Буква К

Из романа «Идиот» (1868) Ф. М. Достоевского (1821 — 1881).

Как правило, понимается буквально: вопреки авторскому толкованию понятия «красота».

В романе (ч. 3, гл. V) эти слова произносит 18-летний юноша Ипполит Терентьев, ссылаясь на переданные ему Николаем Иволгиным слова князя Мышкина и иронизируя над последним: «Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет «красота»? Господа, — закричал он , громко всем, — князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен.

Господа, князь влюблен; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир. Мне это Коля пересказал. Вы ревностный христианин? Коля говорит, что вы сами себя называете христианином.

Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему». Ф. М. Достоевский был далек от собственно эстетических суждений — он писал о духовной красоте, о красоте души. Это отвечает Главному замыслу романа — создать образ «положительно прекрасного человека». Поэтому в своих черновиках автор называет Мышкина «князь Христос», тем самым себе напоминая, что князь Мышкин должен быть максимально схож с Христом — добротой, человеколюбием, кротостью, полным отсутствием эгоизма, способностью сострадать людским бедам и несчастьям. Поэтому «красота», о которой говорит князь (и сам Ф. М. Достоевский), — это есть сумма нравственных качеств «положительно прекрасного человека».

Такое, сугубо личностное, толкование красоты характерно для писателя. Он считал, что «люди могут быть прекрасны и счастливы» не только в загробной жизни. Они могут быть такими и «не потеряв способности жить на земле». Для этого они должны согласиться с мыслью о том, что Зло «не может быть нормальным состоянием людей», что каждый в силах от него избавиться. И тогда, когда люди будут руководствоваться лучшим, что есть в их душе, памяти и намерениях (Добром), то они будут по-настоящему прекрасны. И мир будет спасен, и спасет его именно такая «красота» (то есть лучшее, что есть в людях).

Разумеется, в одночасье это не произойдет — нужен духовный труд, испытания и даже страдания, после которых человек отрекается от Зла и обращается к Добру, начинает ценить его. Об этом писатель говорит во многих своих произведениях, в том числе и в романе «Идиот». Например (ч. 1, гл. VII):

«Генеральша несколько времени, молча и с некоторым оттенком пренебрежения, рассматривала портрет Настасьи Филипповны, который она держала перед собой в протянутой руке, чрезвычайно и эффектно отдалив от глаз.

— Да, хороша, — проговорила она, наконец, — очень даже. Я два раза ее видела, только издали. Так вы такую-то красоту цените? — обратилась она вдруг к князю.

— Да. такую. — отвечал князь с некоторым усилием.

— То есть именно такую?

— В этом лице. страдания много. — проговорил князь, как бы невольно, как бы сам с собою говоря, а не на вопрос отвечая.

— Вы, впрочем, может быть, бредите, — решила генеральша и надменным жестом откинула о себя портрет на стол».

Писатель в своем толковании красоты выступает единомышленником немецкого философа Иммануила Канта (1724—1804), говорившего о «нравственном законе внутри нас», о том, что «прекрасное — это символ морального добра». Эту же мысль Ф. М. Достоевский развивает и в других своих произведениях. Так, если в романе «Идиот» он пишет, что мир красота спасет, то в романе «Бесы» (1872) логически заключает, что «некрасивость (злоба, равнодушие, эгоизм. — Сост.) убьет. »

«Характер повествования в романах Достоевского (на материале текста романа «Идиот»)»

Очень важная, новаторская особенность повествования в «Идиоте» связана с появлением второго повествователя, некоего рассказчика-очевидца или собирателя слухов, который в любой момент может заменить автора и так же неожиданно уступить ему место, по мере художественной необходимости. Свобода перемещения повествователя из «зоны» пвтора в «зону» рассказчика безгранична. Изменения часто связаны с сюжетными или психологическими задачами (последнее интересует нас особенно). Отделить «автора» от «рассказчика» в иных случаях оказывается нелегко.

Такое своеобразное повествование в «Идиоте» побудило первого исследователя этой проблемы Я. О. Зунделовича условно выделить в тексте романа «чистого автора», «автора-рассказчика» и «чистого рассказчика». Несмотря на плодотворность самой постановки проблемы и верность отдельных конкретных наблюдений, невозможно согласиться с концепцией исследователя, усмотревшего внутреннюю идейную борьбу между «автором-рассказчиком» и «чистым автором», борьбу, которая якобы персонифицирует, наглядно демонстрирует в самом повествовательном стиле идейные противоречия Достоевского: «Автор-рассказчик, художник-реалист, показывая идеальный образ (как его хочет утвердить «чистый» автор), вступает если не в конфликт, то в противоречие с «чистым» автором». И далее: «Но это желание Мышкина смирить и примирить сплошь нарядом ни к чему не приводит, и автор-рассказчик «добросовестно» запечатлевает неудачи Мышкина, тем самым «посрамляя» «чистого» автора, который словно бы не понимает невозможности реализации устремлений Мышкина в реальной действительности.

Мышкин не умеет свести концы с концами ни в самом себе, ни у других, и автор-рассказчик таким и оставляет его, делая лишь незначительные уступки «чистому» автору»; «Борьба между «чистым» автором и автором-рассказчиком при показе всех этих взаимоотношений и отношений отчетливо видна в расхождении между заданными формулами, к которым хотел бы свести эти отношения «чистый» автор, и конкретным их художественным анализом».

Полемика между «чистым» автором и автором-рассказчиком выражается, по мнению Я. О. Зунделовича, в том, что первый хотел бы превратить борьбу Настасьи Филипповны с Аглаей за Мышкина в борьбу между «светлым и темным началом», а второй рисует их обеих как «страдающих женщин».

Однако, текст романа «Идиот» не дает оснований усматривать в повествовательном многоголосии некое воплощение «разорванности мировоззрения самого Достоевского». Такой подход представляется упрощенным. Идейные противоречия большого писателя вряд ли проявляются на таком, достаточно поверхностном уровне, их следует искать, анализируя поэтическую структуру в целом и прежде всего там, где логика художественного образа противится определенной идеологической тенденции, там, где в процессе творчества возникает результат, автором непредусмотренный. Тип же повествования, манера рассказа, принятая автором, не могут иметь всеобъемлющих задач. Сами по себе они не являются выразителями идейных противоречий писателя. Заранее избранные автором для данного произведения, когда еще очень многое в его содержании, композиции, системе образов даже не прояснилось, они имеют более конкретные, вполне определенные цели. Внешний разнобой и даже борьба между повествовательными голосами подчинены единому идейно-художественному заданию. В плане психологическом — это стремление исследовать человека с различных точек зрения, в каждую из которых могут вноситься коррективы, свидетельства о ее неполноте или ограниченности.

Свобода, с которой повествование в «Идиоте» перемещается из сферы авторской в сферу рассказчика и обратно к концу романа нарастает. Не всегда легко сказать, к какой из них относится часто употребляемое определение «наш рассказ», — иногда к обеим сразу. Обширная почва для их сближения — достоверность изображаемых фактов, и потому не только для рассказчика, но и для самого автора глубокого смысла исполнено следующее признание: «Не забудем, что причины действий человеческих обыкновенно бесчисленно сложнее и разнообразнее, чем мы их всегда потом объясняем, и редко определенно очерчиваются. Всего лучите иногда рассказчику ограничиться простым изложением событий.

Однако там, где автор считает разъяснение возможным, он, как бы оттесняя рассказчика, вводит читателя в затаенный мир чувств и мыслей героев, а затем вновь предоставляет слово «очевидцу», без всяких специальных пояснений и оговорок. И читатель принимает такую, с формальной стороны, сбивчивую манеру, ибо ее цельность обеспечивается общим устремлением обоих повествователей к наибольшее точности изображения. Так, четвертая часть романа начинается словами, которые скорее всего принадлежат рассказчику: «Прошло с неделю после свидания двух лиц нашего рассказа на зеленой скамейке. В одно светлое утро, около половины одиннадцатого, Варвара Ардалио-новна Птицына, вышедшая посетить кое-кого из своих знакомых, возвратилась домой в большой и прискорбной задумчивости» . Далее следует известное рассуждение автора о людях «обыкновенных» и о типических характерах в искусстве, о трудностях, которые встают перед «романистом» при изображении «ординарных» личностей. В этом контексте определение «наш рассказ» принадлежит как будто уже самому автору. Но подчеркнем еще раз: четкая грань здесь намеренно не проводится.

Таким образом, на одной странице, в соседних абзацах, отнюдь не споря, а дополняя друг друга, существуют как бы два повествователя: знающий тайные мысли героев и не знающий даже того, о чем они между собой говорили, вынужденный сообщать об этом со слов Дарьи Алексеевны. Это повествовательное многоголосие, имеющее разные цели, в том числе и психологическую, открытое Достоевским в «Идиоте», было продолжено и утверждено в дальнейшем творчестве романиста.

Главный герой романа Федора Достоевского «Идиот»

Главный герой романа Ф.Достоевского «Идиот» Князь Лев Николаевич Мышкин. Он является главным положительным и одним из самых прекрасных героев романа. Ф.М.Достоевский попытался изобразить идеального героя без недостатков, полного воодушевления, энергичного и небезразличного к будущности окружающих людей и страны.

Князь Мышкин наивный, добрый, чуткий к страданиям других, он понимает каждого, так как познал боль и болезни в своем отрочестве. Порою кажется, что Достоевский хотел доказать, что Иисус Христос, Святой дух во плоти реален, человек

Герой романа убежденный пацифист, он не терпит насилия, не приемлет и отвергает казнь как наказание. Частично убеждения Достоевского вложены в уста героя, переживая за человеческие судьбы, он вспоминает о годах своего заключения, томительного ожидания казни и смерти…

Он не похож на других, и даже нестандартная внешность отличает его от других, а честность и откровенен. Люди не понимают Мышкина, они смотрят на него как на идиота, наивного дурака, шатаются от него, не видят красоты его души, и его человеколюбие

Его чистосердечность не понята и отвергнута. В обществе он чудак, непринятый изгнанник, однако нравственно он выше и прекраснее других.

Трагичная любовь Мышкина к Настасье, несчастливая и невзаимная, личность князя совсем не привлекает девушку, на стремится видеть рядом с собой сильную, крепкую личность, а не мягкую и смиренную, как Мышкин. Само по себе чистое воплощение святости и непорочности не может существовать в современном мире. Всё пропитывает благодать зловонием и миазмами, заставляет гибнуть и гнить.

Вот и главный герой князь Мышкин сходит с ума… Его оторванный от жизни и реальности образ, фантасмагорический, сама чистота и нравственность должен служить примером, уравновешивать наше «Я», приводить души в гармонии и равновесии.

Автор искренне печалится по поводу утрачивания ценности веры и духовного воспитания в народе, он отрицает атеизм, но ещё верит, надеется на духовное и моральное возрождение России и её народа.

Идиот Текст

Перейти к аудиокниге

В книгу вошел бессмертный роман Ф. М. Достоевского «Идиот» – о «положительно прекрасном человеке», безгрешном, почти идеальном, который пытается любить «ближнего, как самого себя», любить всех Христовой любовью. И об изначальной обреченности этих попыток…

Произведение включено в перечень «100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению».

Для старшего школьного возраста.

  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 28 мая 2018
  • Дата написания: 1868
  • Объем: 920 стр. 33 иллюстрации
  • ISBN: 978-5-08-005801-1
  • Художник:
  • Правообладатель: Издательство «Детская литература»
  • Оглавление

Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества.

Шикарное произведение замечательного автора. В книге рассказывается история бедного юноши с диагнозом «Идиот». Его содержат в специальном учреждении, однако обстоятельства вынуждают его покинуть и вернуться в Россию. Он не готов к жизни в современном обществе, так же как и общество не готово к прямому и честному Идиоту. Его простота, честность, Любовь к всему миру и неумение скрыть правду и эмоции приводят к неожиданному финалу. Обязательно к прочтению

Достоевский признанный классик. Кто-то его любит, кто-то просто не воспринимает. В школьные годы читала только из-за того что НАДО, а вот сейчас.. читаю в свое удовольствие и главное, что получаю это удовольствие.

Замечательное произведение, которое не нуждается в отзывах.

Читайте классику! И не важно в каком возрасте.

Удобные форматы для скачивания

    • О компании
    • Контакты
    • Служба поддержки
    • Возврат
    • © ООО «ЛитРес»
    • Активировать купон
    • Публичная оферта
    • Политика обработки
      персональных данных
    • Согласие на получение рассылки
  • Сотрудничество
    • Издательствам
    • Авторам
    • Библиотекам
    • Партнёрам
    • Вебмастерам
  • Что почитать?
    • Бестселлеры
    • Скоро в продаже
    • Популярные авторы
    • Интервью с авторами
    • ЛитРес: Истории
    • ЛитРес в соц.сетях
    • Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

      1. Нажмите на многоточие
        рядом с книгой
      2. Выберите пункт
        «Добавить в корзину»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Красота спасет мир

Из романа «Идиот» (1868) Ф. М. Достоевского (1821 — 1881).

Как правило, понимается буквально: вопреки авторскому толкованию понятия «красота».

В романе (ч. 3, гл. V) эти слова произносит 18-летний юноша Ипполит Терентьев, ссылаясь на переданные ему Николаем Иволгиным слова князя Мышкина и иронизируя над последним: «Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет «красота»? Господа, — закричал он , громко всем, — князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен.

Господа, князь влюблен; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир. Мне это Коля пересказал. Вы ревностный христианин? Коля говорит, что вы сами себя называете христианином.

Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему». Ф. М. Достоевский был далек от собственно эстетических суждений — он писал о духовной красоте, о красоте души. Это отвечает Главному замыслу романа — создать образ «положительно прекрасного человека». Поэтому в своих черновиках автор называет Мышкина «князь Христос», тем самым себе напоминая, что князь Мышкин должен быть максимально схож с Христом — добротой, человеколюбием, кротостью, полным отсутствием эгоизма, способностью сострадать людским бедам и несчастьям. Поэтому «красота», о которой говорит князь (и сам Ф. М. Достоевский), — это есть сумма нравственных качеств «положительно прекрасного человека».

Такое, сугубо личностное, толкование красоты характерно для писателя. Он считал, что «люди могут быть прекрасны и счастливы» не только в загробной жизни. Они могут быть такими и «не потеряв способности жить на земле». Для этого они должны согласиться с мыслью о том, что Зло «не может быть нормальным состоянием людей», что каждый в силах от него избавиться. И тогда, когда люди будут руководствоваться лучшим, что есть в их душе, памяти и намерениях (Добром), то они будут по-настоящему прекрасны. И мир будет спасен, и спасет его именно такая «красота» (то есть лучшее, что есть в людях).

Разумеется, в одночасье это не произойдет — нужен духовный труд, испытания и даже страдания, после которых человек отрекается от Зла и обращается к Добру, начинает ценить его. Об этом писатель говорит во многих своих произведениях, в том числе и в романе «Идиот». Например (ч. 1, гл. VII):

«Генеральша несколько времени, молча и с некоторым оттенком пренебрежения, рассматривала портрет Настасьи Филипповны, который она держала перед собой в протянутой руке, чрезвычайно и эффектно отдалив от глаз.

— Да, хороша, — проговорила она, наконец, — очень даже. Я два раза ее видела, только издали. Так вы такую-то красоту цените? — обратилась она вдруг к князю.

— Да. такую. — отвечал князь с некоторым усилием.

— То есть именно такую?

— В этом лице. страдания много. — проговорил князь, как бы невольно, как бы сам с собою говоря, а не на вопрос отвечая.

— Вы, впрочем, может быть, бредите, — решила генеральша и надменным жестом откинула о себя портрет на стол».

Писатель в своем толковании красоты выступает единомышленником немецкого философа Иммануила Канта (1724—1804), говорившего о «нравственном законе внутри нас», о том, что «прекрасное — это символ морального добра». Эту же мысль Ф. М. Достоевский развивает и в других своих произведениях. Так, если в романе «Идиот» он пишет, что мир красота спасет, то в романе «Бесы» (1872) логически заключает, что «некрасивость (злоба, равнодушие, эгоизм. — Сост.) убьет. »

«Характер повествования в романах Достоевского (на материале текста романа «Идиот»)»

Очень важная, новаторская особенность повествования в «Идиоте» связана с появлением второго повествователя, некоего рассказчика-очевидца или собирателя слухов, который в любой момент может заменить автора и так же неожиданно уступить ему место, по мере художественной необходимости. Свобода перемещения повествователя из «зоны» пвтора в «зону» рассказчика безгранична. Изменения часто связаны с сюжетными или психологическими задачами (последнее интересует нас особенно). Отделить «автора» от «рассказчика» в иных случаях оказывается нелегко.

Такое своеобразное повествование в «Идиоте» побудило первого исследователя этой проблемы Я. О. Зунделовича условно выделить в тексте романа «чистого автора», «автора-рассказчика» и «чистого рассказчика». Несмотря на плодотворность самой постановки проблемы и верность отдельных конкретных наблюдений, невозможно согласиться с концепцией исследователя, усмотревшего внутреннюю идейную борьбу между «автором-рассказчиком» и «чистым автором», борьбу, которая якобы персонифицирует, наглядно демонстрирует в самом повествовательном стиле идейные противоречия Достоевского: «Автор-рассказчик, художник-реалист, показывая идеальный образ (как его хочет утвердить «чистый» автор), вступает если не в конфликт, то в противоречие с «чистым» автором». И далее: «Но это желание Мышкина смирить и примирить сплошь нарядом ни к чему не приводит, и автор-рассказчик «добросовестно» запечатлевает неудачи Мышкина, тем самым «посрамляя» «чистого» автора, который словно бы не понимает невозможности реализации устремлений Мышкина в реальной действительности.

Мышкин не умеет свести концы с концами ни в самом себе, ни у других, и автор-рассказчик таким и оставляет его, делая лишь незначительные уступки «чистому» автору»; «Борьба между «чистым» автором и автором-рассказчиком при показе всех этих взаимоотношений и отношений отчетливо видна в расхождении между заданными формулами, к которым хотел бы свести эти отношения «чистый» автор, и конкретным их художественным анализом».

Полемика между «чистым» автором и автором-рассказчиком выражается, по мнению Я. О. Зунделовича, в том, что первый хотел бы превратить борьбу Настасьи Филипповны с Аглаей за Мышкина в борьбу между «светлым и темным началом», а второй рисует их обеих как «страдающих женщин».

Однако, текст романа «Идиот» не дает оснований усматривать в повествовательном многоголосии некое воплощение «разорванности мировоззрения самого Достоевского». Такой подход представляется упрощенным. Идейные противоречия большого писателя вряд ли проявляются на таком, достаточно поверхностном уровне, их следует искать, анализируя поэтическую структуру в целом и прежде всего там, где логика художественного образа противится определенной идеологической тенденции, там, где в процессе творчества возникает результат, автором непредусмотренный. Тип же повествования, манера рассказа, принятая автором, не могут иметь всеобъемлющих задач. Сами по себе они не являются выразителями идейных противоречий писателя. Заранее избранные автором для данного произведения, когда еще очень многое в его содержании, композиции, системе образов даже не прояснилось, они имеют более конкретные, вполне определенные цели. Внешний разнобой и даже борьба между повествовательными голосами подчинены единому идейно-художественному заданию. В плане психологическом — это стремление исследовать человека с различных точек зрения, в каждую из которых могут вноситься коррективы, свидетельства о ее неполноте или ограниченности.

Свобода, с которой повествование в «Идиоте» перемещается из сферы авторской в сферу рассказчика и обратно к концу романа нарастает. Не всегда легко сказать, к какой из них относится часто употребляемое определение «наш рассказ», — иногда к обеим сразу. Обширная почва для их сближения — достоверность изображаемых фактов, и потому не только для рассказчика, но и для самого автора глубокого смысла исполнено следующее признание: «Не забудем, что причины действий человеческих обыкновенно бесчисленно сложнее и разнообразнее, чем мы их всегда потом объясняем, и редко определенно очерчиваются. Всего лучите иногда рассказчику ограничиться простым изложением событий.

Однако там, где автор считает разъяснение возможным, он, как бы оттесняя рассказчика, вводит читателя в затаенный мир чувств и мыслей героев, а затем вновь предоставляет слово «очевидцу», без всяких специальных пояснений и оговорок. И читатель принимает такую, с формальной стороны, сбивчивую манеру, ибо ее цельность обеспечивается общим устремлением обоих повествователей к наибольшее точности изображения. Так, четвертая часть романа начинается словами, которые скорее всего принадлежат рассказчику: «Прошло с неделю после свидания двух лиц нашего рассказа на зеленой скамейке. В одно светлое утро, около половины одиннадцатого, Варвара Ардалио-новна Птицына, вышедшая посетить кое-кого из своих знакомых, возвратилась домой в большой и прискорбной задумчивости» . Далее следует известное рассуждение автора о людях «обыкновенных» и о типических характерах в искусстве, о трудностях, которые встают перед «романистом» при изображении «ординарных» личностей. В этом контексте определение «наш рассказ» принадлежит как будто уже самому автору. Но подчеркнем еще раз: четкая грань здесь намеренно не проводится.

Таким образом, на одной странице, в соседних абзацах, отнюдь не споря, а дополняя друг друга, существуют как бы два повествователя: знающий тайные мысли героев и не знающий даже того, о чем они между собой говорили, вынужденный сообщать об этом со слов Дарьи Алексеевны. Это повествовательное многоголосие, имеющее разные цели, в том числе и психологическую, открытое Достоевским в «Идиоте», было продолжено и утверждено в дальнейшем творчестве романиста.

Главный герой романа Федора Достоевского «Идиот»

Главный герой романа Ф.Достоевского «Идиот» Князь Лев Николаевич Мышкин. Он является главным положительным и одним из самых прекрасных героев романа. Ф.М.Достоевский попытался изобразить идеального героя без недостатков, полного воодушевления, энергичного и небезразличного к будущности окружающих людей и страны.

Князь Мышкин наивный, добрый, чуткий к страданиям других, он понимает каждого, так как познал боль и болезни в своем отрочестве. Порою кажется, что Достоевский хотел доказать, что Иисус Христос, Святой дух во плоти реален, человек

Герой романа убежденный пацифист, он не терпит насилия, не приемлет и отвергает казнь как наказание. Частично убеждения Достоевского вложены в уста героя, переживая за человеческие судьбы, он вспоминает о годах своего заключения, томительного ожидания казни и смерти…

Он не похож на других, и даже нестандартная внешность отличает его от других, а честность и откровенен. Люди не понимают Мышкина, они смотрят на него как на идиота, наивного дурака, шатаются от него, не видят красоты его души, и его человеколюбие

Его чистосердечность не понята и отвергнута. В обществе он чудак, непринятый изгнанник, однако нравственно он выше и прекраснее других.

Трагичная любовь Мышкина к Настасье, несчастливая и невзаимная, личность князя совсем не привлекает девушку, на стремится видеть рядом с собой сильную, крепкую личность, а не мягкую и смиренную, как Мышкин. Само по себе чистое воплощение святости и непорочности не может существовать в современном мире. Всё пропитывает благодать зловонием и миазмами, заставляет гибнуть и гнить.

Вот и главный герой князь Мышкин сходит с ума… Его оторванный от жизни и реальности образ, фантасмагорический, сама чистота и нравственность должен служить примером, уравновешивать наше «Я», приводить души в гармонии и равновесии.

Автор искренне печалится по поводу утрачивания ценности веры и духовного воспитания в народе, он отрицает атеизм, но ещё верит, надеется на духовное и моральное возрождение России и её народа.

Идиот Текст

Перейти к аудиокниге

В книгу вошел бессмертный роман Ф. М. Достоевского «Идиот» – о «положительно прекрасном человеке», безгрешном, почти идеальном, который пытается любить «ближнего, как самого себя», любить всех Христовой любовью. И об изначальной обреченности этих попыток…

Произведение включено в перечень «100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению».

Для старшего школьного возраста.

  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 28 мая 2018
  • Дата написания: 1868
  • Объем: 920 стр. 33 иллюстрации
  • ISBN: 978-5-08-005801-1
  • Художник:
  • Правообладатель: Издательство «Детская литература»
  • Оглавление

Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества.

Шикарное произведение замечательного автора. В книге рассказывается история бедного юноши с диагнозом «Идиот». Его содержат в специальном учреждении, однако обстоятельства вынуждают его покинуть и вернуться в Россию. Он не готов к жизни в современном обществе, так же как и общество не готово к прямому и честному Идиоту. Его простота, честность, Любовь к всему миру и неумение скрыть правду и эмоции приводят к неожиданному финалу. Обязательно к прочтению

Достоевский признанный классик. Кто-то его любит, кто-то просто не воспринимает. В школьные годы читала только из-за того что НАДО, а вот сейчас.. читаю в свое удовольствие и главное, что получаю это удовольствие.

Замечательное произведение, которое не нуждается в отзывах.

Читайте классику! И не важно в каком возрасте.

Удобные форматы для скачивания

    • О компании
    • Контакты
    • Служба поддержки
    • Возврат
    • © ООО «ЛитРес»
    • Активировать купон
    • Публичная оферта
    • Политика обработки
      персональных данных
    • Согласие на получение рассылки
  • Сотрудничество
    • Издательствам
    • Авторам
    • Библиотекам
    • Партнёрам
    • Вебмастерам
  • Что почитать?
    • Бестселлеры
    • Скоро в продаже
    • Популярные авторы
    • Интервью с авторами
    • ЛитРес: Истории
    • ЛитРес в соц.сетях
    • Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

      1. Нажмите на многоточие
        рядом с книгой
      2. Выберите пункт
        «Добавить в корзину»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: