Детство Чехова

Дети Чеховых с чинным видом занимают в дворцовой церкви свои исключительные и привилегированные места. Они в своем роде артисты и поют под руководством отца различные каноны, доставляя иногда прихожанам большое наслаждение своими стройными напевами.

Михаил, Иван и Николай пели дискантами, у Антона был альт, у старшего сына Александра — густой не по летам бас.

— До, ти, то, там! — сосредоточенно произносил, понижая голос, Павел Егорович, наклоняясь к детям с гудевшим в руке камертоном. И сам как бы превращался в камертон.

Но постоянно игравшая селезенка в сыне Антоне и тут проявляла себя.

Евгения Яковлевна стояла в церкви около детей. И вот, чувствуя, что мать смотрит на него, Антоша как-то особенно уморительно начинал двигать отстающей подметкой, производя такое впечатление, как будто сапог шамкал губами.

Евгения Яковлевна забывала о молитве и с улыбкой отдавалась уморительному зрелищу. Антоша только и добивался этого.

Но не всегда его шутки с любимой матерью благополучно сходили ей с рук.

Однажды вечером Павел Егорович читал дома что-то поучительное. Антоша, в виде развлечения, снял сапоги и стоял босиком около матери. Увлеченный чтением, Павел Егорович не видел, что Антоша в самом патетическом месте, как бы в избытке чувств, лег на пол и задвигал пальцами ног. Евгения Яковлевна не выдержала и прыснула от смеха. Павел Егорович прервал чтение и голосом укоризны произнес в пространство: «Если мать, и так относится, то какой же пример остается детям?»

И продолжалось чтение.

Евгения Яковлевна сделала знак Антоше и притихла.

Всегда ласковая и снисходительная к детским слабостям, она создавала в семье атмосферу, незаменимую никакими проповедями. Дети называли ее: «мамочкой» и «амочкой». У меньших же вместо «амочка» выходило: «ямочка».

«Антоша», «Антошечка», «голубчик» — вот ее обычные обращения к нему. А с его стороны постоянно какая-нибудь милая шутка.

И нельзя без умиления слушать рассказов Евгении Яковлевны о том, как она полутайком уходила с Антошей в театр в Таганроге.

Смущало лишь иногда ее поведение Антоши в театре, когда он начинал вызывать своим звучным голосом не только исполнителей, но и некоторых зрителей, отличавшихся комическими особенностями.

Гутер-рман! — раздается на весь театр голос Антоши.

У Евгении Яковлевны сердце так и захолонет: «Господи, не достанется ли Антошечке за это?»

Театр в юношеские годы был страстью Чехова. Кроме того, у Чехова было выдающееся от природы актерское дарование. Путем незаметного грима он мог до такой степени изменить свое лицо и весь преобразиться, что даже близкие ему люди не узнавали его и по целым часам беседовали с А. П. как с новым лицом.

Любимым типом Чехова одно время был выслужившийся до значительных степеней чиновник в белом жилете и бланжевых панталонах, державший себя с достоинством, с поднятой головой и говоривший докторальным баском. Для большего оттенка его санов-ности меньший брат, Иван, изображал обыкновенного, мелкого, заискивающего чиновника. И невозможно было без хохота смотреть на них, когда они, сохраняя типические особенности изображаемых лиц, составляли с барышнями кадрили, причем Антон ходил гоголем, а Иван семенил перед ним и поминутно уступал ему дорогу.

Чехов мог по целым часам рассказывать различные истории. Особенно интересно выходили у него рассказы о сотворении мира, когда коринка была до такой степени смешана с изюмом, что их невозможно было отличить, а луну должны были отмывать прачки.

Постоянная веселость и неистощимая способность в изображении уморительных шуток были отличительными чертами Чехова в его детстве и юности.

Он изо всего ухитрялся делать своеобразную и смешную до слез забаву.

Брат его Николай был отличным музыкантом. Антон тоже начал учиться играть на скрипке. Но ради шутки прибегал иногда к «упражнениям на контрабасе», то есть брал одною рукою Николая за нижнюю губу, вытягивал ее и, водя смычком по животу, производил губами потрясающие звуки.

Был еще один уморительный номер в артистическом репертуаре Чехова. В несколько минут он изменял свой вид и превращался в зубного врача, сосредоточенно раскладывающего на столе свои зубоврачебные инструменты. В это время в передней раздавался слезливый стон, и в комнате появлялся старший брат. Александр, с подвязанной щекой. Он немилосердно вопил от якобы нестерпимой зубной боли. Антон с пресерьезным видом успокаивал пациента, брал в руки щипцы для углей, совал в рот Александру, и. начиналась «хирургия», от которой присутствующие покатывались от смеха. Но вот венец всего. Наука торжествует! Антон вытаскивает щипцами изо рта ревущего благим матом «пациента» огромный «больной зуб» (пробку) и показывает его публике.

Самые, однако, яркие и благоуханные впечатления юности Чехова связаны не с Таганрогом, а с деревней Княжей, где он проводил летние месяцы у своего деда, управляющего имением графини Платовой. Тут впервые А. П. Чехов прикоснулся душою к русской природе. Сами по себе поездки из города в деревню (около 60-ти верст) то на лошадях (все зависело от «оказии»), то на волах в течение нескольких дней с ночлегами под бархатным небом Украины, на душистых коврах свежего сена, — уже одни такие поездки — без старших и без тягостной опеки — должны были вносить в свободолюбивую душу высокоодаренного мальчика целые гаммы новых впечатлений.

— Цоб! Цабэ!- кричали малороссы ( Малороссы — так в дореволюционной России называли украинцев) в полотняных шароварах с очкурами ( Очкур — пояс к шароварам) и в полном убеждении своей правоты нещадно били батогами ( Батог — палка или прут) зазевавшихся волов, не сворачивавших своевременно в ту или другую сторону. Они должны же понимать, что значит «цоб», а что такое «цабэ».

Дед Чеховых, живший всегда в Малороссии и являвшийся как бы органической частью деревни Княжей, был на редкость цельной, независимой и своеобразной личностью. Даже одевался он не так, как другие, а всегда соединял жилет и брюки посредством пуговиц в одно целое, представляя собою как бы подвижную бронзовую статую.

Приезд внуков всегда радовал гостеприимного старика, и он помещал их иногда, точно «графят», в огромном барском доме, всячески баловал их по-своему, возил на беговых дрожках по полям, познакомил их с процессом курения и гонораром (по 3 копейки) за литературные труды в конторе.

Но в некоторых отношениях он был строг и педантичен до неумолимости. Так, до известного времени нельзя было ни под каким видом пользоваться яблоками в графском саду. Таким же неумолимым охранителем был и его подручный Карпуша. И молодые Чеховы, невзирая ни на какие диверсии, все-таки не могли лакомиться яблоками. А яблоки были на редкость соблазнительные.

Но однажды Антон предложил пари брату Ивану, что сорвет в саду не только какое-нибудь, а любое яблоко, и не ночью, не тайком, а днем и в присутствии дедушки. Пари было принято.

В назначенный час Антон вызывает в сад деда и, поставивши брата Ивана лицом к намеченному яблоку, заявляет деду, что перепрыгнет через брата. Дед засосал трубку и подзадоривающе сказал: — А ну! А ну!

Антон разбежался и, перепрыгнув через брата, одновременно сорвал и указанное яблоко. Дед был в восторге от ловкости внука и хохотал на весь сад.

Детство Чехова

Антон Павлович Чехов родился 17 (29) января 1860 года в городе Таганроге. Он был третьим сыном в семье купца третьей гильдии Павла Егоровича Чехова и Евгении Яковлевны Чеховой (урожденной купеческой дочери Морозовой). Сам Антон Павлович считал днем своего рождения 16 января: возможно, в метрической книге была сделана неверная запись, и день рождения записали по дню святого Антония, именем которого ребенок был крещен.

Уже будучи взрослым, Чехов написал о доме на Полицейской улице, в котором родился : «Дивлюсь, как это мы могли жить в нем?» Действительно, в трех крошечных комнатках общей площадью 23 метра к моменту рождения Антона жили, кроме родителей, два его старших брата – Александр и Николай. Младшие – Иван, Мария и Михаил – родились уже на других квартирах.

Детство Чехова прошло в доме на углу Монастырской улицы и Ярмарочного переулка. На первом этаже помещалась лавка отца, на втором – квартира. [3, c.6]

Когда Антон Павлович говорил: «В детстве меня не было детства», то он подразумевал под этим многое. Прежде всего, режим жизни детей Павла Егоровича был не очень детским, – это был почти каторжный трудовой режим. Лавочка Павла Егоровича торговала с 5 утра и до 11 вечера, заботу о ней Павел Егорович нередко целиком возлагал на сыновей. День его детей распределялся между лавочкой, гимназией, опять лавочкой, бесконечными спевками и репетициями и такими же бесконечными церковными и домашними молениями. Кроме того, дети учились ремеслу, Антоша – портняжному. Антоша должен был с малых лет приучаться и к счетному делу, а главное – к искусству торговли, в которое входило и почтительное обращение с покупателями и знание приемов «обмеривания, обвешивания и всякого торгового мелкого плутовства», – как писал в своих воспоминаниях старший брат Антона Павловича – Александр Павлович.

Павел Егорович воспитывал своих детей деспотически. Порки были частым явлением в семье. И, однако, было бы неправильным рисовать жизнь семьи Павла Егоровича только темными красками. Нельзя забывать о смягчающем влиянии матери, Евгении Яковлевны, как нельзя забывать и о том, что влияние Павла Егоровича на своих детей было далеко не только отрицательным.

Павел Егорович хотел сделать своих детей образованными людьми. Он отдал их в гимназию, нанял для них учителя музыки, рано начал учить их языкам; старшие сыновья уже в отроческие годы свободно говорили по-французски.

Действительность, окружавшая Антошу Чехова, была покушением на его свободу.

Еще более сильным врагом его свободы, чем семейный деспотизм, была гимназия. Таганрогская гимназия была идеальной с точки зрения царского министерства народного просвещения. То была настоящая фабрика рабов.

Со всех сторон наступала на Чехова действительность, стремившаяся сделать из него раба, отовсюду надвигалось на него насилие. Но чем грубее был натиск действительности, тем сосредоточеннее, упорнее становился юноша Чехов в отстаивании своего человеческого достоинства.

Рано началось у Антоши увлечение театром и литературой. Первое известное нам юношеское произведение Чехова написано для театра. Это пьеса «Безотцовщина».

Вместе с увлечением театром шли и первые литературные опыты. Гимназистом четвертого класса Антоша сотрудничал в рукописном журнале, выходившем под редакцией ученика старшего класса. В этом журнале было помещено сатирическое стихотворение Антоши, посвященное инспектору Дьяконову. [4, c.6, 7]

Завсегдатаем галерки Таганрогского театра Чехов становится с тринадцатилетнего возраста; в исполнении местных трупп и заезжих знаменитостей он имел возможность увидеть на сцене русский классический репертуар, пьесы Шекспира, Современные водевили и мелодрамы. В обширный круг чтения юного Чехова вошли Сервантес, Гюго, Тургенев, Гончаров, естествоиспытатель Гумбольдт, философ Бокль и наряду с ними разнообразные юмористические журналы и сборники. [2, c.381]

Нормы ударения
Ударение в русском языке — это выделение одного из слогов в составе слова усилением голоса. Правильная постановка ударения является необходимым признаком культурной, грамотной речи. Есть немало слов, произношение которых служит как бы лак .

Образ-символ птицы в драмах Чехова
Чехов обращается к образу птицы уже в драме «Иванов». Но символический смысл здесь только намечен и не реализуется в полной мере. Львов вводит в произведение мотив дома Иванова – «совиного гнезда»: «Львов. Вы удивляетесь . (Садится рядом .

Словообразование
На уровне словообразования удалось найти гораздо меньше примеров. Это может быть связано с нецелесообразностью их использования в данных произведениях. Постоянные изменения конструкции, морфемного состава слова требуют от читателя внимани .

Антон Павлович Чехов : биография

29 января 1860 — 15 июля 1904

русский писатель, драматург, по профессии врач

Биография

Детство, юность и молодые годы

29 января 1860 года в небольшом домике на Полицейской улице (ныне — Чехова) в семье Павла Егоровича Чехова родился третий ребенок — Антон. Раннее детство Антона протекало в бесконечных церковных праздниках, именинах. В будние дни после школы братья сторожили лавку отца, а в 5 утра каждый день вставали петь в церковном хоре. Как говорил сам Чехов: «В детстве у меня не было детства».

Сначала Чехов учился в греческой школе в Таганроге. Содержащий школу грек заставлял зазубривать уроки, бил учеников линейкой, ставил в угол на колени на крупную соль. В 8 лет, после двух лет учёбы, Чехов поступает в таганрогскую гимназию (ныне Гимназия № 2 им. А. П. Чехова). Мужская классическая гимназия была старейшим учебным заведением на юге России (основана в 1806 г.) и давала солидное по тем временам образование и воспитание. Окончившие восемь классов гимназии молодые люди могли без экзаменов поступить в любой российский университет или поехать учиться за границу. Гимназия сформировала у Чехова отвращение к лицемерию и фальши. Здесь формировалось его видение мира, любовь к книгам, знаниям и театру. Здесь он получил свой первый литературный псевдоним «Чехонте», которым его наградил учитель Закона Божьего Фёдор Покровский. Здесь начинались его первые литературные и сценические опыты.

ПБК: Антон Павлович Чехов — кто это?

Музыка и книги пробуждали в юном Антоне Чехове стремление к творчеству. Большую роль в этом сыграл таганрогский театр, основанный в 1827 году. Впервые в театре Антон побывал в 13 лет, посмотрел оперетту Жака Оффенбаха «Прекрасная Елена» и вскоре стал страстным поклонником театра. Позднее в одном из своих писем Чехов скажет: «Театр мне давал когда-то много хорошего… Прежде для меня не было большего наслаждения как сидеть в театре…» Не случайно герои его первых произведений, таких как «Трагик», «Комик», «Бенефис», «Недаром курица пела», были актёрами и актрисами.

Чехов-гимназист издавал юмористические журналы, придумывал подписи к рисункам, писал юмористические рассказы, сценки. Первая драма «Безотцовщина» была написана 18-летним Чеховым в период учёбы в гимназии. Гимназический период Чехова был важным периодом созревания и формирования его личности, развития её духовных основ. Гимназические годы дали Чехову огромный материал для писательской работы. Самые типичные и колоритные фигуры появятся позже на страницах его произведений. Возможно, одной из таких фигур был и его учитель математики Эдмунд Дзержинский — отец будущего первого председателя ВЧК.

В 1879 году он окончил гимназию в Таганроге. В этом же году он переехал в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета, где учился у известных профессоров: Николая Склифосовского, Григория Захарьина и других. В этом же году брат Антона Иван получил место учителя в подмосковном городе Воскресенск. Ему была выделена большая квартира, в которой могла бы разместиться целая семья. Чеховы, жившие в Москве тесно, приезжали на лето к Ивану в Воскресенск. Там в 1881 году Антон Чехов познакомился с доктором П. А. Архангельским, заведующим Воскресенской лечебницы (Чикинской больницы). С 1882 года, будучи студентом, он уже помогал врачам больницы при приёме пациентов. В 1884 году Чехов окончил курс университета и начал работать уездным врачом в Чикинской больнице. По воспоминаниям П. А. Архангельского:

Затем он работал в Звенигороде, где некоторое время заведовал больницей.

Становление

В последующие годы Чехов писал рассказы, фельетоны, юморески — «мелочишки» под псевдонимами «Антоша Чехонте» и «Человек без селезёнки» или их вариантами, или совсем без подписи, в изданиях «малой прессы», преимущественно юмористических: московских журналах «Будильник», «Зритель» и др. и в петербургских юмористических еженедельниках «Осколки», «Стрекоза». Чехов сотрудничал с «Петербургской газетой» (с 1884 г., с перерывами), с суворинской газетой «Новое время» (1886—1893 гг.) и с «Русскими ведомостями» (1893—1899 гг.)

Антон Павлович Чехов

Антон Павлович Чехов — известный русский писатель, автор: «Толстого и тонкого», «Хамелеона», «Лошадиной фамилии», «Жалобной книги», «Скучной истории», «Дома с мезонином», «Дамы с собачкой», «Трёх сестёр», «Чайки», «Вишнёвого сада». Родился 16 января 1860 года в маленьком доме из земляного кирпича на Полицейской улице в Таганроге. После Таганрогской гимназии закончил Императорский Московский университет. Умер от туберкулёза в 1904 году.

А.П.Чехов родился в провинциальном Таганроге. В то время Таганрог представлял собой обычный заштатный город, однако, незадолго до рождения Чехова ему пришлось побывать в роли негласной столицы государства, благодаря проживавшему в нём какое-то время Александру I. После смерти императора жители Таганрога не просто хорошо помнили, но и активно поддерживали дух столичности в своём городе. Общий же уклад южного портового городка, в основном, был таким же, как и везде: лавки, трактиры, пустыри, заросшие бурьяном, ежегодная шумная ярмарка, смотры гарнизона.

А.П.Чехов получил греческое образование. В 70-е годы 19 века Таганрог был достаточно интернациональным городом, главенствующая роль в котором принадлежала грекам: большая доля торгового оборота была в руках греческих купцов, шикарные городские особняки также строились греками. Возможно, поэтому отец Чехова решил дать двум своим сыновьям, Антону и Николаю, греческое образование, и 1 год своей жизни мальчики проучились в греческой «Приходской при Цареконстантиновской церкви школе» Николаоса Вутсина.

У Чехова было много братьев и сестёр. Старшие братья — Александр (1855) и Николай (1858) и младшие братья и сестра — Иван (1861), Мария (1863), Михаил (1865). Одна девочка в семье Чеховых умерла во младенчестве.

У Чехова было тяжёлое детство. О детстве писателя известно по воспоминаниям его старшего брата Александра и младшего — Михаила. Первый особо подчёркивал деспотизм отца, который был суров к детям и не гнушался телесных наказаний розгами или «сахарной верёвкой» (специальная верёвка, которой обвязывался сахар). Юного Антона Чехова заставляли заниматься тяжёлой работой в лавке вместо того, чтобы поощрять ребёнка к учёбе и выполнению им домашних заданий. Будучи взрослым, Чехов в письме к старшему брату писал: «Детство отравлено у нас ужасами» (4 апреля 1893г.). Николай также свидетельствовал о «досаде и глумлении» отца по отношению к «писаниям Антона и моему рисованию». По вечерам в семье Чеховых было принято устраивать спевки церковного хора, которые устраивал отец писателя — Павел Егорович. Очень часто они затягивались до полуночи. Отличаясь безотказностью, Чехов помогал матери вести домашнее хозяйство — выполняя обязанности кухарки, он ходил на рынок за провизией, убирался в доме, носил воду. В 16 лет Чехова постигла новая беда — путём хитрых махинаций бывший жилец Чеховых за долги отнял у них дом. Вся семья оказалась на улице, а отец семейства был вынужден бежать от долговой ямы в Москву. Сам Антон остался один в чужом доме без гроша в кармане.

Чехов сильно ценил природу. Лучше всего об этом сказал сам писатель в рассказе «Крыжовник»: «Кто хоть раз в жизни поймал ерша или видел осенью перелётных дроздов, как они в ясные, прохладные дни носятся стаями над деревней, тот уже не городской житель и его до самой смерти будет потягивать на волю». Перемена погоды была для Чехова равноценной любым общественным явлениям: о своих наблюдениях за ней он часто пишет в письмах, его настроение подчинено погодным изменениям, в своих рассказах он показывает влияние природы на человеческую психику, пишет о повседневном общении человека с природой, которая окружает его в городе или на даче.

Чехов рано начал читать. Павел Егорович любил читать вслух газеты, но ещё больше любил, когда это делали его дети, у которых впоследствии он требовал ещё и пересказа прочитанного. Кроме газет, Антон Чехов активно читал в детстве и религиозную литературу, такую как «Четьи Минеи» и «Библию».

В творчестве Чехова отразилась окружавшая писателя действительность. Примеров тому — масса. Стихия полукультурной мещанской речи, тяготеющей к интеллигентному языку, но не могущей вырваться из просторечия, запечатлелась в обширной галерее речевых портретов чеховских рассказов. «Летающие острова» — чеховская пародия на Жюль Верна, чей «Доктор Окс» в 1872 печатался читаемым Чеховым «Азовским вестником». Детальностью, которую впоследствии использовал Чехов в своём творчестве, отличались юмористические иллюстрированные журналы. Большое влияние на художественную манеру Чехова оказал и театр, куда гимназисты проникали всеми доступными способами. Уехавшие после разорения в Москву члены чеховского семейства ютились вшестером в одной комнате, что вполне возможно отразилось в рассказе 1886 года «На мельнице».

Чехов начал печататься в университетские годы. Начиная с первого курса, Чехов стал работать в журналах под псевдонимом А. Чехонте. Примечательно, что тогда никто из сокурсников Чехова об этом не знал, так как ничем подобным просто не интересовался.

Чехов много писал о быте. Связано это было, прежде всего, с хорошим знанием материала. В лавке ему приходилось подсчитывать стоимость товара вплоть до копейки, после разорения — за гроши распродавать имущество, мириться с бедностью и при этом ещё умудряться посылать деньги родителям. Большую часть сюжетов и подробностей Чехов брал из жизни: к примеру, рассказ «Завтра экзамен» (1884) по своему сюжетному наполнению сильно напоминает условия жизни начинающего писателя Чехова. Даже сама тематика иллюстрированных юмористических журналов, в которых начинал Чехов, была бытовой от и до — как по своим литературным темам, так и по внешнему отражению жизни редакции, главный редактор которой в халате и домашних тапочках в то время ни у кого не вызывал удивления.

В начале своей творческой деятельности Чехов получал очень мало. Отношения в редакциях строились по принципу «хозяин — работник». Литератор в таком случае получал деньги за свою работу в зависимости от доброй воли редактора, часто даже минуя бухгалтера. Известен случай, когда Чехову не заплатили за рассказ только потому, что его брат Николай до этого задолжал редактору совершенно мизерную сумму. Нередко за работу платили и товаром, например, мебелью. За первые рассказы, занимавшие около 3-х газетных разворотов, в 1884-85 гг. Чехов получал 3 рубля. Для сравнения: через год в «Новом времени» за аналогичную работу ему уже платили в 25 раз больше.

Чехов начинал с совсем «малых» жанров. Как в плане внешнем: комедии, афоризмы, мысли людей разных профессий, исторических деятелей, анекдоты, шутки, каламбуры, так и в плане внутреннего наполнения: жанр комического календаря и разнообразных «пророчеств». Связано это было с его работой в прессе, где данные жанры были самыми востребованными. Однако жанр «мелочей» очень рано стал Чехову в тягость. Особенно не любил он делать подписи к рисункам: «Легче найти 10 тем для рассказов, чем одну порядочную подпись» писал Чехов в письме от 4 ноября 1885 года.

Братья Чехова были не менее талантливы, чем он сам. Вопрос этот достаточно спорный. С одной стороны у старшего, Александра, был несомненный талант к письму, но в полной мере он раскрылся только в эпистолярном жанре, соединить же в единое целое свои искромётные наблюдения за действительностью в отличие от Антона Чехова он не мог. Для «малой прессы» этого было достаточно, но вот для большой литературы — ничтожно мало. Судьба Николая Павловича была ещё более трагичной. Он также, как и братья, работал в иллюстрированных юмористических журналах, но только художником. При соблюдении вещной точности рисунки Николая Чехова отличались особой эмоциональной индивидуальностью. Именно этот необычный компонент и не был нужен жанру рисунка с подписью, к которому предъявлялись стандартные требования. Николай не смог остаться в русле индивидуальности и в итоге попал в общую обойму, перестав и вовсе писать серьёзные вещи.

Чехов получил медицинское образование. На последнем курсе медицинского факультета Императорского Московского университета А.П.Чехов проходил практику в Чикинской земской больнице на окраине Воскресенска у доктора П.А.Архангельского.16 июня 1884 года Чехову была присвоена степень лекаря. После окончания университета Чехов продолжает работать в Чикинской больнице, принимая больных через день, ездит на судебно-медицинские вскрытия, в Звенигороде две недели заменяет земского врача, уехавшего в отпуск. В 1892 году в собственном имении Мелихово писатель также ведёт врачебную деятельность, леча бедных, а с началом эпидемии холеры летом того же года безвозмездно начинает работать врачом в Серпуховском уезде.

Чехов писал в состоянии общего течения жизни. У писателя не было отношения к литературному труду, как к работе, заниматься которой нужно от звонка до звонка. Он просто жил, периодически отвлекаясь на гостей, грибную охоту, рыбалку, но при этом, не переставая, думал о творчестве и при необходимости уединялся для письма. Привыкнув за юношеские годы писать строго определённое количество материала и сдавать его точно в срок, впоследствии Чехов стал профессионалом высокого уровня: первоначальный замысел обдумывался писателем совместно с другими делами, затем он садился за работу и сосредоточенно писал.

Чехов занимался журналистикой. С небольшими перерывами на протяжении двух лет Чехов постоянно вёл фельетонное обозрение «Осколки московской жизни» в журнале «Осколки». На страницах своей рубрики он писал обо всём, что его окружало, начиная от страхования скота от чумы и заканчивая хищениями в банке.

Художественные принципы Чехова были выработаны в первые пять лет работы. Отсутствие предварительного подробного описания обстановки, прошлого героев, прямое вхождение в действие, в продолжающиеся диалоги персонажей, отсутствие явных авторских рассуждений, бытовая коллизия в основе произведения, знаменитые чеховские пейзажи — все эти принципы были сформированы в первые пять лет литературной работы Чехова.

Переход Чехова к серьезной литературе был обусловлен письмом А.С.Суворина. Редактор и владелец «Нового времени» — одной из известнейших газет той эпохи, прочитав рассказы Чехова, попросил его печататься под своим настоящим именем и впервые серьёзно начал говорить с писателем о литературе. Впоследствии А.С.Суворин оказывал всевозможную поддержку Чехову — в тяжёлые годы он помогал ему деньгами, выпускал сборники его произведений и печатал в «Новом времени» всё, что Чехов давал в газету.

Чеховские пьесы поначалу не были приняты. Пьесы писателя сильно отличались от своих предшественниц, прежде всего тем, что построение характеров в них обходилось без привычной мотивировки и разъяснения. Именно поэтому пьесы Чехова в самом начале не принимались не только критиками, но и его друзьями, и самими актёрами. Даже премьера знаменитой «Чайки» 17 октября 1896 года оказалась оглушительно провальной — зрители буквально освистали непонятную им пьесу. Спустя два года первое представление «Чайки» в МХТ уже было принято крайне доброжелательно и благосклонно, однако, рецензии на пьесу ещё долгое время продолжали носить обобщённый характер, исключающий глубокое понимание произведения.

Поездка Чехова на Сахалин была связана с желанием «подсыпать под себя пороху». После смерти брата Николая, уже достигший определённого литературного и материального благополучия Чехов, почувствовал, что его жизни не хватает привычного накала работы и событий, и решил искусственно обеспечить себе недостающее. За три месяца, проведённые на Сахалине, Чехов без помощи кого бы то ни было сделал перепись всего острова (около 8000 человек), при этом писатель беседовал не только с простыми жителями, но и политическими заключёнными, разговоры с которыми были под запретом. Поездка на «остров каторжников» сильно встряхнула Чехова. После неё он написал ряд рассказов, повесть «Дуэль», «Палату №6» и свои впечатления о Сахалине.

Чехов знал о своей болезни, но не хотел лечиться. Понимая, что лечебный режим больного туберкулёзом исключает напряжённую творческую работу, Чехов старался не обращать внимания на своё ухудшающееся самочувствие.

Последние годы жизни Чехов провёл в Ялте. Курортный город он не любил, но мнение врачей было неизменным — писатель должен жить на юге. Однако, ялтинская дача оказывается плохо сделанной и протапливаемой — зимой в ней нестерпимо холодно, еда — непривычной, вечнозелёные деревья нагнетают своей ресторанностью скуку, и писать в такой нерадостной обстановке у Чехова практически не получается.

Чехов женился очень поздно. С актрисой Ольгой Леонардовной Книппер А.П.Чехов познакомился за шесть лет до смерти. Венчание произошло в тайне в узком кругу семьи (Чехов не хотел публичности и массовости поздравлений), семьи же, как таковой, не получилось: Чехов жил в Ялте, Ольга играла в Москве, вместе они были гораздо меньше, чем врозь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: