Державин фелица краткое содержание брифли

Репутация поэта складывается при его жизни. Реальное же понимание его поэзии и ее места в литературном развитии определяет и обуславливает история. Яркой иллюстрацией этой закономерности является творчество Державина.

Слава пришла к Державину вдруг в 1783 году, когда в первом номере журнала «Собеседник любителей российского слова» была напечатана его ода «Фелица». Стихотворение, обращенное к Екатерине II, понравилось императрице, автор был награжден золотой табакеркой и 500 червонцами.

Происходило это в пору нарастающего кризиса классицизма, когда ода себя изживала. Правила нормативной поэтики обязывали следовать образцам (реально в РФ – подражать одам Ломоносова).

Державин же выступил дерзким разрушителем эстетической системы классицизма, смелым новатором, открывшим русской поэзии новые пути.

Что же сделал Державин? «Путь непротоптанный и новый ты избрал». И на этом пути проявилась его оригинальность: сохраняя высокую тему – воспевая «добродетели» императрицы, — он отказался от риторики и простым слогом выразил свое личное отношение к Екатерине II и ее окружению: «Ты простотой умел себя средь нас вознесть».

Его ранние оды, в особенности знаменитая «Фелица», также заключают в себе нагнетание торжественных восхвалений царицы за высокую добродетельность ее правления. Из 26 десятистиший «Фелицы» (лирическая медитация в 260 стихов») 19 выражают такие растянутые и во многом однообразные восхваления.

Но автор этой оды начал творить в то час, когда сверхличность гражданского мышления, свойственная «ортодоксальному» классицизму, стала уже утрачиваться, когда в нем уже возникала дифференциация личного начала, возбуждаемого начавшимся кризисом старого сословного общества и его власти. Это приводило к существенным сдвигам в сфере художественного «миросозерцания», к преодолению его гражданско-моралистической отвлеченности и, в частности, к значительному усилению предметной изобразительности в жанре гражданской оды. Державин и выступил в этом месте как поэт-новатор – он поразил своих современников введением в тот самый «высокий» и торжественный жанр мотивов юмористического изображения частной жизни.

В «Фелице» после 4 строф вступления и первых восхвалений строгой жизни царицы, по контрасту с ними, следуют 7 строф, содержащих слегка насмешливое изображение вольной и беззаботной жизни самого лирического субъекта, одного из приближенных царицы, а в намеках – и ее вельмож. В этих строфах предметная изобразительность возникает при воспроизведении отдельных моментов привольной жизни вельможей, она прямо преобладает над медитативностью. Но она все же подчинена общей иронической интонации описания. И более того синтаксически целых пять строф такого описания связаны между собой анафорическими повторами союза «или» («Или в пиру я пребогатом, // Где праздник для меня дают, // Где блещет стол сребром и златом, // Где тысячи различных блюд…», «Или средь рощицы прекрасной, // В беседке, где фонтан шумит…» и т.д.). А дальше, развивая тот же контраст, поэт ещё обращается к длинным, нагнетенным и торжественным славословиям царице и ведет их в отвлеченно-медитативном плане.

Державин фелица краткое содержание брифли

А я, проспавшись до полудни,
Курю табак и кофе пью;
Преобращая в праздник будни,
Кружу в химерах мысль мою.

Но именно в такой манере письма он описывает современное общество, его недостатки. Его ода была оценена вельможами как «крамола», в ней узнавали они сами себя. Помимо высоких поэтических достоинств оды, здесь не последнюю роль сыграл и тот факт, что Державин в полушутливой форме высказал целый ряд злободневных упреков высшей знати и одновременно поставил несколько серьезных вопросов перед самой императрицей, и главный среди них: «Но где твой трон сияет в мире?» В оде «Фелица» ярко показаны пороки вельмож, приближенных к Екатерине:

Не ходим света мы путями,
Бежим разврата за мечтами.
Между лентяем и брюзгой,
Между тщеславья и пророком
Нашел кто разве ненароком
Путь добродетели прямой.

Собственно, Царский двор пытается «приручить» Державина, но потом выясняется, что не ради щедрот и не ради бриллиантовой табакерки с червонцами посвятил он Екатерине «Фелицу». Он воевал с нею за «сирот и вдов». Под его пером фантастическая «царевна киргиз‑кайсацкия орды» превратилась в идеал просвещенной правительницы, матери народа, которую он хотел бы видеть в лице императрицы. Он пишет:

Едина ты лишь не обидишь,
Не оскорбляешь никого,
Дурачествы сквозь пальцы видишь,
Лишь зла не терпишь одного;
Проступки снисхожденьем правишь,
Как волк овец, людей не давишь,
Ты знаешь прямо цену их.
Он спрашивает у нее совета:
Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?

На мой взгляд, в оде «Фелица» впервые проявилось отличительное свойство Державина‑поэта – умение «истину царям с улыбкой говорить». В основе державинской принципиальности и гражданственности лежали не какое‑нибудь философское учение, не продуманная в деталях политическая платформа, а элементарное, доступное каждому следование очевидным нравственным началам, заложенным в людях от природы, но в подавляющем большинстве случаев попираемых самими же людьми.

Справочный материал для школьника:

Гавриил Романович Державин – известный русский поэт.
Годы жизни: 1743-1816
Державин развивает традиции русского классицизма, являясь продолжателем традиций Ломоносова и Сумарокова. Ему также отводят роль одного из первооткрывателей таланта А.С. Пушкина: «старик Державин», лишь «нас заметил и, в гроб сходя, благословил».
Произведения:
«Бессмертие души»
«Разлука»
«Ласточка»
«Фелица»
«Властителям и судиям»

Идеалы Державина в оде «Фелица»

Программным стихотворением Державина является «Ода к премудрой киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная некоторым мурзою, издавна проживающим в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге». Это произведение заставило читателей сразу заговорить о нем, как о большом поэте. Стихотворение было впервые напечатано в 1783 году в журнале «Собеседник любителей российского слова».

Данная ода была посвящена императрице Екатерине II. Изображение Фелицы-Екатерины во многом условно, традиционно и напоминает портрет в духе классицизма. Однако, примечательно то, что автор стремится увидеть в своей героине не только «богоподобную царевну», но и живого человека:

Мурзам твоим не подражая,

Почасту ходишь ты пешком,

И пища самая простая

Бывает за твоим столом…

В этих строках Державин противопоставляет добродетельную Фелицу ее изнеженным, ни на что не способным вельможам – мурзам.

Стихотворение пропитано новизной, которая заключается в том, что принцип изображения положительного героя несколько иной по сравнению с Ломоносовым. Образ Елизаветы Петровны у Ломоносова обобщен, Державин же показывает конкретные дела правительницы, ее покровительство торговле и промышленности:

Позволил своему народу

Сребра и золота искать;

Который воду разрешает

И лес рубить не запрещает;

Велит и ткать, и прясть, и шить;

Развязывая ум и руки,

Велит любить торги, науки

И счастье дома находить.

Фелица «просвещает нравы», пишет «в сказках поученья», но на «любезную» ей поэзию смотрит как на «летом вкусный лимонад».

Державин противопоставляет современное царствование Екатерины II предыдущему, но делает это предельно конкретно, с помощью нескольких выразительных деталей:

Там с именем Фелицы можно

В строке описку поскоблить…

Осуждая беспечность высокопоставленных сановников, поэт создает сатирические картины повседневной жизни придворного общества: здесь и псовая охота, и поездки за модным нарядом к портному, и картежная игра «от утра до утра». Этим соединением похвалы императрице и сатиры на ее приближенных Державин нарушал чистоту жанра, которую так поддерживали классицисты.

Смелым было и внесение в поэзию личностного начала – образа мурзы, самого поэта с присущей ему откровенностью, а иногда и лукавством. В этом образе нашли отражение многие характерные черты екатерининских вельмож. Современники Державина узнавали их без труда. Типичность образа вельможи была ясна и самому поэту – он закончил рассказ о нем многозначительными словами: «Таков, Фелица, я развратен! Но на меня весь свет похож».

В «Фелице» показан богатый внутренний мир самого автора, человека благородного, энергичного честного, любящего и негодующего, прославляющего и одновременно порицающего властителей.

Поэт с увлечением воспевает великолепие Петербурга, пышные празднества знати, победы русского оружия. Но в его творчестве обнаруживались и критические настроения. По своим политическим взглядам Державин был убежденным сторонником просвещенной монархии и защитником крепостного права. Он считал, что дворяне представляют собой лучшую часть общества. Но поэт видел и мрачные стороны самодержавно-крепостнического строя.

Произведение «Фелица» было новым в мире художественного слова того времени. Державин осознавал это, и сам называл стихотворение «такого рода сочинением, какого на нашем языке еще не бывало!»

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Державин Г.Р. / Разное / Идеалы Державина в оде «Фелица»

Смотрите также по разным произведениям Державина:

«Фелица»

Ода «Фелица» написанная в 1782 году — первое стихотворение, которое сделало Гаврила Романовича Державина очень знаменитым, а также, которое стало примером нового стиля в русской поэзии.

Свое название ода получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», которая была написана самой Екатериной II. Этим же именем, которое переводится как «счастье», она названа и в оде Державина, который прославил императрицу и карикатурно изобразил все ее окружение. И правда, нарушив все традиции жанра похвальных од, Державин широко ввел в нее разговорную лексику и даже нелитературные высказывания, но самое главное — нарисовал не официальный портрет императрицы, а изобразил ее человеческое обличие. Но весьма не все были от этого стихотворения в таком же восторге, как императрица. Многих оно смутило и обеспокоило.

С одной стороны, в оде «Фелица» рисуется вполне установленный образ «богоподобной царевны», в котором выражено понятие писателя про эталон преосвященного монарха. Заметно приукрашивая настоящую Екатерину II, Державин свято верит в образ нарисованный ним.

С другой стороны, в стихах писателя слышна мысль не только о мудрости власти, но и о недобросовестности исполнителей, которых интересует лишь собственная выгода. Мысль не является новой, но за фигурами вельмож, которые были описаны в оде, явно виднелись черты реальных людей.

В этих образах легко можно узнать любимчика императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Написав их яркие насмешливые портреты, Державин показал огромную смелость – потому что любой, из тех, кого задел поэт, мог легко расправиться с писателем. И только доброжелательное отношение императрицы спасло Державина. И даже Екатерине он решается дать рекомендацию: подчиняться закону, который един для всех. Заканчивается произведение традиционным восхвалением Екатерины и желанием ей всех благ.

Таким образом, в «Фелице» Державин предстал как смелый первооткрыватель, который соединил стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внес в высокий жанр оды элементы низких стилей. Позже сам автор определил жанр «Фелицы» как «смешанную оду».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: