Бостонское Чаепитие


беседа со Снайперами

И вновь Маэстро (В.Преображенский) беседует с Дианой Арбениной, солисткой «Ночных снайперов» (окт. 2002 г.) «Ночные снайперы» в последнее время — организм довольно переменчивый, непредсказуемый и подвластный внутренним противоречиям. Противоречия чувствуются уже в суждениях солистки «Снайперов» Дианы Арбениной. Наша беседа началась так.

-В последнее время довольно часто у вас в группе происходят кадровые перестановки. Сначала у вас сменился барабанщик, потом вы расстались (что было очень удивительно) с директором Светланой Лосевой. Теперь вот еще одна замена – группу покинул Гога Копылов, ранее бас-гитарист «Наутилуса». С чем связаны столь стремительные и резкие изменения?
-Ну, резкие – это, вероятно, для публики. Если мы расстаемся с каким-то человеком, это означает, что какие-то причины появились не сейчас, а гораздо раньше.
-Но какие-то подводные камни ты можешь раскрыть?
-А ничего подводного нет. Мы занимаемся исключительно музыкой и если перестаем устраивать друг друга на каком-то моменте нашей работы, то расстаемся. Это же не какие-то личные взаимоотношения.
— Исходя из вышесказанного: может ли так получиться, что и вместо Светы Сургановой в группе окажется кто-то другой?
— Я уверена на все сто процентов в том, что незаменимых людей нет. Я ничего не планирую.
— То есть это не исключено?
— Ну почему же? Но зачем кого-то на кого-то менять. И потом, если говорить об инструментах, то у нас сейчас появились в звучании альбома «Цунами», аккордеон, перкуссия, духовые. То есть не исключено, что кто-то наоборот появится. Я сейчас еще раздумываю над тем, чтобы брать клавишника, но пока еще не знаю. Тяжело все это. Люди ведь живые, просто так, как шахматные фигуры, ведь их не расставишь. Я с каждым этим увольнением, мне кажется, просто старею лет на 40 сразу.
— Ну а если кто-то из музыкантов твоих задумает, скажем, соорудить собственный проект и уйти из группы (Света, например), как ты к этому отнесешься?
— Ну, как к ситуации, которая ей нужна. Человек никогда не делает то, что ему не нужно. Для меня это не будет никаким ударом. Меня очень сложно удивить. Что касается музыкантов «Ночных снайперов», то наших красавцев всех я настолько уже «просканировала», что они меня уже ничем удивить не смогут. А по поводу сольных проектов вообще – по моему, это всегда любопытно.
-То есть даже какие-то даже глобальные изменения внутри организма под названием «Ночные снайперы» не смогут тебя очень сильно ранить?
— Все эмоции я переживаю только одна. И даже если меня что-то глубоко очень трогает, никто этого не видит. Во всяком случае, я стараюсь так делать, потому что я контролирую себя и свои поступки.
— Всегда ли? Ты ведь человек эмоциональный…..
— Я – да.
-Часто ли ты совершаешь поступки под влиянием эмоций, о которых потом жалеешь? — — Жалею, конечно. Но уже все равно ничего не переделаешь. Мне очень не нравится, когда я раздражаюсь. Потом думаю: ну зачем? Могла ведь отойти в сторонку, ну я не знаю, погрызть водосточную трубу, например…. А я так себя вела непонятно. Ну, могу наорать. Знаешь, как я переживаю потом!
— А такая черта характера, как честолюбие, тебе не мешает?
— Честолюбие никогда не может помешать, ты что!
— Бывало, что честолюбие мешало дружбе? Или любви? — У меня был случай, когда пару лет назад мы сидели с моим другом на еще живой тогда Останкинской башне, в ресторане «Седьмое небо». И он мне говорил о том, что вот если ты выбираешь музыку, значит мы с тобой расстаемся. Я говорю: «Нет, я не выбираю музыку. Все, забиваю на музыку. Я буду заниматься, я буду работать. Я буду заработывать деньги».
-На полном серьезе?
-Да.
— А там же знаешь. Круглый ресторан такой и там ходили очень часто музыканты. которые играли на балалайках и всяких прочих инструментах. Ну, работали, лабухи. И вот мы уже практически договорились, он уже мне говорил «Я тебе найду работу у себя в компании, и все будет нормально» . Я говорила: «Да, хорошо. Я уезжаю из Питера, я забираю свои вещи»… И тут как на грех появились эти красавцы с гармошкой и с гитарой. Я на них посмотрела – и за ними просто пошла, как кролик зомбированный, потом, разумеется, с ними спела песню… Это был такой поворотный момент. И все — мы расстались. Кстати, и я написала тут же «31-ю весну».
— И что, действительно могла вот так взять и все забросить?
— Наверное, нет. Конечно, нет.
— После одного из ваших концертов мне довелось слышать характерную реплику от девушки, которая шла с очень задумчивым лицом. Итог своим впечатлениям она подвела так: «Все, теперь бреюсь наголо и завожу себе девушку». Диана, не секрет, что вокруг «Ночных снайперов» сформировалась мощная лесбийская тусовка. Не смущает ли тебя это, ведь имидж группы по этой причине становится довольно однобоким?
— Что значит «смущает»? Если бы даже меня это смущало, я бы уже ничего не смогла с этим сделать… Вот не поверишь, но мне все равно. Когда я пою, я смотрю на людей, на их глазах. Я же не вижу, кто там с кем за ручку стоит и мне это, честно говоря, глубоко по барабану. Что касается вообще этой проблемы. Мне кажется, они активизировались, потому что это стало просто модно.
— Безусловно, дело и в моде, но «Ночных снайперов» зачастую воспринимают чуть ли не как лесби-символ. Не обидно ли. Что такой ярлычок наклеили?
— Нет, не обидно. Пусть живут и главное… чтобы здоровы были (Улыбается.) Скажу тебе как дочь хирурга.
— Правда ли, что планируется у вас запись акустического альбома с рабочим названием «Канарский»?
— Нет, не планируется. Потому что.

(подробнее читайте в журнале «Сельская моодежь», № 11, 2002)
Беседовал Владимир Преображенский

Беседа Маэстро с Дианой Арбениной («Ночные снайперы») о лидерстве в группе.

— Создается впечатление, что в группе «Ночные снайперы» в последнее время сместилось лидерство. Фанаты совершено справедливо задают вопрос: почему так мало становится Светы, и так много Дины?
— Вообще идеологию группы определяю действительно я. Хотя бы в силу того, что песню написал — так слово держи. Я не хочу на своих музыкантов взваливать «вину» за те песни, которые я написала. Кто может лучше, чем я, сказать о той песне, которую я написала? А Света действительно много времени уделяет собственно музыке, скрипке. Она жаворонок, и занимается чуть ли не с 7 часов утра. Я же, по сути, не владею ни одним инструментом, кроме, скажем, гитары, на которой я чешу так, как ни одна девушка в России.
— Но вас изначально знали как дуэт? И вдруг уже даже на афишах (сам видел) — ты появляешься одна? Согласись, это странно?
— Я не думаю, что если на афише напечатало одно лицо, нас послушать придет меньше народу. Люди приходят прежде всего слушать музыку.

А это весьма древняя беседа Маэстро с «Ночными снайперами», точнее, со снайпершами (год не помню)

-Ваша популярность продолжает расти. Не боитесь «звездной болезни»?

Светлана: У нас достаточно других болячек. (Смеется.) Уж этой болезни мы не боимся!

— А не испугал стремительный взлет популярности?

Дина: Если ты сделал это, скажем, за три месяца, то тут, конечно, может по башке стукнуть так, что мало не покажется, и возомнишь себя черт знаешь кем. А мы вместе играем уже восемь лет.

— Почему же так долго вас не было слышно?

Д.: Вообще-то Света должна была быть врачом-педиатром, лечить детишек, а я — учить иностранцев русскому языку. Но мы, конечно, ни дня не проработали по специальности. Просто надо было отдать дань родителям и получить высшее образование.

— На каком-то концерте, помнится, вы назвали себя эстетствующими панками….

С.: (смеется): Это словосочетание скорее относилось к акустическому проекту “Ночных снайперов”. В электричестве немного другая история. Просто раньше это было сочетание вдумчивых, умных текстов и лихой, прямолинейной подачи. Такая вольность, “кабарейность”. Поэтому “эстетствующие”, поэтому “панки”.

— Сейчас концепция изменилась?

Д.: Мы стали несколько сдержанней в плане эмоций, и больший акцент делаем именно на музыкальности. В лаконичности – свой изюм

-Какая самая любимая песня на альбоме «Рубеж»?

Д.: «Лето-пиво».
С.: Динке не зря нравится песня «Лето-пиво». Дело в том, что эта вещь еще совсем не сложилась к моменту нашего прихода в студию. Аранжировка родилась прямо в студии, причем чуть ли не с первого дубля… А мне очень нравится 2 песни: «Россия: 37» и «Папа».

-Чей папа стал прототипом к последней?

Д.: У меня был приятель в школе, который по молодости лет позволял себе достаточно много, как мне кажется, алкоголя. И какие-то ощущения по этому поводу накопились. В песне это странным образом вылилось в слово «папа», хотя к моему отцу это не имеет никакого отношения.

-На твой взгляд, насколько способствуют творчеству различные стимуляторы типа алкоголя?

Д.: Это резко противоположные вещи, и я не приветствую любые допинги.

-Возможно, есть допинги альтернативные?

С.: Влюбленность, чувство эйфории, хорошее настроение…
Д.: Свежий воздух
С.: Да. И пешеходные прогулки…
(Хором): …На свежем воздухе.

-Почему на альбоме «Рубеж» присутствует достаточно много старых песен?

-Дело в том, что это программные песни, от них никуда не деться. И мы решили их продемонстрировать в первом альбоме, чтобы во втором было больше места для новых вещей. А новый альбом мы уже готовы писать хоть сейчас.

-У вас в группе два лидера или как?

С.: У нас один лидер – барабанщик.
Д: Если говорить серьезно, то у нас со Светкой спаринг.
С.: Мы абсолютно равны. Наверно, нельзя назвать это словом «лидер», потому что их не может быть два. А мы работаем на паритете.

-Если возникают разногласия, как вы их решаете?

Д.: Пока не было серьезных разногласий. Нам пока везет.
С.: По большому счету нам нечего делить.

-Однако все же от конфликтов никто не застрахован – не только в группе, но и вообще в жизни. Каков ваш рецепт преодоления подобных ситуаций?

-А что скажет Света – как врач и как врач человеческих душ?

С.: Действует сила убеждения. Я, например, все время говорю: надо пробовать. Я что-то предлагаю и говорю: «Давайте попробуем. Если не понравится, от этого можно всегда отказаться». Но чаще мне удается убедить.

-О вас в последнее время много пишут, говорят. Возникло – неизбежно – и множество слухов, сплетен. Какие домыслы о себе вам хотелось бы опровергнуть?

Д.: Мы, наверно, не все читали из того, что пишут. Но мы не хотим никого опровергать, потому что каждый пишет, как он дышит. Этим все сказано.

-Каким вам видится идеальный слушатель «Ночных снайперов»?

Д: Максимально естественный, тактичный человек.
С: Не скрывающий свои эмоции. Если ему нравится песня, он совершенно откровенно радуется.

-Расскажите, пожалуйста, о своем зарубежном турне.

Д.: Невеликое, надо сказать, было турне. Мы съездили в Финляндию, Данию, Швецию. И там были достаточно маленькие концерты, чтобы о них говорить много и долго.
С.: Более запланированные в этом смысле концерты были в прошлом году в Германии, в Кельне, и в Нью-Йорке. Мы выступали на одной площадке с «Чижом и компанией».

-Как публика воспринимала вас там?

С.: Очень доброжелательно. Удивляло, что нерусскоязычная аудитория прекрасно реагирует. Такое ощущение, что они понимают тексты.

-Из направлений и жанров современной музыки какие вам интересны сейчас? Что вы слушаете?

Д.: Я намереваюсь обратиться к классике в последнее время.
С.: А я – к этносу. Мой любимый композитор сейчас – это Рене Дюпере. В этой музыке и этнос, и фанк, и рок; прекрасный мелодизм. Очень рекомендую.

— Какие музыкальные явления оказали на вас наибольшее влияние?

— Том Уэйтс. Лори Андерсон.

— А из русских?

— Нам симпатичен “Наутилус Помпилиус”.

-А какие любимые книги вы взяли бы с собой в дальнее путешествие?

С.: Ну, Гессе, Бах, Булгаков…
Д.: А я – полное собрание Крапивина…

— Во многих текстах монолог исходит от мужского лица. Почему так?

С.: Да рифму просто надо было какую-то подобрать – вот и все (смеется).

— Вам уже, наверное, намекали на то, что в ваших текстах присутствует модная нынче «розовая» тема? Это как-то связано с вашей жизнью?

С.: Дело в том, что из песни слов не выкинешь. И песню мы рассматриваем исключительно как музыкальное произведение, художественный подвиг – я это так называю. Причем с определенной, конечно, долей самоиронии. Если песни пишутся от мужского лица, в этом нет ничего «розового». И тем более «голубого»!

— А если от женского?

Д.: Ну-у… Марина Цветаева писала исключительно от женского лица. Я имею в виду ее цикл «Подруга». Но он же от этого не перестает быть «розовым»?

Любимые стихи :: Максимилиан Волошин

К Диане бледной, к яростной Гекате
Я простираю руки и мольбы:
Я так устал от гнева и борьбы —
Яви свой лик на мертвенном агате!

И ты идешь, багровая в раскате
Подземных гроз, ступая на гробы,
Треглавая, держа ключи судьбы,
Два факела, кинжалы и печати.

Из глаз твоих лучатся смерть и мрак,
На перекрестках слышен лай собак
И на могильниках дымят лампады.

И пробуждаются в озерах глубины,
Точа в ночи пурпуровые яды,
Змеиные, непрожитые сны.

Живые

Актёры и команда 5

Фото 12

Видео 3

Российская телепередача, в которой известные люди читали свои любимые стихотворения.

Передача «Живые» выходила на канале «Пятница» ежедневно в полночь по будням с 3 июня по 31 августа 2013 года.

Также проект можно было слушать на радиостанции «Серебряный дождь» и посмотреть на портале Lenta.ru.

Автор идеи передачи «Живые» — директор холдинга «ПрофМедиа-ТВ», бывший продюсер программы «Намедни» Николай Картозия.

Лозунг передачи: «Лето — время жить!».

Сюжет передачи Живые

В съемках передачи «Живые» приняли участие известные актеры, музыканты, сатирики, спортсмены, общественные деятели. Помимо российских звезд в проекте снялись британский актер Хью Лори, приезжавший в Москву с концертом, и звезда экшн-фильмов Жан-Клод Ван Дамм.

Диана Арбенина & Трофим

Похожие исполнители

Уважаемый пользователь! У Вас не установлен пароль для входа в аккаунт.

Это может привести к тому, что доступ к Вашим плейлистам и прочей конфиденциальной информации получат третьи лица.

Чтобы предотвратить это — мы просим Вас установить пароль для входа прямо сейчас:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: