Божий дар

Крошку-Ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
«Как пойдешь ты через ельник,–
Он с улыбкою сказал, –
Елку срубишь, и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай, как память обо Мне».

И смутился Ангел-крошка:
«Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?»
«Сам увидишь», – Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.

Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет…
Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет…
Загляните в окна сами, –
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.

И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.
И прекрасных и послушных
Много видел он детей. –
Все при виде Божьей елки,
Всё забыв, тянулись к ней.

Кто кричит: «Я елки стою!»
Кто корит за то его:
«Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!»
«Нет, я елочки достойна
И достойнее других!»
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.

Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.
И на улицу, понурясь,
Ангел вышел… «Боже мой!
Научи, кому бы мог я
Дар отдать бесценный Твой!»

И на улице встречает
Ангел крошку, – он стоит,
Елку Божью озирает, –
И восторгом взор горит.
«Елка! Елочка! – захлопал
Он в ладоши. – Жаль, что я
Этой елки не достоин
И она не для меня…

Но неси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, –
Стоит елочки она!
Пусть не плачется напрасно!»
Мальчик Ангелу шепнул.
И с улыбкой Ангел ясный
Елку крошке протянул.

И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.
Елка искрится и блещет, –
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган…

И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принес.

Влюбленность: грех или Божий дар?

Слово «влюбленность» вызывает, наверное, самую противоречивую реакцию. Для одних влюбленность — «самое прекрасное, что есть на земле»! Для других — «это болезнь, ее надо лечить». Влюбленность — основная тема искусства, от античного до современного. Даже Священное Писание не обходит ее стороной — взять хотя бы Песнь Песней. При этом Церковь очень мало говорит о влюбленности, у святых отцов про это практически ничего не написано, и мнение некоторых современных духовников иногда звучит очень категорично: «Влюбилась — кайся!»

Так что же это такое — влюбленность? Страсть, грех, с которыми нужно бороться, или Божий дар, который есть ступенька на пути к любви? Вот несколько мнений.

Осторожнее со словами!

«На меня свалилась Великая Любовь… Любовь ушла — и жизнь стала совершенно пустой». Подобные разговоры про «любовь» окружают нас со всех сторон: они есть в романах, песнях и рекламе — а также в реальности. Хуже того, и девочка-тинейджер, влюбленная в Брэда Питта, и совершенно трезвый христианин могут сказать: «Любовь — самое главное в нашей жизни». Тут прежде всего хочется разобраться со словами. Ведь за ними стоят определенные представления, влияющие на наши поступки. Ложные представления об отношениях чреваты серьезными катастрофами. Так что четкость и ясность тут жизненно необходимы.

Серьезные психологи, свободные от идеологии массовой культуры (такие, например, как Эрих Фромм, Ролло Мей и Скотт Пек), напоминают нам о том, что «влюбленность» или «романтическую любовь» не стоит бездумно отождествлять с любовью. О том же твердят христиане — скажем, К. С. Льюис, — и это неудивительно: для христиан слово «любовь» слишком дорого стоит. Так что нам тут не помешает вдумчивое использование слов, а пока поставим популярную «любовь» в кавычки.

Блаженная болезнь

В XI веке великий врач Авиценна писал: «Любовь — заболевание, вроде наваждения, похожа на меланхолию» (надо понимать, что он имел в виду «влюбленность»). И хотя влюбленные с негодованием отвергнут столь циничную мысль, тут есть зерно истины. Влюбленность в ее острой форме — это прежде всего удивительно нетрезвое состояние. Это поток неуправляемых мыслей и фантазий, резкие перепады эмоций, от эйфорического полета до депрессивного мрака и тревоги. Хуже того — влюбленный слеп (сказать точнее, особенно слеп) относительно самого предмета своей «любви». Это удивительный парадокс: влюбленный желает смотреть только на одного человека в мире — и при том именно его в упор не замечает за своими фантазиями и проекциями. Он щедро преувеличивает в другом все хорошие качества и закрывает глаза на все его недостатки. Это состояние далеко от реализма — и недаром романтика предпочитает полумрак дневному свету.

Можно вполне обоснованно назвать такое состояние преходящим психическим расстройством — пусть и приятным субъективно. Американская исследовательница романтической любви Дороти Теннов справедливо относит влюбленность к категории навязчивых мыслей. Даже при отсутствии всякой реакции со стороны объекта обожания влюбленный снова и снова, помимо своей воли, думает о нем, прокручивает в голове воображаемые разговоры и сцены (которые в 99% случаев не происходят) и не в силах от этого отключиться — даже в четыре часа утра.

Кроме того, влюбленность создает устойчивую иллюзию: это навсегда, это вечно. Хотя объективно любой человек прекрасно знает, что это преходящий феномен, который кончится через год-другой или, в лучшем случае, через три года. Но влюбленные снова и снова уверяют: «Это будет длиться вечно!» — и снова и снова узнают, что это кончается. Так влюбленность несет в себе невыполнимое обещание.

Похоже ли это состояние на настоящую любовь, когда один, жертвуя собой и «не ища своего», заботится о другом? Сходство тут есть, но оно поверхностное. Скорее нереалистичное и нестойкое состояние влюбленности стоит где-то на грани эгоизма и подлинной любви.

Куда она зовет

Влюбленность — это своеобразный кризис. Любой кризис остро ставит вопросы: чего я хочу, зачем живу и куда иду. Кризис может разрушать, может возрождать и менять к лучшему. Человек не выбирает, заболеть ему влюбленностью или нет, но он четко знает , чего хочет (и чего не хочет), у него больше шансов превратить свою влюбленность во что-то хорошее. Кого-то влюбленность окрыляет, зовет на подвиги и делает смелее, так что человек неожиданно для себя делает новые вещи и пересекает барьеры. Она пробуждает от привычного сна, вынуждает поставить под вопрос свою самодостаточность и выйти за рамки эгоизма. Она приглашает жить для других. Но влюбленность остается только лишь призывом, указателем на потенциальное будущее.

В частности, в нашей культуре с нее, как правило, начинается авантюра брака. Может быть, если бы не безумие влюбленности, мало бы кто осмелился на такой риск.

Изобретение влюбленности

Мы привыкли думать, что «любовь» (то есть влюбленность) — единственное достойное основание заключения и сохранения брака. Историки, занимающиеся культурой, скажут, что это новшество сравнительно недавнего времени. Разумеется, переживание влюбленности встречалось — но оно не было основанием для брака. В Европе об этом заговорили в литературе в Средние века (можно вспомнить Данте или историю Абеляра), но браки все равно заключались семьями родителей. Затем такие ценности, как свобода выбора, индивидуализм и автономия, плюс буржуазная экономика сделали эту концепцию популярной, так что на Западе в XIX веке она стала всеобщим достоянием (хотя русские крестьяне еще сто лет назад ее не знали). Наконец, XX век, давший женщине экономическую самостоятельность, сделал романтическую любовь чуть ли не единственным поводом для брака. Так влюбленность обрела законный статус. Хотя во многих странах, например в Индии, браки до сих пор заключают преимущественно родительские семьи. При такой ситуации у людей существуют совершенно иные ожидания, которые могут показаться варварскими и бесчеловечными людям нашей культуры: сначала брак, потом «любовь». Так ли уж это бесчеловечно на самом деле? Индийские психологи Гупта и Сингх, на протяжении десяти лет исследовавшие несколько брачных пар, нашли, что в браках западного типа, начавшихся с влюбленности, романтические чувства постепенно убывают, тогда как за тот же период в браках, заключенных родителями, они растут, так что через пять лет совместной жизни становятся сильнее, чем в браках нашего типа. Тут есть, над чем задуматься.

Указательный знак

В нашей культуре представление о «любви» приобрело культовый (даже в религиозном смысле слова) статус — это спасение от одиночества, яркие переживания, полнота и единственное достойное основание для жизни вдвоем. Такая «любовь» падает на тебя с неба, как снег и дождь. Ты ничего не можешь с ней поделать, разве что радоваться ее приходу и оплакивать ее исчезновение. Это просто чувство, чудесное состояние сердца. Если эта «любовь» кончается, ты обязан разорвать отношения и искать следующую. Попытка соответствовать такому мифу обрекает современного человека на крупные неприятности, потому что этот миф не соответствует действительности. Однако почти все фильмы, романы, журналы и песни повествуют именно о такой «любви».

Да, нравится нам это или нет, в нашей культуре большинство пар образуются в период влюбленности. Но это только первый, младенческий этап потенциальной любви. Если на этом поставить точку в отношениях, ты рискуешь никогда не узнать, что бывает с отношениями дальше. Во-вторых, пассивное отношение к «любви» парализует. Влюбленность действительно «падает с неба», но настоящая любовь строится при участии воли и целенаправленных поступков. Когда анестезия влюбленности проходит, остаются два ужасающе разных человека, которым — если они хотят быть вместе — предстоит тяжелая работа. Тот, кто понимает, что это не просто состояние сердца, и чувствует себя не пассивным получателем, а агентом любви, имеет великие преимущества.

Есть немало ситуаций, например призвание к безбрачию, когда кризис влюбленности может служить путем к «расширению сердца». Влюбленность, которая порождает брачную пару, это нечто вроде аванса перед началом долгого пути. В браке есть сверхзадача, на которую влюбленность с ее иллюзорным «навсегда» только намекает и указывает. И у любого призвания есть своя сверхзадача, большая, чем просто романтические отношения. Влюбленность — это указательный знак, но не место назначения. На знаке написано слово «любовь», но знак не есть любовь. Тут есть куда двигаться, нам предстоит большой путь.

Михаил ЗАВАЛОВ, публицист, психолог

Божий дар

Крошку-ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
«Как пойдешь ты через ельник, —
Он с улыбкою сказал, —
Елку срубишь и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай как память обо Мне».
И смутился ангел-крошка:
«Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?»
«Сам увидишь», — Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.
Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет…

Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет…
Загляните в окна сами, —
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.
И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.
И прекрасных, и послушных
Много видел он детей. —
Все при виде божьей елки,
Все забыв, тянулись к ней.
Кто кричит: «Я елки стою!»
Кто корит за то его:
«Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!»
«Нет, я елочки достойна
И достойнее других!»
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.
Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.
И на улицу, понурясь,
Ангел вышел… «Боже мой!
Научи, кому бы мог я

Дар отдать бесценный Твой!»
И на улице встречает
Ангел крошку, — он стоит,
Елку Божью озирает,
И восторгом взор горит.
«Елка! Елочка! — захлопал
Он в ладоши. — Жаль, что я
Этой елки не достоин»
И она не для меня…
Но снеси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, —
Стоит елочки она!
Пусть не плачется напрасно!» —
Мальчик ангелу шепнул.
И с улыбкой ангел ясный
Елку крошке протянул.
И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.
Елка искрится и блещет, —
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган…
И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принес.

Сайт о правилах на русском языке
Magic the Gathering Rules

Здесь мы расскажем вам о правилах MTG и немножко больше.

Что нового?

Наглый Воришка и Мелкая Кража расскажут нам в подробностях о самых заковыристых ситуациях, возникающих при розыгрыше карт с Приключениями.

Когда на Сагу кладутся жетоны. Когда срабатывают триггеры Саги. Что сделать, чтобы Сага осталась на поле битвы и чем уникально ДВС про Саги.

Тасса Богиня Моря, из пантеона Тероса поможет нам разобраться с понятием Преданность (Devotion) и ключевым действием Предсказать (Scry).

Лазав Многоликий копирует карту, находящуюся на кладбище, при этом оставляет себе своё имя. И именно это вызывает множество вопросов. Ответы на все эти вопросы, а также все секреты Слежки (Surveil) в этой статье.

Джинн Желаний расскажет про эффекты, позволяющие или пред­писывающие разыграть карту: какие из них игнорируют обычные временные правила розыгрыша; как по тексту эффекта определить, позволяет ли он разыграть землю.

Когда нужно и когда не нужно затасовывать Этрату, Несущую Тишину? Что делать, если у оппонента нет существ под контролем? Можно ли заблокировать неблокируемое существо?

Список статей по русским терминам

  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Э

Список статей по английским терминам

  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I–J
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • X
  • Y

Wizards of the Coast® и Magic: The Gathering® являются зарегистрированными товарными знаками Wizards of the Coast, Inc. Символы и названия сетов, символы уровней игры, символ поворота, символы маны, дизайн, изображения и тексты карт также являются объектами авторских прав Wizards of the Coast, Inc. © 1993–2020

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: