Форум В шутку и всерьёз

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Литература » Николай Васильевич Гоголь

Николай Васильевич Гоголь

Сообщений 1 страница 2 из 2

Поделиться12010-01-03 01:57:42

  • Автор: Atos
  • Администратор
  • Зарегистрирован: 2009-11-21
  • Сообщений: 43831
  • Уважение: [+902/-2]
  • Пол: Мужской
  • Последний визит:
    2020-02-26 01:45:55

Тайны Гоголя: почему великий писатель так и не женился. чего боялся и что скрывал

Еще при жизни его называли и монахом, и шутником, и мистиком, а в его творчестве переплелись фантастика и реальность, прекрасное и безобразное, трагичное и комическое. С жизнью и смертью Гоголя связано множество мифов.

1 апреля исполняется 200 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. В истории русской литературы трудно найти фигуру более загадочную. Гениальный художник слова оставил после себя десятки бессмертных произведений и столько же тайн, до сих пор неподвластных исследователям жизни и творчества писателя.
Еще при жизни его называли и монахом, и шутником, и мистиком, а в его творчестве переплелись фантастика и реальность, прекрасное и безобразное, трагичное и комическое.
С жизнью и смертью Гоголя связано множество мифов. Уже несколько поколений исследователей творчества писателя не могут прийти к однозначному ответу на вопросы: почему Гоголь не был женат, зачем он сжег второй том «Мертвых душ» и сжигал ли вообще и, конечно же, что погубило гениального писателя.

Рождение

Точная дата рождения писателя долгое время оставалась загадкой для его современников. Сначала говорилось, что Гоголь родился 19 марта 1809 года, затем 20 марта 1810 года. И только после его смерти из публикации метрики было установлено, что будущий писатель появился на свет 20 марта 1809 года, т.е. 1 апреля по новому стилю.
Гоголь родился в крае, овеянном легендами. Рядом с Васильевкой, где было имение его родителей, находилась известная ныне всему миру Диканька. В те времена в деревне показывали дуб, у которого проходили свидания Марии с Мазепой и сорочку казненного Кочубея.
Еще мальчиком отец Николая Васильевича ездил в храм в Харьковской губернии, где был чудесный образ Божьей матери. Однажды он увидел во сне Царицу Небесную, которая указала на дитя, сидевшее на полу у Ее ног: «… Вот твоя жена». Вскоре он узнал в семимесячной дочери соседей черты того ребенка, которого видел во сне. На протяжении тринадцати лет Василий Афанасьевич продолжал следить за своей суженой. После того, как видение повторилось, он попросил руки девушки. Через год молодые поженились.

Таинственный Карло

Через некоторое время в семье появился сын Николай, названный в честь Святителя Николая Мирликийского, перед чудотворной иконой которого Мария Ивановна Гоголь дала обет.
От матери Николай Васильевич унаследовал тонкую душевную организацию, склонность к богобоязненной религиозности и интерес к предчувствию. Отцу же его была присуща мнительность. Неудивительно, что Гоголя с детства увлекали тайны, вещие сны, роковые приметы, что позже проявилось на страницах его произведений.
Когда Гоголь учился в Полтавском училище, скоропостижно скончался его младший брат Иван, слабый здоровьем. Для Николая это потрясение было настолько сильным, что его пришлось забрать из училища и отправить в Нежинскую гимназию.
В гимназии Гоголь прославился как актер гимназического театре. По словам товарищей, он неустанно шутил, разыгрывал друзей, подмечая их смешные черты, совершал проделки, за которые его наказывали. При этом он оставался скрытным — о своих планах никому не рассказывал, за что получил прозвище Таинственный Карло по имени одного из героев романа Вальтера Скотта «Черный карлик».

Первая сожженная книга

В гимназии Гоголь мечтает о широкой общественной деятельности, которая позволила бы ему совершить нечто великое «для общего блага, для России». С этими широкими и смутными планами он приехал в Петербург и испытал первое тяжелое разочарование.
Гоголь публикует свое первое произведение – поэму в духе немецкой романтической школы «Ганс Кюхельгартен». Псевдоним В.Алов спас имя Гоголя от обрушившейся критики, но сам автор так тяжело воспринял провал, что скупил в магазинах все нераспроданные экземпляры книги и сжег их. Писатель до конца своей жизни так никому и не признался, что Алов — это его псевдоним.
Позднее Гоголь получил службу в одном из департаментов министерства внутренних дел. «Переписывая глупости господ-столоначальников», молодой канцелярист внимательно присматривался к жизни и быту своих коллег чиновников. Эти наблюдения пригодятся ему потом для создания знаменитых повестей «Нос», «Записки сумасшедшего» и «Шинель».

«Вечера на хуторе близ Диканьки», или детские воспоминания

После знакомства с Жуковским и Пушкиным вдохновленный Гоголь принимается писать одно из своих лучших произведений — «Вечера на хуторе близ Диканьки». Обе части «Вечеров» были изданы под псевдонимом пасечника Рудого Панька.
Некоторые эпизоды книги, в которой настоящая жизнь переплеталась с легендами, были навеяны детскими видениями Гоголя. Так, в повести «Майская ночь, или Утопленница» эпизод, когда мачеха, превратившаяся в черную кошку, пытается задушить дочку сотника, но в результате лишается лапы с железными когтями, напоминает реальную историю из жизни писателя.
Как-то родители оставили сына дома, а прочие домочадцы легли спать. Вдруг Никоша — так называли Гоголя в детстве — услышал мяуканье, а через мгновение увидел крадущуюся кошку. Ребенок был напуган до полусмерти, но у него хватило мужества схватить кошку и выбросить в пруд. «Мне казалось, что я утопил человека», — писал позже Гоголь.

Почему Гоголь не был женат?

Несмотря на успех своей второй книги, Гоголь все еще отказывался считать литературный труд своей главной задачей. Он преподавал в женском Патриотическом институте, где часто рассказывал юным барышням занимательные и поучительные истории. Слава о талантливом «преподавателе-рассказчике» даже дошла до Санкт-Петербургского университета, куда его пригласили читать лекции на кафедре всеобщей истории.
В личной жизни писателя все оставалось без перемен. Существует предположение, что Гоголь никогда не имел намерения жениться. Между тем многие современники писателя считали, что тот был влюблен в одну из первых придворных красавиц Александру Осиповну Смирнову-Россет и писал ей, даже когда она уехала с мужем из Петербурга.
Позднее Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской. С семьей Виельгорских писатель познакомился в Петербурге. Образованные и добрые люди сердечно приняли Гоголя и оценили его талант. Особенно подружился писатель с младшей дочерью Виельгорских Анной Михайловной.
В отношении графини Николай Васильевич мнил себя духовным наставником и учителем. Он давал ей советы, касающиеся русской литературы, стремился поддержать в ней интерес ко всему русскому. В свою очередь, Анна Михайловна всегда интересовалась здоровьем, литературными успехами Гоголя, чем поддерживала в нем надежду на взаимность.
По семейному преданию Виельгорских, Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне в конце 1840-х годов. «Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака», — сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими.
После неудачной попытки устроить свою семейную жизнь Гоголь писал Василию Андреевичу Жуковскому в 1848 году, что не должен, как ему кажется, связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной.

«Вий» — «народное предание», придуманное Гоголем

Увлечение историей Украины вдохновило Гоголя на создание повести «Тарас Бульба», вошедшей в сборник 1835 года «Миргород». Экземпляр “Миргорода” он передал министру народного просвещения Уварову для поднесения императору Николаю I.
В сборник вошло одно из самых мистических произведений Гоголя – повесть «Вий». В примечании к книге Гоголь написал, что повесть «есть народное предание», которое он передал именно так как слышал, ничего не изменив. Между тем, исследователями до сих пор не найдено ни одного произведения фольклора, которое точно напоминало бы «Вий».
Имя фантастического подземного духа — Вия — было придумано писателем в результате соединения имени властителя преисподней «железного Ния» (из украинской мифологии) и украинского слова «вия» — веко. Отсюда — длинные веки гоголевского персонажа.

Бегство

Встреча в 1831 году с Пушкиным имела для Гоголя судьбоносное значение. Александр Сергеевич не только поддерживал начинающего писателя в литературной среде Петербурга, но и подарил ему сюжеты «Ревизора» и «Мертвых душ».
Пьеса «Ревизор», впервые поставленная на сцене в мае 1836 года, была благосклонно принята самим государем-императором, который в обмен на экземпляр книги подарил Гоголю бриллиантовый перстень. Однако критики оказались не столь щедрыми на похвалы. Пережитое разочарование стало началом затяжной депрессии писателя, который в этом же году уехал за границу «размыкать тоску».
Впрочем, решение об отъезде трудно объяснить только реакцией на критику. Гоголь собрался в путешествие еще до премьеры «Ревизора». Он уехал за границу в июне 1836-го, исколесил чуть ли не всю Западную Европу, дольше всего пробыв в Италии. В 1839 году писатель возвращался на родину, но через год вновь объявил друзьям об отъезде и пообещал привезти в следующий раз первый том «Мертвых душ».
В один из майских дней 1840 года Гоголя провожали его друзья Аксаков, Погодин и Щепкин. Когда экипаж скрылся из виду, они заметили, что черные тучи заволокли половину неба. Внезапно сделалось темно, и друзьями овладели мрачные предчувствия о судьбе Гоголя. Как оказалось, не случайно…

Болезнь

В 1839 году в Риме Гоголь схватил сильнейшую болотную лихорадку (малярию). Ему чудом удалось избежать смерти, но тяжелая болезнь привела к прогрессирующему душевному и физическому расстройству здоровья. Как пишут некоторые исследователи жизни Гоголя, болезнь поразила мозг писателя. У него начали случаться припадки и обмороки, что характерно для малярийного энцефалита. Но самым страшным для Гоголя были видения, посещавшие его во время болезни.
Как писала сестра Гоголя Анна Васильевна, за границей писатель надеялся получить от кого-нибудь «благословение», и когда проповедник Иннокентий подарил ему образ Спасителя, то писатель воспринял его как знак свыше ехать в Иерусалим, к Гробу Господню.
Однако пребывание в Иерусалиме не принесло ожидаемого результата. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорил Гоголь. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».

В ночь на 12 февраля 1852 года

Лишь ненадолго болезнь отступила. Осенью 1850 года, оказавшись в Одессе, Гоголь почувствовал себя лучше, он вновь стал бодрым и веселым как и прежде. В Москве он прочитал отдельные главы второго тома «Мертвых душ» своим друзьям, и, видя всеобщее одобрение и восторг, начал работать с удвоенной энергией.
Однако, как только второй том «Мертвых душ» был дописан, Гоголь ощутил опустошенность. Все больше им стал овладевать «страх смерти», которым когда-то мучился его отец.
Тяжелое состояние усугубляли беседы с фанатичным священником — Матвеем Константиновским, который укорял Гоголя в его мнимой греховности, демонстрировал ужасы Страшного суда, мысли о которых мучили писателя с раннего детства. Духовник Гоголя потребовал отречься от Пушкина, перед талантом которого Николай Васильевич преклонялся.
В ночь на 12 февраля 1852 года произошло событие, обстоятельства которого до сих пор остаются загадкой для биографов. Николай Гоголь молился до трех часов, после чего взял портфель, извлек из него несколько бумаг, а остальное велел бросить в огонь. Перекрестившись, он вернулся в постель и неудержимо заплакал.
Считается, что в ту ночь он сжег именно второй том «Мертвых душ». Однако позже рукопись второго тома нашли среди его книг. А то, что было сожжено в камине, до сих неясно, пишет «Комсомольская правда».
После этой ночи Гоголь еще больше углубился в собственные страхи. Он страдал тафефобией — боязнью быть заживо похороненным. Этот страх был столь силен, что писатель неоднократно отдавал письменные поручения хоронить его только тогда, когда появятся явные признаки трупного разложения.
В то время врачи не могли распознать его психическое заболевание и лечили снадобьями, которые только ослабляли его. Если бы медики своевременно начали лечить его от депрессии, писатель прожил гораздо дольше (цитируя доцента Пермской медицинской академии М. И. Давидова, проанализировавшего сотни документов, изучая болезнь Гоголя).

Тайна черепа

Николай Васильевич Гоголь умер 21 февраля 1852 года. Его похоронили на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 монастырь и кладбище на его территории были закрыты. Когда останки Гоголя переносили на Новодевичье кладбище, обнаружили, что из гроба покойного украден череп.
По версии профессора Литературного института, писателя В.Г.Лидина, присутствовавшего на вскрытии могилы, череп Гоголя был извлечен из могилы в 1909 году. В том году меценат и основатель театрального музея Алексей Бахрушин подговорил монахов добыть для него череп Гоголя. «В Бахрушинском театральном музее в Москве имеются три неизвестно кому принадлежащие черепа: один из них, по предположению, — череп артиста Щепкина, другой — Гоголя, о третьем — ничего не известно», — писал Лидин в своих воспоминаниях «Перенесение праха Гоголя».
Слухи об украденной голове писателя позднее мог использовать Михаил Булгаков, большой почитатель таланта Гоголя, в своем романе «Мастер и Маргарита». В книге он написал об украденной из гроба голове председателя правления МАССОЛИТа, отрезанной трамвайными колесами на Патриарших прудах.

Как относмтесь к творчеству Н.В.Гоголя? Что нравится? Почему?

Личности 14/2008

НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОГОЛЬ: СТРУНА, ЗВЕНЯЩАЯ В ТУМАНЕ

Можно также допустить, что Николай Васильевич стеснялся своей внешности и оттого не верил, что его можно полюбить. Длинный нос, тонкие губы, некрасивая фигура – округлый животик при общей худосочности. Но много ли мы знаем мужчин, для которых некрасивая внешность стала препятствием к покорению женских сердец.

Он был невероятно скрытен. Ближайший его друг Иван Аксаков писал: «Гоголя, как человека, знали весьма немногие. Даже с друзьями своими он не был вполне откровенен. Он не любил говорить ни о своем нравственном настроении, ни о своих житейских обстоятельствах, ни о том, что он пишет, ни о своих делах семейных. Николай Васильевич Гоголь родился 1 апреля (по старому стилю – 20 марта) 1809 года. Дата, впрочем, является спорной: сам Гоголь праздновал свой день рождения 19 марта. Родители его, «старосветские помещики», были по-своему замечательными личностями.

Отец – Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский – человек недюжинный, с детства сочинявший стихи, получил семинарское образование. Дослужившись до чина коллежского асессора, оставил службу и поселился в родовом имении – селе Васильевке (иначе – Яновщине) Миргородского уезда Полтавской губернии. От природы Василий Гоголь-Яновский был человеком одаренным и для своего круга изрядно образованным, к тому же не лишенным известной доли романтизма. Так, он утверждал, что его женитьбе предшествовал вещий сон, в котором ему будто бы явилась Богородица и указала на младенца-девочку. Черты младенца из этого сна 28-летний Василий Афанасьевич угадал в 14-летней небогатой дворяночке Марии Ивановне Котяровской, на которой он вскорости женился. Два старших ребенка четы Гоголей-Яновских умерли в младенчестве. Третьим родился Николай. Затем – Иван… Всего у супругов родилось 12 детей – 6 сыновей и столько же дочерей, но до взрослых лет дожил лишь сын Никоша и меньшие три дочери. Мария Ивановна была полностью погружена в воспитание детей, из которых всегда выделяла старшего, мальчика хилого, болезненного, наделенного мучительно острым воображением.

Как многие впечатлительные дети, слышал он на грани сна таинственные голоса, звавшие его по имени. Это волновало и влекло. В 1819 году десятилетнего Никошу отвезли учиться: сначала в Полтаву, в уездное училище, затем в гимназию «высших наук» в Нежин. Учился он неплохо, хотя и неровно, а жизнь в гимназии была веселой и разнообразной. Уже тогда начал он писать стихи и долго еще мнил себя именно поэтом. Кумиром Никоши был Пушкин, чьи произведения он усердно переписывал в тетрадь. Однокашники довольно единодушно вспоминали Гоголя-гимназиста как мальчика несколько болезненного, не слишком опрятного и склонного к шалостям. Сам же он страдал от высокомерия и насмешек детей из «аристократических» семей и держал себя среди них «демократом».

И – характерная черта! – водил дружбу со слугами, любил ходить на базар в предместье, беседовать с окрестными крестьянами. В августе 1829 года, набрав денег взаймы и заложив свою часть имения, 20-летний Николай отправился в свой первый – двухмесячный – заграничный вояж, посетив немецкие города Любек, Травемюнд и Гамбург. По возвращении юноше «улыбнулось счастье». Он получил место в департаменте внутренних дел: мелкую канцелярскую работу, утомительную и скучную.

Год этой «ничтожной», по словам Гоголя, службы вкупе с промозглым петербургским климатом обернулся потерей здоровья и беспробудной тоской. Но впечатления от его департаментской службы дали нам «Записки сумасшедшего», «Невский проспект» и «Шинель». Была в личности Гоголя эта удивительная двойственность. Для знавших его, кажется, не было веселее человека. Он любил всяческие розыгрыши и мистификации. Мог перед попутчиком по почтовой карете прикинуться «простачком, круглым сиротой и рассказать о себе преплачевную историю». Был он прекрасным рассказчиком, не раз заставлявшим слушателей умирать со смеху. Даже над блюдом, неряшливо приготовленным на постоялом дворе, мог к удовольствию окружающих разыграть целую комедию. Но за внешней веселостью скрывалась тяжко больная душа, раздираемая муками и жуткими фантазиями. Об отношении Гоголя к женщинам много написано вздора. Вплоть до того, что он болезненно сторонился всякого общения с прекрасным полом. Это неправда уже потому, что с женщинами он приятельствовал и даже дружил. Однако великий писатель никогда не был женат. Это факт. Было ли его безбрачие фобией, то есть болезненной боязнью брака и сопровождающей его физической близости?

Допустим, что так. Можно также допустить, что Николай Васильевич стеснялся своей внешности и оттого не верил, что его можно полюбить. Длинный нос, тонкие губы, некрасивая фигура – округлый животик при общей худосочности. Но много ли мы знаем мужчин, для которых некрасивая внешность стала препятствием к покорению женских сердец (взять, к примеру, хоть Пушкина)? В 1842 году вышли в свет «Мертвые души», имевшие колоссальный успех, а также первое собрание сочинений 33-летнего Гоголя. …Николай Васильевич Гоголь скончался 4 марта 1852 года в Москве. Последние его слова были: «Лестницу! Поскорее давай лестницу!» Присутствующие решили, что Гоголь хочет встать с постели. И здесь он был не понят! Предсмертное видение было связано с библейским сюжетом: лестница Иакова, ведущая с земли на Небо.

Почему Гоголь не был женат

О личной жизни Гоголя рассказывают самые странные небылицы. Даже в литературоведении сложилось убеждение, будто Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской, пытался сделать ей предложение, но, как сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими, «переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака»…

Еще в апреле 1840 года Гоголь писал Николаю Белозерскому, черниговскому помещику, с которым был знаком с нежинской поры: «Я же теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской». А в феврале 1842 года признавался поэту Николаю Языкову: «Я чувствую, что разорвались последние узы, связывавшие меня со светом. Мне нужно уединение, решительное уединение. Я не рожден для треволнений и чувствую с каждым днем и часом, что нет выше удела на свете, как звание монаха». Эти слова могут служить ответом на вопрос, поставленный Гоголем спустя три года в названии статьи «Чей удел на земле выше», вошедшей в книгу «Выбранные места из переписки с друзьями».

Последнее десятилетие жизни Гоголя проходит под знаком все усиливающейся тяги к иночеству. Не давая монашеских обетов целомудрия, нестяжания и послушания, он воплощал их в своем образе жизни. Гоголь не имел собственного дома и жил у друзей — сегодня у одного, завтра у другого. Свою долю имения он отказал в пользу матери и остался нищим, — помогая при этом бедным студентам из средств, получаемых за издание своих сочинений. После смерти Гоголя все личное имущество его состояло из нескольких десятков рублей серебром, книг и старых вещей, — а между тем созданный им фонд «на вспоможение бедным молодым людям, занимающимся наукою и искусством», составлял более двух с половиной тысяч рублей.

О его церковном отношении к послушанию говорит тот поразительный факт, что он по совету своего духовного отца сжег главы незаконченного труда и фактически отказался от художественного творчества. О том, насколько труден этот шаг был для Гоголя, можно судить по его признанию в «Авторской исповеди»: «Мне, верно, потяжелей, чем кому-либо другому, отказаться от писательства, когда это составляло единственный предмет всех моих помышлений, когда я все прочее оставил, все лучшие приманки жизни, и, как монах, разорвал связи со всем тем, что мило человеку на земле, затем чтобы ни о чем другом не помышлять, кроме труда своего».

Гоголь, по-видимому, никогда не имел намерения жениться. Современники не оставили никаких свидетельств о его близких отношениях с какой-либо женщиной. В письме к Василию Андреевичу Жуковскому от 10 января (н. ст.) 1848 года, излагая свои воззрения на искусство, он говорит, что не должен, как ему кажется, он связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной. Живописцу Александру Иванову Гоголь также замечал, что для него едва ли позволительны мечты о женитьбе. «Вы нищий, — говорил он ему, — и не иметь вам так же угла, где приклонить главу, как не имел его и Тот, Которого пришествие дерзаете вы изобразить кистью! А потому евангелист прав, сказавши, что иные уже не свяжутся никогда никакими земными узами» (из письма от 24 июля (н.ст.) 1847 года).

В литературоведении, однако, сложилось убеждение, что Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской (в замужестве княгиней Шаховской) и даже пытался сделать ей предложение. В новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими этот эпизод освещается следующим образом: «По семейному преданию Виельгорских, в конце 1840-х годов Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне. Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака».

В биографическом словаре «Русские писатели» об этом сказано более подробно: «Весной 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь — делает предложение А.М.Виельгорской, но получает отказ. Было ли причиной отсутствие ответного чувства или же сопротивление знатных родителей (ее мать — урожденная принцесса Бирон), но факт тот, что отказ глубоко ранил Гоголя. С чувством уязвленной гордости и горького смирения пишет он Виельгорской, что должен был лучше узнать свою роль: «Чем-нибудь да должен же я быть относительно вас: Бог не даром сталкивает так чудно людей. Может быть, я должен быть не что другое в отношении (вас), как верный пес, обязанный беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего».

Несмотря на то, что авторы процитированных строк (в первом случае это Мария Виролайнен, во втором — Юрий Манн), по-разному датируют сватовство Гоголя, их суждения основываются на одном и том же источнике — разысканиях Владимира Шенрока, посвятившего отношениям Гоголя с Виельгорскими специальную работу. На основании переписки Гоголя с графиней Анной Михайловной и некоторых устных свидетельств биограф пришел к заключению, что Гоголь сделал предложение, вероятно, в 1848 году, когда после возвращения из Иерусалима ездил на короткое время в Петербург.

Позднее, в четвертом томе своих «Материалов для биографии Гоголя» Шенрок относит сватовство писателя предположительно к 1850 году (оговаривая, что это не больше, как предположение), когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими. Обоснование самого факта сватовства осталось прежним. Каково же это обоснование?

Известно, что графиня Анна Михайловна Виельгорская была одной из постоянных корреспонденток Гоголя, в отношении которой он мыслил себя духовным наставником и учителем, стремясь поддерживать в ней интерес к России и всему русскому. «Тут-то, — пишет Шенрок, — по-видимому, и явилось у Гоголя желание видеть Анну Михайловну своей женой. Давая ей советы и наставления, касающиеся русской литературы, он начинает в то же время затрагивать вопросы, относящиеся к разным сторонам жизни. Он советует ей не танцевать, не вести праздных разговоров, откровенно высказывает ей, что она нехороша собой, что ей не следует искать избранника в большом свете посреди пустоты В свою очередь, исполненные задушевного участия расспросы Анны Михайловны о здоровье Гоголя, об успехе его литературных занятий поддерживали в нем надежду на взаимность. Одним словом, отношения ее к Гоголю незаметно перешли за черту обыкновенной дружбы и сделались чрезвычайно интимными (? — В.В.). Но здесь-то началась фальшь их положения. Виельгорские, как большинство людей титулованных и принадлежащих высшему кругу, никогда не могли бы допустить мысли о родстве с человеком, так далеко отстоявшим от них по рождению. Анна Михайловна, конечно, не думала о возможности связать свою судьбу с Гоголем. Оказалось, что Виельгорские, при всем расположении к Гоголю, не только были поражены его предложением, но даже не могли объяснить себе, как могла явиться такая странная мысль у человека с таким необыкновенным умом».

«Впрочем, — замечает биограф, — мы должны сделать оговорку: собственно говоря, Гоголь только обратился с запросом к графине через Алексея Владимировича Веневитинова, женатого на старшей дочери Виельгорских, Аполлинарии Михайловне. Зная взгляды своих родственников, Веневитинов понял, что предложение не может иметь успеха, и напрямик сказал о том Гоголю».

В свое время профессор Александр Иванович Кирпичников высказал сомнение в сватовстве Гоголя, отмечая противоречия в построениях Шенрока: если Гоголь делал предложение в 1848 году, то все «интимности», отмеченные биографом в переписке молодой графини с Гоголем, являются после предполагаемого сватовства и отказа; если же оно произошло в 1850 году, то нельзя признать крайне странным сватовство Гоголя через посредников на девушке, которую он не видел полтора года.

Да и сам Шенрок, вероятно, чувствуя неубедительность своих умозаключений и колеблясь в выборе даты — к какому году следует отнести предложение Гоголя, замечает, что «воспоминание о нем сохранилось в семейных преданиях родственников Анны Михайловны, а из переписки о существовании его можно догадываться только по единственному письму…»

Письмо Гоголя, о котором идет речь, не датировано и начинается словами: «Мне казалось необходимым написать вам хотя часть моей исповеди». Шенрок полагает, что оно было написано после получения Гоголем отказа по поводу сделанного им графине Анне Михайловне предложения и склонен приурочивать его к 1850 году, когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими.

Комментаторы Академического издания, вслед за Шенроком, датируют это письмо 1850 годом, весной (Гоголь предлагает графине с семьей пожить в их подмосковной деревне). Свою схему выстраивает Игорь Золотусский, относя вышеуказанное письмо к 1849 году, что совершенно справедливо. Датировать его следует, по всей видимости, маем 1849 года. Прямая ссылка на него есть в письме Гоголя к графине Анне Михайловне от 3 июня 1849 года: «Вот отчего мне казалось, что жизнь в деревне могла бы больше доставить пищи душе вашей, нежели на даче». Золотусский называет слухами и легендой устные сообщения Веневитиновых о сватовстве и основывает его единственно на майском письме Гоголя к графине. При этом он, как Шенрок и другие, не берет в расчет внутреннего, почти монашеского устроения Гоголя.

Между тем при внимательном прочтении этого письма нельзя найти никаких указаний на сватовство Гоголя. Речь идет в нем о неких «недоразумениях», рожденных на определенной почве. Можно предположить, что Гоголь на мгновение утратил свой обычный строгий контроль над собой. Незадолго до этого он признавался графине Анне Михайловне: «Наконец, я испытал в это время, как не проходит нам никогда безнаказанно, если мы хотя на миг отводим глаза свои от Того, к Которому ежеминутно должны быть приподняты наши взоры, и увлечемся хотя на миг какими-нибудь желаньями земными наместо небесных. Но Бог был милостив и спас меня, как спасал уже не один раз» (из письма от 30 марта 1849 года).

Не следует преувеличивать полушуточных любезностей Гоголя о «верном псе, обязанном беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего». Это никак не похоже на любовное признание. Хотя исследователи на подобные слова и опираются в своих заключениях. В том же письме Гоголь настойчиво возвращает себя на уровень прежнего наставника графини, приглашая ее пожить в деревне и заботиться там о крестьянах, «а не о себе». Тем более, что после этих недоразумений переписка Гоголя с Виельгорскими не прервалась.

Меньше всего мы можем доверять как документу неким семейным преданиям. Как заметил еще протопресвитер Василий Зеньковский в своей книге о Гоголе, «рассказ Шенрока слишком неопределенен, чтобы на него можно серьезно опираться». Высказывание графа Владимира Александровича Соллогуба, женатого на второй дочери Виельгорских, Софье Михайловне, что Анна Михайловна — «кажется, единственная женщина, в которую влюблен был Гоголь», на которое обычно ссылаются, также не содержит в себе никаких свидетельств о сватовстве Гоголя.

Обратим внимание на мнение родных Гоголя по этому поводу. В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге хранятся письма Анны Васильевны Гоголь, сестры писателя, к Антонине Михайловне Черницкой, автору статей о Гоголе, в том числе об отношении его к матери. Из этих писем видно, что в семье Гоголя отвергали саму возможность подобного сватовства. «Меня очень огорчил Шенрок, — говорит, в частности, Анна Васильевна, — хотя еще не читала его статьи, но из его писем узнала, и писала ему, что это сватовство невероятно! Возвратясь из Иерусалима, он не в таком был настроении, говорил, что желает пожить с нами в деревне, хозяйничать, построить домик, где бы у каждого была своя комната Мне кажется, он не думал о женитьбе, всегда говорил, что он не способен к семейной жизни! Я написала Шенроку об этом».

В другом письме к тому же адресату Анна Васильевна сообщает, что Николай Васильевич Берг (поэт-переводчик и историк, автор воспоминаний о Гоголе) предлагал Шенроку написать статью «Сватовство Гоголя» (вероятно, для редактировавшейся им газеты «Варшавский Дневник»). «Я в негодовании, — пишет она, — как ему могут это предлагать! Берется писать его биографию и совсем его не знает».

Итак, нельзя не признать, что вопрос о сватовстве Гоголя к графине Анне Михайловне Виельгорской не имеет сколько-нибудь серьезного научного обоснования. В этой связи вспомним слова о Гоголе, сказанные его старшим другом Жуковским: «Настоящим его призванием было монашество. Я уверен, что если бы он не начал свои «Мертвые Души», которых окончание лежало на его совести и все ему не давалось, то он давно бы стал монахом и был бы успокоен совершенно, вступив в ту атмосферу, в которой душа его дышала бы легко и свободно».

Мистика Гоголя. Был ли великий писатель похоронен заживо?

Наверное, нет более загадочного и мистического писателя, как Николай Васильевич Гоголь. Перечитывая его биографию, многие задаются вопросами. Отчего Гоголь никогда не был женат? Почему у него никогда не было собственного дома? Зачем он сжег второй том «Мертвых душ»? И, конечно, самая большая загадка – это тайна его болезни и смерти.

Жизнь Гоголя – сплошная пытка, самая страшная часть которой, протекавшая в плане мистическом, находится вне нашего зрения. Человек, родившийся с чувством космического ужаса, видевший вполне реально вмешательство демонических сил в жизнь человека, боровшийся с дьяволом до последнего дыхания, — этот же человек «сгорал» страстной жаждой совершенства и неутомимой тоской по Богу.

Великий украинский и русский писатель, Гоголь, как никто другой имел чувство магизма, передавая в своем творчестве действия темных, злых магических сил. Но мистика Гоголя присуща не только его произведениям, но и его жизни, начиная с момента рождения.

Через некоторое время после женитьбы, в семье появился сын Николай, названный в честь Святителя Николая Мирликийского, перед чудотворной иконой которого Мария Ивановна Гоголь дала обет. Николай рос в богобоязненной религиозной семье, и его мать с малых лет постоянно водила в церковь. С другой стороны, он был окружен украинской культурой, богатой на легенды, поверья о потусторонних демонических силах. К тому же рос он очень болезненным мальчиком, и вплоть до гимназии с ним часто случались непонятные нервные припадки.

По окончанию гимназии, Николай Гоголь, переехав в Санкт-Петербург, начинает свою творчество с мистических рассказов, принесших ему огромную популярность. Все сюжеты, по его признанию, он брал из народного творчества. Его персонажи — Вий, Черт, Ведьма – настолько органичны в его произведениях, как будто они существовали на самом деле, мистика Гоголя буквально пронизывает их.

Но все же главной книгой своей жизни, Гоголь считал «Мертвые души». Он смотрел на это произведение, как на что-то, что лежало вне его власти, где он должен был раскрыть тайны, ему завещанные. – «Когда я пишу, глаза мои раскрываются неестественною ясностью. А если я прочитаю написанное еще не оконченным кому бы то ни было, ясность уходит с глаз моих. Я это испытывал много раз. Я уверен, когда сослужу свою службу и окончу, на что я призван, то умру. А если выпущу на свет несозревшее или поделюсь малым, мною совершаемым, то умру раньше, нежели выполню, на что я призван в свет» — говорил он друзьям.

В ночь на 12 февраля 1852 года произошло событие, обстоятельства которого до сих пор остаются загадкой для биографов. Николай Гоголь молился до трех часов, после чего взял портфель, извлек из него несколько бумаг, а остальное велел бросить в огонь. Перекрестившись, он вернулся в постель и неудержимо заплакал.

Считается, что в ту ночь он сжег именно второй том «Мертвых душ». Однако позже рукопись второго тома нашли среди его книг. А то, что было сожжено в камине, до сих пор неясно.

После этой ночи Гоголь еще больше углубился в собственные страхи. Он страдал тафефобией — боязнью быть заживо похороненным. Этот страх был столь силен, что писатель неоднократно отдавал письменные поручения хоронить его только тогда, когда появятся явные признаки трупного разложения.

Н. В. Гоголь умер 21 февраля 1852 года в Москве, похоронили его на кладбище Свято-Данилова монастыря. В 1931 году, после закрытия монастыря и кладбища, останки Николая Гоголя перенесли на кладбище Новодевичьего монастыря. Вот тогда же и было обнаружено, что из гроба покойного украден череп. Как утверждают многие свидетели, сам скелет покойного был перевернут, так что есть основания предполагать, что опасения Николая Васильевича быть похороненным заживо были не напрасными.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: