Ника — ТУРБИНА

«Хочу рассказать тебе сказку, навеянную былью. Удел мой был решенный – зеркало разбилось. Часа ждала знакомого, пережитого болью. Поплакала и притихла – раскинула руки-крылья. Лица твоего не видела, то был звук или ветер, теплым дождем купал меня, ночами глядел в окошко, a я стихи задумывала.
B тот день ты взял меня за руки, не посмотрел, что в крови, улыбкой своей их вытер и ничего не сказал – дотронулся до души».

Ника Турбина. Полынь-трава

Старатель. Ника Турбина

Люди. Biography and People’s history

Ника Турбина. Сайт Александра Миронова

Биография и личность Ники Турбиной

Интервью c Никой Турбиной Михаила Назаренко
«…Но каждому человеку в жизни нужно спрятаться. Спрятаться и остаться с тем, что тебе близко. Чтобы окружающий мир был от тебя как-то абстрагирован или ты был абстрагирован от окружающего мира. И неважно, ты один или с любимым человеком, читаешь ты или пишешь». («Бульвар». – 2002. – № 23)

Дневник Ники Турбиной, или записки «чтобы не забыть»
«Я все сказала o себе в стихах еще ребенком. Тело женщины мне не нужно было. Умереть должна была давно, об этом говорила я не раз.
Впоследствии я поняла, что как поэт никому не нужна. B результате стала стесняться своих стихов и пыталась мучительно и трагично найти себя».

Людмила Карпова. НИКА: Пьеса в одиннадцати картинах
Страшно пережить дочь, вдвойне страшнее пережить внучку, втройне – такую, как Ника Турбина. Ее бабушка написала эту пьесу сразу после гибели Ники, словно выкричала душу по ней.

Оксана Барциц. Воля к смерти
Ее имя вновь замелькало в газетах – о трагедиях у нас всегда пишут охотнее, чем об успехах. (Источник: Моск. комсомолец. – 2005. – 8 окт.)

Елена Голованова. Жизнь после чуда
«Название этой книги мы выбрали вместе с Никой. Восьмилетний ребенок в каком-то смысле – это черновик человека», – писал Евтушенко. (Источник: Русская газета. – 2005.– 5 мая)

Ника Макаревич. Ника Турбина: К пятилетию со дня гибели.
«Ника боготворила своего кумира. А психологи уже тогда предупреждали его – столь стремительный громкий успех способен сломать жизнь не то что ребенка, а даже взрослого, опытного человека, призывали его по возможности ограничить никины выступления и избавить ее от утомительных интервью. Но все предостережения врачей тонули в громе аплодисментов». (Источник: Русский базар. – 2007. – 2 июня)

Таисия Бахарева. Ника Турбина: «Я неудачно упала с пятого этажа – осталась жива»
Ника Турбина, 1995 год:
– Хотите очень большую правду? Что мне сказать о том, что было в то время? Кроме того, что я уже сказала – холодно, голодно, тяжело. Очень хотелось тепла, любви, людей, рук, глаз, извините за банальность.
Ника Турбина, 2000 год:
– Более-менее все течет, движется. Я заканчиваю режиссерские курсы, режиссер театра и кино. Сейчас как-то подхалтуриваю, то в «Утренней почте» снимусь, то еще где-то, такие мелочи, чтобы как-то на плаву удержаться. Со стихами все прекрасно, пишутся. Жив еще курилка. Единственное, что случилось, – если раньше, написав стихотворение, я забыть его не могла, то в последние годы – может, это из-за алкоголизма – ничего наизусть не помню, уже надо читать по бумаге.
(Источник: Факты. – 2001.– 19 января)

Кого звала на помощь Ника Турбина?
11 мая Ника ТУРБИНА разбилась насмерть, упав из окна пятого этажа.
В морге тело Ники пролежало восемь дней… Перед кремацией прощаться с Турбиной пришли четыре алкоголика и случайно узнавшая о похоронах дочь известного поэта и барда Алена Галич с сыном.

Елена Камбурова о Нике Турбиной
«Во всем – азарт и максимализм отношения. Если любовь, то огромная. Преданность – предельная».

Денис Габдрахимов. Ника Турбина. Прерванный полет «звездных детей»
. Однако полет к зведам обернулся трагическим пике. Как это часто происходит, Нику со временем стали забывать. Психологический стресс, который совпал с переходным возрастом, очень сильно повлиял на формирование психики Ники Турбиной. Слава исчезла так же неожиданно, как и появилась.

Произведения Ники Турбиной

«Черновик»
Дождь. Ночь. Разбитое окно.
И осколки стекла застряли в воздухе,
Как листья, не подхваченные ветром.
Вдруг звон. Точно так
Обрывается жизнь человека.

  • «Старатель»: Ника Турбина
  • Ника Турбина. Полынь-трава


«Cтупеньки вверх, ступеньки вниз. »
Ступеньки вверх,
Ступеньки вниз –
Как жизнь моя мала!
Но не хочу
Я верить в то,
Что смерть придёт ко мне,
Что не увижу никогда
Я снега в январе…

  • «Старатель»: Ника Турбина
  • Люди. Biography and People’s history


«Чтобы не забыть»
Дневник Ники Турбиной, или записки «чтобы не забыть»

Статьи о творчестве Ники Турбиной

Александр Ратнер. «Голос мой оборвался болью. »
Впервые читатель познакомился и с замечательными записками в прозе «Чтобы не забыть», представляющими собой дневниковые размышления Ники Турбиной в последние годы её жизни. Зачастую эти записки – прекрасные белые стихи, как, например, «Не надо слов, они не существуют. ». Своего рода прозаические миниатюры, они являются не только дополнением к стихам Ники, но и к нашим представлениям о ней, уже взрослой, размышляющей о современной жизни, любви, творчестве, взаимоотношениях между людьми, отношении к Богу. Хотя записки и разноплановы, но, как и в стихах, здесь явно присутствует свой стиль, в первую очередь заключающийся в своеобычных расстановке и сочетании слов в предложениях. Вначале это кажется странным, но постепенно, по мере чтения, понимаешь, насколько такой приём органичен для автора.
К сожалению, многие стихи и записки Ника сожгла.
В книге «Чтобы не забыть» всё, даже название, написано самой Никой Турбиной, она просто не составляла её, скорее всего, не думала об этом или не могла по разным причинам.

Жизнь моя – черновик
Ее первую (и, скорее всего, единственную) книжку смели с прилавков в два счета.
Тираж 30 тысяч, что по нынешним временам для поэзии — просто фантастика, национальный бестселлер. К моменту ее публикации – конец 1984-го – Ника Георгиевна Турбина была известной советской поэтессой.
Ей шел десятый год, и по меньшей мере уже года два-три о ней трубили газеты, ее показывали по ТВ.

Светлана Макаренко. Ника Турбина
В ней сквозила трогательность, беззащитность и в то же время горькая и трагичная уверенность в том, что она, маленькая Никуша, – так звали ее дома, – знает что то такое, чего не знают другие.

Александр Павлов. Не забывайте добрые слова
Вышло в свет самое полное собрание произведений Ники Турбиной.

Дон Элиот. Нике Турбиной
…Звучащих пасмурно, кроваво,
Пронизанных тотальной мглой
Ее божественного дара,
Ее дрожащею рукой,
Ее безудержным страданьем…

Ника Турбина. Сайт Александра Миронова
Наиболее полная подборка фотографий Ники Турбиной. 60 фотографий разных лет.

Ника Георгиевна Турбина. Неофициальный сайт
34 фотографии Ники Турбиной и близких ей людей.

Видео материалы с участием Ники Турбиной
Отрывок из передачи, посвящённый Нике Турбиной, показанной телеканалом ОРТ.
А также:
Аудио материалы: Та же самая запись с канала ОРТ (в формате mp3); Ника читает свои стихи: Записи с пластинки.
Фотографии из книги Ники Турбиной «Чтобы не забыть»

45-я параллель. Поэтический альманах
Александр Ратнер. «Голос мой оборвался болью. »
Статья сопровождается фотографиями Ники Турбиной разных лет.

Сергей Тримбач. Маленькая Ника
О фильмах «Ника» (1982) режиссера Николая Лактионова-Стезенко, и «Ника, которая. » Анатолия Борсюка.
Из журнала: Искусство кино. – № 10. – 1997. – С. 50–53

Сегодня не все помнят о Нике Турбиной, гениальной девочке, которая в 9 лет была знаменита на весь Советский Союз. Тогда её называли «эмоциональным взрывом», «блистательным талантом», «пришельцем из космоса», «ребенком Пушкиным», «поэтическим Моцартом», и просто «последовательницей творчества» несравненной Ахматовой. Начиная с конца 1984 года, имя Ники Турбиной не сходило с газетных полос, о ней снимали фильмы и радиопередачи. Но судьба Ники оказалась трагической и короткой, как её стихи, и трудной, как её характер.

Ее короткая двадцатисемилетняя биография ещё не существует в бесспорном, «каноническом» варианте. Расходятся даты, факты, адресаты обвинений… Одни из участников ее судьбы отказываются от всяческих комментариев, другие чересчур категоричны, третьим не хватает искренности.

Родилась Ника Турбина 17 декабря 1974 года в Ялте, её первые годы прошли в небольшой квартирке на улице Садовой. Жить стихами она стала гораздо раньше, чем научилась выводить палочки и крючочки – с четырёх лет. В детстве у нее была астма. Ночами маленькая сочинительница будила маму или бабушку и умоляла поскорее записать строчки, которые возникали неизвестно откуда, словно кто-то их диктовал. В ее стихах жили раковины, синева неба, горький аромат моря, следы на песке, корабли у причала – «чешуйками дождя покрыты, как две большие рыбы»… И тут же – надорванный выстрелом крик, бесконечные гулкие коридоры, волчьи тропы, страшные сны и невыносимая печаль.

Она диктовала: «Нельзя спросить, зачем приходят – зачем ночные палачи из ножен вынули мечи и на меня идут гурьбою. Зачем столпились у дверей в недетской памяти моей слепые, загнанные люди. ». Блокноты с записями стихов множились и пухли, девочка подрастала, начала записывать и зарисовывать сама. Училась Турбина в той самой ялтинской школе, где когда-то получала образование гимназистка Марина Цветаева.

В конце зимы 1983 года бабушка Ники, Людмила Карпова, узнав, что в гостинице «Ялта» остановился известный писатель Юлиан Семенов, предприняла решительный шаг – отыскала его и буквально заставила прочесть несколько листков из блокнота. Когда Семенов узнал, что автору всего 9 лет, был потрясен: «Это гениально, просто гениально. »

Уже через месяц, по его настоятельному требованию в дом Турбинных приехал корреспондент из «Комсомолки», а 6 марта о необыкновенной девочке вышла первая статья.

После выхода статьи последовало приглашение в московский Дом литераторов, где с подачи Семенова состоялись первые публичные чтения стихов. А дальше началось: восхищение, умиление, обожание. Многотысячные аудитории, ловящие каждое слово юной поэтессы. Она выходила на сцену перед огромным залом, маленькая, но очень серьезная девочка с прической, как у Марины Цветаевой, и читала взрослым голосом: «Жизнь моя – черновик, на котором все буквы – созвездья. ».

Нику взял под покровительство мэтр Евгений Евтушенко: «Я не случайно назвал Нику поэтом, не поэтессой. С моей точки зрения, налицо редчайшее явление, а может быть, чудо: восьмилетний поэт». Он возил ее в Италию и Америку, написал предисловие к ее первой книге «Черновик», вышедшей к девятилетию поэта и разошедшейся фантастическим по нашим временам тиражом – 30 тысяч экземпляров. Ника посвятила ему строки «Вы поводырь, а я слепой старик. Вы проводник. Я еду без билета». Сборник стихов перевели на 12 языков.

Кроме книжки, почти одновременно у Ники вышла пластинка со стихами. Тогда еще издавали такие диски с голосами поэтов. Слова для конверта написала Елена Камбурова, которая пела несколько Никиных текстов.

Ее поэзия никоим образом не была связана с детством – наоборот, она была «слишком взрослой». В том, что у нее был невероятный, фантастический дар, не было никаких сомнений – и объяснений тоже не было. Даже специалисты не могли дать определений этому уникальному явлению. С нею работали психологи, профессора медицины, экстрасенсы и поэты. Сама же Ника говорила: «Это не я пишу стихи. Бог водит моей рукой».

В 12 лет ее пригласили на поэтический фестиваль в Венецию, где вручили премию «Золотой лев». До Турбиной «Льва» русскому поэту вручали лишь однажды – этим поэтом была Анна Ахматова, и на тот момент ей уже исполнилось 60. А тут девочка, которой всего 12 лет! Настоящая сенсация.

А в 13 лет о Нике начали забывать. «По улицам слона водили. Это была Ника Турбина. А потом слона бросили и забыли», – так говорила уже взрослая Ника, сидя в запущенной квартирке на окраине Москвы, окруженная пустыми бутылками, сомнительными друзьями, кошкой и двумя собаками.

Пытаясь определиться в действительности, найти свое место во взрослой жизни, Ника совершила много разных, иногда странных и нелепых поступков, которые можно расценивать, скорее, как бунт отвергнутого подростка.

В 14 лет она очень удачно снялась в фильме «Это было у моря» с Ниной Руслановой. У нее была необычная, роковая, как будто специально для немого кино предназначенная внешность – зеленые глаза, каштановые волосы, родинка над губой. А в 16 лет она вышла замуж за престарелого швейцарца, но, прожив меньше года на его шикарной вилле под Лозанной, сбежала обратно в Россию. Затем Ника оказалась в Москве, пыталась учиться во ВГИКе. Затем в Московском институте культуры, куда Нику приняли без экзаменов. Курс вела Алена Галич, ставшая ее любимой учительницей. Ей Ника писала расписку: «Я, Ника Турбина, даю слово своей преподавательнице Алене Галич, что больше пить не буду». Но в конце первого курса, незадолго до экзаменов, Ника уехала в Ялту и к экзаменам она не вернулась.

В последние годы жизни вместе со своим гражданским мужем Александром Мироновым (вполне талантливым, но спившимся на фоне профессиональных неудач актером) руководила театром-студией на окраине Москвы. И все это время, даже в периоды отчаянного пьянства и нескольких попыток самоубийства, она продолжала писать стихи – на каждом попавшемся под руки клочке возникали талантливые строчки. Её «самоубийства», скорее, были псевдосамоубийствами. Ника действительно и с балкона до этого прыгала, и на вены свои посягала, но сразу бежала их зашивать. Многие могут подтвердить (и прежде всего, ее институтский преподаватель Алена Галич), что это были не серьезные попытки, а бунтарство, ведь Ника, как никто другой, хотела жить, найти себя.

11 мая 2002 года Ника выпала из окна. Свидетели утверждают, что это был несчастный случай, и Ника в последний момент успела ухватиться за выступ на окне. Увы, смерть взяла свое. Тело поэтессы кремировали и похоронили на одном из центральных кладбищ Москвы.

Из дневника Ники Турбиной: «Жизнь много раз успела мне показать изнанку и лицо. Посевы, рост и всходы. Что собрала я – расскажет время. Главное – я не лгала, не предавала, боль чужую брала. Делала много ошибок, дулом направленных на себя. Была как во сне дурном. Заканчивающемся знаками обид».

Выпуск 147

Чтецкий репертуар Сергея Юрского, как кажется, сплошь соткан из неожиданностей, — читаем в одной из публикаций об актере театра и кино. – Самое парадоксальное сочетание – Юрский — Пушкин.

Пушкина Юрский читает всю жизнь. Его сольное концертирование началось с «Графа Нулина». Актер полностью прочел «Евгения Онегина» с телеэкрана. И дело не только в этом…

Сергей Юрский – художник тревоги, усмиренной и укрощенной современным ироническим сознанием. Как чтец он проносит эту свою духовную тему, эту драму сквозь все тексты… Этим он и интересен, этим и дорог. Эти и держит.

Юрский, кажется единственный из актеров, кто записал не только стихи Пушкина, но и франкоязычные переводы лирики поэта Марины Цветаевой.

Вот одна из записей. Стихотворение, посвященное няне Александра Сергеевича Арине Родионовне Яковлевой.

Фонограмма из аудиофонда
Краснодарской краевой универсальной
библиотеки имени Александра Пушкина (№ 5128)

Тексты других выпусков радиопередачи
«200 лучших записей на стихи Александра Сергеевича Пушкина»:

«Книги в красном переплете» М. Цветаева

«Книги в красном переплете» Марина Цветаева

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном пререплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
— Уж поздно! — Мама, десять строк!…-
Но, к счастью, мама забывала.
Дрожат на люстрах огоньки…
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.
Темнеет, в воздухе свежо…
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры…
Кладбище… Вещий крик совы….
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.
Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком — корона…
Вдруг — нищий! Боже! Он сказал:
«Позвольте, я наследник трона!»
Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы…
— О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?
О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

Анализ стихотворения Цветаевой «Книги в красном переплете»

Первый сборник стихов марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом», увидевший свет в 1910 году, стал знаковым событием в жизни 18-летней поэтессы. И не только потому, что этот дебют предопределил ее судьбу. Таким оригинальным способом Цветаева прощалась со своим детством, которое прошло под знаком семейного благополучия, гармонии и любви. Однако преждевременная кончина матери поэтессы разрушила этот хрупкий мир, и его осколки навсегда остались в сердце юной девушки, которая утратила иллюзии, став старше и сдержаннее в своих суждениях. Тем не менее, окончательно расстаться с миром детских грез ей удалось лишь спустя несколько лет.

Подтверждением этому служит стихотворение «Книги в красном переплете», которое вошло в дебютный поэтический сборник Цветаевой, став последним приветом из прошлой, счастливой и безмятежной, жизни. Ее символом для Цветаевой были книги, которые она так любила. Именно благодаря чтению будущая поэтесса открыла для себя удивительный мир волшебства, именуемый литературой. Прошли годы, и она смогла по достоинству оценить этот багаж знаний, называя книги не иначе, как «неизменившие друзья в потертом, красном переплете».

Обращаясь к недавнему прошлому, Цветаева испытывает ностальгию и восклицает: «Как хорошо за книгой дома!». В соседней комнате мать играет на рояле, время от времени напоминая своим девочкам, что давно уже пора укладываться спать. Однако юные сестры Цветаевы с упоением перелистывают страницы книг, пахнущие типографской краской, мечтая поскорее узнать, чем же закончится очередная история. В жизни же все оказалось намного сложнее и трагичнее. После смерти матери хрупкий мир семенного благополучия перестал существовать, и даже любимые книги уже больше не могли избавить поэтессу от грустных раздумий. Счастливое детство закончилось, и вместе с ним канули в небытие ночные чтения под лампой с абажуром, которые переносили юную Цветаеву в мир пусть и выдуманных, но таких любимых, близкий, понятных литературных героев.

Став старше, поэтесса неоднократно пыталась повернуть время вспять и восстановить те ощущения, которые испытывала в детстве. Она даже порывалась провести ночь за чтением любимых книг, но очень скоро поняла, что это не поможет ей перенестись в прошлое и услышать требовательный голос матери, которая призывала дочерей отправляться в постель. «О золотые времена, где взор смелей и сердце чище!», — с ностальгией восклицает поэтесса, понимая, что этот этап ее жизни, наполненный светом и душевным теплом, отныне будет жить лишь в воспоминаниях.

Поэтическая драматургия М. Цветаевой

Цикл «Стихи о Сонечке» психологически проникновенен, мрачен и посвящен актрисе Софье Голлидэй. «Театрален» и цикл «Любви старинные туманы», исполненный нежности и горечи: в нем «маска» как бы немного сдвинута с актерской души и видна живая боль, печаль, любовь — старинная — и потому: вечная, сегодняшняя. Стихами Цветаева как бы вживалась в театральную стихию, пробовала «дать персонаж», создать «стиховые роли», характерную маску, отчасти выработать диалог, наметить сюжет, научиться сценической «повествовательности», не теряя при этом лиризма, ни романтической интонации.

Свое обращение к театру (зимой 1918-1919 г.) сама Цветаева объясняла прежде всего тем, что ей тесно стало в рамках лирики. Это был театр романтический: чувства укрупнены, интрига вплетена в приключение, герои благородны, ветер романтики колышет плащи, они изъясняются остроумно, находчиво и, безусловно, стихами. Над этими пьесами, впоследствии объединенными общим названием «Романтика», как бы склоняется романтическая тень Сирано де Бержерака.

Свои молодые годы, трудные, но живые, годы дружбы с театром Цветаева помнила все время, а о С.Е.Голлидэй вспоминала с особенной теплотой. Ей посвящен цикл стихотворений лирико-балладного и песенного характера, написанный в 1920 году «Каменный ангел» сопровождается посвящением: «Сонечке Голлидэй — Женщине-Актрисе-Цветку-Героине». Это была чрезвычайно одаренная, вдохновенная артистка, работавшая в одной из студий Московского Художественного театра. «Юная Голлидэй одна-одинешенька на сцене в течение полутора или двух часов держала в напряжении зрительный зал своим исполнением Настеньки из «Белых ночей» Достоевского. Это был редчайший сценический успех. В те годы, когда ее узнала Марина Цветаева, Софья Евгеньевна репетировала в кругу вахтанговских учеников роль Инфанты в пьесе П.Антокольского. Об этом стоило рассказать, чтобы приблизить и образ замечательной артистки, рано ушедшей из жизни, и заодно атмосферу поисков, пробы сил и блужданий, которыми жила тогда вместе с актерской молодежью Марина Цветаева. Многое в ее собственных стихах связано прямо или косвенно с этой атмосферой, с этой актерской средой.

Весной-летом девятнадцатого года Цветаева написала десять шутливых стихотворений под названием «Сонечке Голлидэй «. Остроумно и метко спародировала она «жестокие романсы», к которым питала слабость актриса. Героиня стихов — незадачливая девчонка, которая пребывает в состоянии постоянной влюбленности, доверчивая, простодушная, беззащитная, у которой только один путь спасения:

От лихой любовной думки
Как уеду по чугунке —
Распыхтится паровоз.

Может горькую судьбину
Позабуду на чужбине
На другой какой груди.
Театр — метафора бытия, сокращенный до одного вечера вариант бытия, его макет, адаптированный текст. Так же как монолог и диалог для Марины Цветаевой больше, чем требуется для актера или актрисы. Способ мыслить и выражать себя, способ общения с миром, со вселенной. Лирика, проза, поэмы Цветаевой исполнены драматизма, им чужды статика и идилличность. «Она изучала, пробуя на слух, на ощупь, на вес драматическую структуру, как правила новой игры»,— справедливо пишет П.Антокольский.

Он же говорит о признаках «сценария в лирике». Для М.Цветаевой театр — ратное поле искусства, театр военных действий. Действий идей, образов, персонажей, ассоциаций, масок, событий, эпох. Но нельзя умолчать о том, что в предисловии к пьесе «Конец Казановы» М.Цветаева писала «Не чту Театра, не тянусь к Театру и не считаюсь с Театром. Театр (видеть глазами) мне всегда казался подспорьем для нищих духом, обеспечением для хитрецов породы Фомы Неверного, верящих лишь в то, что видят, еще больше: в то, что осязают. — Некоей азбукой для слепых.

А сущность Поэта — верить на слово»

Но в действительности же она оставила том пьес и свою поэзию — огромный сокрушительный драматический материал — диалог Поэта. Она вникла в законы театра, но не только как драматург, режиссер, актер, а как мастер слова, видя в самом слове драму, начала противоречивые, многомерные и многозначные. Самое слово для нее сценично в его широком понимании. Действо слова. Она обращалась к истории, окликая в ней современность, видя в ней арену жестокой борьбы характеров и идей. Одни называют этот театр романтическим, другие театром масок. Под знаком Театра у Цветаевой, можно сказать, прошел весь восемнадцатый год, а с конца его — включая лето девятнадцатого — началось знакомство с Театром.

Теперь в ее тетрадях стихи чередуются с пьесами. Десятки стихотворений и шесть пьес, не считая дневниковых записей, было создано осенью и зимой восемнадцатого-девятнадцатого годов. Пропасть между внешним бытом и внутренним бытием, казалось, только усиливала жар творческого костра поэта — романтика. Марина Цветаева тянулась к Театру, к молодому актерскому коллективу, к ученикам Евгения Багратионовича Вахтангова, к маленькой сцене в Мансуровском переулке на Остоженке. Она полюбила атмосферу театральных будней, репетиционную страду — весь этот хрупкий и в то же время надежный материал, из которого с трудом, с ошибками, просчетами и простоями рождается в бессонных ночах будущее представление. Еще больше полюбила М.Цветаева атмосферу театральных праздников, таких редких у молодежи. Ожидание, сомнения, неуверенность, страх, провал, успех и все прочее, сопровождающее премьеру у молодежи. Этой премьерой было «Искушение святого Антония» Метерлинка, впоследствии прославившее вахтанговский коллектив. Отсюда можно сделать вывод, что театр М.Цветаевой — вполне реальное культурно-историческое понятие.

Задумывалась М.Цветаева и над природой авторского и актерского чтения. «Дело поэта вскрыв — скрыть». Автор существует на иных основаниях: «Дело актера — час. Ему нужно торопиться. А главное — пользоваться своим, чужим, — равно!».
В подтверждение своей мысли М.Цветаева приводит фразу:

«Люди театра не переносят моего чтения стихов. Не понимают они, коробейники строк и чувств, что дело актера и поэта — разные»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: