Биография Цветаевой Марины Ивановны

Биографии, годы жизни, литературные произведения, творчество известных писателей.

Биография Цветаевой Марины Ивановны

Годы жизни, литературные произведения, творчество Цветаева М.И.

Биографии, годы жизни, литературные произведения, творчество известных писателей.

Биография Цветаева М.И.

Цветаева Марина Ивановна.

Родилась в 1892 году, умерла (покончила самоубийством) 1941 г..
Поэт. В литературе дебютировала в начале 1910-х гг., была близка символистам.
Ранние произведения: «Вечерний альбом» (сборник, 1910), «Волшебный фонарь» (сборник, 1912),
«Чародей» (поэма, 1914), «На красном коне» (поэма, 1921), «Версты» (сборник, 1921-22),
«Царь-девица» (поэма, 1922), «Ремесло» (сборник, 1923) и др.
С 1922 по 1939 гг. — в эмиграции (Берлин, Прага, Париж).
Произведения: «Молодец» (поэма, 1924), «После России 1922-1925» (сборник, 1928), «Поэма горы» (1926),
«Поэма конца» (1926), «Крысолов»
(1925-26), «Ариадна» (трагедия, 1927), «Федра» (трагедия, 1928),
«Стихи к Чехии» (1938-39, опубл. посмертно).
Прозаические произведения: «Мой Пушкин» (1937), «Мать и музыка» (1935), «Дом у Старого Пимена» (1934), «Повесть о Сонечке» (1938), «Живое о живом» (1933), «Нездешний ветер» (1936), «Пленный дух» (1934) и др.

Биография Цветаевой Марины Ивановны

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы, сочинения по литературе, биографии писателей.

Я люблю Пушкина Цветаевой — цикл М. Цветаевой «Стихи Пушкину»

Пушкиным не бейте!

Ибо бьют вас — им!
М. Цветаева

Марину Цветаеву я считаю принцессой русской поэзии. Она так самоотреченно была влюблена в поэзию, что часто в других любила ее больше, чем в себе. Отсюда столько посвящений великим поэтам, ее современникам, ее принцам духа: А. Блоку, В. Маяковскому, Б. Пастернаку, П. Антокольскому и многим другим. Перечисленных поэтов она знала лично. Поразительно, но порой мне кажется, что Цветаева считала Пушкина своим современником, наперекор времени и здравому смыслу. Это ощущение не покидало меня во час прочтения ее поэтической прозы «Мой Пушкин».

Своим воображением Цветаева однажды в детстве создала себе живого поэта Пушкина, да так и не отпускала его ни на шаг от своей души всю жизнь. Обстоятельства ей помогли. Вспомним случай, когда отец маленькой Марины привел в жилье сына Пушкина и девчурка приняла его за настоящего поэта.

Пушкина рядом с Цветаевой я постоянно представляю в окружении его знаменитых героев, и Марина с детской непосредственностью и восторгом наблюдает, как благороден Дубровский, стоящий перед Машей в саду, как очаровательна Татьяна Ларина, дающая отповедь Онегину, какой страшный и прекрасный Пугачев! Как отличный русский художник Илья Глазунов изобразил на одном холсте почти всех великих россиян и назвал картину «Великая Россия», так и я себе представляю ещё не написанную картину, на которой М. Цветаева рядом с А. Пушкиным в окружении множества персонажей его произведений. Лицо Цветаевой при этом светится блаженством и счастьем.

Эта фантазия не случайна. Я знаю, что Цветаева любила игрывать в красивые и сложные игры. Обычные детские игрушки ее не интересовали никогда. Ее любимой «игрушкой» был опять же Пушкин. Она то обряжала его во фрак и цилиндр, то облачала в охотничий костюм и сажала верхом на лошадь. Или вдруг на месте Дубровского в темном саду оказывался сам Пушкин, и Машу это нисколько не удивляло, а более того наоборот — приводило в экстаз. Татьяна Ларина, в свой черед, поднимает глаза и видит, что перед ней отнюдь не Онегин, а. В такой ситуации Татьяна просто должна упасть в обморок от неразрешимости выбора. Все-таки Пушкин на голову выше всех прекрасных генералов и поэтичных Онегиных, сообща взятых. А блистательный Сильвио из «Повестей Белкина»! Конечно, только Пушкин мог позволить себе такие игры с судьбой.

Итак, заполнив всю воображаемую жизнь Цветаевой, поэт, безусловно, вторгся и в ее собственную поэзию. Одно за другим стали появляться посвящения Пушкину. Наиболее зрелый, я считаю, цикл «Стихи Пушкина».

В эти стихи сообща с самим Александром Сергеевичем перекочевали и почти все его герои:

Бич жандармов, бог студентов,

Желчь мужей, услада жен,

Пушкин — в роли монумента?

Гостя каменного? — он,

Пушкин — в роли Командора?

В это стихотворение и «Медный всадник» прискакал, и «Небо Африки» возникло, и более того «Ваня бедный» появился:

Трусоват был Ваня бедный,

Ну, а он — не трусоват.

Естественно, Пушкин был для Цветаевой олицетворением лужественности. И вообще идеалом мужчины. Казалось бы, зрелости эта игра в Пушкина должна была незаметно сойти за нет, уступив место более реалистическому мироощущению. Но возникло очередное явление Пушкина в духовном лире Цветаевой в качестве волшебного, божественного существа, подаренного ей русской историей и царем, наперсником Зога на земле:

И шаг, и светлейший из светлых

Взгляд, коим поныне светла.

Последний — посмертный — бессмертный

Подарок России — Петра.

Появление в России Пушкина — потомка арапа Петра I Ганнибала, Цветаева напрямую связывает с божественной волей.

Подтверждением божественного происхождения Пушкина могут служить и такие ее строки:

Несокрушимый Мускул — крыла.

Русские поэты ещё много раз будут открывать для себя нового Пушкина, но мне более по душе цветаевский Пушкин — воплощение красоты, мужества, ума и бесконечности.

«Моя специальность — жизнь…» о лирике М. Цветаевой

. Могил стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Русская поэзия — наше великое духовное достояние, наша национальная гордость. Но многих поэтов и писателей забыли, их не печатали, о них не говорили. Однажды Цветаева случайно обмолвилась по чисто литературному поводу: «Это дело специалистов поэзии. Моя же специальность — Жизнь». Жила она сложно и трудно, не знала и не искала ни покоя, ни благоденствия, всегда была в полной неустроенности.

В 1910 году, еще не сняв гимназической формы, тайком от семьи, она выпускает довольно объемный сборник «Вечерний альбом». Его заметили и одобрили такие влиятельные и взыскательные критики, как В. Брюсов, Н. Гумилев, М. Волошин. Стихи юной Цветаевой были еще очень незрелые, но подкупали своей талантливостью, известным своеобразием и непосредственностью. В этом альбоме Цветаева облекает свои переживания в лирические стихотворения о несостоявшейся любви, о невозвратности минувшего и о верности любящей:

Ты все мне поведал — так рано!

Я все разглядела — так поздно!

В сердцах наших вечная рана,

В глазах молчаливый вопрос.

Марина очень сильно любила город, в котором родилась Москве она посвятила много стихов:

Царю Петру, и Вам, о царь, хвала.

Но выше вас, цари: колокола.

Пока они гремят из синевы —

Неоспоримо первенство Москвы. —

И целых сорок сороков церквей

Смеются над гордынею царей!

Марина Цветаева пишет не только стихи, но и прозу. Проза Цветаевой тесно связана с ее поэзией. В ней, как и в стихах, важен был факт, не только смысл, но и звучание, ритмика, гармония частей. Она писала: «Проза поэта — другая работа, чем проза прозаика, в ней единица усилия — не фраза, а слово, и даже часто — мое». Одна из ее прозаических работ посвящена Пушкину. В ней Марина пишет, как она впервые познакомилась с Пушкиным и что о нем узнала сначала. Она пишет, что Пушкин был ее первым поэтом, и первого поэта убили. Она рассуждает о его персонажах. Пушкин «заразил» Цветаеву словом «любовь». Этому великому поэту она также посвятила множество стихов:

Бич жандармов, бог студентов,

Желчь мужей, услада жен —

Пушкин — в роли монумента?

Вскоре свершилась Октябрьская революция, которую Марина Цветаева не приняла и не поняла. С ней произошло поистине роковое про исшествие. В мае 1922 года Цветаева со своей дочерью уезжает за границу к мужу, который был белым офицером. Берлин, Прага, Париж. В ее стихах зазвучали совсем иные ноты:

Мертвый был и сгнил:

От вчерашних правд

В доме — смрад и хлам.

Даже самый прах

Вокруг Цветаевой все теснее смыкалась глухая стена одиночества. Ей некому прочесть, некого спросить, не с кем порадоваться. «Родина не есть условность территории, а принадлежность памяти и крови, — писала она. — Не быть в России, забыть Россию — может бояться только тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри — тот теряет ее лишь вместе с жизнью». Тоска по России сказывается в таких лирических стихотворениях, как «Рассвет на рельсах», «Лучина», «Русской ржи от меня поклон», «О неподатливый язык. «, сплетается с думой о новой Родине, которую поэт еще не видел и не знает:

Покамест день не встал

С его страстями стравленными,

Из сырости и шпал

Из сырости — и свай,

Из сырости — и серости.

Покамест день не встал

И не вмешался стрелочник.

Постепенно Цветаева отдаляется от кругов эмигрантов, зреет нелегкое решение:

Ни к городу и ни к селу —

Езжай, мой сын, в свою страну, —

В край — всем краям наоборот! —

Куда назад идти — вперед

Идти, — особенно — тебе.

Личная драма поэтессы переплеталась с трагедией века. Она увидела звериный оскал фашизма и успела проклясть его. Последнее, что Цветаева написала в эмиграции, — цикл гневных антифашистских стихов о растоптанной Чехословакии, которую она нежно и преданно любила. Это поистине «плач гнева и любви», Цветаева теряла уже надежду — спасительную веру в жизнь. Эти стихи ее — как крик живой, но истерзанной души:

В Бедламе нелюдей

С волками площадей

На этой ноте последнего отчаяния оборвалось творчество Цветаевой. Дальше осталось просто человеческое существование. И того — в обрез. В 1939 году Цветаева восстанавливает свое советское гражданство и возвращается на родину. Она мечтала вернуться в Россию «желанным и жданным гостем». Но так не получилось: муж и дочь подверглись необоснованным репрессиям. Грянула война. Превратности эвакуации забросили Цветаеву сначала в Чистополь, а затем в Елабугу. Измученная, потерявшая веру, 31 августа 1941 года Марина Ивановна Цветаева покончила жизнь самоубийством. Могила ее затерялась.

Марину Цветаеву-поэта не спутаешь ни с кем другим. Ее стихи можно безошибочно узнать — по особому распеву, ритмам, интонации. Марина Цветаева — большой поэт, и вклад ее в культуру русского стиха XX века значительный.

Мой Пушкин

Наверное, у каждого человека в мире есть своя тайна — живительный источник силы, откуда он черпает уверен­ность и спокойствие, радость и восхищение или печаль и грусть. Для меня этим источником является Александр Сергеевич Пушкин. Я помню, как в детстве перед сном мама тихо читала мне чудесные волшебные сказки, волну­ющие чувства и воображение. А потом томик стихов ве­ликого поэта на долгие годы стал моей настольной кни­гой.

Кто, как не Пушкин, заронил в нас зерно любви к род­ной природе, заставил посмотреть на мир внимательнее, доверительнее. Простые и понятные стихи великого мас­тера слова проникают в наши сердца, и вот уже осень — любимое время года поэта — раскрывает перед нами таин­ственные уголки своего золотисто-праздничного дворца:

При кажущейся простоте пушкинский слог полон гар­монии и глубокого смысла. Удивительное чувствование прекрасного Пушкин облекает в сочные и яркие образы, проникновенные и точные слова, которые делают нас ду­шевно богаче и нравственно чище.

Творчество Александра Сергеевича наполнено, дышит любовью: к женщине, друзьям, родине. Эта любовь бывает светлой и печальной, трогательной и неистовой, жертвен­ной и торжественной, но всегда — всепроникающей, всепо­беждающей.

Будучи еще совсем юным, гениальный поэт сумел очис­тить слово «любовь» от налета обыденности, затертости, мелкости и возвысить его до вершин, доступных лишь его священному дару, и нам, помогая приподняться над рути­ной будничных забот. Жертвенная, бескорыстная, святая любовь — умение отдавать, ничего не требуя взамен.

Любовь к друзьям, союз с которыми для Пушкина был «как душа, неразделим и вечен», наполняет его поэзию осо­бым смыслом. Сам верный и преданный друг, он, как ник­то другой, умел поддержать товарищей в трудную минуту, утешить их, порадовать и даже спасти — когда словом, когда делом.

Мне кажется, нет возраста, которому волшебный, бли­стающий, загадочный, прекрасный и неповторимый мир поэзии А. С. Пушкина был бы недоступен. Каждый найдет в нем что-то для себя: сказки, поэмы, советы, дружеские шутки, погружение в историю. Великого поэта всегда интересовали жизнь его современников и предков, человеческие судьбы, поэтому его творчество столь пси­хологично. Материал с сайта //iEssay.ru

Множество испытаний в жизни выпало А. С. Пушки­ну, но даже в трагические минуты он не впадал в отчаяние, поскольку его огромное чуткое сердце всегда было раскры­то для любви. Он верил в человека и доверял жизни, по­этому и поэзия его полна света, добра, красоты. Как писал Белинский: «Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна, она умиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пуш­кина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность. В этом отноше­нии, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: