Бруклинский мост — В

«Бруклинский мост» Владимир Маяковский
Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
От похвал
красней,
как флага нашего материйка,
хоть вы
и разъюнайтед стетс
оф
Америка.
Как в церковь
идет
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост, —
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бруклинский мост.
Как в город
в сломанный
прет победитель
на пушках — жерлом
жирафу под рост —
так, пьяный славой,
так жить в аппетите,
влезаю,
гордый,
на Бруклинский мост.
Как глупый художник
в мадонну музея
вонзает глаз свой,
влюблен и остр,
так я,
с поднебесья,
в звезды усеян,
смотрю
на Нью-Йорк
сквозь Бруклинский мост
Нью-Йорк
до вечера тяжек
и душен,
забыл,
что тяжко ему
и высоко,
и только одни
домовьи души
встают
в прозрачном свечении окон.
Здесь
еле зудит
элевейтеров зуд.
И только
по этому
тихому зуду
поймешь —
поезда
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.
Когда ж,
казалось, с под речки начатой
развозит
с фабрики
сахар лавочник, —
то
под мостом проходящие мачты
размером
не больше размеров булавочных.
Я горд
вот этой
стальною милей,
живьем в ней
мои видения встали —
борьба
за конструкции
вместо стилей,
расчет суровый
гаек
и стали.
Если
придет
окончание света —
планету
хаос
разделает влоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост,
то,
как из косточек,
тоньше иголок,
тучнеют
в музеях стоящие
ящеры,
так
с этим мостом
столетий геолог
сумел
воссоздать бы
дни настоящие.
Он скажет:
— Вот эта
стальная лапа
соединяла
моря и прерии,
отсюда
Европа
рвалась на Запад,
пустив
по ветру
индейские перья.
Напомнит
машину
ребро вот это —
сообразите,
хватит рук ли,
чтоб, став
стальной ногой
на Мангетен,
к себе
за губу
притягивать Бруклин?
По проводам
электрической пряди —
я знаю —
эпоха
после пара —
здесь
люди
уже
орали по радио,
здесь
люди
уже
взлетали по аэро.
Здесь
жизнь
была
одним — беззаботная,
другим —
голодный
протяжный вой.
Отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
И дальше
картина моя
без загвоздки
по струнам-канатам,
аж звездам к ногам.
Я вижу —
здесь
стоял Маяковский,
стоял
и стихи слагал по слогам. —
Смотрю,
как в поезд глядит эскимос,
впиваюсь,
как в ухо впивается клещ.
Бруклинский мост —
да…
Это вещь!

Анализ стихотворения Маяковского «Бруклинский мост»

В 1925 году Владимир Маяковский, будучи корреспондентом сразу нескольких изданий, побывал в США, где на протяжении нескольких месяцев не только готовил публикации для «Огонька» и «Известий», но и выступал с творческими вечерами. Путешествие произвело на поэта неизгладимое впечатление, и одним из самых ярких моментов стало посещение Нью-Йорка.

Город породил в душе Маяковского противоречивые чувства. Поэт видел, что уклад жизни в этом мегаполисе достаточно разумен, и многим российским городам стоило бы этому поучиться. Плюс ко всему, Маяковский искренне позавидовал американцам, которые уже в полной мере пользовались достижениями прогресса, тогда как в России еще только завершалась электрификация. Однако излюбленным местом в Нью-Йорке для поэта стал Бруклинский мост. Пораженный его величием и неприступностью, Маяковский часто останавливался на нем, чтобы полюбоваться открывающимся видом на город и Гудзонский залив. Именно здесь он написал стихотворение «Бруклинский мост», которым увековечил это архитектурное сооружение, предсказав ему славу.

Собственно говоря, поэта привлекли мощь и размах, с которыми был построен мост. Ничего подобного до этого момента Маяковскому видеть просто не приходилось. «Расчет суровый из гаек и стали» приводит автора в неописуемый восторг, так как Бруклинский мост по-своему красив и величественен. Он настолько высок, что мачты проходящих внизу судов с сахаром кажутся поэту булавочными. Маяковский предполагает, что даже если случиться невероятное, и человечество перестанет существовать, Бруклинский мост все равно будет возвышаться над безмолвной равниной тысячи лет. И когда-нибудь неизвестный археолог сможет восстановить по нему картину жизни американцев и даже скажет: «Здесь стоял Маяковский, стоял и стихи слагал по слогам».

Поэт по-настоящему завидует американцам, хотя понимает, что по отношению к стране, которая игнорируют Советский Союз, подобные чувства являются политически некорректными. Но удержаться от восхищения не получается, ведь размеренный и упорядоченный образ жизни граждан США действительно впечатлил поэта. Маяковский отдает себе отчет, что для многих европейцев эта страна стала настоящим Клондайком, и они смогли построить свое будущее так, как мечтали. К некоторым, впрочем, фортуна была мене благосклонна, поэтому они окончили свою жизнь самоубийством. Автор, наслаждаясь великолепным пейзажем, все же отмечает: «Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой». И это не преувеличение, а реалии американской жизни, с которым довелось столкнуться автору. Тем не менее, достоинств в этой стране гораздо больше, чем недостатков, и Маяковский не считает нужным об этом умалчивать. Тем более, что все сказанное им соответствует действительности, хотя и противоречит тому мнению, которое правящие круги пытаются сформировать в России о жизни в других странах. Маяковский же не сдерживает своих эмоций, заявляя: «Я горд вот этой стальною милей, живьем в ней мои видения встали».

Являясь приверженцем коммунистических идеалов, поэт весьма скептически относился к капитализму, считая, что этот строй не может дать миру ничего хорошего. Однако поездка в Америку переубедила поэта, который увидел не только нищету трущоб, но и величие промышленных районов. Поэтому в своем стихотворении Маяковский не только превозносит Бруклинский мост, но и отмечает, что «на хорошее и мне не жалко слов». В своем порыве поэт действительно искренен и честен, хотя ему не чужды классовые предрассудки. Однако он убежден в том, что «Бруклинский мост – да… Это вещь!».

Бруклинский мост

Аккаунт заблокирован хостинг провайдером

    Вероятные причины блокировки:

1. Задолженность РїРѕ оплате Р·Р° услуги хостингаВ
2. Нарушение договора оказания услуг
3. Превышение допустимой нагрузки на сервер
4. Миграция в рамках сетевой инфраструктуры

По всем вопросам, связанным с блокировкой аккаунтов обращайтесь в поддержку

Бруклинский мост – ультрасовременный мост позапрошлого века

Бруклинский мост – один из старейших подвесных мостов США. Его протяжённость – 1825 метров. После завершения его строительства в 1883 году – это был самый длинный подвесной мост в мире. Он стал первым из мостов, висящих на стальных тросах.

Бруклинский мост простирается над проливом Ист-Ривер, между островом Манхэттен (на котором располагается район Нью-Йорк Сити) и островом Лонг-Айленд (на котором расположен район Бруклин). В первые годы существования моста, его попеременно называли то Нью-Йоркским, то Бруклинским. Но с 1915 года за мостом официально было закреплено настоящее название.

Бруклинский мост открыли с большой помпой в 1883 году. На строительство ушло 13 лет. Имена Джона Реблинга, Вашингтона Реблинга и Эмили Реблинг начертаны на сооружении как имена его создателей.

Спустя два года после начала строительства Джону Реблингу в результате несчастного случая раздробило ногу, что сделало его недееспособным, а потом полученная из-за травмы инфекция окончательно свела его в могилу. Руководство проектом перешло к сыну Джона Реблинга – Вашингтону. Однако вскоре после того нового руководителя парализовало по причине кессонной болезни, полученной при подводных работах. Дело своего мужа решила завершить Эмили Реблинг. Под руководством Вашингтона она изучила высшую математику, сопротивление материалов, специфику строительства подвесных мостов. И в течение 11 лет руководила строительством моста.

В те времена Бруклинский мост был примечателен не только своей протяжённостью. Но и своими неоготическими башнями, которые с высотой в 83 метра несколько лет были самым высоким сооружением Западного полушария.

В церемонии открытия приняли участие несколько тысяч человек. В первый же день в общей сложности через мост проехали 1800 повозок и перешли 150300 человек.

И Эмили Вашингтон стала первым человеком, который пересёк этот мост.

Но потом она редко навещала его.

27 человек погибли во время строительства.

Существует легенда о том, что якобы один из рабочих упал в раствор и живьём был залит бетоном. Но это не более чем американский фольклор, не имеющий под собой реальной основы. Про любую постройку в Америке, при возведении которой в больших количествах использовался раствор бетона, вам расскажут этот миф, ставший невероятно популярным неизвестно по какой причине.

Через неделю после открытия кому-то показалось, что мост рушится. Слух моментально пронёсся по толпе – и это вызвало паническое бегство. В давке погибли 12 человек.

В первые годы после того, как мост открыли, появился человек, которому захотелось с него спрыгнуть. Вполне стандартная человеческая реакция. Роберт Одлум – а это был именно он – после прыжка выжил, но вскоре умер от повреждений внутренний органов.

Однако же хватит об этом. В конце концов, мост – это не место для смертельных трюков, это – средство для удобного и быстрого перемещения в пространстве.

Так вот, глядя на Бруклинский мост нет-нет да и задумаешься порой, что это сооружение, которое до сих пор является одним из индустриальных чудес света, появилось ещё в те давние времена, когда люди ездили ещё на лошадях и телегах. Сейчас же на мосту – шесть полос движения для автомобилей. И ещё одна – в центре – для пешеходов и велосипедистов.

Современников в позапрошлом веке поражал ультрасовременный вид моста через Ист-Ривер, и он стал наряду с небоскрёбами одним из символов американского прогресса.

В 2008 году Бруклинский мост отмечал свой юбилей, ему исполнилось 125 лет.

Бруклинский мост. Опередивший время

Знаменитый Бруклинский мост в Нью-Йорке является одним из самых старых подвесных мостов в США и самым первым мостом, висящим на стальных тросах

Бруклинский мост, кроме того, что является чуть ли не самым узнаваемым ориентиров Нью-Йорка, на момент окончания строительства в 1883 году был ещё и самым длинным подвесным мостом в мире — общая его длина составляет 1825 метров.

Мост простирается над проливом Ист-Ривер, соединяя острова Манхэттен и Лонг-Айленд, то есть Нью-Йорк и Бруклин. В связи с этим, в первые годы существования моста его называли то Нью-Йоркским, то Бруклинским, но с 1915 года за мостом официально закрепилось название Бруклинского моста.

Бруклинский мост был построен по проекту инженера Джона Реблинга и его компании. Строительство моста началось 3 января 1870 года и закончилось через 13 лет, 24 мая 1883 года. В результате три пролёта моста соединяли две готические башни, длина основного пролёта составила 486,3 метра, а сам мост обошелся в 15,1 миллионов долларов. Для строительства Бруклинского моста Роблинг впервые применил в качестве несущей конструкции моста стальные канаты, а ведь в то время сталь была новым материалом — современники Джона Роблинга не доверяли этому материалу, считая идею применения стали почти утопичной. Все знали, что сталь подвержена коррозии, а, следовательно, мост с использованием этого материала не мог бы служить длительное время. Но Джон Роблинг предложил попросту гальванизировать несущие тросы, которые, в результате, до сих пор успешно поддерживают дорожное полотно над проливом Ист-Ривер.

Строительство гиганта сопровождалось чередой несчастных случаев. Так, например, спустя два года после начала строительства Джон Реблинг получил травму, осматривая опору моста — при столкновении его лодки с паромом, который тогда ходил между Бруклином и Манхетенном, ему раздробило ногу, что сделало его недееспособным. Архитектор получил заражение крови и, отказавшись от операции, вскоре скончался от гангрены. Руководство проектом перешло к сыну Джона Реблинга — Вашингтону. Однако вскоре после этого нового руководителя парализовало по причине кессонной болезни, полученной при подводных работах.

Дело своего мужа решила завершить Эмили Реблинг. Под руководством Вашингтона она изучила высшую математику, сопротивление материалов, специфику строительства подвесных мостов и в течение 11 последующих лет руководила строительством моста. В 1883 году Бруклинский мост был, наконец, открыт. Имена Джона Реблинга, Вашингтона Реблинга и Эмили Реблинг начертаны на сооружении как имена его создателей.

Во времена постройки Бруклинского моста роль аэродинамики еще была неизвестна — в ветряных тоннелях мосты начали проверять только в 1950х годах. По этой причине в проектировании и строительстве Бруклинского моста особую роль сыграл случай, ведь открытая конструкция связки тросов, которые поддерживают пролеты, меньше подвержена ветровым нагрузкам. Роблинг спроектировал связку, которая оказалась в шесть раз прочнее, чем считал сам инженер) А диагональные тросы, установленные от башен до палубы, оказались вообще лишними, но эти укрепления были сохранены из-за того что они придают особый шарм мосту.

Бруклинский мост примечателен не только своей протяжённостью, но и своими неоготическими башнями высотой в 83 метра, которые на момент открытия моста и несколько лет после этого были самым высоким сооружением Западного полушария.

В начале 2006 года рабочие, проводившие ремонт Бруклинского моста, обнаружили секретное бомбоубежище, созданное в 1950-е годы XX века, в самый разгар холодной войны — вход в него был замаскирован в стене опоры моста со стороны Манхэттена. В тайнике были найдены значительные припасы — 350 тыс. металлических банок с галетами, воздухоочистительные установки, одеяла и наборы для медицинской помощи.

Трудно себе представить, что это сооружение, до сих пор являющееся одним из индустриальных чудес света, появилось ещё в те времена, когда люди ездили ещё на лошадях и телегах. Неудивительно, что всех их в позапрошлом веке поражал его ультрасовременный вид. Сейчас на мосту через Ист-Ривер организовано шесть полос движения для автомобилей и ещё одна — в центре — для пешеходов и велосипедистов.

Бруклинский мост, наряду с небоскрёбами Таймс Сквер является одним из символов американского прогресса

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: