Стихотворение Пушкина Осень

Категория: Литература, литературные произведения
Тип: Сочинение
Размер: 11.9кб.
скачать

Стихотворение Пушкина Осень

«Осень « написана Пушкиным в один из самых ярких и плодотворных периодов его творчества – в Болдинскую осень 1833 года. Это время года всегда приносило поэту вдохновение и радость. «И с каждой осенью я расцветаю вновь», – говорит он.

Стихотворение, посвященное «унылой поре», относится к пейзажной лирике Пушкина. Но пейзаж в «Осени» отличается от традиционных для того времени описаний природы своей реалистичностью. Поэт рисует конкретный пейзаж. Там нет условностей, символики. Это обычная для пейзажа среднерусской полосы и вместе с тем необыкновенно поэтичная картина природы, о которой можно сказать словами самого Пушкина: «Все тихо, просто было в ней».

По стилевой манере «Осень» очень близка «Евгению Онегину»: та же разговорно-повествовательная интонация, мало свойственная лирической поэзии, та же беседа с читателем, в которой имеются частые отступления от темы. Пушкин здесь не столько традиционный лирический герой, сколько рассказчик, хотя, в соответствии с законами лирики, передает свои ощущения, чувства и мысли. Он не поет восторженно-лирическую хвалу осени, а спокойно повествует об этом времени года, передавая при этом ощущение неповторимой красоты осеннего пейзажа. Природа сама по себе, без всяких поэтических украшений, прекрасна для поэта:

Октябрь уж наступил – уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей;

Дохнул осенний хлад, дорога промерзает,

Журча еще бежит за мельницей ручей,

Но пруд уже застыл…

Эти с детства знакомые нам всем строки, пожалуй, лучше всего выражают красоту осенней природы.

Но «Осень « – это стихотворение не только о русской природе и сельском уединении, но и о жизни в целом, о творческом вдохновении и, конечно же, о самом поэте. Рисуя картины разных времен года – зимы, весны, лета и осени, – сравнивая их, он говорит о своем отношении к каждому из них, объясняет, за что oн любит осень. Ведь именно в это время поэт «снова жизни полн». Но главное заключено в словах: «И пробуждается поэзия во мне». Осень – это для Пушкина пора вдохновенного поэтического труда. Недаром в стихотворении свободно сплетаются высокий лиризм и порыв вдохновения:

И забываю мир – и в сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне…

Не случайно «Осень « написана октавой. Восьмистишная строфа даёт возможность включать множество мотивов: размышления о себе, о жизни. Переходы от веселого к серьёзному поэт делает иногда в шутливом тоне:

Но надо знать и честь; полгода снег да снег,

Ведь это, наконец, и жителю берлоги,

Но при этом поэт размышляет о самых важных жизненных и философских вопросах: мимолетности счастья и красоты, кратковременности земного бытия и о смерти. Недаром в центре стихотворения находится образ «чахоточной девы», с которой поэт сравнивает свое любимое время года.

И все же, наверное, самый важный вопрос для любого художника – это творчество и вдохновение. У Пушкина картина осени и удивительное по точности и мастерству описание процесса творчества находятся в неразрывной связи:

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута – и стихи свободно потекут.

В этот момент отступают тревоги и заботы обыденной жизни, «душа стесняется лирическим волненьем», и перед поэтом открывается иной мир – мир, созданный творческой фантазией художника.

…И тут ко мне идет незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей.

Какие же это «плоды мечты»? Пушкин их не раскрывает, а только намекает на них, сравнивая их с действиями пришедшего в движение корабля.

Стихотворение обрывается фигурой умолчания: «Куда ж нам плыть. » – спрашивает поэт. В этом риторическом вопросе звучит беспокойство не только за свою судьбу, но и раздумья о будущем страны, своего народа.

Последняя XII строфа кажется неоконченной, но стихотворение полностью завершено, его мысль выражена в точной и совершенной форме, а фрагментарность является здесь, как и во многих других стихотворениях Пушкина этого периода, особым художественным приемом. Октавы, шестистопный ямб дали поэту эпическую свободу и возможность в 12-и строфах лирического стихотворения вместить раздумья философа, эмоции лирика, повествование рассказчика. Вначале интонация стихотворения повествовательно-спокойна, поэт намеренно включает в текст просторечия и прозаизмы:

Желания кипят – я снова счастлив, молод,

Я снова жизни полн – таков мой организм

(Извольте мне простить ненужный прозаизм).

Но постепенно она переходит в восторженный поэтический гимн осени:

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса –

Люблю я пышное природы увяданье,

И багрец и золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы.

Красота и совершенство этих строк показывают, почему «Осень» признается шедевром пушкинской лирики. Глубина мысли, заложенной в этом поистине неисчерпаема, а чувства, мечты, порывы поэта, отраженные в его стихах, не могут не волновать его читателей – и современников автора, и тех, кто жил много позже, и нас – современных людей.

Реферат на тему: Болдинская осень в жизни А.С. Пушкина

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Она «прелесть не по одной наружности». Забрезжившее видение счастья, кажется, может заставить замолчать все опасения. Пушкин едет в Болдино огорчённый разлукой с Натальей и ободрённый надеждой творчества. Смерть бродит рядом, эпидемия холеры охватила многие губернии, народ «подавлен и разорён», всюду карантины, и не вернуться в Москву, к Натали. Но в болдинском уединении Пушкин передумывает прошедшее и «волнуем будущим». Он размышляет о том, что сильнее: законы ужасного века или высокие порывы души человеческой. И одна за другой рождаются трагедии, которые он назвал «маленькими» и которым суждено стать великими. И в болдинских пьесах, «опытах драматических изучений», которые в одном из писем Пушкин назвал «маленькими трагедиями», он как будто усилил условность драматического искусства. Мы присутствуем лишь при развязке поединков, которые слагались долго, но освещены Пушкиным почти мгновенно, как резким блеском молнии. 1830 г. – трагический рубеж в жизни Пушкина. Он ясно понял, что лишен независимости и свободы. Жестокое время против человека, и Пушкина уже больше не обманут легкокрылые надежды. «Повести Белкина» обнаруживают расхождение природы человека и быта, роли, навязанной героем или подсказанной традицией, которые многие действующие лица охотно исповедуют. Сильвио в «Выстреле» загоняет себя в рамки дуэльной распри и сословного тщеславия, но оказывается выше этих намерений, подсказанных, в сущности, литературным штампом романтического злодея. В «Метели» книжная любовь Маши и Владимира при всей ее выспренности оказывается тоже внушением традиции , а не непосредственным голосом сердца. И потому природа (метель), время, чувства разрушают предрассудки и открывают подлинные возможности жизни. В «Гробовщике» Андриан Прохоров потрясен сном, который выводит героя за рамки привычности. В «Станционном смотрителе» дается опровержение сниженной до лубочных картинок истории о блудном сыне. Ситуация «Барышни- крестьянки» тоже изображена как условность ,один из предрассудков сознания героев и разрушена шутливо и простодушно. Таким образом, « Повести Белкина» оказываются полемикой с бытом, представленным и как литературная заданность поведения, и как сословная ограниченность. Человек у Пушкина выше быта, его окружающего. Возвращение в Москву И вот настал день 27 ноября 1830 года, когда в Болдино пришло известие: дорога на Москву открыта. Уже после возвращения в Москву, Пушкин писал Плетневу: «Скажу тебе (за тайну), что я в Болдине писал, как давно уже не писал. Вот что я привез сюда: две последние главы «Онегина», восьмую и девятую, совсем готовые в печать. Повесть, писанною октавами (стихов 400), которую выдам «A o ym». Несколько драматических цен, или маленьких трагедий, именно: «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы» и «Дон Жуан». Сверх того написал около тридцати мелких стихотворений. Хорошо? Еще не все «. Далее Пушкин сообщает, что написал, пять повестей прозой. Кроме того, известно, что была написана первая его болдинская сказка, а также ряд литературно-критических статей. Двадцатого октября 1830 года Пушкин поставил точку в последней повести Белкина, а 23 октября уже закончил первую из маленьких трагедий — «Скупого рыцаря».

Перед смертью отец выделил поэту небольшое имение в родовой вотчине. Казалось бы, предстоящая женитьба должна была делать его безоглядно счастливым, но Пушкин не чувствовал себя таким. «Милый мой, — Писал он Плетневу в Петербург, — расскажу тебе все, что у меня на душе: грустно, тоска, тоска. Жизнь жениха тридцатилетнего, хуже тридцати лет жизни игрока Осень подходит. Это любимое мое время — здоровье мое обыкновенно крепнет — пора моих литературных трудов настает — а я должен хлопотать о приданном да о свадьбе, которую сыграем бог весть когда. Все это не очень утешно. Еду в деревню, бог весть, буду ли иметь там время заниматься и душевное спокойствие, без которого ничего не произведешь «. Владимир, Муром, Лукоянов. Лошади резво взяли и вот оно, большое Болдино. Избы с двух сторон образовывали широкую улицу. Глаза они не радовали: серо и убого, хотя иная изба украшалась резными наличниками. Кибитка свернула к усадьбе, слева был пруд, дальше, на зеленом лугу, — белокаменная церковь; Справа, за оградой и стволами лип, — блекло-рыжий дом с верандой. Он никогда здесь не бывал, хотя предки его владели этими землями с XVI в. Господский дом был пуст. Он был низок, с нештукатуреными стенами. Мебель, стоявшая в комнатах, была сделана руками крепостных. Дом был со времени смерти деда Пушкина, ибо наследники в нём не жили. Отец Сергей Львович, выделил старшему сыну по случаю женитьбы часть имения. Это и заставило Пушкина ехать сюда, в отдалённый полустепной край, чтобы на месте разобраться со своими имущественными делами. За ужином приказчик пояснил, что ввод во владения не простой: Земля, которую Сергей Львович давал сыну, составляла не отдельное имение, а часть деревни Кистенево. Кроме того, после процедуры ввода, Пушкин собирался сразу же заложить имение, а это требовало его присутствия в уездном городе Сергач. Деньги нужны же были позарез: он, жених, обязался доставить своей невесте приданное; без него Наталья Ивановна Гончарова не отдавала за него свою дочь. Утром Пушкин занялся делами. С приказчиком поехали в Кистенево. В Кистенево жили умельцы, изготовлявшие сани и телеги, крестьянки ткали холсты и сукна. Эти товары славились на базарах Лукояновского и Сергачского уездов и на самой Макаревской ярмарке. Вечером Пушкин разобрал свои бумаги. Пушкин представил болдиского народного батюшку. Сами собой заиграли озорные строки: С первого щелка Прыгнул поп до по толка; Со второго шелка Лишился поп языка; А с третьего щелка Вышибло ум у старика; Слово «балда», как, наверное, и «балбес», пришло в русскую речь из татарского языка. Но «балбес», скорее всего, происходила от татарского «бильмес», что означает невежду. А «балда» должно было идти от «болдак», это слово означало рукоятку сабли или сабельный эфес. Не даром в старину слово «балда» стояло еще «ближе» к Болдину: в семнадцатом веке писалось «болда». Осмотревшись в Болдине, он через несколько дней писал Плетнёву: «Теперь мрачные мысли мои порассеялись; приехал в деревню и отдыхаю Соседей ни души, езди верхом, сколько душе угодно, пиши дома, сколько вздумается » После напряжения последних лет, литературных схваток, придирок Бенкендорфа, следившего за каждым его шагом, после московских переживаний и размолвок с будущей тёщей, требовавшей от него денег, «положения в обществе», он мог, наконец, вздохнуть свободно: скакал по окрестностям верхом, писал, читал дома в тишине.

Даже грязь и кровь его эпохи трактовались в романтическом свете как неизбежность, на которую падает отсвет некоего мрачного величия. Примерно как писал В.Г. Белинский: Россия тьмой была покрыта много лет. Бог рек: да будет Пётр и был в России свет. Начинали уже современники Петра. Феофан Прокопович утверждал, что Пётр «всю Россию, каковая уже есть, сделал и создал», а уйдя от мира, «дух свой оставил нам». «На что в России ни взгляни, все его началом имеет», полагал Нартов и договаривался до того, что называл Петра «земным богом». Пётр Крекшин, один из первых биографов и историков Петра, всерьез продолжал эту линию: «Отче наш, Пётр Великий! Ты нас от небытия в бытие произвел». И после Петра не смолкал славословящий хор, причём из людей очень часто умных, деятельных и по заслугам знаменитых. В.Н. Татищев утверждал, что всем в своей жизни, а особенно «разумом», он обязан Петру. Кантемир писал «Петриду», посвящал Петру свои поэмы и «вирши». «Он Бог твой, Бог твой был, Россия!» восклицал Ломоносов. Очень характерно, что молодой Александр Пушкин до Болдинской осени охотно писал стихи о Петре и Петровской эпохе, разразился своей великолепной «Полтавой», но стоило ему всерьез заняться Петровской эпохой, и родился «ужастик» XIX века, «Медный всадник»

«Болдинская осень» Ю. Друнина

«Болдинская осень» Юлия Друнина

Вздыхает ветер. Штрихует степи
Осенний дождик — он льет три дня…
Седой, нахохленный, мудрый стрепет
Глядит на всадника и коня.
А мокрый всадник, коня пришпоря,
Летит наметом по целине.
И вот усадьба, и вот подворье,
И тень, метнувшаяся в окне.
Коня — в конюшню, а сам — к бумаге.
Письмо невесте, письмо в Москву:
«Вы зря разгневались, милый ангел, —
Я здесь как узник в тюрьме живу.
Без вас мне тучи весь мир закрыли,
И каждый день безнадежно сер.
Целую кончики ваших крыльев
(Как даме сердца писал Вольтер).
А под окном, словно верный витязь,
Стоит на страже крепыш дубок…
Так одиноко! Вы не сердитесь:
Когда бы мог — был у ваших ног!
Но путь закрыт госпожой Холерой…
Бешусь, тоскую, схожу с ума.
А небо серо, на сердце серо,
Бред карантина — тюрьма, тюрьма…»
Перо гусиное он отбросил,
Припал лицом к холодку стекла…
О злая Болдинская осень!
Какою доброю ты была —
Так много Вечности подарила,
Так много русской земле дала.
Густеют сумерки, как чернила,
Сгребает листья ветров метла.
С благоговеньем смотрю на степи,
Где он на мокром коне скакал.
И снова дождик, и снова стрепет —
Седой, все помнящий аксакал.

Анализ стихотворения Друниной «Болдинская осень»

Болдинская осень, пришедшаяся на 1830 год, – самая продуктивная пора в творческой жизни Пушкина. Несколькими месяцами ранее было официально объявлено о помолвке поэта с юной красавицей Натальей Николаевной Гончаровой. Несмотря на все договоренности, свадьба долго откладывалась. Мать невесты не желала отдавать ее без приданного, а денег в семье катастрофически не хватало. В августе скончался Василий Львович – дядя Александра Сергеевича. Из-за траура сроки бракосочетания вновь сдвинулись. В конце лета поэт отбыл в Болдино, чтобы оформить на себя расположенную неподалеку деревню Кистенево, которую подарил ему отец. Пушкин надеялся разобраться с делами за месяц, но тут вмешалась сама судьба. На Российскую империю обрушилась эпидемия холеры. Из-за нее в Болдино Александр Сергеевич пробыл около трех месяцев. Среди созданных в то время произведений – «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», ряд критических статей, «Сказка о попе и работнике его Балде».

Болдинской осени посвящено одноименное стихотворение советской поэтессы Друниной. Текст начинается с описания природы, занимающего буквально пару строк. Юлия Владимировна рисует типичную для осени картину – льющий на протяжении трех дней дождь, вздыхающий ветер. Далее появляется главный герой произведения – промокший всадник на коне, стремящийся поскорее попасть домой, в усадьбу. Его спешка обусловлена желанием как можно быстрее написать письмо любимой невесте, находящейся сейчас в Москве. Он рассказывает, что живет будто узник в тюрьме, что каждый день для него безнадежно сер, что ему одиноко. Герой бесится, тоскует, сходит с ума. Заключение в Болдино невыносимо для него. Вот только у потомков великого поэта совершенно другой взгляд на ту осень. Если для Пушкина она была злой, то ее значение для русской культуры сложно переоценить, о чем говорится в стихотворении Друниной. Эти три месяца подарили мировому искусству величайшие литературные произведения, которыми люди и по сей день зачитываются.

«Болдинская осень» отличается кольцевой композицией, показывающей вечный круговорот времен. Текст начинается и завершается упоминанием яркого образа – образа мудрого старого стрепета, взирающего на степи. Он видел скачущего по ним Пушкина. Он жив и видит осень двадцатого века. Кстати, с пушкинской эпохи осень не сильно изменилась – и дождь все льет, и пронизывающий ветер гуляет.

coolreferat.com

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector