Как обещало, не обманывая (Борис Пастернак)

Август

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казённой землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо моё уме́ршее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса.
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвреме́нщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове я́вленный,
И творчество, и чудотворство».

Борис пастернак август

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбмрно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь Преображенская
И золото второго Спаса,
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Борис пастернак август

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Борис Пастернак: Август.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Борис пастернак август

А. Лентулов «Колокольня Ивана Великого»

Преображение Борис Пастернак считал своим днем. Не случайно летом 1953, в год смерти Сталина, он пишет стихотворение «Август» — эпитафию на собственную смерть. Годом ранее Борис Леонидович перенес инфаркт и интуитивно чувствовал, что приближается его время, что его август уже начался. И хотя тогда смерть его только слегка коснулась и отпустила, через год он пишет стихотворение о собственной смерти.

Смерть, трагедия и катастрофа поэтом всегда воспринимались с праздничным воодушевлением, как ожидание чуда, чуда преображения. И тогда, в больнице, где лежал в коридоре, он чувствовал присутствие не смерти, а благодати свершения. У него не было ни страха, ни боязни за родных, ни боли, был миг восторга и счастья, эйфории и благодарности Богу за все. Он вспоминал тот момент как вершину творческого взлета.

В 1953 году вспомнился еще один случай, который произошел с ним пятьдесят лет назад, открывший в нем творческие силы. Случилось это на даче, которую семья Леонида Пастернака снимала за городом. Отец мальчика решил писать картину с девушками, которые каждый день выгоняли лошадей в ночное.

Л.О. Пастернак «В ночное». 1903 г.

Когда табун лошадей приблизился к ним, тринадцатилетний Борис вскочил на одну из них, но через несколько метров упал и сломал бедро. Табун проскакал над ним, чудом не затоптав. Его долго лечили, бедро срослось неправильно и храмота осталась навсегда. Лежа в больнице, мальчик вдруг понял, для чего остался жить.

Борис вспомнил библейский рассказ, как Иаков боролся с Ангелом, который задел его бедро и патриарх остался хромым на всю жизнь. Эта параллель с библейской историей показалась ему символичной, и именно после этого случая поэт почувствовал в себе тягу к творчеству.

Сначала он увлекся музыкой, потом, после достаточно холодной оценки его мастерства Скрябиным, Борис переключился на поэзию. Словом, то событие с падением и моментом переживания смерти, произошедшее накануне Преображения, стало для него началом новой жизни. И потом любую катастрофу поэт воспринимал как начало чего-то нового, другого, как вершину, как торжество свершившегося.

З.Церетели. 21 августа.

И сейчас, пятьдесят лет спустя, он припомнил этот случай и написал «Август». Ему уже шестьдесят три. Случившийся инфаркт стал звоночком — пора, можно подводить итоги, все главное свершилось.

Его уже не втянешь в спор
И не заластишь.
Оно распахнуто, как бор,
Все вглубь, все настежь.

Август — последний летний месяц, лето еще не остыло, наступило время сбора урожая, подведения итогов сделанного. Все второстепенное отходит на второй план, остается только главное, что удалось и что сбылось. Отсюда радость торжества смерти, за которой начинается настоящая жизнь.

Феофан Грек «Преображение»

«Август» — стихотворение о том, как время переходит в вечность, как человек, теряя телесность, обретает новую жизнь, как он преображается.

Евангельское событие Преображения произошло за сорок дней до Распятия, потом было Воскресение. Христос знает, что с Ним произойдет и говорит об этом с учениками, но они не понимают Его.

Тогда Он делает последнюю попытку: берет с собой трех любимых учеников и восходит с ними на гору. Здесь, перед учениками, Он преображается, облекаясь в белые одежды: приблизилось время последнего момента — «Свершилось» — и начала новой жизни.

«Август» Пастернака — это гимн смерти как торжеству и счастью освобождения, про то, как в повседневную реальность врывается Высшее начало, как у каждого будет свой август.

«Август» — стихотворение из цикла к роману «Доктор Живаго», одно из последних, которое можно считать эпилогом жизни гениального русского поэта, за гранью которой его голос уже не будет тронут распадом.

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector