Марина Цветаева, дочь

Стихи известной поэтессы пронизаны настолько настоящими и искренними чувствами, что и по сей день находят отклик в душах читателей, а её имя — в первом ряду любимых поэтов, которых сходу и без подсказок назовёт практически каждый. И многим почитателям её таланта доподлинно известно, что Революция, во время которой жила поэтесса, во многом оказала пагубное влияние на её личную жизнь и семью, что и спровоцировало настолько искренние произведения. Тем не менее, только ли революция повинна в семейных неурядицах знаменитости? Многие биографы, например, утверждают, что для своей младшей дочери Марина Цветаева не была хорошей и заботливой матерью.

На фото — дочери Марины Цветаевой

Если по отношению к старшей дочери Марины Цветаевой Ариадне она сама испытывала безграничный восторг и восхищение, то младшую дочь Ирину, которая была младше почти на три года, по какой-то причине невзлюбила. Об этом свидетельствуют и некоторые записи в дневнике поэтессы, относящиеся к младшей дочери. Её Марина Цветаева считала слишком странной и подозревала, что малышка недоразвита или попросту больна. А потому и запись в дневнике поэтессы после того, как нужда заставила её отдать обеих дочерей в Кунцевский приют, спасая от голодной смерти и спасаясь самой, гласит о том, что Ирину героиня нашей статьи никогда не любила. Неизвестно, как сложились бы в дальнейшем отношения матери и дочери, ведь девочка умерла от малярии в приюте, не дожив и до трёх лет. Биографы утверждают, что сама поэтесса обрекла малышку на смерть, отдав все средства и силы на спасение Ариадны от той же болезни.

На фото — Ариадна и Ирина Эфрон — дочери поэтессы

Сама Марина Цветаева после гибели младшей дочери с горечью признавалась себе, что убила малышку своей нелюбовью, хотя вслух говорить об этом, конечно, не стала. Так или иначе, сама Судьба наказала поэтессу, ведь чувство вины, с которым она продолжала жить, преследовало её до самой смерти. Да и повзрослевшая старшая дочь Ариадна, хоть и оправдала ожидания матери, действительно став гениальной и невероятно одарённой, всё же в конце концов отдалилась от неё. Да и сама Марина Цветаева, если судить по строкам из её дневника, тоже любила дочь не слепо и постоянно, а только тогда, когда та оправдывала её ожидания. По-видимому, двум талантам в одном человеке не ужиться: будучи гениальной поэтессой, Марина Цветаева не получила материнского дара, а потому, несмотря на любовь (а своих детей — и дочь, и сына — она по-своему любила), стать для них опорой не смогла.

Читайте в этой же рубрике: Виктор Драгунский, дети

Дочь Марины Цветаевой

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience and security.

Ошибка 404 Страница не найдена

В связи с полной реновацией нашего сайта была изменена его структура. А значительная часть ранее опубликованных материалов пока ещё не перенесены на новую версию сайта.

Из-за этого в поисковых системах и социальных сетях многие ссылки на страницы нашего сайта в настоящее время не работают.

Приносим наши извинения за причинённые неудобства и рассчитываем на ваше понимание.

В ближайшие месяцы мы восстановим все публикации на нашем сайте в полном объёме. А поисковые системы, в свою очередь, постепенно удалят из выдачи неработающие ссылки.

423600 Республика Татарстан, г. Елабуга, ул. Гассара, д. 9

© ГБУК «Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповеденик» Условия использования материалов сайта

Марина Цветаева

Детство и юность

И.В. Цветаев и М.А Мейн – родители поэтессы, дали своей дочери «морское» имя Марина. Детство и юность Марины Цветаевой протекали в обстановке благополучия, согласия, счастья. Ее мать умерла рано, когда Марине не было еще и 14 лет. Отец обеспечил своим детям безбедную жизнь, прекрасное образование, знание нескольких европейских языков, художественный вкус, любовь к литературе и искусству. А надо сказать, что в семье было четверо детей: Андрей и Валерия – дети И.В. Цветаева, рожденные в первом браке, Марина и ее сестра Анастасия. Жили в Москве, в Трехпрудном переулке, в удобном особняке. На лето вся семья выезжала в калужский городок Таруса, а иногда и за границу. Марина росла очень самостоятельной не только в суждениях, но и в поступках. В шестнадцать лет она одна уехала в Париж посещать в Сорбонне занятия по старофранцузской литературе.

Первые стихи

Будучи шестилетним ребенком, Марина уже писала стихи и на русском, и на французском, и на немецком языках. А в восемнадцать лет издала свой дебютный сборник, который назвала «Вечерний альбом». Это были стихи, написанные в годы ученичества, их тематика была ограничена детскими, домашними впечатлениями, но уже сильно отличались недилетантской зрелостью поэтической речи. Его заметили критики, поэты, в прессе было несколько рецензий. Валерий Брюсов, один из самых строгих арбитров художественного вкуса, отметил непохожесть автора сборника на бесчисленных эстетствующих стихотворцев, чьи книжки заполонили прилавки магазинов. Другой авторитетный поэт – Максимилиан Волошин – не просто поприветствовал выход сборника Марины, но и навестил ее дома. Они подружились. Потом Марина несколько раз лето проводила в Коктебеле, в гостях у Волошина. В 1912, 1913 гг. вышли новые сборники стихов Цветаевой под названием «Волшебный фонарь» и «Из двух книг». И снова никакого подражательства модным в ту пору течениям и эталонам. Самобытный голос юной Марины Цветаевой снова обратил на себя внимание ценителей истинной поэзии.

Замужество и эмиграция

В 1912 году Марина вышла замуж за друга своей юности — Сергея Эфрона, любовь к которому сохранила на всю жизнь. В браке с ним у нее родились дочери Ирина и Ариадна, а во время эмиграции – сын Георгий. Во время революционного лихолетья Сергей Эфрон воевал в Белой армии, а после ее разгрома эмигрировал, поступил в Пражский университет. Весной 1922 года Марина получила разрешение выехать с дочерью к мужу за границу. Недолго прожив в Берлине, они поселились в Чехии, а потом – в Париже. На чужбине семья сильно бедствовала. Сергей серьезно болел туберкулезом. Марина сначала была отмечена в эмигрантской среде как поэт, и ее охотно публиковали в разных журналах. Но вскоре ее поэзия была отвергнута белоэмигрантами, и печатать ее перестали. Дочь Ариадна вязала шапочки, зарабатывая жалкие гроши. Но никогда, даже в самые тяжелые годы, Марина не прекращала писать стихи. Она знала, что черед ее стихам настанет и что читатель ее – в России. Возвращение в Россию В 1939 году Цветаева с Георгием (сын) возвратились на родину вслед за мужем и дочерью. Но и здесь ее приняли не особенно приветливо. Зарабатывала в основном переводами. Муж и дочь были арестованы.

Великая Отечественная война

Цветаева с сыном эвакуировались в Елабугу, что в Прикамье. Здесь, доведенная до отчаяния, измученная глубочайшей депрессией, вызванной одиночеством, нуждой и многими несчастьями, обрушившимся на нее, она совершает самоубийство 31 августа 1941 года. Марину похоронили за пределами елабужского кладбища. Место ее захоронения родственники потом так и не нашли. В октябре того же, 1941 года был расстрелян и ее муж, Сергей Эфрон. Ее сын Георгий погиб на войне в 1944 году. Дочь Ариадна умерла в 1975 году в торусской больнице.

Дочь Марины Цветаевой

Краткая биография Марины И. Цветаевой (8 октября 1892 — 31 августа 1941).

Марина Ивановна Цветаева — выдающаяся русская советская поэтесса, автор прозаических произведений, переводчик — родилась 8 октября (26 сентября по ст. ст.) 1892 г. в Москве. Ее отцом был профессор университета, авторитетный филолог и искусствовед. Мать, имевшая польско-немецкое происхождение, была пианисткой и мечтала, чтобы дочка пошла по ее стопам. Будучи одаренным ребенком, в 4 года научившись писать, Марина в 6 лет стала сочинять стихи, в том числе на немецком и на французском. Детство девочки связано с Москвой и Тарусом. В Москве она являлась воспитанницей частной женской гимназии, где и получила начальное образование. Мать тяжело болела, в связи с чем семья немало времени проводила в Швейцарии, Италии, Германии. В пансионах этих стран Цветаева училась в 1902-1905 гг.

Дебютный стихотворный сборник — «Вечерний альбом» — увидел свет осенью 1910 г. Он был опубликован за собственные средства и одобрен такими известными людьми, как Гумилев, Брюсов и М. Волошин; с последним Цветаеву объединяла дружба. В том же году появилась первая литературно-критическая статья Цветаевой. Раннее творчество поэтессы испытало заметное влияние В. Брюсова, М. Волошина, Н. Некрасова, однако ее поэзия говорила о растущей оригинальности и самобытности. Впоследствии она не стала последователем ни одного из литературных течений.

На даче Волошина в Коктебеле состоялось знакомство Цветаевой с ее будущим супругом Сергеем Эфроном, женой которого она стала в 1912 г.; в этом же году у них появилась старшая дочь Ариадна. В 1913 и в 1915 гг. выходят очередные поэтические сборники, свидетельствующие о ярком поэтическом таланте Цветаевой. В 1914 г. в жизни Цветаевой разразилась, по ее собственным словам, первая катастрофа — романтическая связь с Софией Парнок, из-за которой у Цветаевой серьезно ухудшились отношения с мужем. В 1916 г. их семейная жизнь наконец наладилась.

Октябрьская революция 1917 г. была воспринята Цветаевой как катастрофа, восстание сил сатаны. Послереволюционные годы и период гражданской войны стали чрезвычайно сложными в биографии поэтессы. Из-за голода и лишений они были вынуждены отдать в приют маленькую дочь, которая там умерла. Сергей Эфрон ушел в белую Добровольческую армию, и на протяжении нескольких лет от него не приходило ни единой весточки. Марина Ивановна и Ариадна жили не только в голоде и холоде, но и страдали от одиночества. В литературной среде Цветаева, как и раньше, была сама по себе, статус супруги белого офицера вынуждал жить в постоянном напряжении, и положение усугублялось ее прямотой, резкостью характера. Она писала произведения, сочувствующие белому движению (в частности, цикл «Лебединый стан»), и на публичных вечерах декламировала их, не скрываясь.

Сергей Эфрон после разгрома армии Деникина обосновался в Праге и поступил в местный университет. В мае 1922 г. Цветаева и ее дочь Ариадна получили разрешение уехать за границу. Пожив немного в Берлине, семья на три года переехала в Чехию, в предместье Праги. Годы эмиграции были наполнены всевозможными проблемами, постоянной нуждой и сильной ностальгией. За весь эмигрантский период биографии время пребывания в Чехии при всех тяготах стало для Цветаевой самым приятным. Она навсегда влюбилась в эту страну, именно там впервые увидел этот мир их сын Георгий. Кроме того, подъем наблюдался и в творчестве, был опубликован целый ряд книг, в частности, «Стихи к Блоку», «Царь-девица», «Психея» и др. После него последовал заметный спад в количестве публикаций.

В 1925 г. Эфрон и Цветаева переехали в Париж, однако во французской столице поэтесса испытывала дискомфорт, что было связано с деятельностью ее супруга. В адрес Эфрона раздавались обвинения, что он являлся агентом НКВД, принимал участие в заговоре против сына Троцкого, Л. Седова. Несмотря на это, Марина Цветаева продолжала интенсивно писать, и именно в эмиграции было написано большинство ее сочинений, причем не только стихи и поэмы, но и эссе («Мой Пушкин», «Искусство при свете совести»), очерки мемуарного характера («Повесть о Сонечке», «Дом у старого Пимена»), трагедии «Федра» и «Ариадна» с использованием сюжетов античных трагиков, воспоминания о А. Белом, М. Волошине, М. Кузмине. Именно прозаические сочинения преобладали в ее творчестве в 30-х гг., и именно проза пользовалась в эмигрантской среде большей популярностью, нежели стихи. В большинстве своем творения эмигрантских лет не были изданы. «После России», состоявший из стихов 1922-1925 гг. и вышедший в Париже в 1928 г., стал последним прижизненным ее стихотворным сборником.

Сама Цветаева определяла причины преследовавших ее неудач в эмиграции чужеродностью среды, тем, что она была и оставалась по духу русским человеком. Отношения с эмигрантами у нее действительно не складывались: вначале она была для них своей, но затем оказалась в одиночестве — во многом из-за независимости, фанатичного увлечения поэзией, бескомпромиссности, нежелания примыкать к какому-либо из политических или поэтических течений. Ее, жившую с семьей в крайней нужде, практически некому было поддержать.

Ариадна возвратилась в Москву 15 марта 1937 г. — ей разрешили это сделать первой. 10 октября покинул Францию муж Цветаевой, а сама поэтесса прибыла в Советский Союз в 1939 г. Однако радость от возвращения на родину была недолгой: 27 августа и 10 октября 1939 г. арестовывают, соответственно, дочь и мужа Цветаевой. Сергея Эфрона расстреляли 16 октября 1941 г., а дочь была надолго сослана в лагеря (реабилитировали ее только в 1955 г.). Цветаева вновь осталась в полном одиночестве, имея на руках сына. У нее не было ни своего жилья, ни работы, а источником средств к существованию служили лишь периодические выплаты за переводы: именно они стали главным занятием Цветаевой. В этот период стихов из-под ее пера практически не выходило.

Переводами М.И. Цветаева занималась и когда началась Великая Отечественная война. Поэтесса не хотела отправляться в эвакуацию, однако их с сыном 8 августа 1941 г. отправили на пароходе, который отправлялся в город Елабуга. Марина Ивановна намеревалась перебраться в Чистополь, где проживало немало писателей, и собиралась работать посудомойкой в столовой Литфонда, получила разрешение на прописку. 28 августа она возвратилась в Елабугу. Полное одиночество, огромная моральная и физическая усталость, отсутствие более-менее сносных условий существования, ответственность за сына, постоянное наблюдение НКВД сломили дух выдающейся поэтессы. 31 августа 1941 г. в доме, где она временно поселилась с Георгием, ее обнаружили повешенной. В трех предсмертных записках, предназначенных трем разным адресатам, она объясняла свой поступок невозможностью нести этот крест и просила не оставить без помощи ее сына.

Елабуга стала ее последним пристанищем: здесь 2 сентября 1941 г. ее похоронили на Петропавловском кладбище, причем доподлинно неизвестно, где точно находится ее могила. В 1980 г. Анастасия Цветаева, родная сестра Марины Ивановны, поставила крест с надписью над одним из четырех захоронений, на которых отсутствовали какие-либо опознавательные знаки. В 1970 г. крест был заменен гранитным надгробием. Когда А. Цветаевой было за 90, она утверждала, что ей на тот момент было точно известно, где похоронена сестра. Краеведы и литературоведы же до сих пор не могут прийти к единому мнению, где же именно покоятся останки поэтессы, вошедшей в число крупнейших литераторов ХХ столетия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: