Действующие лица в мертвых душах гоголя

Исторический справочник русского марксиста . 1999 .

Смотреть что такое «Собакевич» в других словарях:

СОБАКЕВИЧ — персонаж поэмы Н.В.Гого ля «Мертвые души» (перв. том 1842, под ценз. назв. «Похождения Чичикова, или Мертвые души»; втор, том 1842 1845). Фольклорные источники образа С. былинные и сказочные богатыри (Еруслан Лазаревич, Илья Муромец и т.п.).… … Литературные герои

Собакевич — Из поэмы «Мертвые души» (1842) И. В. Гоголя (1809 1852), тип поме шика кулака. Используется: как синоним человека грубого, подозрительного и недоброжелательного. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов … Словарь крылатых слов и выражений

собакевич — сущ., кол во синонимов: 1 • персонаж (103) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

собакевич — (иноск.) кулак Ср. Чтоб не запрашивать, по сту рублей за штуку. Да чего вы скупитесь? сказал Собакевич: право не дорого! Другой мошенник обманет вас, продаст вам дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орех; все на отбор. Гоголь. Мертвые души. 1 … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Собакевич — Собакевичъ (иноск.) кулакъ. Ср. Чтобъ не запрашивать, по сту рублей за штуку. Да чего вы скупитесь? сказалъ Собакевичъ; право не дорого! Другой мошенникъ обманетъ васъ, продастъ вамъ дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орѣхъ; всѣ на отборъ.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

Собакевич — … Википедия

Собакевич — Собак евич, а … Русский орфографический словарь

СОБАКЕВИЧ — Прозвище первого мэра Санкт Петербурга А А. Собчака Ср.: СОБЗДИК, СОБЧАКА БАСКЕРВИЛЕЙ, СТУЛЬЧАК … Словарь Петербуржца

Собакевич — прізвище * Жіночі прізвища цього типу як в однині, так і в множині не змінюються … Орфографічний словник української мови

Собакевич — персонаж поэмы Н. Гоголя Мертвые души , невежеств. и грубый помещик, упрямый ретроград и стяжатель, недоброжелательно относящийся ко всему; перен. о косном скряге, грубом и озлобл. человеке … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

Большой Бейсуг

Живые и мертвые души в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Тема живых и мертвых душ главная в поэме Гоголя «Мертвые души». Об этом мы можем судить уже по названию поэмы, в котором не только содержится намек на суть аферы Чичикова, но и заключен более глубокий смысл, отражающий авторский замысел первого тома поэмы и Мертвые души» Существует мнение, что Гоголь задумал создать поэму «Мертвые души» по аналогии с поэмой Данте «Божественная комедия».

Это и определило предполагаемую трехчастную композицию будущего произведения. «Божественная комедия» состоит из трех частей: «Ад», «Чистилище» и «Рай», которым должны были соответствовать задуманные Гоголем три тома «Мертвых душ». В первом томе Гоголь стремился показать страшную российскую действительность, воссоздать «ад» современной жизни. Во втором и третьем томах Гоголь хотел изобразить возрождение России. Себя Гоголь видел писателем-проповедником, который, рисуя на страницах своего произведения картину возрождения России, выводит ее из кризиса.

Художественное пространство первого тома поэмы составляют два мира: реальный мир, где главное действующее лицо — это Чичиков, и идеальный мир лирических отступлений, где главным героем является повествователь.

Реальный мир «Мертвых душ» страшен и уродлив. Его типичными представителями являются Манилов, Ноздрев, Собакевич, полицмейстер, прокурор и многие другие. Все это статичные характеры. Они всегда были такими, какими мы видим их сейчас. «Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, как в осьмнадцать и двадцать». Гоголь не показывает никакого внутреннего развития помещиков и жителей города, это позволяет заключить, что души героев реального мира «Мертвых душ» полностью застыли и окаменели, что они мертвы. Гоголь изображает помещиков и чиновников со злой иронией, показывает их смешными, но в то же время очень страшными. Ведь это не люди, а лишь бледное, уродливое подобие людей. В них не осталось ничего человеческого. Мертвящая окаменелость душ, абсолютная бездуховность скрывается как за размеренной жизнью помещиков, так и за судорожной деятельностью города. Гоголь писал по поводу города «Мертвых душ»: «Идея города. Возникшая до высшей степени. Пустота. Пустословие. Смерть поражает нетрогающийся мир. Еще сильнее между тем должна представиться читателем мертвая бесчувственность жизни».

Жизнь города внешне кипит и клокочет. Но эта жизнь на самом деле является лишь пустой суетой.

В реальном мире «Мертвых душ» мертвая душа — обычное явление, для этого мира душа является только тем, что отличает живого человека от покойника. В эпизоде смерти прокурора окружающие догадались о том, что у него «была точно душа», лишь когда от нёго осталось «одно только бездушное тело».

Но неужели у всех действующих лиц реального мира «Мертвых душ» душа мертва? Нет, не у всех.

Из «коренных жителей реального мира поэмы, как это ни парадоксально и ни странно, только у Плюшкина не совсем еще мертвая душа. В литературоведении бытует мнение, что Чичиков посещает помещиков по мере их духовного оскудения. Однако я не могу согласиться с тем, что Плюшкин «мертвее» и страшнее Манилова, Ноздрева и других. Наоборот, образ Плюшкина намного отличается от образов остальных помещиков. Попробую доказать это, обращаясь. прежде всего к строению главы, посвященной Плюшкину, и к средствам создания характера Плюшкина.

Глава о Плюшкине начинается с лирического отступления, чего не было при описании ни одного помещика. Лирическое отступление сразу настраивает читателей на то, что эта глава значительна и важна для повествователя. Повествователь не остается безучастным и равнодушным к своему герою в лирических отступлениях (в УI главе их два) он выражает свою горечь от осознания того, до какой степени мог опуститься человек.

Образ Плюшкина выделяется своим динамизмом среди статичных героев реального мира поэмы. От повествователя мы узнаем, каким был Плюшкин раньше и как постепенно загрубела и затвердела его душа. В истории Плюшкина мы видим жизненную трагедию. Поэтому возникает вопрос, является ли нынешнее состояние Плюшкина деградацией самой личности, или же это результат жестокой судьбы? При упоминании о школьном товарище на лице Плюшкина «скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства». Значит, все-таки душа Плюшкина еще не совсем умерла, значит, в ней осталось еще что-то человеческое. Живыми у Плюшкина были и глаза, еще не потухшие, «бегавшие из-под высоко выросших бровей, как мыши».

В VI главе содержится подробное описание сада Плюшкина, запущенного, заросшего и заглохшего, но живого. Сад — это своеобразная метафора души Плюшкина. Только в имении Плюшкина находятся две церкви. Из всех помещиков только Плюшкин произносит внутренний монолог после отъезда Чичикова. Все эти детали позволяют сделать вывод, что душа Плюшкина еще не совсем умерла. Наверное, объясняется это тем, что во втором или третьем томе «Мертвых душ», по мысли Гоголя, должны были встретиться два героя первого тома, Чичиков и Плюшкин.

Вторым героем реального мира поэмы, обладающим душой, является Чичиков. Именно в Чичикове наиболее сильно показана непредсказуемость и неисчерпаемость живой души, пусть не бог весть какой богатой, пусть скудеющей, но живой. XI глава посвящена истории души Чичикова, в ней показано развитие его характера. Чичикова зовут Павел, это имя апостола, пережившего духовный переворот. По мысли Гоголя, Чичиков должен был переродиться во втором томе поэмы и стать апостолом, возрождающим души русских людей. Поэтому Гоголь доверяет Чичикову рассказать о мертвых крестьянах, вкладывая в его уста свои размышления. Именно Чичиков воскрешает в поэме былых богатырей земли русской.

Образы мертвых крестьян в поэме идеальны. Гоголь подчеркивает в них сказочные, богатырские черты. Все биографии мертвых крестьян определяются проходящим через каждую из них мотивом движения («Чай, все губернии исходил с топором за поясом. Где-то носят вас теперь ваши быстрые ноги. И ты переезжаешь себе из тюрьмы в тюрьму. »). Именно мертвые крестьяне в «Мертвых душах» обладают живыми душами, в отличие от живого народа поэмы, душа которого мертва.

Идеальный мир «Мертвых душ», который предстает перед читателем в лирических отступлениях, является полной противоположностью реального мира. В идеальном мире нет маниловых, собакевичей, ноздревых, прокуроров, в нем нет и не может быть мертвых душ. Идеальный мир строится в строгом соответствии с истинными духовными ценностями. Для мира лирических отступлений душа бессмертна, так как она является воплощением божественного начала в человеке. В идеальном мире живут бессмертные человеческие души. Прежде всего это душа самого повествователя. Именно потому, что повествователь живет по законам идеального мира и что у него есть идеал в сердце, он может заметить всю мерзость и пошлость реального мира. Повествователь болеет душой за Россию, он верит в ее возрождение. Патриотический пафос лирических отступлений доказывает нам это.

В конце первого тома образ чичиковской брички становится символом вечно живой души русского народа. Именно бессмертие этой души вселяет в автора веру в обязательное возрождение России и русского народа.

Таким образом, в первом томе «Мертвых душ» Гоголь изображает все недостатки, все отрицательные стороны русской действительности. Гоголь показывает людям, во что превратились их души. Делает он это потому, что горячо любит Россию и надеется на ее возрождение. Гоголь хотел, чтобы люди, прочитан его поэму, ужаснулись своей жизни и пробудились от мертвящего сна. В этом и состоит задача первого тома. Описывая страшную действительность, Гоголь рисует нам в лирических отступлениях свой идеал русского народа, говорит о живой, бессмертной душе России. Во втором и третьем томах своего произведения Гоголь задумывал перенести этот идеал в реальную жизнь. Но, к сожалению, он так и не смог показать переворот в душе русского человека, не смог оживить мертвые души. В этом заключалась творческая трагедия Гоголя, которая переросла в трагедию всей его жизни.

Живые и мертвые души в поэме Николая Гоголя «Мертвые души»

Тема живых и мертвых душ главная в поэме Гоголя «Мертвые души». Об этом мы можем судить уже по названию поэмы, в котором не только содержится намек на суть аферы Чичикова, но и заключен более глубокий смысл, отражающий авторский замысел первого тома поэмы «Мертвые души».

Существует мнение, что Гоголь задумал создать поэму «Мертвые души» по аналогии с поэмой Данте «Божественная комедия». Это и определило предполагаемую трехчастную композицию будущего произведения. «Божественная комедия» состоит из трех частей: «Ад», «Чистилище»

Художественное пространство первого тома поэмы составляют два мира: реальный мир, где главное действующее лицо — это Чичиков, и идеальный мир лирических отступлений, где главным героем

Реальный мир «Мертвых душ» страшен и уродлив. Его типичными представителями являются Манилов, Ноздрев, Собакевич, полицмейстер, прокурор и многие другие. Все это статичные характеры. Они всегда были такими, какими мы видим их сейчас. «Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, как в осьмнадцать и двадцать». Гоголь не показывает никакого внутреннего развития помещиков и жителей города, это позволяет заключить, что души героев реального мира «Мертвых душ» полностью застыли и окаменели, что они мертвы. Гоголь изображает помещиков и чиновников со злой иронией, показывает их смешными, но в то же время очень страшными. Ведь это не люди, а лишь бледное, уродливое подобие людей. В них не осталось ничего человеческого. Мертвящая окаменелость душ, абсолютная бездуховность скрывается как за размеренной жизнью помещиков, так и за судорожной деятельностью города. Гоголь писал по поводу города «Мертвых душ»: «Идея города. Возникшая до высшей степени. Пустота. Пустословие… Смерть поражает нетрогающийся мир. Еще сильнее между тем должна представиться читателем мертвая бесчувственность жизни».

Жизнь города внешне кипит и клокочет. Но эта жизнь на самом деле является лишь пустой суетой. В реальном мире «Мертвых душ» мертвая душа — обычное явление. Для этого мира душа является только тем, что отличает живого человека от покойника. В эпизоде смерти прокурора окружающие догадались о том, что у него «была точно душа», лишь когда от него осталось «одно только бездушное тело». Но неужели у всех действующих лиц реального мира «Мертвых душ» душа мертва? Нет, не у всех.

Из «коренных жителей» реального мира поэмы, как это ни парадоксально и ни странно, только у Плюшкина не совсем еще мертвая душа. В литературоведении бытует мнение, что Чичиков посещает помещиков по мере их духовного оскудения. Однако я не могу согласиться с тем, что Плюшкин «мертвее» и страшнее Манилова, Ноздрева и других. Наоборот, образ Плюшкина намного отличается от образов остальных помещиков. Попробую доказать это, обращаясь прежде всего к строению главы, посвященной Плюшкину, и к средствам создания характера Плюшкина.

Глава о Плюшкине начинается с лирического отступления, чего не было при описании ни одного помещика. Лирическое отступление сразу настраивает читателей на то, что эта глава значительна и важна для повествователя. Повествователь не остается безучастным и равнодушным к своему герою: в лирических отступлениях, (в VI главе их два) он выражает свою, горечь от осознания того, до какой степени мог опуститься человек.

Образ Плюшкина выделяется своим динамизмом среди статичных героев реального мира поэмы. От повествователя мы узнаем, каким был Плюшкин раньше и как постепенно загрубела и затвердела его душа. В истории Плюшкина мы видим жизненную трагедию. Поэтому возникает вопрос, является ли нынешнее состояние Плюшкина деградацией самой личности, или же это результат жестокой судьбы? При упоминании о школьном товарище на лице Плюшкина «скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства». Значит, все-таки душа Плюшкина еще не совсем умерла, значит, в ней осталось еще что-то человеческое. Живыми у Плюшкина были и глаза, еще не потухшие, «бегавшие из-под высоко выросших бровей, как мыши».

В VI главе содержится подробное описание сада Плюшкина, запущенного, заросшего и заглохшего, но живого. Сад — это своеобразная метафора души Плюшкина. Только в имении Плюшкина находятся две церкви. Из всех помещиков только Плюшкин произносит внутренний монолог после отъезда Чичикова. Все эти детали позволяют сделать вывод, что душа Плюшкина еще не совсем умерла. Наверное, объясняется это тем, что во втором или третьем томе «Мертвых душ», по мысли Гоголя, должны были встретиться два героя первого тома, Чичиков и Плюшкин.

Вторым героем реального мира поэмы, обладающим душой, является Чичиков. Именно в Чичикове наиболее сильно показана непредсказуемость и неисчерпаемость живой души, пусть не бог весть какой богатой, пусть скудеющей, но живой. XI глава посвящена истории души Чичикова, в ней показано развитие его характера. Чичикова зовут Павел, это имя апостола, пережившего духовный переворот. По мысли Гоголя, Чичиков должен был переродиться во втором томе поэмы и стать апостолом, возрождающим души русских людей. Поэтому Гоголь доверяет Чичикову рассказать о мертвых крестьянах, вкладывая в его уста свои размышления. Именно Чичиков воскрешает в поэме былых богатырей земли русской.

Образы мертвых крестьян в поэме идеальны. Гоголь подчеркивает в них сказочные, богатырские черты. Все биографии мертвых крестьян определяются проходящим через каждую из них мотивом движения («Чай, все губернии исходил с топором за поясом… Где-то носят вас теперь ваши быстрые ноги? …И ты переезжаешь себе из тюрьмы в тюрьму…»). Именно мертвые крестьяне в «Мертвых душах» обладают живыми душами, в отличие от живого народа поэмы, душа которого мертва.

Идеальный мир «Мертвых душ», который предстает перед читателем в лирических отступлениях, является полной противоположностью реального мира. В идеальном мире нет Маниловых, собакевичей, ноздревых, прокуроров, в нем нет и не может быть мертвых душ. Идеальный мир строится в строгом соответствии с истинными духовными ценностями. Для мира лирических отступлений душа бессмертна, так как она является воплощением божественного начала в человеке. В идеальном мире живут бессмертные человеческие души. Прежде всего это душа самого повествователя. Именно потому, что повествователь живет по законам идеального мира и что у него есть идеал в сердце, он может заметить всю мерзость и пошлость реального мира. Повествователь болеет душой за Россию, он верит в ее возрождение. Патриотический пафос лирических отступлений доказывает нам это.

В конце первого тома образ чичиковской брички становится символом вечно живой души русского народа. Именно бессмертие этой души вселяет в автора веру в обязательное возрождение России и русского народа.

Таким образом, в первом томе «Мертвых душ» Гоголь изображает все недостатки, все отрицательные стороны русской действительности. Гоголь показывает людям, во что превратились их души. Делает он это потому, что горячо любит Россию и надеется на ее возрождение. Гоголь хотел, чтобы люди, прочитав его поэму, ужаснулись своей жизни и пробудились от мертвящего сна. В этом и состоит задача первого тома. Описывая страшную действительность, Гоголь рисует нам в лирических отступлениях свой идеал русского народа, говорит о живой, бессмертной душе России. Во втором и третьем томах своего произведения Гоголь задумывал перенести этот идеал в реальную жизнь. Но, к сожалению, он так и не смог показать переворот в душе русского человека, не смог оживить мертвые души. В этом заключалась творческая трагедия Гоголя, которая переросла в трагедию всей его жизни.

Чем интересна читателям поэма «Мертвые души»

Музей восковых фигур. Гоголь.

Так получилось, что поэма «Мертвые души» стала главным произведением всей сознательной писательской жизни Н.В.Гоголя. Замысел этой книги (кстати, как и комедии «Ревизор») был, как предполагают исследователи, подсказан или подарен Гоголю Пушкиным, в черновиках которого, действительно, сохранились планы ненаписанных произведений, отчасти напоминающие те, что вышли затем из-под пера Гоголя.

Первый том «Мертвых душ» увидел свет в 1842 году. Автору пришлось «повоевать» с тогдашней цензурой, которая никак не хотела пропускать такое название. Ведь православие было официальной религией Российской империи и во многом определяло уклад жизни столичного дворянства даже в середине XIX века, хотя религиозность многих и была чисто формальной. Но по религиозным канонам души считались бессмертными, вот почему на Гоголя так ополчились в цензурном ведомстве. Пришлось ему пойти на уступки и сочинить название в духе авантюрного или плутовского романа: «Мертвые души, или Похождения Чичикова».

И именно название произведения, пожалуй, и является той первой причиной, по которой само произведение может сохранять интерес и для современного читателя. Хоть Россия уже давно является светским государством, и никто никого в свою веру не «тащит», но тезис о бессмертии души у многих прочно сидит в головах. И если предположить, что человек вообще не имеет представления о том, кто такой Гоголь, и что он написал, название может «зацепить» и заставить раскрыть книгу.

Другая причина – это жанровое обозначение произведения, которое стоит непосредственно за его названием. Гоголь выбрал вариант «поэма». Это и необычно для современного читателя. Ведь со школы у многих из нас со словом «поэма» ассоциируется стихотворное начало, рифмованные строки. А здесь сплошная проза, нигде никаких столбиков, в которые обычно располагаются стихи. Так что книга Гоголя, скорее, могла быть названа повестью или романом. Разве что по объему поэма сопоставима с романом – и то отчасти. Роман все-таки иногда предполагает несколько томов, как, например, «Война и мир» Л.Н. Толстого, а содержание поэмы укладывается в десяток страниц. Вот и возникает вопрос – почему Гоголь назвал свое произведение «поэмой»? Нет ли ответа в тексте? По этой причине и можно начать читать.

Стиль любого крупного художника (в широком смысле этого слова), разумеется, уникален и неповторим. Знатоки уверенно отличат Пушкина от Достоевского, или Чехова от Булгакова. Словесная «вязь» Гоголя тоже узнаваема почти сразу. С одной стороны, обилие развернутых описаний – места, обстановки, внешности персонажей – способно отпугнуть читателя, в особенности юного. Но здесь многое зависит от того, будет ли книга рекомендована извне, кем-то, или читатель проявит интерес к ней самостоятельно. Лучше, если найдется старший наставник. А еще лучше, когда отдельные фрагменты поэмы будут прочитаны вслух – не всё же читать глазами и про себя. Мелодика звучащей речи завораживает и как раз обозначает те или иные стилевые особенности. Гоголь любит плести словесные кружева. Его мышление поэтично и вызывает массу ассоциаций. Это непривычно для неподготовленного читателя, но это же и привлекает внимание. Стоит только автору начать описывать какой-нибудь эпизод, так тут же действие расширяется. Например, появляется какой-то молодой человек в самом начале книги – и с такими подробностями Гоголь его описывает, словно он станет главным действующим лицом. А ничего подобного – просто прохожий. Или когда Чичиков подъезжает к дому помещицы Коробочки, и лают собаки, Гоголь вдруг начинает проводить параллели этого лая с певчим из церковного хора. Таким образом, Гоголь почти никогда не высказывается прямолинейно. У него одна подробность наслаивается на другую, а сама мысль неизменно выражается с помощью метафор и сравнений. К такому стилю надо привыкать, но если привыкнешь, полюбишь и оценишь – то лучше писателя и книги для тебя уже не будет.

Иногда Гоголю бывает достаточно одного слова, чтобы внятно охарактеризовать персонажа или группу лиц. Например, когда речь заходит о московских чиновниках, то говорится о том, что одни читали Карамзина, другие газету «Московские ведомости», третьи ДАЖЕ и совсем ничего не читали. Все мы знаем, что слово «даже» служит для усиления мысли. А здесь совсем иначе – высшая степень любви чиновников к чтению означает полное отсутствие этой любви. А городской прокурор умер оттого, что, может быть, впервые в жизни стал напряженно думать. Разве не мастер Гоголь?

Гоголь принадлежит к одному из первых отечественных классиков, кто уделял такое большое внимание художественной детали. Эту особенность переняли от него Чехов, Бунин, Набоков. Причем, деталь детали рознь – некоторые описания просто пробегаешь глазами, и взгляд ни на чем не задерживается, а в отдельных случаях почти сразу понимаешь – ага, автор не просто так упоминает о чем-либо! И примеров немало: книга в кабинете помещика Манилова, заложенная на четырнадцатой странице, которую тот читал уже два года. Здесь комический эффект заключается в своеобразном топтании на месте. Эпитет, которым Гоголь характеризует Коробочку, — просто шедевр: «дубинноголовая». Плюшкин настолько потерял лицо и человеческий облик, что Чичиков поначалу принял его за старуху-ключницу, а о том, что Плюшкина зовут Степаном, мы, читатели, узнает только по отчеству его дочери, которую зовут Александра Степановна. Собакевич походит внешностью на средних размеров медведя, и зовут-то его тоже Михайло Семенович (почти Михайло Потапович – как в русских народных сказках). Ноздрев назван «историческим человеком», но не в том смысле, что подобен Суворову, Наполеону, Сталину или другим реальным историческим персонажам, а потому, что имеет несчастную привычку вечно попадать в какие-нибудь истории, где ему же в первую очередь и достается.

А чтобы узнать подробности про Чичикова, про его биографию, книгу придется все равно прочитать до конца, потому что вся информация находится в заключительной главе. Почему так поступил автор? Наверно, доверяет читателю, хочет, чтобы тот составил собственное представление, кто такой Чичиков, что это за «фрукт». Кстати, было бы небезынтересно сопоставить «подлеца» Чичикова с предпринимателями нашего времени. Это тема отдельного сочинения и даже сравнительно-сопоставительного социологического исследования.

И еще один момент, способный заинтересовать любознательного читателя. Оказывается, первоначальный замысел Гоголя настолько разросся, что писатель решил не ограничиваться одним томом. Тем более, что в нем герои «один пошлее другого» и Русь показана только «с одного боку». Гоголь задумал трилогию, подражая «Божественной комедии» Данте. Он написал «Ад» и работал над вторым томом, где появлялись положительные персонажи. Но работа не заладилась с самого начала. Несколько раз автор сжигал уже готовый труд. Последний раз он сделал это накануне смерти. От второго тома остались только наброски и отрывки отдельных глав. По ним трудно делать выводы, что могло бы представлять собой целое. А третий том, где Чичиков, по замыслу, должен был бы раскаяться и получить прощение из рук самого царя, и вовсе не был написан. Возможно, Гоголь чувствовал, что обманывает сам себя, что российская действительность не давала ему поводов для оптимизма. И все-таки интересно – а вдруг существует где-нибудь второй том «Мертвых душ»? И, прочитав первый, разве не захочется узнать о дальнейшем развитии событий?

Отпугнуть от чтения «Мертвых душ», конечно, может объем. В девятом классе изучаются небольшие по объему произведения, а это выделяется на их фоне. Но никакой краткий пересказ и никакой фильм не сравнятся с эстетическим удовольствием от прочтения книги непосредственно. Главное, чтобы был вовремя привит вкус к такому чтению. А сделать это может только семья. Иначе прочитаешь «Мертвые души», «Евгения Онегина», «Героя нашего времени» из-под палки, потом постараешься забыть, как страшный сон, и больше к ним не возвращаться. Жаль, если так произойдет…

Сочинение из коллекции П.Н. Малофеева ©

Другие материалы о Н.В. Гоголе:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: