Державин ода бог текст

Восстал Всевышний Бог, да судит
Земных богов во сонме[2] их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса[3]:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет[4] небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

1. Пафос гражданского негодования особенно сильно проявляется в стихотворении Державина «Властителям и судиям», представляющем собою переложение 81-го библейского псалма[5] (Первоначально Державин назвал свое произведение «Ода. Извлечение из псалма 81»).
Поэт успел дважды опубликовать различные редакции этого стихотворения, пока в 1795 году оно не попало на глаза Екатерине II. Разразился страшный скандал. Обличительный пафос «дерзкого» стихотворения Державина был настолько силен (да еще на фоне только что свершившейся французской революции 1789–1793 годов), что поэту предстояло объяснение по поводу этого произведения с секретарем тайной канцелярии «кнутобойцем» С. И. Шешковским. Державин вынужден был написать специальную оправдательную записку, где доказывал, что его стихотворение никак не может быть причислено к «якобинским» (т. е. революционным, вольнодумным), так как «царь Давид (чей псалом переложил поэт во «Властителях и судиях») не был якобинец, следовательно, песни его не могут быть никому противными». (вернуться)

2. Сонм – большая группа, собрание кого-либо (в данном случае – царей). (вернуться)

3. Мзда – взятка; плата, вознаграждение. Очеса (очи) – (устар.) глаза. (вернуться)

4. Зыблет – колеблет. (вернуться)

5. Псалом – религиозная песнь. Авторство большинства библейских псалмов (см. псалом 91 ниже) приписывается легендарному иудейскому царю Давиду. (вернуться)

Псалом 81
Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд:
Доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых.
Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются.
Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.
Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

В стихотворении «Властителям и судиям» Державин поднимает одну из важнейших проблем общества – взаимодействие власти и «властителей» и простого народа. Ещё известный царь древности Давид обращался к этому вопросу в 81 псалме, переложением и осмыслением которого и является стихотворение Державина «Властителям и судиям».
Жанр литературного переложения псалмов занимал в эпоху Просвещения одно из ведущих мест в поэзии. Отдавая дань тенденциям, Державин переложил более 26 псалмов, по преданию, сочинённых библейским царём Давидом. Давид – сын пастуха, искусно игравший на арфе. Благодаря смелости и силе, победил богатыря Голиафа и был принят на воинскую службу. Вскоре стал военачальником. Позже был провозглашён царём и правил около 40 лет. Известен как создатель псалмов.
Собрание ста пятидесяти псалмов под названием «Псалтырь» вошло в Библию. Отдельные псалмы становились порой революционными гимнами. Так, например, 81-й с резкими нападками на «земных богов» (злых царей и вельмож) стал в 18 веке антимонархической песней якобинцев. Этот псалом послужил основой и для державинского стихотворения. (вернуться)

И. С. Никитин, А. К. Толстой, А. Н. Майков «Край ты мой, родимый край. » (1 вариант)

Школьное сочинение

Любовь к родине, к местам, где ты родился и вырос, живет в сердце каждого человека. Однако далеко не каждый сможет выразить свои чувства к родному краю так, как это делают поэты.

Край ты мой, родимый край!

Конский бег на воле!

В небе крик орлиных стай!

Волчий голос в поле!

Сколько свежести, силы, свободы в этих словах, принадлежащих перу замечательного поэта А. К. Толстого! В них чувствуется и необъятность просторов родины, и широта, и свободолюбие людей, проживающих здесь.

Нежностью и трепетом перед первозданной красотой родной природы наполнены стихи другого русского поэта — И. С. Никитина:

Звезды меркнут и гаснут. В огне облака.

Белый пар до лугам расстилается.

По зеркальной воде, по кудрям лозняка

От зари алый свет разливается.

В этом стихотворении автор восхищается оптимизмом и трудолюбием своего народа. Много страданий выпало на долю русского крестьянства, но люди все же сумели сохранить в себе эти чудесные качества. Еще не взошло солнце, а рыбаки уже проверяют сети, готовят лодки. Поля же просыпаются под веселую песню труженика-пахаря:

«Бог» Г. Державин

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: бог.

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий, —
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвещенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всe единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед тобой — как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, — и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед тобой — ничто.

Ничто! — Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! — Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно, есть и ты!

Ты есть! — природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

Анализ стихотворения Державина «Бог»

Оду «Бог» Державин задумал еще в 1780 году, но приступить к написанию сразу не смог, будучи занят на службе и не отказывая себе в выходах в свет. В итоге стихотворение появилось только в 1784-ом. Существует достаточно распространенное мнение, что произведение – ответ Гавриила Романовича на высказывания французских философов-материалистов. При этом возражал им поэт не с позиций официальной православной церкви. В оде явно просматриваются идеи пантеизма – религиозно-философского учения, последователи которого воспринимают мир и Бога как единое целое. Естественно, такой подход Державина вряд ли когда-нибудь в полной мере устроит ортодоксальных представителей православной ветви христианства. По мнению известного поэта двадцатого столетия Ходасевича, изначально главной целью Гавриил Романович ставил изображение величества Господа. Но по мере развития сюжета сменились приоритеты. В итоге ода Богу превратилась в «оду божественному сыновству человека».

В стихотворении часто встречается архаичная лексика, в том числе и церковнославянская. С ее помощью транслируется религиозное и философское воодушевление автора, достигается необходимая степень торжественности. Произведение изобилует риторическими восклицаниями, что подчеркивает восхищение Державина величием Бога. Ключевой стилистический прием оды – антитеза. Их много раскидано по тексту, но особенного внимания требует следующая строка: «…я Царь – я раб, – я червь, – я Бог…». Здесь ода достигает кульминации, которая подчеркивается посредством двойного противопоставления и афористичной формулировки мысли. Процитированная фраза – вершина эмоционального напряжения в стихотворении.

Ключевая идея оды – всесильный непостижимый Бог сотворил человека, существо ничтожное, но при этом своему Создателю подобное. Именно через людей духовный мир связывается с материальным, их смертность представляет собой форму бессмертия Господа. Державин стихотворение «Бог» не зря считал одним из лучших в своем творчестве. В нем поэту удалось выразить то, что словами описать крайне сложно: вечность и бесконечность. Для этого он соединил абстрактно-метафизические рассуждения с реалиями мира материального, представленными через метафоры и сравнения.

Более полному выражению главной мысли служит и композиционное построение стихотворения. Оно четко делится на две части и заключение. Первые пять строф посвящены Богу. Сначала Державин определяет Господа относительно времени, пространства, причинности и так далее. Затем утверждает непостижимость Творца для человеческой мысли. В третьей строфе речь идет о Боге как о создателе пространства и времени, в четвертой – окружающего мира. В пятой декларируется ничтожность всех миров перед Богом. Вторая часть рассказывает о человеке. Первая строфа – констатация его ничтожности перед лицом Господа. Во второй повествуется о том, что Бог отражается, следовательно, существует в человеке. Далее обозначается роль человека как связующего звена между «тварями телесными» и «Духами небесными». Как уже говорилось выше, четвертая строфа – кульминационная. В ней человек провозглашается центром мира, соединением духа и плоти. Пятая строфа называет смертность формой бессмертия:
…И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое.

В заключении Державин извиняется перед читателями за то, что посмел обратиться к теме столь великой и безграничной.

Духовные оды Гавриила Романовича – это не только выражение религиозных чувств, но и прекрасные образцы философской лирики, что прекрасно видно на примере стихотворения «Бог».

Державин ода бог текст

Мастерство Г.Р.Державина в создании образа Екатерины II в оде «Фелица»

С Державиным начинается новый период русской поэзии.
В. Г. Белинский

Усиление в поэзии личностного начала, а в некоторых произведениях преимущественное к нему внимание было велением времени и логикой развития художественного творчества. В стихах Державина с небывалой полнотой раскрывается противоречивый образ человека, живого, естественного, с его достоинствами и пороками, взлетами и падениями. Излюбленный поэтический прием поэта — противопоставление. Он выявляет диалектическую связь противоречий в их единстве. В оде «Бог» мы видим удивительную антитезу:

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю.
Я царь — я раб — я червь — я Бог!

Обновлению поэзии способствовал «забавный русский слог» Державина. Соединяя слова «высокие» и «низкие», что было строжайше запрещено теорией «трех штилей», поэт добивался большей выразительности повествования. Закономерно обращение Державина и фольклору, к героям из народа. Он любуется русскими девушками, пляшущими «в лугу весной бычка»: «как, склонясь главами, ходят, башмачками в лад стучат, тихо руки, взор поводят и плечами говорят».

Яркая гражданская направленность творчества поэта, его требование «змеей пред троном не сгибаться, стоять и правду говорить», его призыв к «всевышнему Богу» покарать лукавых земных царей за их мздоимство, злодейство, за их «неправду», что «зыблет небеса», получили высокое признание у прогрессивных писателей последующих поколений, в первую очередь у декабристов.

Значительное расширение объекта поэзии требовало новых форм выражения. Непосредственное «разрушение» жанра торжественной оды Державин начал своей «Фелицей», соединив в ней похвалу с сатирой.

Ода состоит из трех частей: вступления, основной части, заключения. Вступление, в свою очередь, подразделяется на две темы. Первая написана в одическом стиле, определяет сюжет, проблемы, образы стихотворения, его связь со «Сказкой о царевиче Хлоре».

Во второй строфе появляются иронические и сатирические ноты:

Мятясь житейской суетою,
Сегодня властвую собою,
А завтра прихотям я раб.

Основная часть по тематике распадается на три» стихотворения, в которых каждый раз по-новому решается проблема Монарха и Поэта.

Заключительная часть оды содержит две темы. С одной стороны, это тема Поэта и Творчества; с другой — «богоподобной» Фелицы.

Связывают все части в единое целое мотивы «Сказки о царевиче Хлоре».

В произведении содержится прямое сопоставление императрицы и ее окружения, предшествующих правителей, поэта-повествователя. Образ Екатерины II неоднозначен. Он раскрывается перед читателем в разных видах: человек — императрица — богиня.

Русская ода, как правило, бессюжетное произведение. В основе ее лежит не рассказ о событии или человеке, а чувство, вызванное этим событием. Державин, нарушая сложившуюся традицию, создал целый ряд «сюжетных» од. Сказка Екатерины II стала не только образным, но и сюжетным источником для оды «Фелица». Как царевич Хлор искал розу без шипов, то есть добродетель, так и мурза-повествователь ищет свой идеал в жизни и находит его в лице русской императрицы. Ода «Фелица», бессюжетная в своей основе, содержит три направления тематической организации текста: рассказ о развлечениях Анны Иоанновны, описание дня жизни русской императрицы Екатерины II, сатирическое изображение занятий ее вельмож. Последнее богато бытовыми подробностями: после довольно позднего пробуждения сановник пьет кофе, только входивший тогда в моду, мечтает о славе и подвигах, курит трубку. Пиры, любовные утехи, охоты, скачки — вот чем наполнен его день. Вечером он гуляет по набережной Невы, слушает музыку. Дома ждет его семейный уют, трубка, вечернее чтение. Праздность, скука, однообразие серых дней.

В изображении монархини Державин отступает от требований оды. Образ Екатерины II меняется в произведении в зависимости от задач автора: показать прогрессивного государственного деятеля или человека с многосторонними интересами, доброго, великодушного, простого. В первой части оды перед нами обычная земная женщина, скромная, со спокойным, ровным характером. Она любит ходить пешком, много читает, пишет. Журналы того времени, зафиксировавшие дела императрицы, воспоминания современников не противоречат ее описанию в державинской оде. Державина интересуют прежде всего нравственные достоинства государыни:

. Кротости ходя стезею,
Благотворящею душою
Полезных дней проводишь ток.

Екатерина противопоставлена своему покойному мужу, царю Петру III, погибшему в результате заговора с участием императрицы. Об этом в оде лишь тонкий намек — сравнение царственных особ. Петр III ненавидел Россию, боялся народа, презирал его обычаи. Он покровительствовал иностранцам, ввел французский этикет, заключил позорный мир с побежденной Пруссией. Екатерина II всегда думала о благе России; по происхождению немка, она писала свои литературные произведения и указы по-русски, ходила в русском сарафане. Современникам был понятен глубокий подтекст скрытого сравнения, хотя Петр III не назван по имени.

Во второй части оды Екатерина II — выдающийся государственный деятель, прогрессивная правительница, философ. Она заботится о благе Отечества, принимает новый свод законов, разрешает издавать сатирические журналы, проводит административно-территориальное деление России, отказывается принять от сената и дворянства титулы «Великая», «Премудрая», «Мать Отечества». Просвещенную Екатерину II автор противопоставляет невежественной Анне Иоанновне: одну из них можно сравнить с Иваном Грозным и Петром I, другая известна как любовница конюшего Бирона. Но важнейший критерий оценки, по мнению поэта, — их нравственные качества и, в конечном счете, отношения между Монархом и Народом.

В третьей части оды образ императрицы теряет связь с бытом, возвышается над проблемами личной жизни, обретает черты философа-гуманиста. Растет дистанция между Поэтом и Монархом, происходит обожествление героини:

Фелицы слава — слава Бога,
Который брани усмирил;
Который сира и убога
Покрыл, одел и накормил,
Который оком лучезарным
Шутам, трусам неблагодарным
И праведным свой свет дарит;
Равно всех смертных просвещает,
Больных покоит, исцеляет,
Добро лишь для добра творит.

Русский одописец причислил Екатерину II к писателям-просветителям, чье творчество служит на благо Отечества. Поэт признает, что императрица «из своего пера блаженство смертным проливает».

Державин первым в русской литературе остро поставил проблему Поэт и Власть. Он говорил о свободе творчества, о праве поэта вступать в спор с сильными мира сего, быть пророком в своем Отечестве. Того, кто сделал свое творчество источником обогащения и средством получения царских милостей, Державин считал недостойным звания поэта.

В создании образа императрицы поэт использует различные приемы. Чаще всего это прямая авторская характеристика;

Не слишком любишь маскарады,
А в клоб не вступишь и ногой.

Иногда используется косвенная характеристика — Державин ссылается на народную молву об императрице:

Слух идет о твоих поступках,
Что ты нимало не горда;
Любезна и в делах и в шутках,
Приятна в дружбе и тверда.

Изображая Екатерину II, поэт использует богатый по звуковому содержанию стих:

Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть.

В русском стихе повторение звука «а» означает великолепие, широту, глубину, вышину. Частое употребление «е» и «и» указывает на нежность и ласку.

Ода наполнена звуками музыки: слышны «звон арфы сладкогласной», песни «работных людей», звуки органа и волынки, мелодия рогового оркестра. Слышим мы и своеобразные ритмы города: стук колес «кареты английской», скрип ярмарочных качелей, плеск весел, смех гуляющих обывателей.

В повествовании много слов, раскрывающих понятия «свет», «сияние», «блеск», «звезда». Обожествляя героиню, поэт восклицает:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! Свет из тьмы творить!

Для ритмической организации текста автор часто использует анафору, то есть повторение слов в строке:

Вещай, премудрая Фелица!
Где отличен от честных плут?
Где старость по миру не бродит?
Заслуга хлеб себе находит?
Где месть не гонит никого ?
Где совесть с правдой обитают?
Где добродетели сияют?

Ода написана четырехстопным ямбом, что соответствует канонам классицизма. Чередуются мужские и женские рифмы в перекрестной, смежной и кольцевой рифмовке, как в одах Ломоносова.

В первой части оды наблюдается смешение высокой и низкой лексики, используются просторечия и варваризмы, неточные рифмы. Во второй и третьей части язык «благороден», много церковнославянизмов, риторических восклицаний и вопросов.

Ода произвела сильное впечатление на современников Державина: «. у каждого читать по-русски умеющего очутилась она в руках». Ермил Костров отметил, что автор «обрел» в русской поэзии «путь непротоптанный и новый». В своей оде «Фелица» поэт показал мир многозвучный и многоцветный, в его вечном движении и изменениях, безгранично раздвинул рамки поэтического, создал реальную картину описываемого времени.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector