Быков борис пастернак

Эта книга — о жизни, творчестве — и чудотворстве — одного из крупнейших русских поэтов XX пека Бориса Пастернака; объяснение в любви к герою и миру его поэзии. Автор не прослеживает скрупулезно изо дня в день путь своего героя, он пытается восстановить для себя и читателя внутреннюю жизнь Бориса Пастернака, столь насыщенную и трагедиями, и счастьем.

Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни Пастернака, социально-историческим катастрофам, которые сопровождали его на всем пути, тем творческим связям и влияниям, явным и сокровенным, без которых немыслимо бытование всякого талантливого человека. В книге дается новая трактовка легендарного романа «Доктор Живаго», сыгравшего столь роковую роль в жизни его создателя.

Дмитрий Быков. Борис Пастернак

  • М.: Молодая гвардия, 2005
  • Серия «Жизнь замечательных людей»
  • Переплет, 896 с.
  • ISBN 5-235-02791-4
  • Тираж: 5000 экз.
  • Купить электронную книгу на Литресе

В серии «Жизнь замечательных людей» было несколько книг, удостоившихся в свое время особенного внимания читателей. Можно вспомнить жизнеописание Чаадаева, блестяще сделанное А. Лебедевым, книгу Н. Эйдельмана о Лунине, в своем роде знаменитой оказалась антисемитская книга Д. Жукова об А. К. Толстом… Но эти и еще некоторые произведения, заставившие говорить и спорить заинтересованного читателя, никогда бы не удостоились наименования «национального бестселлера» — то были книжки не для всех, а для особо понятливых и пытливых, «взыскующих истины», кои составляют во всякое время и во всяком обществе весьма тонкий слой. В прежние авторитарные и партократические времена для определения «бестселлера» собрали бы сведения в библиотеках о наиболее спрашиваемых книгах, в магазинах — о наиболее продаваемых и, скорее всего, наврали бы об итоговых результатах, но, по крайней мере, назначенную в бестселлеры книгу обставили бы подобием искания общественного мнения. Сейчас время простых и прямых решений — собирается компания «своих» и назначает: в этот раз национальным бестселлером считать книгу Д. Быкова «Борис Пастернак».

Еще о прежних временах: тогдашняя весьма жесткая регламентация всего и вся устанавливала, в частности, жанровые пределы книг серии «Жизнь замечательных людей». Образованности Александра Лебедева вполне хватало бы, чтобы, например, написать обстоятельную монографию о философии Чаадаева, но он сделал то, что полагалось в этой серии, — жизнеописание философа (с ударением на первом слове). Для обстоятельных монографий о жизни и творчестве существовали совсем иные издательства и серии.

Да, вот еще что: помнится, прежде ценились в этой серии не побывавшие в общем обиходе архивные материалы, в поиск за которыми отправлялись по архивохранилищам И. Золотусский, работавший над книгой о Гоголе, или А. Турков для книги о Блоке. Нынче этого в ЖЗЛ не требуется: зачем, коли и без того можно наговорить 900 страниц книжного текста.

Нынче изменилось не просто время — сменились значения и смыслы. То, что прежде назвали бы бестселлером, — теперь просто книжка, пришедшаяся по нраву некоторому количеству людей; то, что раньше именовали (впрочем, на авантитуле пишут и сейчас) «Серия биографий», — нынче являет собой обстоятельное исследование жизни и творчества писателя с тщательным (и интересным, культурным) анализом едва ли не всего, им написанного во всех жанрах. Для биографии писателя здесь избыточно объемный и скрупулезный филологический анализ всего его творчества; для научной монографии «Жизнь и творчество…» здесь не хватает не просто аппарата в виде ссылок на параллельную научную литературу, — здесь отсутствует просто-напросто учет того, что еще дельного написано об интерпретируемых текстах (надо сказать, что те несколько исследований о творчестве Пастернака, которые Д. Быков считает достойными его внимания, он добросовестно упоминает на всем протяжении своей книги).

Получилась такая вот современная внежанровая (внесерийная) книга о Пастернаке.

На мой взгляд, самой симпатичной современной чертой этой книги является отсутствие апологетики в интерпретации творчества писателя, что было как раз одним из непременных императивов серии ЖЗЛ прежних времен. На протяжении всей книги Д. Быков то и дело спокойно отмечает «худшие» стихи поэта, «невнятный язык» или «напыщенные строки в худшем пастернаковском духе».

Иное дело с биографией: все-таки срабатывает традиционная установка на жизнеописание «замечательного человека». Как бы ни отталкивался Д. Быков от апологетического «подхода к биографическим сочинениям», все равно получается: «Таким же чудом гармонии, как и сочинения Пастернака, была его биография…» На девятистах страницах книги эта мысль о самоощущении Пастернаком своей жизни как счастливой гармонии варьируется не единожды, но ни разу не подвергается автором рефлексии: за счет чего и, главное, кого это состояние счастливой гармонии достигалось? И подчеркнутая Д. Быковым тоже неоднократно гордость Пастернака за «неучастие» в собственной биографии и вообще его «невмешательство в высшую волю» преподносятся как безусловное мужество поэта, — будто ему на жизненном пути не приходилось выбирать, то есть проявлять личную волю, а в уклонении от выбора будто бы он не наносил ран, — не себе, а, главное, ближним. Поскольку эта тема настойчиво пропагандируется Д. Быковым, позволю себе сказать так: в этой книге Пастернак показан человеком, которому совершенно не в чем повиниться ни перед людьми, ни перед Богом. Но такое самосознание противоречит истинно христианскому.

Однако не противоречит задаче серии «Жизнь замечательных людей»!

Борис Пастернак Текст

Те, кто искали эту книгу – читают

  • Объем: 1260 стр.
  • Жанр:б иографии и мемуары
  • Тег:н ациональный бестселлерРедактировать

Эта книга – о жизни, творчестве – и чудотворстве – одного из крупнейших русских поэтов XX века Бориса Пастернака; объяснение в любви к герою и миру его поэзии. Автор не прослеживает скрупулезно изо дня в день путь своего героя, он пытается восстановить для себя и читателя внутреннюю жизнь Бориса Пастернака, столь насыщенную и трагедиями, и счастьем.

Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни Пастернака, социально-историческим катастрофам, которые сопровождали его на всем пути, тем творческим связям и влияниям, явным и сокровенным, без которых немыслимо бытование всякого талантливого человека. В книге дается новая трактовка легендарного романа «Доктор Живаго», сыгравшего столь роковую роль в жизни его создателя.

  • Возрастное ограничение: 0+
  • Дата выхода на ЛитРес: 17 января 2009
  • Дата написания: 2003-2004
  • Объем: 1260 стр.
  • ISBN: 978-5-235-02977-4
  • Правообладатель: Молодая гвардия
  • Оглавление

Книга большая, тяжелая (а Большие книги легкими не бывают)) ) – это «Борис Пастернак» Дмитрия Быкова. Сразу скажу, что мнение об авторе поменялось если не диаметрально, то в сторону со знаком «плюс» несомненно. До этой книги читал его стихи (из серии «Гражданин поэт»), но они меня не взволновали и оставили ощущение того, как если бы Маяковский неожиданно из 20-х годов попал в нулевые и далее: писать могу и хочу, но меня этот процесс не очень радует, не напрягая творчески. Не состоялась моя встреча с гражданской позицией, что тут скажешь.

И вдруг, как с Божьей ладони роса, мне в открытые ожиданием чуда руки упала нечаянная радость – эта книга. Марина Юдина говорила, что если бы Пастернак ничего, кроме «Рождественской звезды», не создал, – ему было бы обеспечено бессмертие на земле и на небе, то и о Дмитрии Быкове можно сказать, что он написал свою главную книгу. Говорить о ней и устраивать подробный анализ созданного так же тяжело, как и оценивать с одной точки зрения жизнь отдельно взятого человека – не знаешь и не можешь знать всех его глубин. В этой книге все, что имеет отношение к любви одного человека к другому: восхищение и недоумение от поступков, радость от познания его величины и огорчение от проступков, которые, казалось, с широтой его никак несовместимы. Если ты к человеку равнодушен, то разговор о нем у тебя не получится, как не старайся вызвать подобие чувств.

Где-то возникало и непонимание Пастернака, и восторг от его слов и поступков… Было все – улыбки, слезы, негодование. Не было одного – равнодушия. А с последней страницей пришло чувство немного грустного опустошения, какое бывает после былой любви или дружбы, после завершения трудной, но плодотворной работы, принесшей тебе радость своим процессом. Для меня это означает только одно – книга Большая и своим появлением она показала, что есть те высоты, к которым литература и должна идти, а после появления таких книг будешь ждать и надеяться, что и о других гениях ушедшей эпохи кто-то скажет такое же живое и доброе слово.

Осталось еще и ощущение сопричастности чуду, когда слова «Человек» и «Радость жизни» были тождественны друг другу и воплощены в одном лице, и этот человек жил не так давно, он был современником многих, еще живущих на этом свете. Имя ему Борис Леонидович Пастернак. Завершая свой земной путь, «в одиннадцать вечера он сказал жене:

Я думаю, что в этих двух простых словах заключалась его счастливая судьба, итог которой может быть одним из образцов для истинного христианина – просьба ко всему миру о прощении и высказанная не один раз радость от сопричастности с земной жизнью и от грядущей встречи с теми мирами, в которых он обитал, поднимаясь над дарованным ему веком. Спасибо…

Борис Пастернак и Дмитрий Быков

«Книга есть кубический кусок горячей дымящейся совести — и больше ничего»(Борис Пастернак)

«Ни один русский поэт с пушкинских времен (кроме разве Фета — но где Фету до пастернаковских экстазов!) не излучал такой простодушной и чистой радости. (Дмитрий Быков)

Стихи Б. Пастернака:

Мне радостно в свете неярком,

Чуть падающим на кровать

Себя и свой жребий подарком

Бесценным твоим сознавать.

Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колес,

Перенестись туда, где ливень

Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,

С деревьев тысячи грачей

Сорвутся в лужи и обрушат

Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,

И ветер криками изрыт,

И чем случайней, тем вернее

Слагаются стихи навзрыд.

«Нобелевская премия»

Я пропал, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мною шум погони

Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда.

Ели сваленной бревно

Путь отрезан отовсюду,

Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость,

Я, убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,

Верю я, придет пора,

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

«Август»

Как обещало, не обманывая,

Проникло солнце утром рано

Косою полосой шафрановою

От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою

Соседний лес, дома поселка,

Мою постель, подушку мокрую

И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу

Слегка увлажнена подушка.

Мне снилось, что ко мне на проводы

Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,

Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня

Шестое августа по старому,

Обыкновенно свет без пламени

Исходит в этот день с Фавора,

И осень, ясная как знаменье,

К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,

Нагой, трепещущий ольшаник

В имбмрно-красный лес кладбищенский,

Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами

Соседствовало небо важно,

И голосами петушиными

Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею

Стояла смерть среди погоста,

Смотря в лицо мое умершее,

Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически

Спокойный голос чей-то рядом.

То прежний голос мой провидческий

Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь Преображенская

И золото второго Спаса,

Смягчи последней лаской женскою

Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.

Простимся, бездне унижений

Бросающая вызов женщина!

Я — поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,

Полета вольное упорство,

И образ мира, в слове явленный,

И творчество, и чудотворство».

(умер Б. Пастернак 30 мая 1960 г.)

Между этими датами большая творческая жизнь (1912-1960). В 2007 году вышла книга Дмитрия Быкова «Борис Пастернак», в которой он с искренней симпатией к главному герою рассказал нам подробно и о творчестве, и о быте, о женщинах его и о любви. Быков за этот роман, я запамятовала, получил или Буккеровскую премию, или премию «Большая книга» (поправьте, пожалуйста)

Я очень люблю поэзию Пастернака , люблю его роман «Доктор Живаго». Почитайте, если не читали . Хороший сборник стихотворений выпустила «русская книга» в 1993 г. «Вальс с чертовщиной»

  • Метки: Борис Пастернак, Дмитрий Быков, русские поэты

2 комментария к “Борис Пастернак и Дмитрий Быков”

Дмитрий Быков
2006 — премия «Национальный бестселлер» за книгу «Борис Пастернак»
2006 — премия «Большая книга» за книгу «Борис Пастернак»

Лариса, вот когда посожалею,
Что я не смерть и ноль в сравненьи с ней.
Я б разузнал, чем держится без клею
Живая повесть на обрывках дней.
Как я присматривался к матерьялам!
Bалились зимы кучей, шли дожди,
Запахивались вьюги одеялом
С грудными городами на груди.
Мелькали пешеходы в непогоду,
Ползли возы за первый поворот,
Года по горло погружались в воду,
Потоки новых запружали брод.
А в перегонном кубе все упрямей
Варилась жизнь, и шла постройка гнезд.
Работы оцепляли фонарями
При свете слова, разума и звезд.
Осмотришься, какой из нас не свалян
Из хлопьев и из недомолвок мглы?
Нас воспитала красота развалин,
Лишь ты превыше всякой похвалы.
Лишь ты, на славу сбитая боями,
Bся сжатым залпом прелести рвалась.
Не ведай жизнь, что значит обаянье,
Ты ей прямой ответ не в бровь, а в глаз.
Ты точно бурей грации дымилась.
Чуть побывав в ее живом огне,
Посредственность впадала вмиг в немилость,
Несовершенство навлекало гнев.
Бреди же в глубь преданья, героиня.
Нет, этот путь не утомит ступни.
Ширяй, как высь, над мыслями моими:
Им хорошо в твоей большой тени.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: