Державин ключ краткое содержание

Репутация поэта складывается при его жизни. Реальное же понимание его поэзии и ее места в литературном развитии определяет и обуславливает история. Яркой иллюстрацией этой закономерности является творчество Державина.

Слава пришла к Державину вдруг в 1783 году, когда в первом номере журнала «Собеседник любителей российского слова» была напечатана его ода «Фелица». Стихотворение, обращенное к Екатерине II, понравилось императрице, автор был награжден золотой табакеркой и 500 червонцами.

Происходило это в пору нарастающего кризиса классицизма, когда ода себя изживала. Правила нормативной поэтики обязывали следовать образцам (реально в РФ – подражать одам Ломоносова).

Державин же выступил дерзким разрушителем эстетической системы классицизма, смелым новатором, открывшим русской поэзии новые пути.

Что же сделал Державин? «Путь непротоптанный и новый ты избрал». И на этом пути проявилась его оригинальность: сохраняя высокую тему – воспевая «добродетели» императрицы, — он отказался от риторики и простым слогом выразил свое личное отношение к Екатерине II и ее окружению: «Ты простотой умел себя средь нас вознесть».

Его ранние оды, в особенности знаменитая «Фелица», также заключают в себе нагнетание торжественных восхвалений царицы за высокую добродетельность ее правления. Из 26 десятистиший «Фелицы» (лирическая медитация в 260 стихов») 19 выражают такие растянутые и во многом однообразные восхваления.

Но автор этой оды начал творить в то час, когда сверхличность гражданского мышления, свойственная «ортодоксальному» классицизму, стала уже утрачиваться, когда в нем уже возникала дифференциация личного начала, возбуждаемого начавшимся кризисом старого сословного общества и его власти. Это приводило к существенным сдвигам в сфере художественного «миросозерцания», к преодолению его гражданско-моралистической отвлеченности и, в частности, к значительному усилению предметной изобразительности в жанре гражданской оды. Державин и выступил в этом месте как поэт-новатор – он поразил своих современников введением в тот самый «высокий» и торжественный жанр мотивов юмористического изображения частной жизни.

В «Фелице» после 4 строф вступления и первых восхвалений строгой жизни царицы, по контрасту с ними, следуют 7 строф, содержащих слегка насмешливое изображение вольной и беззаботной жизни самого лирического субъекта, одного из приближенных царицы, а в намеках – и ее вельмож. В этих строфах предметная изобразительность возникает при воспроизведении отдельных моментов привольной жизни вельможей, она прямо преобладает над медитативностью. Но она все же подчинена общей иронической интонации описания. И более того синтаксически целых пять строф такого описания связаны между собой анафорическими повторами союза «или» («Или в пиру я пребогатом, // Где праздник для меня дают, // Где блещет стол сребром и златом, // Где тысячи различных блюд…», «Или средь рощицы прекрасной, // В беседке, где фонтан шумит…» и т.д.). А дальше, развивая тот же контраст, поэт ещё обращается к длинным, нагнетенным и торжественным славословиям царице и ведет их в отвлеченно-медитативном плане.

Анализ стихотворения Гаврилы Державина «Признание»

Гавриил Державин в 1807 году в стихотворении «Признание» описал свой литературный путь и выразил отношение к собственному творчеству.

Произведение написано от первого лица, лаконичным языком и ритмичным слогом.

В «Признании» поэт чистосердечно изъясняет, что не считал себя святым, великим мудрецом или важным господином. Прежде всего он ценил в себе и окружающих людях чистоту сердца и ум. Поэтические шедевры, по признанию Державина, – заслуга не личная, а божественная помощь извне. Оды, созданные в честь выдающихся правителей, написаны

Стихотворения его творились с целью увековечить благородные качества царей и передать их потомкам. Если поэт осмеливался обличать высокопоставленных особ, то не от своего лица и не по причине личной обиды, а от целого государства, передавая строгое недовольство людей и воспитательное наставление. Был подвержен Державин и общечеловеческим слабостям, погружаясь в водоворот суетных бессмысленных занятий.

Не отрицает он своего преклонения перед красотой женщин, потому посвящал дамам лирические

«Признание» пронизано искренностью, душевностью. Русский поэт творил новую эпоху в литературе, следуя принципу реалистичности описания. Смелые неприукрашенные выражения, такие как «правду брякнуть», «саном надуваться» делают философскую лирику Державина неискусственной, непритворной, настоящей одой правде и сокрушительным ударом по лицемерию.

В особенности последние строки «Признания» оправдывают все возможные огрехи в жизни поэта. Читатель просто не вправе обвинить Державина в чем-либо. К тому же это великолепное, легкое произведение дарит такое же прекрасное настроение после его прочтения. «Ум и сердце» – вот путеводные звезды великого стихотворца Гавриила Державина.

«Записки»

Записки из известных всем происшествиев и подлинных дел, заключающие в себе жизнь Гаврилы Романовича Державина.

Автор, перечисляющий в начале записок все свои чины, должности и ордена, но вовсе не упоминающий при этом о стихотворческой славе, родился в Казани от благородных родителей в 1743 г. июля 3 числа. Род его происходил от выехавшего при Василии Тёмном из Золотой Орды мурзы Багрима. Родители Державина, несмотря на полковничий чин отца, жили в крайней бедности — всего шестьдесят душ имения. Он был их первенцем, родился хилым, так что младенца запекали в хлеб, чтобы получил сколько-нибудь живости. Полутора лет от роду, глядя на пролетающую комету, мальчик сказал первое своё слово: Бог!

Несмотря на бедность, родители пытались дать сыну приличное образование, но в провинции хороших учителей не было, и девятнадцати лет от роду Державину пришлось вступить в службу простым солдатом лейб-гвардии Преображенского полка. Тогда же он начал сочинять стихи; товарищи, прознав об этом, стали просить его писать письма домой. В день, когда Екатерина II совершила переворот и взошла на престол, Державин со своим полком прошёл от Петербурга до Петергофа и видел новую императрицу в гвардейскомпреображенском мундире, на белом коне, с обнажённой шпагой в руке. Последующие годы прошли в разнообразных приключениях — и любовных, и худшего рода: Державин побывал и в шулерах, знался и с мошенниками, и с буянами. Насилу он образумился и вернулся к полку в Петербург. Вскоре после того, на десятом году службы, Державин получил офицерский чин и зажил благопристойно и счастливо.

Ещё полтора года спустя началось пугачёвское возмущение. Державин отправился к генерал-аншефу Бибикову, назначенному командующим, и попросился к нему под начало. Тот вначале отказал, но Державин не отступил и добился-таки своего. Во всё время кампании он играл весьма важную роль, а о поимке Пугачёва первым послал донесение. Но затем молодой офицер оказался нечаянно замешан в придворную борьбу Паниных и Потёмкиных. Фельдмаршал Панин разгневался на Державина, Потёмкин тоже не помог. В 1777-м, после нескольких лет мытарств, офицер, по слову которого ещё недавно передвигались корпуса, оказался уволен в штатскую службу «за неспособностью к военной».

Державин зажил опять в Петербурге, завёл добрых друзей и, войдя в дом генерал-прокурора Вяземского, устроился к нему в Сенат на довольно видное место. Тогда же он влюбился без памяти в девицу Катерину Яковлевну Бастидонову, на которой через год женился и с которой прожил счастливо восемнадцать лет. В 1783 г. напечатана была его ода «Фелица», от которой императрица, по собственным её словам, «как дура, плакала» и подарила Державину усыпанную бриллиантами табакерку, полную золотых червонцев. Вяземский же после этой милости стал к нему придираться, а в конце года случилось и серьёзное столкновение: Державин уличил генерал-прокурора в сокрытии государственных доходов. Подчинённому пришлось выйти в отставку. Пользуясь свободой, Державин отправился в Нарву, снял там комнату и, запершись, в несколько дней написал оды «Бог» и «Видение мурзы».

Несколько месяцев спустя он был назначен губернатором в Петрозаводск. Начальником над ним оказался генерал-губернатор Тутолмин; этот человек вводил свои законы сверх государственных и в Карелии заставлял отчитываться о насаждении лесов. Державин такого сумасбродства и самоуправства терпеть не мог; вскоре весь город разделился на две партии, и Державин оказался в меньшинстве. Пошли доносы в столицу самого глупого и смешного рода; кроме того, генерал-губернатор отправил Державина в опаснейшее путешествие через глухие леса к Белому морю.

На море, пытаясь попасть на Соловецкие острова, Державин попал в сильнейшую бурю и чудом спасся. Летом 1785 г. власти решили перевести его из Петрозаводска на ту же должность в Тамбов. Там Державин многое исправил после нерадивого предшественника, завёл народное училище, типографию и балы с концертами. Но вскоре и тут начались столкновения с генерал-губернатором, покрывавшим плутов-откупщиков. Дело так запуталось, что сам Державин не только оказался отставлен, но и попал под суд.

Без малого год пробыл он в крайнем беспокойстве, не зная, как избавиться от беды, и наконец написал письмо императрице, а та объявила, что автора «Фелицы» обвинить не может. Дело шло к почётной отставке, но она не устраивала Державина. В поисках новой службы он сблизился с обоими фаворитами: старым, Потёмкиным, и новым, Платоном Зубовым (ему даже пришлось мирить их в одном споре о поместьях), подружился и с Суворовым, написал несколько замеченных при дворе стихотворений. Как бы то ни было, но только при всех этих милостях Державин шатался по площади, проживая в Петербурге без всякого дела.

Так прошло года два, как вдруг Екатерина поручила ему рассмотреть одно весьма важное дело, а затем, в самом конце 1791-го, взяла к себе в статс-секретари для наблюдения за решениями Сената.

Державин многого ждал от этой должности, но государыня любила, когда ей докладывают о блестящих победах, а ему приходилось неделями и месяцами читать ей скучные документы о неприятных делах. К тому же, увидав императрицу вблизи, со всеми человеческими слабостями, Державин не мог больше посвящать ей вдохновенных стихов, а это-то от него и было на самом деле нужно. Итак, хотя он угождал императрице, но правдой своей часто и наскучивал.

Три года спустя Державин был уволен от двора в Сенат без всяких особенных награждений. Правда, он мог бы стать и генерал-прокурором, если бы о том попросил, но у него было правило: ни на что не напрашиваться и ни от чего не отказываться в надежде, что когда его на что призовут, то сам Бог ему поможет. В Сенате много раз Державину случалось оставаться за правду одному против всех — иногда побеждая, а иногда проигрывая. Был он и председателем коммерц-коллегии, но на этом посту не имел уже ничего, кроме неприятностей. Наконец, Державин сам попросился в отставку, но не получил её.

В июле 1794 г. умерла Катерина Яковлевна, а вскоре, чтобы с тоски не уклониться в разврат, он посватался к свояченице своих друзей Николая Львова и Василия Капниста — Дарье Алексеевне Дьяковой. Жениху было более пятидесяти лет, а невесте около тридцати; ещё при жизни жены его она признавалась, что другого жениха себе не желала бы. Когда Державин сделал предложение, Дарья Алексеевна попросила у него расходные книги, продержала их у себя недели две и тогда только объявила о своём согласии. За семнадцать лет совместной жизни новая супруга Державина удвоила их состояние.

6 ноября 1796 г. скоропостижно скончалась императрица Екатерина, при которой, начав службу от солдатства, Державин дошёл до знаменитых чинов, бывал от неё награждён, главное же — покрываем от всех несправедливых гонений. Тотчас по кончине государыни вслед за новым императором ворвались с великим шумом во дворец, как в завоёванный город, вооружённые люди. Вскоре коммерц-коллегия была преобразована, а Державин получил повеление явиться во дворец и получил от императора Павла устное повеление быть правителем Государственного Совета — должность небывалая по значению. Несколько дней спустя вышел указ о назначении Державина правителем не Совета, а всего лишь канцелярии Совета (то есть простым секретарём), и притом без должных инструкций. Державин явился к государю выяснить это недоразумение; тот с великим гневом сказал: «Поди назад в Сенат и сиди смирно!». Тогда Державин, при большом скоплении народу, произнёс: «Ждите, будет от этого царя толк!». Обошлось без больших неприятностей. Более того, Державину было поручено важное расследование в Белоруссии, после которого он опять был сделан президентом коммерц-коллегии, а затем государственным казначеем. Но на глаза к себе Павел его больше не пускал, говоря: «Он горяч, да и я, то мы опять поссоримся».

Державину пришлось заниматься ревизией всех государственных счетов, которые нашлись в большом беспорядке. Отчёт свой он должен был доложить императору 12 марта, а в ночь на этот день Павла не стало. Чем бы кончилось дело, останься он жив, — неизвестно; может быть, и Державин бы пострадал. Много раз в продолжение царствования Павла он выказывал независимость и смелость, а к гербу своему в это время сделал надпись: «Силою Вышнею держусь».

При Александре I Державин получил новый пост: стал первым министром юстиции и одновременно генерал-прокурором Сената. Много сил он положил на борьбу с молодыми друзьями императора, прельщавшими его проектами конституции и поспешного освобождения крестьян: Державин даже пытался протестовать против любимого Александрова указа о вольных хлебопашцах. Вскоре начались к нему придирки, а в октябре 1803 г. дошло и до столкновения. На вопрос Державина, в чём он прослужился, государь ответил только: «Ты слишком ревностно служишь». — «А как так, государь, — отвечал Державин, — то я иначе служить не могу». На другой или третий день после этого вышел указ об отставке. 8 октября 1803 г. Державин навсегда покинул службу и посвятил досуги свои разным литературным занятиям. Записки доведены до 1812 г.

Записки из известных всем происшествий и подлинных дел, заключающие в себе жизнь Гаврилы Романовича Державина.

Автор, начинающий записки перечислением всех своих чинов, орденов и должностей, не упоминая при этом о славе стихотворческой, родился первенцем в благородных родителей в 1743 году июля 3 числа. Первым словом его было: Бог! Произнес он его, глядя на комету в полутора лет от роду.

За отсутствия хороших учителей в провинции, родители не смогли дать Державину приличное образование. Он вступил в службу солдатом лейб-гвардии Преображенского полка. Начал сочинять стихи. В день восхода Екатерины ІІ на престол, Державин, прошедший до Петергофа с полком видел ее на коне со шпагой в руке. Далее его годы были насыщены разными приключениями – любовными и не очень приятными. Был в шулерах, с мошенниками. Образумившись, вернулся в полк в Петербурге, получил офицерский чин.

Во время пугачевского возмущения находился под началом генерал-аншефа Бибикова, играя в компании важную роль. Был невольно замешан в борьбе Потемкиных и Паниных, после чего, в 1977-м, был уволен.

Живучи в Петербурге, устроился в Сенат генерал-прокурора Вяземского. Женился на Катерине Яковлевной Бастидоновой и прожил с ней 18 счастливых лет. В 1783г. Напечатал оду «Фелица», за которую императрица подарила ему полную червонцев бриллиантовую табакерку. После были неурядицы с Вяземским. Державин ушел в отставку. Написал оды»Бог» и «Видение мурзы».

Затем был назначен в Петрозаводск губернатором под начальством генерал-губернатора Тутомлина – любителя вводить сверх государственных свои законы. Державин с этим не мирился, в связи с чем был отправлен в опасное путешествие к Белому морю через глухие леса.

Попавши в сильную бурю, дивом спасся. 1785-го переведен в Тамбов на ту же должность, где «навел порядок», многое исправив. Столкнувшись с генерал-губернатором, покрывавшим плутов-окупщиков, Державин был отставлен и попал под суд, но после письма к императрице, автора «Фелицы» оправдали.

Занят поисками новой службы, сблизился с Потемкиным и Платоном Зубовым, подружился с Суворовым, написал пару стихотворений, замеченных при дворе. Жил без всякого дела.

В 1791-м стал статс-секретарем при Екатерине. Должность пришлась не по духу Державину. Он больше не посвящал императрице вдохновенных стихов. За три года был уволен без особенных награждений.

Будучи председателем коммерц-коллегии, имел только неприятности. Просил отставку – не дали. В 1794 г. умерла жена. Вскоре, в свои за пятьдесят, Державин женился на тридцатилетней Дарье Алексеевне Дьяковой, которая за 17 лет супружеской жизни с Державиным удвоила их состояние.

После смерти императрицы Екатерины в 1796-м, император Павел велел Державину быть правителем Государственного совета, но стал он всего лишь правителем канцелярии Совета – секретарем, без должностных инструкций.

Державин занимался ревизией государственных счетов, которые были в большом беспорядке. В ночь перед сдачей отчета Павла не стало.

Первым министром юстиций и генерал-прокурором Сената стал Державин при Александре І. За «слишком ревностную службу» был принят указ об отставке. 8 октября он окончательно покинул службу и посвятил себя литературным занятиям. Записки доведены до 1812г.

Гавриил Романович Державин — вы­дающийся деятель русской литературы

Гавриил Романович Державин (1743-1816) — еще один вы­дающийся деятель русской литературы XVIII века. Его поэзия за­вершает классицистическую традицию и одновременно открывает новые пути, подготавливает появление пушкинской «поэзии дейст­вительности». По словам Белинского, поэзия Державина «была первым шагом перехода от риторики к жизни».

Известность к Державину пришла в 1783 году, когда он создал оду «Фелица», воспевающую Екатерину II. Хотя она написана с ус­тановкой на торжественную оду, но уже здесь явно заметно разру­шение этого жанра. Впоследствии сам автор определит этот жанр — «смешанная ода». Классицизм запрещал соединять в одном произве­дении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам. Но у Державина в оде, восхваляющей императрицу, создается сатириче­ский портрет порочного «мурзы» (вельможи), а «богоподобная» Фели­ца показана обытовленно («Почасту ходишь ты пешком…»), рисуется простыми словами, без всякой пышности. Это не снижает ее образ, а делает более реальным, человечным, как будто списанным с натуры.

Поэзия Державина многогранна. В ней есть сатирические или «гневные», как он сам их называл, оды, наибольшую известность из которых получило стихотворение «Властителям и судиям» (перело­жение 81 псалма Псалтыри). Необходимость подчинения всех еди­ному закону высшей правды и справедливости и неизбежность ка­ры для тех «лукавых» властителей, которые ему не подчиняются — вот главная мысль державинской оды. Обличительная сила ее бы­ла такова, что современники восприняли это стихотворение как ре­волюционную прокламацию.

Но есть в поэзии Державина и стихи, обращенные к частной жизни человека. Здесь с наибольшей силой проявляется еще одно новое качество державинского творчества — автобиографичность, создание образа поэта, конкретного, наглядного, хотя еще не лири­чески углубленного, как в поэзии Жуковского. Это новое для рус­ской поэзии явление хорошо видно в его анакреонтических одах — небольших, изящных стихотворениях, в которых, часто в шутливой форме, поэт рассказывает о себе, своих друзьях и возлюбленных («Венец бессмертия», «Русские девушки»).

Большое место в поэзии Державина занимают философские оды, среди которых наибольшую известность получила ода «Бог», еще при жизни поэта переведенная на многие европейские и восточные язы­ки. Здесь отчетливо звучит главная тема творчества Державина: са­мосознание личности перед лицом мироздания. Для него человек по своей природе противоречив: он не только «умом повелевает гро­мам», но и «телом истлевает в прахе». «Я царь — я раб — я червь — я Бог!» — таков диапазон человеческой личности. Если Ломоносов в своих духовных одах хочет проникнуть за грань непознанного, то Державин — принять Бога и Человека в их естественной данности, «в сердечной простоте беседовать о Боге». Если у Ломоносова чело­век — творец и исследователь, титан-первооткрыватель, то в дер­жавинской оде — человек постигает загадку своей природы и таким путем открывает для себя весь внешний Божий мир и самого Творца. Материал с сайта //iEssay.ru

С этим связано и особое осознание своего предназначения в державинской поэзии. Именно он впервые в русской литературе так широко развил тему творчества, поэзии, ее роли и смысла в жизни человека. Среди стихов на эту тему — «Ключ», «Лебедь», «Видение Мурзы» и самое знаменитое — «Памятник» (1795). Это стихотворение представляет собой вольный перевод оды древне­римского поэта Горация «К Мельпомене», посвященной подведению итогов своего поэтического творчества и его оценке. Оно заложило традицию осмысления темы поэта и поэзии в русской литературе («Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» А.С. Пушкина). Опи­раясь на перевод «Памятника», сделанный Ломоносовым, Держа­вин выдвигает свои критерии оценки поэтического творчества, по- своему утверждает право на бессмертие. Сила поэзии для него ока­зывается могущественнее законов природы («металлов тверже», неподвластен вихрям, громам, времени) и выше славы «земных бо­гов» — царей. Свое бессмертие поэт связывает с «родом славянов», подчеркивая национальный характер своего творчества:

Свои заслуги Державин видит в том, что сделал русский слог «забавным», то есть простым, веселым, острым. А главное — это его поэтическая искренность и гражданская смелость, благодаря кото­рым он смог

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: