. Горький напоминает о вечной истине: нельзя жить в обществе и быть свободным от него.

Другое качество человека, по Горькому, — это способность всеобъемлюще, всеохватывающе чувствовать, полностью отдаваясь своим чувствам, не слушая голос разума. «Безумство храбрых — вот мудрость жизни». Я думаю, что в этой фразе писатель сделал ударение на слове «безумство». «Расчет — вот энтузиазм мудрого» — эти слова автор обращает к тем, кого презирает. Поэтому у Горького в числе первостепенных и любимых им персонажей не встретишь разумных, холодных, полуположительных субъектов типа Базарова или Ставрогина (хотя такие люди существовали всегда). Слишком рассудочные люди — обычно нравственно мертвые, а Человек Горького — живой. Это Homo Sentiense, Человек чувствующий. Таковы Фома Гордеев и Пелагея Ниловна Власова, Коновалов и Чел-каш, Сатин и Тетерев — все главные и даже не очень главные герои его произведений. У всех них чувства больше, чем разума. Впрочем, сам Горький считает чувственность уделом слабых, полагая, что она не должна мешать Человеку на его пути. Самым же главным качеством Человека писатель считает умение жить. Жить в самом полном смысле этого слова. Всех живущих Горький разделяет на две группы: «горячих» и «гниющих». «Гниющие» — это люди слабые и ограниченные, которые не пытаются изменить жизнь и вполне довольны своим положением. Таких — большинство. И типичный представитель их образ-символ Серый «любит только жизнь теплую, жизнь сытую, жизнь уютную. Он готов рабски служить всякой силе, только бы она охраняла его сытость и покой. Вся жизнь для него — зеркало, в котором он видит только себя. Он очень живуч, ибо обладает всеми талантами паразита. Его душа — трон скользкой жабы, которую зовут пошлостью, его сердце — вместилище трусливой осторожности. Он хочет много наслаждаться и боится беспокойства — это делает его раздвоенным и фальшивым».

Образы-символы Уж и Серый, Сатин, Яков Маякин — это и есть те самые слабые и глупо-пошлые существа, косные и инертные — уродливый пасквиль на настоящего Человека. Но есть и другие люди — «горящие». Они бурно расходуют свою энергию, отдаются жизни и берут ее, поют ей гимн. «Большое это удовольствие — жить на земле!» — говорит Нил, один из первостепенных героев пьесы «Мещане». Ему вторят Сокол и Буревестник, герои романтических рассказов, и революционеры из романа «Мать», и многие другие «горящие» герои Горького.

Но для того чтобы по-настоящему прожить жизнь, недостаточно «гореть», недостаточно быть свободным и гордым, чувствующим и беспокойным. Нужно иметь главное — поставленная задача, поставленная задача, оправдывающую существование человека, ибо «цена человека — дело его».

«В жизни всегда есть место подвигу», «Вперед! и — выше! все — вперед! и — выше — вот кредо настоящего Человека».

Бесцельно, бессмысленно «горит» жизнь Изергиль, ничего не освещая. В противоположность ей ослепительно вспыхивает и гаснет жизнь Данко, осветившая людям путь к новой жизни. Погибая, Данко обретает бессмертие, т. к. бессмертие есть плата за высокую, великую поставленная задача. Человек должен стремиться к высокой, великой цели, и на пути ее осуществления ему ничто не должно мешать: ни слепая вера, стремящаяся поработить его, ни баюкающая, сладкая надежда, успокаивающая его, ни унижающая его любовь. Ради этой цели надобно принести любые жертвы, лишь бы поставленная задача оправдывала их.

Итак, Человек, оружие которого «твердая уверенность в свободе мысли, в ее бессмертии и в вечном росте творчества ее» — неисчерпаемый источник его силы. Человек, призвание которого «.. .новое создать на выкованных мыслью незыблемых устоях свободы, красоты и уважения к людям!». Человек, смысл жизни которого «. в творчестве, а творчество само довлеет и безгранично!» Вот он — настоящий Человек, Человек-Бог, нет, Человек — выше любых придуманных им богов! Человек — Вселенная, идеал, созданный Горьким, вложившим в него все самое лучшее из всех героев своего времени. «Все — в Человеке, все — для Человека. Существует только Человек, все же остальное — дело его рук и мозга. Чело-век! Это — великолепно! Это звучит. гордо!»

Сочинение: А. П. ЧЕХОВ «Почему и как доктор Старцев стал Ионычем?»

В рассказе «Ионыч» Чехов нарисовал драму крушения человеческой личности, ярко показал убийственную опас­ность примирения с существующим строем, подчинения господствующим нравам и принятой морали.

Знакомство с жизнью города С., где происходят собы­тия, Чехов начинает с представления нам «самой обра­зованной и талантливой семьи» Туркиных. Глава семей­ства — Иван Петрович — любил устраивать спектакли, в которых сам и играл, его жена Вера Иосифовна писала романы, а дочь Екатерина Ивановна, или Котик, как ее называли в семье, играла на фортепиано. Жизнь в городе в целом скучна и однообразна, и даже представители этого «талантливого» семейства в конечном счете оказы­ваются довольно бездарными, такими же скучными и достаточно недалекими. А восприятие их Старцевым в первый вечер знакомства было своего рода зеркалом его самого, молодого, доброжелательного, еще наивного земс­кого врача, изрядно соскучившегося в своей глуши по хорошему обществу. Поэтому весь вечер доктор воспри­нимал как праздник, и все ему казалось «так приятно, так ново».
[sms]

Чрезвычайно довольный новым знакомством, доктор Старцев вновь возвращается к своей работе. Он занимает­ся любимым делом и полон желания трудиться на благо общества. Но дело в том, что общество это имеет интересы довольно мелкие, а жизнь ведет праздную и легкомыслен­ную, пустую. С такими людьми хорошо играть в карты или обедать, но ни в коем случае нельзя разговаривать о науке, искусстве, политике (что всегда интересовало докто­ра) — вас просто не поймут или обидятся.

И мы видим, что очень постепенно, но неуклонно Старнева стала засасывать эта трясина. Вот по проше­ствии длительного времени он снова попадает к Турки-ным, и в его сердце просыпается любовь к молоденькой Екатерине Ивановне. Но рядом с мечтами о будущем его постоянно мучает вопрос: «К лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку. делать глупость? К чему поведет этот роман? Что скажут товарищи, когда узнают?» И эта опасливая оглядка, а позже и неожидан­но расчетливые мысли («А приданого они дадут, должно быть, немало. «) заметно перебивают лирическое настро­ение влюбленного.

Несмотря на мечты и надежды, доктор получил отказ от самой девушки. О, как он переживал и мучился — це­лых три дня!

Постепенно Старцев все больше погружается в трясину обывательского существования. При мысли о прежней сво­ей любви он уже испытывает облегчение, что все так «бла­гополучно» закончилось, а после — вовсе забывает.

Если первое время Старцев работал вдохновенно, тща­тельно, «с любовью», то дальше, с появлением большой практики, он начинает принимать больных поспешно. В конце же знаменитый доктор приобрел практику просто огромную, у него «уже есть два имения и два дома в городе, и он облюбовывает себе еще третий, повыгоднее. «

Постепенно растворяется та грань, которая отделяет доктора от бездумного обывательского общества. Он ста­новится «своим» этим людям, и они все чаще называют его по-простому, без должного уважения — Ионычем. Всем в городе становятся знакомы его привычки и капризы, к которым относятся с пониманием, а Ионыч, в свою очередь, охотно играет вечерами в карты, и никакое искусство или наука его больше не волнуют и не интересуют. У доктора появилась новая забава — считать деньги, полученные от больных, и прятать их в банк.

Прошло несколько лет, он снова попадает к Туркиным. «А хорошо, что я на ней не женился», — думает Ионыч про Екатерину Ивановну. Он замечает значитель­ные перемены в девушке, она повзрослела, самостоятельная жизнь в незнакомом городе многому ее научила. Но доктора уже не могут тронуть ничьи чувства, он способен лишь брюзжать и раздражаться. Даже та искра, «затеп­лившийся огонек», который девушке удалось разжечь в его душе, быстро гаснет при воспоминании «про бумажки которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием».

Все, что было в нем страстного, живого, способного к любви и самозабвению, угасло, теперь ему все безразлич­но. Он так и остался одиноким, «живется ему скучно ничто его не интересует». Только и осталось ему играть в винт по вечерам, а после — ужинать одному за боль­шим столом. Сердце у него очерствело, он груб и безду­шен с пациентами. «Пухлый, красный» Ионыч теперь мало похож на человека, он больше напоминает язычес­кого бога.

С неотразимой убедительностью Чехов сумел показать нам процесс деградации человека, поддавшегося обезду­шивающему влиянию чудовищной окружающей среды, его духовное обнищание. Самое страшное в этом то, что сам человек не замечает трагедии, драмы, которая разыгрыва­ется у него внутри, поскольку стремление к покою и сыто­сти очень медленно, но неумолимо убивает его мечты и надежды, иссушает ум и оглупляет сердце. И очень пе­чально то, что никто и ничто уже не сможет разбудить в Ионыче доктора Старцева. [/sms]

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: