Чувства добрые я лирой пробуждал

Есть всегда что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина.
В.Г.Белинский

Пушкин-великий поэт и прозаик 19 века.Его произведения всегда глубоки по смыслу, интересны и поучительны.Пушкин писал о том, что волновало обыкновенных русских людей того времени:о несправедливости, тирании, крепостном праве, о смысле жизни, о дружбе и о любви.Поэтому темы его произведений до сих пор остаются волнующими, животрепещущими и интересными читателю.Проживая различные жизненные ситуации, Пушкин старается отразить их в произведении и подвергает его героев различным испытаниям, расскрывая читателю разнообразие человеческих образов.Лирический герой Пушкина сложен и многогранен, его образ-это духовно богатая, патриотичная и свободолюбивая личность, протестующая против деспотизма и тирании, верящая в торжество справедливости, готовая бороться и отстаивать свои убеждения.Вместе с тем герою Пушкина не чуждо чувство прекрасного:дружба, любовь, рассуждения о смысле жизни, близость к природе.Лирический герой поэта-это совокупность положительных качеств самого Пушкина.
Лирика Пушкина-это отражение его собственных чувств и переживаний.С помощью героев своих произведений Пушкин раскрывает читателю частичку своей души, его призывы и признания всегда искренны.
Центральное место в лирике Пушкина занимает тема свободы и патриотизма.Во многом на творчество поэта оказало влияние его дружба с декабристами.Свободолюбивые порывы и жажда справедливости проявляются в знаменитой оде «Вольность».Главная мысль оды в том, что страной должен управлять просвещенный правитель, то есть тот человек, который понимает, какую ответственность он несёт за каждый свой поступок, осознаёт значимость закона и прав человека.Пушкин предупреждает:
Тираны мира! трепещите!
и призывает угнетённый народ бороться за свободу:
А вы мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!
Поэт убежден в том, что ни тюрьмы, ни алтари не оградят тирана от мести народа:
И днесь учитесь, о цари:
Ни наказанья, ни награды,
Ни кров темниц, ни алтари
Не верные для вас ограды.
Поэтому Пушкин призывает царей перейти на сторону закона:
Склонитесь первые главой
Под сень надёжную Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой.
Но обращение Пушкина осталось без ответа.За столь дерзкое обличение пороков того времени поэта ждала ссылка.
Многие вольнодумные стихи Пушкина адресованы друзьям и единомышленникам.Таким является стихотворение «К Чаадаеву».В его строках поэт призывает друга посвятить жизнь освобождению народа:
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
В Пушкине живет глубокая надежда и вера в светлое будущее Родины:
Товарищ, верь:взойдёт она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!
В стихотворении «Деревня» поэт обличает главный порок России-крепостное право.Лирический герой видит «везде невежества убийственный позор».Это стихотворение построено на противопоставлении:в первой части перед читателем предстает умиротворенная жизнь деревни, идилия окружающей природы.Эта красота близка и дорога каждому русскому человеку.Читая строки
Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льется дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья,
проникаешься чувствами лирического героя, понимаешь, что именно единение с миром природы приносит ему покой и вдохновение, то, чего не может дать шумная и пустая жизнь столицы.Лирический герой стихотворения впервые чувствует себя по-настоящему свободным и счастливым.
Во второй части Пушкин обличает «барство дикое» и «рабство тощее».Даже здесь, в прелестном «пустынном уголке» процветает тирания и рабство:
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого владельца.
Но несмотря на жизнеутверждающие призывы в стихотворении «К Чаадаеву», в «Деревне» у Пушкина нет абсолютной уверенности, что страна будет освобождена от крепостничества.Поэт понимает, что его мечта еще очень далека от осуществления:
Увижу ль, о друзья!народ неугнетённый
И рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством свободы просвещенной
Взойдёт ли наконец прекрасная заря?
Какую бы тему не затрагивал Пушкин, в его стихах торжествует разум.Поэт остаётся верен своему девизу:»Да здравствуют музы!Да здравствует разум!»В духе торжества разума написана знаменитая «Вакхическая песня». Пушкин посвящает это стихотворение духовным человеческим радостям.»Вакхическая песня»-это позитивный, жизнеутверждающий гимн человеческому разуму:
Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, да скроется тьма!
Но на смену юношескому задору приходят философские размышления о смысле жизни, ностальгия по ушедшим дням.Теме жизни и смерти посвящено прекрасное стихотверение поэта «Брожу ли я вдоль улиц шумных. «В стихотворении говорится о неизбежности смерти.Но, несмотря на грустную тему, стихотворение просветлено мудрым взглядом на мир, несмотря на тоску по юности, Пушкин уступает место новому, молодому поколению:
Младенца ль милого ласкаю,
Уже я думаю: прости!
Тебе я место уступаю:
Мне время тлеть, тебе цвести.
В стихотворении ощущается светлая грусть и смирение. Мысли Пушкина о смерти неотделимы от мыслей о вечности:
И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.
Еще одно стихотворение о размышлениях о жизни-«Вновь я посетил. «Это произведение Пушкина не просто филосовское и грустое, оно возвышенное и светлое.Пушкин понимает, что его время прошло, и он смиренно приветствует новое поколение:
Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего.Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
И в этом, и во многих других филосовских стихотворениях поэт открывает самые простые и вечные истины.Именно благодаря простоте философская лирика Пушкина стала бессмертной классикой.
Огромное место в творчестве Пушкина занимают стихотворения, посвященные дружбе.Дружба для поэта всегда была священна, из нее он черпал вдохновение.Друзьями поэта были близкие по духу люди, дружбу с которыми Пушкин пронес через всю жизнь.Одно из первых стихотворений, посвященных дружбе,- «Пирующие студенты».Стихотворение наполнено юмором, шутками над друзьями и весельем.После окончания лицея в стихотворении «К Чаадаеву» Пушкин с легкой грустью вспоминает об этой беззаботной поре:
Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман.
Стихотворение «19 октября»-это размышление, грусть, полное одиночество:
Печален я:со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку
И пожелать веселых много лет.
Но, несмотря на одиночество, воспоминания о друзьях помогают жить,поднимают поэту настроение, несмотря не ссылку, Пушкин мыслями и душой с друзьями.Дружба спасает его от «сетей судьбы суровой», помогает поэту преодолеть трудный период жизни,дает надежду на скорую встречу с друзьями,веру в то, что их союз ничто не в силах разрушить:
Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа,неразделим и вечен,-
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз
Куда бы нас не бросила судьбина,
И счастие куда б не повело,
Все те же мы:нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.
Особенно ярко талант дружбы в поэте расскрывается после поражения декабристского восстания.Пушкин поддерживал друзей во время ссылок и передавал через их жен свои жизнеутверждающие стихотворения.Пушкин не изменил своим убеждениям.Надежда поэта на торжество свободы отражается в ободряющем стихотворении «В Сибирь», в котором он убеждает друзей в том, что все что они сделали для Родины не напрасно:
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут-и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.
Друзьям-декабристам посвящено и стихотворение «Арион», в котором Пушкин рассказывает об их трагической участи:
. В тишине
На руль склонясь, наш кормщик умный
В молчанье правил грузный челн;
А я — беспечной веры полн-
Пловцам я пел.
Несмотря на гибель пловцов-декабристов, певец Арион сохраняет верность своей благородной миссии, идеалам и убеждениям.»Я гимны прежние пою»,-говорит герой.
Особое место в творчестве Пушкина занимают стихотворения, посвященные любви.Поэт первым с такой глубокой искренностью рассказал о любви, возвышающей человека.Мне кажется, самым изумительным стихотворением о любви является стихотворение «Я помню чудное мнгновенье. «, которое Пушкин посвятил А.П.Керн.Поэт умеет найти удивительные слова, чтобы описать действие любви на человека:
Душе настало пробуждение:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
В этом стихотворении отразилось все: и грустные и нежные воспоминания, и горестное сознание утраты, и воодушевляющие сердце чувства.
Такой же глубиной мысли и чувства наполнено и стихотворение «На холмах Грузии. «:
Мне грустно и легко;печаль моя светла.
Унынья моего ничто не мучит, не тревожит.
Однако чувства, переполняющие автора уже иные:его сердце уже не может не любить.Перед читателем предстает чистое чувство, свойственное любому человеку.
Не менее высокое и нежное чувство открывается перед нами и в стихотворении «Я вас любил. «Здесь Пушкин показывает, что настоящая любовь не эгоистична.Это светлое, бескорыстное чувство, это желание счастья любимому человеку:
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.
«Я вас любил. «- драматическое произведение о неразделённой любви.Любовь героя еще не остыла, она живет в нем и волнует его душу:
Я вас любил безмолвно,безнадежно,
То робостью, то ревностью томим.
Однако, несмотря на силу своей любви, герой не смеет беспокоить дорогую ему женщину.Он сознательно побеждает свои чувства, так как покой любимой для него важнее собственных терзаний:
Я не хочу печалить вас ничем.
Стихотворения о любви Пушкина поражают благородством, пылкостью и искренностью чувств героя.
Тема красоты русской природы всегда занимала значительное место в творчестве Пушкина.Родная природа дорога поэту, с помощью пейзажей Пушкин описывает внутреннее состояние души, настроение, переживания.Ближе всех остальных времен года для поэта была осень.»Из годовых времен я рад лишь ей одной»,-пишет автор.Осень полностью отражает внутренний мир поэта, его унынье и тоску.Осень предстает перед нами действительно очаровательной порой, достойной любования.Она-символ увядания, но за ее унылостью скрывается стремление к новой жизни:
Дни поздней осени бранят обыкновенно,
Но мне она мила, читатель дорогой,
Красою тихою, блистающей смиренно.
Природа пробуждает все лучшее в сердце поэта, осенью его душа расцветает:
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят-я снова счастлив, молод,
Я снова жизни полн.
Также яркое отражение природа находит и в лирических отступлениях в романе «Евгений Онегин».В отступлениях романа Пушкин дает чудесное описание пейзажей, его стихи полны радости,грусти о прошедших днях:
Как грустно мне твое явление.
Весна, весна
Пора любви?
Какое томное волнение
В моей душе, в моей крови.
Еще одно прекрасное произведение о природе-стихотворение «К морю».Здесь Пушкин выражает свои самые сокровенные чувства, наполняя стихотворение глубокими философскими размышлениями о жизни и смерти, свободе и неволе, человеческой судьбе.
Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещещь гордою красой.
Море не просто олицетворяется в стихотворении, оно превращается в живое существо-друга, которому поэт расскрывает свою душу.Но и с этим единственным оставшимся у него в мире другом нужно проститься:
Прощай же, море!Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.
В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.
Природа в лирике Пушкина играет особенную роль.Наедине с природой поэт полностью расскрывается духовно, находит умиротворение и гармонию.
А.С.Пушкин оставил после себя неоценимое наследие. Темы для произведений поэт черпал из собственной жизни, личных переживаний.Его убеждения и призывы, чувства и ощущения всегда искренни, они исходят из глубины души.Стихи Пушкина учат быть неравнодушным к несправедливости, бесправию, тирании, делают человека духовно богаче, нравственно чище, человечнее, чувствительнее к переживаниям других людей, заставляют задуматься о ценностях и о смысле жизни, смерти и вечности. Благодаря лирическим произведениям поэта человек становится ближе к природе, учится видеть красоту вокруг себя, находить гармонию и умивотворение с окружающим миром.Поэзия Пушкина — целый мир добрых чувств, каждое из которых — «благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное».

46175 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / «Чувства добрые я лирой пробуждал. » (лирика А.С.Пушкина)

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Сочинение по произведению на тему: Читая Пушкина…

Бессмертен тот, чья муза до конца
Добру и красоте не изменяла,
Кто волновать умел людей сердца
И в них будить стремленье к идеалу.
А.Н. Плещеев

С творчеством Александра Сергеевича Пушкина я познакомилась довольно-таки давно. Еще в детстве мама читала мне его сказки на ночь, а старшая сестра с упоением рассказывала наизусть «Письмо Татьяны к Онегину». Шли годы, и я уже сама могла изучать его произведения, восхищаясь его истинным талантом. Сколько себя помню, мне всегда было легко и приятно читать его стихотворения, слог Пушкина как-то особенно казался мне ритмичным и мелодичным.
Каждый раз, открывая любой сборник Александра Сергеевича Пушкина, я словно окуналась в его собственный, неповторимый, чудесный мир. Поэзия Пушкина завораживала меня, а вереница образов, возникающих перед моим взором, уводила меня в таинственную страну красоты, любви и счастья. Вся жизнь человеческая, ее мечты и обольщения, ее надежды и страдания, буйство, напор молодых чувств и умудренная зрелость проносились передо мной. И нельзя не влюбиться в нее, в ее краски и звуки, потому что эти волшебные звуки идут от сердца и души самого поэта. Всякий раз, читая стихотворения, посвященные лицейским друзьям, я начинала боготворить дружбу, мысленно повторяя за поэтом:
Где б ни был я: в огне ли смертной битвы,
При мирных ли брегах родимого ручья,
Святому братству верен я…
Какая высокая должна быть душа у человека, чтобы так вознести дружбу, долг, верность тем, кто давал радость взаимопонимания, искренности! Рисуя портеры друзей, Пушкин исходил из идеала, не ища «родимых пятен», досадных недостатков в характерах (а они есть у всякого). Вряд ли мной современник может сказать о друге: «Мой первый друг, мой друг бесценный» или «мой брат родной по музе, по судьбам». Мы стали холодны, черствы, и нам легко надоедают даже те, с кем связь казалось прочной. Не может не тронуть сердце и отношение поэта к учителям жизни: и к Чаадаеву, и к Жуковскому, и к Куницыну…
Куницыну дар сердца и вина:
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена!
Пушкин как-то все очень глубоко понимает: и то, что учитель щедро отдает свои знания ученику, а ученик, в свою очередь, став взрослым, не должен раздражаться на молодость за то, что она буйна, дерзка, легкомысленна. Мудро и светло звучат строки поэта:
Придет, придет и наше время
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас.
Когда я впервые прочитала эти строки, я была потрясена широтой, щедростью такого отношения к «молодому племени», поняла на всю жизнь, что такое истинное благоволение к человеку, будь он дворовый мальчик, что в салазки Жучку посадил, будь то старушка, окропляющая свою воспитанницу святой водой, видя, что ей плохо, будь то отнюдь не даровитый поэт, пишущий романтическими штампами: «златые дни», «что день грядущий мне готовит», «желанный друг», будь то плачущая на могиле отца молодая женщина, когда-то предавшая его («Станционный смотритель»). Купаясь в лучах пушкинской доброты, я училась у поэта живому чувству сострадания, «лелеющей душу гуманности».
Покинувший «неволю душных городов» и приставший к цыганам Алеко совершил убийство возлюбленной и ее избранника; Пленник кавказских гор и своих внутренних страстей стал причиной самоубийства черкешенки; Германн, возомнивший себя Наполеоном и решивший во что бы то ни стало узнать тайну трех карт с целью обогащения, — преступники с точки зрения христианской нравственности. Но никогда мне не хотелось клеймить их позором, наоборот, хотелось жалеть и плакать над ними, ибо сам Пушкин исповедовал «милость к падшим» и призывал к искоренению губительных страстей прежде всего в себе.
Мы все глядим в Наполеоны,
Двуногих тварей миллионы,
Мы почитаем всех нулями,
А единицами себя…
Насколько близки и понятны каждому эти строки. Талант Пушкина в том и заключается, что язык его – прост и доступен всем («народ любит гениев простых в своей величественности и величественных в своей простоте»).
Все стихи Александра Сергеевича замечательные, и поделить их на любимые и нелюбимые просто невозможно. Но, пожалуй, самые запоминающиеся, самые яркие были посвящены самому прекрасному и святому чувству — любви. Именно она открывает в человеке все его лучшие стороны. Она не судит. Любовь дает крылья и зовет за собой, возвращая к жизни остывшие сердца.
И сердце вновь горит и любит –
Оттого, что не любить оно не может.
У Пушкина было свое, особенное понимание любви. Не «материальной», не чувственной предстает перед нами его любимая в «Я помню чудное мгновенье», а гением чудной, одухотворенной красоты, с «нежным голосом» и «небесными чертами». Формула любви у поэта именно пушкинская: любовь это «и божество, и вдохновение, и слезы…». Но любовь – это и ответственность («Любви и чести верен будь», — говорит старый финн в «Руслане и Людмиле»), и светлая печать расставания, в которой нет и намека на чувства обманутого собственника:
Я вас любил, любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем,
Но путь она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
А заканчивается стихотворение молитвой о женщине: «…дай вам бог любимой быть другой».
Все свои думы Александр Сергеевич Пушкин направлял на поиски добра, свободы и счастья.
Читая стихи Пушкина, как писал великий критик В.Г. Белинский, можно «превосходным образом воспитать в себе человека». И действительно, произведения Александра Сергеевича помогли мне научиться видеть человека в человеке, ценить хорошее к себе отношении, уважать чувства других и, конечно же, любить искренне и бескорыстно своих друзей, учителей, природу…

Разные стихи пушкина

Мир природы входит в душу человека с момента его появления на свет, вызывая неподдельное изумление и восторг. С годами это восприятие становится спокойным и осмысленным, и от того, насколько глубоко способен человек видеть и чувствовать окружающую красоту, зависит во многом его нравственный облик.

Пушкинская поэзия открывает нам неповторимую прелесть родной природы. Под влиянием его изумительных стихов мы совершаем путешествие к морю, любуемся с высоты видом Кавказа, отдыхаем в тихом деревенском «пустынном уголке», приводя в порядок свои мысли и чувства, или мчимся по зимней дороге, слыша отдаленный звон колокольчика.

В лирике Пушкина русская природа оживает в своей неброской пленительной красоте. Золотые и багряные краски осени сменяются ослепительной белизной зимы. Любимым временем года была для Пушкина осень, которой посвящено одноименное стихотворение. Это своеобразный поэтический календарь, в котором поэт дает точную и емкую характеристику всех времен года и выражает свое отношение к ним. Восприятие природы у Пушкина нетрадиционно и непривычно. Например, строчки, посвященные лету, вызывают улыбку и заставляют согласиться с автором:

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.

Так же откровенно говорит Пушкин о весне:

. я не люблю весны;
Скучна мне оттепель, вонь, грязь &#151 весной я болен.
Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.
Суровою зимой я более доволен.

А ведь весна издавна считается в поэзии самым прекрасным временем года, когда оживает природа, пробуждается душа. Но Пушкину ближе осень и зима.

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русский холод;
К привычкам бытия вновь чувствую любовь:
Чредой слетает сон, чредой находит голод;
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят &#151 я снова счастлив, молод.

Русский мороз дает поэту ощущение бодрости, силы, заставляет кровь быстрее струиться в жилах, возвращая молодость и счастье. Зимой особенно чувствуется уют теплого дома, который резко контрастирует с завыванием вьюги за окном. Это ощущение замечательно передано в стихотворении «Зимний вечер», оно усиливается воспоминаниями о самом близком человеке далекого детства &#151 няне Арине Родионовне.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя,
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит.
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.

В такой вечер особенно хорошо, греясь у огня, слушать песни и сказки, когда за окном разгулялась вьюга. Но природа неповторима в своей изменчивости. Наступает утро &#151 и нет следа вчерашней непогоды. В стихотворении «Зимнее утро» нашему взору открывается чарующая картина:

Под голубыми небесами,
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо ладом блестит.

Своя прелесть есть и в морозной зимней ночи, замечательно изображенной поэтом:

Какая ночь! Мороз трескучий,
На небе ни единой тучи;
Как шитый полог, синий свод
Пестреет частыми звездами.

Такой ночью, когда все погружается в сон, поэт может силой своего воображения перенестись в историческое прошлое своей страны, во времена опричнины. Но эта жестокая эпоха виселиц и казней давно миновала, а над Москвой по-прежнему раскинулся огромный синий свод, усыпанный звездами. Природа вечна. Она, как и прежде, удивительна и изменчива и продолжает восхищать взор поэта.

Ни одно из времен года не вызывало у Пушкина такого очарования, как осень. Ему удалось увидеть и передать богатство и многообразие ее красок, которые кажутся еще прекраснее в преддверии близкого умирания.

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса &#151
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и золото одетые леса.

В этом стихотворении Пушкин находит для характеристики своего любимого времени года удивительные, исполненные глубокого смысла сравнения. Он уподобляет осень нелюбимому ребенку в семье. Пытаясь объяснить свое особое отношение к этой поре увядания, поэт сравнивает ее с умирающей от чахотки девушкой:

Играет на лице еще багровый цвет,
Она жива еще сегодня, завтра нет.

Но осень особенно дорога Пушкину еще и потому, что она пробуждает его творческие силы, заставляя оживать поэтическое воображение. Многим великим произведениям Пушкина мы обязаны осени. Он замечательно передает в одноименном стихотворении, как рождается вдохновенье и возникают образы, рифмы, звуки, плоды мечты.

И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута &#151 и стихи свободно потекут.

В пушкинских стихах о природе проявляются не только его вкусы и особенности восприятия, но и такие нравственные качества, как вольнолюбие, гуманность, патриотизм. Эти чувства пронизывают стихотворение «Деревня», в котором автор с любовью и нежностью рисует неяркий, но пленительный сельский пейзаж:

Я твой &#151 люблю сей темный сад
С его прохладой и цветами,
Сей луг, уставленный душистыми скирдами,
Где светлые ручьи в кустарниках шумят. Эти строки воспринимаются как признание поэта в любви к родной земле, к своему народу. Его освобожденный от «суетных оков» взор видит рабское положение русского крестьянства, его разум и совесть гуманиста не могут примириться с этим. В стихотворении звучит горячий призыв к прогрессивно мыслящим людям бороться за освобождение своего народа. Ведь свобода &#151 самое ценное, чем может обладать человек.

Понять и ощутить это помогает Пушкину встреча с морем. «Свободная стихия» поражает его своей мощью и беспредельностью, она созвучна его мыслям и чувствам. И, хоть для человека невозможно обретение абсолютной воли, он может сохранить свою внутреннюю свободу, которая останется с ним навсегда, как воспоминание о море:

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.

Стихотворение А.С. Пушкина «Бесы»

«Бесы» – одно из самых завораживающих стихотворений Пушкина. Не “чарующих”, а именно завораживающих – как будто тема бесовства, заглавная для этого стихотворения, выплёскивается из текста и втягивает читателя в свой круговорот. Почему?

Стихотворение, на первый взгляд, имеет ясную привязку к времени года. Совершенно очевидно, что это зима, зимняя буря: “снег летучий”, “вьюга”, “дороги занесло”, “белеющие равнины”. Однако, как известно, черновой вариант стихотворения приблизительно датируется летом – осенью 1829 года, а окончательный текст – 7 сентября 1830 года, то есть началом знаменитой болдинской осени. Начинается самое спокойное, торжественное и любимое поэтом время года, “унылая пора, очей очарованье”. Откуда же тогда взялись в «Бесах» зима и сумасшедший ритм метели? С временными ориентирами в «Бесах» вообще плохо. Сравните:

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре.

Позвольте, но какие в ноябре листья? Не у Пушкина ли сказано:

Октябрь уж наступил. Уж роща отряхает
Последние листы.

Здесь “последние листы”, как им и положено, опадают с нагих уже ветвей в начале октября. А “ноябрьские” листья есть анахронизм. Ритмически они вполне могли быть заменены “листьями в октябре”. Но, очевидно, поэту понадобилось сблизить два времени года: осень и зиму, листья и снег. Отсюда появился ноябрь как действительно переходный от осени к зиме месяц.

Совершенно очевидно, что пейзаж не был продиктован непосредственными наблюдениями. Речь идёт о какой-то другой, умозрительной, внутренней буре.

Пушкин приехал в Болдино улаживать имущественные дела перед женитьбой и надолго застрял из-за холерных карантинов. Предсвадебная ситуация, особенно для человека тридцати лет, – это ситуация, можно сказать, пограничная. Жизнь должна круто измениться. Время подвести итоги, оглянуться на прошлое и заглянуть в будущее. Сразу же вслед за «Бесами» будет написана «Элегия»:

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино – печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Как видим, в грядущем ожидаются новые, нерадостные заботы. В двух других стихотворениях, законченных в один день с «Бесами», – «Аквилон» и «Делибаш» тоже неспокойно. В первом – тема ветра, грозного Аквилона, гнущего тростник и ломающего деревья. В «Делибаше» – тоже не просто военная стычка. Перед удалой и смертоносной схваткой казака с делибашем тревога, хотя и звучащая там несколько иронически, всё же остаётся тревогой:

Эй, казак! не рвися к бою:
Делибаш на всём скаку
Срежет саблею кривою
С плеч удалую башку.

Самое экзотическое и непонятное слово “делибаш” как бы теряет свой конкретный смысл и в одной строфе со словом “башка” начинает звучать устрашающе, как персонификация губительной руки судьбы: делиБаш будто нарочно предназначен, чтобы снять с плеч БАШку. Ещё задолго до окончания стихотворения читатель уверен, что “удалому казаку” не поздоровится.

Грядущая женитьба, причём женитьба по любви, у Пушкина в Болдине парадоксальным образом связывается с образом метели, единственным внешним аналогом которой в эту осень могла быть лишь разгулявшаяся эпидемия холеры да, может быть, листопад. Вспомним в этой связи повесть «Метель», также написанную в болдинскую осень, но несколько позже, в октябре. В ней мы найдём мотивы сватовства и женитьбы, мотив глупой и роковой “шалости” Бурмина, обвенчавшегося зимою, в метель, с незнакомою девушкой, собиравшейся венчаться с другим. Но главное – лейтмотив метели, олицетворяющей слепую и бешеную судьбу, играющую людскими жизнями, сводящую и разводящую людей по своему произволу. Вспомним, что «Бесы» были снабжены подзаголовком «Шалость», а в связи с самим названием вспомним поговорку “бес в ребро”, характеризующую ситуацию зрелого человека (самоощущение Пушкина в это время), надумавшего пофлиртовать или жениться на старости лет.

К артины бесовского наваждения в нашем стихотворении и в «Метели» разительно похожи. Марью Гавриловну накануне бегства с любимым “поминутно пробуждают ужасные мечтания”: “То казалось ей, что в самую минуту, когда она садилась в сани, чтоб ехать венчаться, отец её останавливал, с мучительной быстротою тащил её по снегу и бросал в тёмное, бездонное подземелье. и она летела стремглав с неизъяснимым замиранием сердца; то видела она Владимира, лежащего на траве, бледного, окровавленного. Он, умирая, молил её пронзительным голосом поспешить с ним обвенчаться. другие безобразные, бессмысленные видения неслись перед нею одно за другим”.

Сравним с этой картиной тёмную бездну ночи, ночного неба, “бесконечных, безобразных” бесов, несущихся в этом небе.

Перед самым бегством в решительный момент “на дворе была метель; ветер выл, ставни тряслись и стучали; всё казалось ей угрозой и печальным предзнаменованием”. А вот что происходит в это время с женихом: “Едва Владимир выехал за околицу в поле, как поднялся ветер и сделалась такая метель, что он ничего не взвидел. В одну минуту дорогу занесло; окрестность исчезла во мгле мутной и желтоватой, сквозь которую летели белые хлопья снегу; небо слилось с землёю. Владимир очутился в поле и напрасно хотел снова попасть на дорогу”.

Как видим, здесь ситуация «Бесов» с точностью повторяется, часто даже в тех же словах. Очевидно, что в основание и «Бесов», и «Метели» легли сходные авторские представления. И стихотворение, и повесть являются отражением сложного сплава переживаний. Здесь и тревога за будущее, связанная с предстоящей женитьбой, и любовь, сплетённая со страхом погибнуть в эпидемии и не увидеть ни свадьбы, ни невесты. Этот комплекс тревожных чувств выразился в страшной и захватывающей пляске бесов, в картине зимней ночной бури, столь частой в стихах и прозе Пушкина. (Например, буран в «Капитанской дочке»; “Буря мглою небо кроет, // Вихри снежные крутя. ”; “Вечор, ты помнишь, вьюга злилась. ” и другие.)

Теперь, выяснив, что сказалось в стихотворении, рассмотрим его собственно поэтическую сторону, то есть то, как это сказано.

Стихотворение построено на множестве повторов разных уровней: композиционных, лексических, звуковых.

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.

Это четверостишие повторено трижды, оно звучит лейтмотивом стихотворения и делит его на три композиционных отрезка, каждый со своим семантическим (смысловым) рисунком. Первые две части имеют по три восьмистишия каждая, последняя часть гораздо короче и состоит всего из одного восьмистишия.

Уже сам по себе рефрен изнутри построен на повторах, что прекрасно передаёт круговое движение снежных вихрей: “мчатся тучи, вьются тучи”, “мутно небо, ночь мутна”. Первая и последняя из этих четырёх строчек каждая состоит из двух параллельных частей. “Мчатся тучи, вьются тучи. ” Два глагола интенсивного движения, приложенных к одному повторенному слову – “тучи”, с самого начала стихотворения создают ощущение стремительного вращательного полёта. Благодаря этому четверостишию создаётся особый эффект. В нём дана предельно динамическая картина ночного неба: вращающиеся снежные вихри, подсвеченные скрытой от глаз луной. Если смотреть с земли на такую снежную карусель, то у зрителя обязательно закружится голова. Эти строчки не просто дают яркую картину, они призваны сбить, закружить читателя, заставить его потерять ориентир. Этой же цели служит повтор “Мутно небо, ночь мутна”. Мгла мутна. Не видно ни зги. Вокруг глазу совершенно не на чем остановиться. Глаз заблудился, потерялся. Автор заботится о том, чтобы поддержать это ощущение на протяжении всего стихотворения: “Вьюга мне слипает очи, // Все дороги занесло; // Хоть убей, следа не видно; // Сбились мы. ” Трижды повторенный рефрен постоянно “напоминает” читателю это состояние, не даёт прийти в себя. Постоянно повторяются образы кружения, мутного освещения, мглы, сбивающие с толку:

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно
небо, ночь мутна.
.
Вьюга мне слипает очи.
.
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.
.
Сил нам нет кружиться доле.
.
Закружились бесы разны.

Второе четверостишие возвращает взгляд на землю при помощи чисто фольклорной реплики: “Еду, еду в чистом поле. ” Во всей первой части, состоящей из трёх восьмистиший, события разворачиваются на земле, постоянно указываются земные вещи:

Все дороги занесло.
.
В поле бес нас водит, видно.
.
Вот – теперь в овраг толкает
Одичалого коня.

Cо второго восьмистишия появляется бес. В появлении своём он проходит как бы несколько ступеней, становясь всё более и более объективно осязаемым. Сначала он только предположение ямщика: “В поле бес нас водит, видно. ” Затем ямщик придаёт воображаемому бесу, выступающему пока в единственном числе, всё более и более осязаемые черты, очевидно, фольклорного происхождения, с характерными фольклорными повторами:

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вот – теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой.

Пока беса видит только ямщик, и “образованный” читатель этому не слишком верит, склонный объяснять всё явлениями природы да простонародной фантазией. “Бес водит”, “бес попутал” – всё это образы народных поверий. Чёрт, сталкивающий коня в овраг, всячески насмехающийся над ним (дует, плюет на меня). А вот и настоящий мираж: бес, сбивающий путников с дороги, прикидывается тем, что указывает дорогу, – “верстою небывалой”, а следом за этим исчезающей искрой тонет во мгле. Присутствие нечистой силы нарастает. Следом за суеверным ямщиком почуяли неладное кони:

Кони стали. “Что там в поле?” –
“Кто их знает? пень иль волк?”
Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вон уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят.

В этом неопределённом “он далече скачет”, когда неясно, кто это – он, бес или волк? – слышится зловещее обещание. Кони недаром названы “чуткими”. Здесь они – полноправные персонажи этой бесовской игры; они, как барометр, первыми реагируют на ситуацию: “коням, барин, тяжело. ”, “кони стали”, “кони чуткие храпят”, “кони снова понеслися”. Кони – это символ целенаправленного движения вперёд по дороге, и всё, что с ними происходит, имеет прямое отношение к судьбе седоков. Таким же вечным знаком дороги служит колокольчик под дугой. Здесь он вдобавок служит индикатором внутреннего состояния заблудившихся людей:

1. Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин.
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

2. Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк.

3. Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин.
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

Третье появление колокольчика совпадает с кульминацией стихотворения. Снова начинается движение, очевидно, прямо в том направлении, где “глаза во тьме горят”. Не случайно эти три четверостишия параллельны. Не случайно также, что второе и третье используют рифмы, уже употреблённые в первом четверостишии.

Автор постоянно акцентирует внимание на дороге, на конях, на колокольчике, подчёркивает, что путники сбились с дороги, заблудились, им страшно. Остановка коней во втором четверостишии есть необходимая задержка действия перед кульминационным моментом. В тот момент, когда “кони снова понеслися”, рубеж оказывается перейдён, граница нарушена, и с этого момента события развиваются необратимым потоком. Бесы приобретают полную объективность и зримость, теперь их видит уже не ямщик и не кони, а сам седок, обозначенный лирическим “я”. Вместо единственного числа бесы приобретают множественное (“вижу: духи собралися”). С этого момента земля в стихотворении совсем исчезает и начинается вакханалия, шабаш:

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре.
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?
.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне.

Образ бесов вводится здесь целым комплексом средств, обрушивается, как настоящий обвал. Мало того, что сами слова “бесконечны, безобразны” дают представление об огромной, неисчислимой массе, слово бес оказывается дважды дублировано в звучании этих слов. Последняя строфа вновь возвращает читателя к началу стихотворения, заставляя по-другому взглянуть на ту же картину. Тучи параллельны бесам, напрямую связаны с ними. Мчащиеся тучи оказываются мчащимися бесами. Невозможно понять, кто есть кто. В результате объективное звучание и тех, и других резко ослабевает и в то же время усиливает второй, метафизический смысл образа. И буря, и бесы знаменуют переживания поэта в переломный момент своей судьбы. Среди этой круговерти поэт обмолвился ещё одним фольклорным образом, каламбурно обыгрывающим его предсвадебные заботы: “Домового ли хоронят, // Ведьму ль замуж отдают?” В этих двух строчках тема женитьбы в переосмысленном виде прорвалась в текст. В образе бесовского праздника можно увидеть причудливо переплетённые отголоски мыслей о предстоящей свадьбе, о холерных смертях, о холере, угрожающей невесте. Высказывания на этот счёт мы в изобилии находим в письмах болдинского периода к Н.Н. Гончаровой. Для “бесов” что похороны, что свадьба – в равной мере служат поводом для “жалобной песни”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: