Биография Гоголя: интересные факты

Гоголь родился третьим в семье, где всего было шесть девочек и шесть мальчиков. Первые два его брата родились мертвыми, так что он был первым выжившим ребенком. Имя Николай он получил в честь иконы Святого Николая, находившейся в местной церкви. В годы своего гимназического ученичества Гоголь показывал неважные результаты. Успешен он был в основном в рисовании и неплохо знал грамматику русского языка, а вот талантом к языкам не обладал и, как ни странно, сочинения писал плохо. В гимназии обучение было организовано даже по тем временам консервативно, приветствовалась зубрежка и применялись наказания розгами, отведать которых приходилось и Гоголю.

Уже в гимназии Гоголь не представлял свою судьбу такой, какая обычно ждала большинство людей его круга. Он был уверен в том, что ему уготована особая судьба, и говорил о знаках провидения, в которые верил. И действительно, мистика преследовала его всю жизнь, что нашло отражение в особенностях его творчества.

Гоголь отличался большим количеством чудачеств и странностей характера. Он чувствовал себя некомфортно в присутствии незнакомых людей, боялся грозы. Необычным было также для него, как мужчины, увлечение рукоделием и кулинарией. Но, несмотря на количество странностей, посмертные психиатрические исследования не подтверждают наличия у него каких-либо психических заболеваний. Скорее всего, гениальный писатель был чудаком и мистификатором, иногда подверженным депрессии.

Широко известен биографический факт, что Гоголь был сладкоежкой. Он в невероятных количествах поглощал сладости, и всегда забирал сахар, подаваемый к чаю, чтобы потом грызть его в течение дня.

Гоголь стеснялся своего большого носа необычной формы и, по-видимому, просил художников немного исправлять его на рисунках. Поэтому на разных портретах Гоголь выглядит по-разному. Переживания по поводу собственного носа у Гоголя были настолько сильными, что в конце концов вылились в повесть «Нос».

Сюжет «Ревизора» был основан на реальных событиях, и был подсказан писателю Пушкиным. И именно Пушкин уговаривал продолжать работу над «Ревизором», когда Гоголь решал покончить с произведением.

Знаменитое произведение писателя «Вий» скорее всего было от начала до конца вымыслом самого Гоголя. Хотя он утверждал, что слово в слово пересказал народное предание, исследователям не удалось обнаружить никаких следов сюжета «Вия» в народном фольклоре.

Гоголь не был женат. Также истории ничего не известно о его романах и связях с какими-либо женщинами. Тот факт, что он часто жил у друзей-мужчин, вместе с отсутствием в его жизни женщин, подтолкнул некоторых исследователей к предположению о латентном гомосексуализме Гоголя.

В конце жизни психологическое состояние Гогля существенно ухудшилось, и он, видимо, сильно попал под власть собственных страхов. За несколько дней до смерти он уничтожает продолжение «Мертвых душ». Также он распорядился чтобы его надгробие соответствовало православныым канонам и велел не хоронить тело до тех пор, пока на нем не появятся явные признаки разложения.

При перезахоронении Гоголя, по одной из версий его голова была повернута в сторону, а по другой — вообще отсутствовала, так как была похищена для коллекции основателя театрального музея Алексея Бахрушина. Впоследствии эта версия была обыграна Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита» в эпизоде с похищением Бегемотом головы Берлиоза.

При перезахоронении на новой могиле Гоголя решили установить бюст, а камень, лежавший там ранее, перенесли на могилу Булгакова. Так после смерти протянулась связь между, наверное, двумя самыми мистическими русскими писателями. После этого в новом свете предстает фраза Булгакова, обращенная к Гоголю: «Учитель, укрой меня своей шинелью».

Почему Гоголь сжег второй том «Мертвых душ»? Возможные версии

Поэма Гоголя «Мертвые души» по праву может считаться одной из лучших книг русской литературы. Гоголевский язык настолько завораживает, что от книги буквально нельзя оторваться. Великолепная речь писателя заставляет литературоведов по сегодняшний день жалеть о невозможности когда-либо увидеть второй том этого произведения.

Многие поколения исследователей творчества русского писателя задаются вопросом: почему Гоголь сжег второй том «Мертвых душ»? Есть несколько вариантов ответа на этот вопрос.

Вариант первый: второго тома не существовало

Данная версия основана на том факте, что никто не видел рукописный вариант второго тома. Единственный свидетель ее сожжения – Семен, слуга Гоголя. По его словам, писатель велел ему принести рукопись и, бросив в камин, поджег бумагу. Семен якобы просил его не сжигать книгу, на что Николай Васильевич ответил, что это не его дело.

Малограмотность и юный возраст слуги вызывают несерьезное отношение к этой версии. Однако свидетельства современников и исследования черновых материалов заставляют поверить, что второй том существовал. Следовательно, версия о том, что Гоголь сжег второй том, вполне реалистична.

Вариант второй: писатель уничтожил черновой вариант второго тома, а рукопись попала к графу А.П. Толстому

Этот вариант, как и первый, также маловероятен и основан на данных все того же Семена, слуги Гоголя. Даже если предположить, что Толстой решил скрыть существование рукописи, за такое долгое время она обязательно попала бы в руки исследователей творчества писателя. Однако такая версия весьма просто объясняет, почему Гоголь сжег второй том «Мертвых душ»: он избавлялся от ненужной бумаги.

Вариант третий: писатель сжег второй том книги, будучи в не совсем вменяемом состоянии

Надо сказать, что писатель с раннего возраста был склонен к депрессии, довольно часто у него случались припадки. Известно, что зимой 1852 года на его душевное состояние отрицательно повлияла смерть жены его друга. Писатель очень боялся смерти. Возможно, он сжег свой труд в возбужденном эмоциональном состоянии, посчитав, например, что его творение недостаточно хорошо. Эта версия более правдоподобна и объясняет, почему Гоголь сжег второй том «Мертвых душ», однако в настоящее время она не самая популярная.

Вариант четвертый: Гоголь сжег рукопись ошибочно, перепутав ее с черновиками

Как говорилось выше, информация, полученная от слуги Гоголя, хоть и не совсем точная, однако близка к истине. Известно, что однажды утром писатель поделился с графом Толстым, у которого жил, что, собираясь сжечь некоторые приготовленные им для этого вещи, сжег все. Также он поделился, что в уничтоженных тетрадках было много дельного изложено.

Согласно этой версии Николай Васильевич был доволен своей работой. Конечно, у него случались минуты отчаяния, но это свойственно каждому человеку, тем более творческому. В этом случае ответ на вопрос, почему Гоголь сжег второй том «Мертвых душ», звучит необыкновенно просто: он ошибся и уничтожил не то, что хотел.

Немного о жанре произведения и его названии

Рассмотрев версии того, почему автор уничтожил свой труд, попробуем разобраться в его жанровых особенностях. Итак, почему Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой. На первый взгляд, такое определение жанра кажется странным. Когда мы слышим слово «поэма», то вспоминаем «Илиаду» и «Одиссею». На первый взгляд нам кажется, что ничего общего между «Мертвыми душами» и творением Гомера нет. Однако исследователи творчества Гоголя находят подтверждения того, что эти произведения действительно относятся к одному жанру. В частности, Коробочка является своеобразным олицетворением нимфы Калипсо, отдаленное поместье которой напоминает заброшенный остров. В образе Собакевича можно узнать циклопа Полифема – великана, живущего в берлогах. Одиссей и Чичиков начинают путешествовать по воле стихий, которые управляют ими. Первый бессилен перед силами природы, второй – перед природой человека.

Авторская исповедь Гоголя

Известен факт, что замысел этой поэмы принадлежал А.С. Пушкину, который восхищался талантом Гоголя описывать портреты людей и подарил Николаю Васильевичу свою идею. Автор «Мертвых душ» так увлекся работой, что решил написать целых три тома. Согласно авторскому замыслу вторая и третья части должны были представить нам положительных персонажей и показать нравственный рост главного героя – Чичикова.

Изначально автор планировал написать роман, но из-за большого количества лирических оборотов Гоголь пришел к пониманию необходимости назвать «Мертвые души» не иначе как поэмой. Такое определение жанра произведения самим писателем лишний раз говорит о том, что он не мог уничтожить его по доброй воле, так как слишком дорожил своим детищем. Скорее всего, это действительно была ошибка.

Итак, мы рассмотрели версии того, почему автор уничтожил свое детище. Однако остались черновики. Наибольшей популярностью пользуются первые пять глав уничтоженного тома. Они должны были быть опубликованы в 2010 году, однако этого не произошло. Хочется выразить надежду, что рано или поздно черновой вариант второго тома увидит свет.

Авторские идеалы и действительность в поэме Н. В.Гоголя «Мертвые души»

Н. В. Гоголь задумывал первую часть поэмы «Мертвые души» как произведение, обличающее социальные пороки общества. В связи с этим он искал для сюжета не простой жизненный факт, а такой, который бы дал возможность обнажить скрытые явления действительности. В этом смысле Гоголю как нельзя лучше подошел сюжет, предложенный А. С. Пушкиным.

Замысел «изъездить вместе с героем всю Русь» давал автору возможность показать жизнь всей страны. А поскольку Гоголь описывал ее так, «чтобы вся мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем», в поэме предстает вся картина русской действительности со всеми экономическими и социальными особенностями. Однако в «Мертвых душах» описывается не только страшная, жестокая реальность жизни страны того времени. Ей противопоставлены светлые, чистые, гуманные идеалы автора, его представление о том, какой должна стать Россия, высказанные в лирических отступлениях и отдельных замечаниях, разбросанных по тексту.

Таким образом, картина жизни и быта губернии, в которой, как и во всей стране, основой социального строя является эксплуатация труда, разворачивается перед читателями по мере того, как Чичиков знакомится с помещиками и чиновниками города NN. И поскольку Гоголь видел основной источник бедствия России в несправедливых и бесчеловечных общественных отношениях, то внимание он уделил в первую очередь помещикам, главным угнетателям крестьян.

Автор описывает имения помещиков, их времяпрепровождение, дает картину полного упадка крестьянских хозяйств. Особенно это заметно в имениях Манилова, Ноздрева, Плюшкина. Но и кажущиеся крепкими хозяйства Коробочки и Собакевича в действительности нежизнеспособны.

Гоголь подчеркивает не только экономическое, но и моральное опустошение помещичьего класса. Углубляя тему духовного разложения дворянства, писатель располагает главы с описанием помещиков в определенном порядке. Он ведет читателя от праздного мечтателя Манилова к «дубинноголовой» скопидомке Коробочке, от бесшабашного мота Ноздрева к оскотинившемуся кулаку Собакевичу и завершает галерею образов помещиков Плюшкиным, «прорехой на человечестве».

Наиболее полно характеризует помещиков их отношение к предложению Чичикова о продаже душ, «в некотором роде окончивших свое существование». Каждый помещик по-своему реагирует на эту просьбу. Манилов со свойственной ему «широтой души» отдает мертвые души даром. Коробочка, привыкшая к тому, что все можно продать и купить, заботится лишь о том, чтобы не прогадать и не продешевить. Собакевич в очередной раз проявляет качества «человека кулака», заламывая цену «сто рублей за штуку». Но какой бы ни была реакция помещиков, все они приходят к одному: если «негоция» не принесет вреда государству и не будет в убыток, они согласны.

Рисуя широкую картину дворянской и помещичьей России, Гоголь не ограничивается изображением одних лишь поместных дворян. На примере города NN он показывает и мир чиновничества, в котором «плодились из безделья» злоупотребление властью, интриги, сплетни.

Все чиновники города, начиная с губернатора, единственным положительным качеством которого являлось вышивание «разных домашних узоров», и кончая самым мелким чиновникам/ берут взятки, грабят казну, ходят на балы и играют в карты. Такой образ жизни становится нормой для них. Они даже не опасаются кары за свои грехи. Ведь устоявшийся «порядок» охраняется полицмейстером, который является главным взяточником и казнокрадом. Кроме того, все чиновники повязаны круговой порукой. Каждый из них не чист на руку, и поэтому никому ни приходит в голову доносить на другого.

Итак, Гоголь показал, что жизнью города управляют необразованные, пустые, бесчестные люди. Более того, введя в поэму «Повесть о капитане Копейкине», автор подчерк-• нул, что такая картина характерна не только для данной губернии, но и для всей страны, которой правят помещики и чиновники, в то время как простой народ терпит одни лишь лишения.

К «мертвым душам» в поэме, безусловно, относится и Чичиков. В его лице выразились уже не застойные явления русской жизни; он символизирует зарождение новых буржуазных тенденций: духа приобретательства и аферы. Гоголь детально исследует истоки его личности. Находчивый и ловкий авантюрист, Чичиков — порождение окружающего мира с его резким разделением на бедных и богатых. Родившись в бедной семье, Чичиков не желает становиться «маленьким человеком». Чтобы подняться по общественной лестнице, он воспитывает в себе приспособленчество и изворотливость.

Гоголь показывает, что бережливость, накопительство Чичикова, которыми он отличался с детства, имеют иную природу, чем, например, скупость Коробочки или Плюшкина. Жажда обогащение у Чичикова — черта нового буржуазного общества, деньги для него — средство достижения цели, жизненного комфорта. При этом он прекрасно видит, каким путем создаются огромные состояния в окружающем мире. Гоголь очень точно оп — . ределил одну из характерных черт поднимающейся буржуазии — жизненную энергию, целеустремленность и в то же время определенную эгоистичность. Итак, привыкшие жить за счет других помещики и чиновники — «мертвые души», с одной стороны, и крестьяне, уделом которых являются нищета, голод, непосильный труд, болезни, с другой, — такой открывается действительность перед Гоголем. Но он не теряет оптимистического настроя, верит в то, что помещики и чиновники изживут себя. Рядом с помещиками, «мертвыми душами», встают светлые образы простых людей, которые являются для автора воплощением идеалов духовности, мужества, свободолюбия.

В лирических отступлениях Гоголь создает образ истинно живой народной души. Автор восторгается удалью, щедростью, талантливостью и умом русского народа. Он восхищается бойким, ярким словом простых людей. Гоголь с любовью говорит, что, «птица-тройка», летящая по необъятным просторам русской земли, «могла родиться только у бойкого народа». Образ «русской тройки», приобретающий символическое значение, неразрывно связан у автора с образами «расторопного ярославского мужика», одним топором и долотом смастерившего прочный экипаж, и ямщика, примостившегося «черт знает на чем» и лихо управляющего тройкой. Ведь только благодаря таким людям Русь несется вперед, поражая созерцателя этого чуда. Именно Россия, подобная «необгонимой тройке», заставляющая «другие народы и государства» давать ей дорогу, а не Россия маниловых, собакевичей и Плюшкиных является идеалом Гоголя. Показывая на примере простых людей истинно ценные качества души, Гоголь обращается к читателям с призывом сохранять с юношеских лет «всечеловеческие движения».

В лирических отступлениях Гоголь затрагивает много проблем. В этих размышлениях выражены идеалы автора. Так, говоря о двух типах писателей, Гоголь отмечает, что истинный писатель не тот, который «чудно польстил людям, скрыв печальное в жизни», а тот, кто дерзнул «вызвать наружу всю страшную» потрясающую тину мелочей, окутавших нашу жизнь».

Итак, мы можем утверждать, что в поэме «Мертвые души» отражены и действительность, и авторские идеалы. Гоголь без прикрас показывает жизнь современной ему России и одновременно учит доброте, честности, любви и труду. Культурный, любящий Родину, думающий человек с живой душой — вот идеал Гоголя, который созвучен и нашему времени.

Почему Николай Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой?

Хотя понятие жанра непрерывно изменяется и усложняется, под жанром можно понимать исторически складывающийся тип литературного произведения, которому присущи определенные черты. По этим чертам становится ясна основная мысль произведения, и мы примерно угадываем его содержание: от определения «роман» мы ждем описания длительного периода жизни героев, от комедии — динамичного действия и необычной развязки; лирическое стихотворение должно погружать нас в глубину чувств и переживаний. Но когда эти черты, присущие разным

Жанровое определение «поэма», под которой тогда однозначно понималось лироэпическое произведение, написанное в стихотворной форме и романтическое по преимуществу, принималось современниками Гоголя поразному. Одни нашли его издевательским. Реакционная критика просто глумилась над авторским определением жанра произведения.

Почему же именно этот жанр Гоголь избрал для воплощения своих идей? Неужели поэма настолько вместительна, чтобы дать простор всем мыслям и духовным переживаниям Гоголя? Ведь «Мертвые души» воплотили в себе и иронию, и художественную проповедь. Безусловно, в этом-то и состоит мастерство Гоголя. Он сумел перемешать черты, присущие разным жанрам, и гармонично соединить их под одним жанровым определением «поэма».

Что же нового внес Гоголь? Какие из черт поэмы, корни которой уходят в античность, он оставил для раскрытия своего творческого замысла? Прежде всего нам вспоминаются «Илиада» и «Одиссея» Гомера. На этой основе развернулась полемика между Белинским и Аксаковым, который считал, что «Мертвые души» написаны точно по образцу «Илиады» и «Одиссеи». «В поэме Гоголя является нам тот древний гомеровский эпос, в ней возникает вновь его важный характер, его достоинство и широко-объемлющий размер», — писал Аксаков.

Действительно, черты сходства с гомеровской поэмой очевидны, они играют большую роль в определении жанра и раскрытии замысла автора. Уже начиная с заглавия, аналогия со странствиями Одиссея очевидна. На яростные протесты цензуры против такого несколько странного названия — «Мертвые души» — Гоголь ответил, прибавив к главному названию еще одно — «Похождения Чичикова». Но похождения, путешествия, странствия Одиссея и описал великий Гомер.

Одной из самых ярких аналогий с поэмой Гомера является появление Чичикова у Коробочки. Если Чичиков Одиссей, странствующий по свету, то Коробочка предстает перед нами, пусть в таком необычном виде, нимфой Калипсо или волшебницей Цирцеей: «Ах, сударь-батюшка, да у тебя-то, как у борова, вся спина и бок в грязи. Где так изволил засалиться?» Такими словами приветствует Коробочка Чичикова, и так, только превратив их в настоящих свиней, встречает спутников Одиссея Цирцея. Пробыв у Коробочки около суток, Чичиков сам превращается в борова, поглощая пироги и прочие яства. Надо заметить, что Коробочка (кстати, единственная женщина среди помещиков) проживала в своем отдаленном поместье, напоминающем заброшенный остров Калипсо, и продержала Чичикова у себя дольше всех помещиков. У Коробочки приоткрывается тайна шкатулочки Чичикова. Некоторые исследователи полагают, что это жена Чичикова. В этом ярко проявляется мистицизм и загадочность гоголевского произведения, оно отчасти начинает напоминать лирическую поэму с волнующим мистическим сюжетом. Заглавие «Мертвые души» и черепа, нарисованные самим Гоголем на титульном листе, только подтверждают эту мысль.

Другим напоминанием о гомеровской поэме может служить образ Собакевича. Стоит лишь взглянуть на него, и мы узнаем в нем циклопа Полифема — мощного, грозного великана, обитающего в таких же огромных берлогах. Дом Собакевича вовсе не отличается красотой и изяществом, а про такое здание мы говорим — циклопическое сооружение, имея в виду его форму и полное отсутствие какой-либо логики в построении. Да и сам Собакевич противоречив: его «половина» — Феодулия Ивановна, тощая как жердь, является полной противоположностью своему мужу.

Но не только в описаниях помещиков мы находим сходство с гомеровской поэмой. Интересен также и эпизод на таможне, не уступающий по своей хитрости смекалке Одиссея. Перевозка кружев на баранах явно перенята у античного героя, который спас свою жизнь и жизни своих товарищей, подвязав людей под овец.

Аналогии есть и в композиции — экспозиция о прошлых делах Чичикова дана в конце произведения, так же, как и Одиссей рассказывает Алкиною о своих бедствиях, уже находясь почти рядом с родной Итакой. Такой перестановке вступлений, заключений и главной части способствует и еще один интересный факт: и Одиссей, и Чичиков путешествуют как бы не по своей воле — они оба постепенно затягиваются стихиями, которые управляют героями, как хотят. Обращает на себя внимание сходство этих стихий: в одном случае это грозная природа, в другом — порочная природа человека.

Итак, мы видим, что композиция непосредственно связана с жанром поэмы, и гомеровские аналогии здесь имеют огромное значение. Они играют большую роль в жанровом определении и расширяют поэму до размеров «малого рода эпопеи». На это прямо указывают необычные композиционные приемы, позволяющие охватить значительный отрезок времени, и вставные рассказы, усложняющие сюжетную линию произведения.

Но говорить о прямом влиянии античного эпоса на гоголевскую поэму было бы неправильно. Начиная с древних времен многие жанры прошли сложную эволюцию. Думать, что в наше время возможен древний эпос, это так же нелепо, как и полагать, что человечество может вновь сделаться ребенком. Об этом писал В. Белинский, полемизируя с К. Аксаковым. Но поэма Гоголя, конечно, куда философичней, и некоторые критики находят влияние другого великого произведения, правда, уже эпохи Возрождения — «Божественной комедии» Данте.

В самой структуре поэмы просматриваются некоторые черты сходства: во-первых, указывается на трехчастный принцип композиции произведения, и первый том «Мертвых душ», задуманных как трехтомник, являет собой, условно говоря, Ад дантовской комедии. Отдельные главы представляют собой круги ада: 1-й круг — Лимб — поместье Манилова, где находятся безгрешные язычники — Манилов с женой и их дети. Сладострастники Коробочка и Ноздрев населяют второй круг ада, далее следуют Собакевич и Плюшкин, одержимые Плутосом — богом богатства и скупости.

Город Дит — губернский город, и даже стражник у ворот, у которого усы кажутся на лбу и напоминают таким образом рога черта, уже говорит нам о сходстве этих порочных городов своим видом. В то время, когда Чичиков покидает город, в него вносят гроб покойного прокурора — это черти волокут его душу в ад. Через это царство тени и мрака проглядывает лишь один луч света, губернаторская дочка — Беатриче (или героиня 2 тома «Мертвых душ» Уленька Бетрищева).

Композиционные и текстовые аналогии с комедией Данте указывают на всеобъемлющий характер гоголевского произведения. Одним сравнением России с адом в первом томе Гоголь помогает нам понять, что Россия должна воспрянуть духом и из ада пройти в чистилище, а затем в рай. Такие несколько утопические и гротесковые идеи Гоголя, его всеуничтожающие и поистине гомеровские сравнения могли быть выражены только в поэме, такой мистической и необычной по своему сюжету, как у Данте.

В том, что Гоголь не сумел осуществить свой творческий замысел, состоявший в создании чистилища и рая (двух последующих томов), состоит эстетическая трагедия Гоголя. Он слишком хорошо осознавал падение России, и в его поэме пошлая российская действительность нашла свое философски полное отражение. Получилась как бы пародия, изобличение пороков российской действительности.

Задуманное Гоголем возрождение Чичикова несет в себе оттенок некоего донкихотства. Перед нами открывается еще один возможный прообраз поэмы Гоголя – травестированный рыцарский роман (которым является и «Дон-Кихот» Сервантеса). В основе травестированного рыцарского романа, а иначе плутовского, также лежит жанр похождений.

Чичиков путешествует по России, занимаясь аферами и сомнительными предприятиями, но сквозь поиски сокровищ проглядывают поиски духовного совершенства — Гоголь постепенно выводит Чичикова на прямой путь, который бы явился началом долгого пути возрождения во втором и третьем томах «Мертвых душ». Травестирование жанра, как, например, травестирование рыцарского романа в плутовской, приводит иногда к тому, что большое влияние начинают оказывать и фольклорные элементы. Их влияние на формирование жанрового своеобразия «Мертвых душ» достаточно велико. Причем на творчество Гоголя, который был украинофилом, непосредственное влияние оказали именно украинские мотивы, тем более что и травести оказались наиболее распространенными на Украине (например, поэма Котляревского «Энеида»). В. Бахтин находит в гоголевской поэме «формы веселого карнавального шествия по преисподней».

Итак, перед нами предстают обычные герои фольклорных жанров — богатыри, изображенные Гоголем как бы в перевернутом виде (в виде антибогатырей без душ). Это гоголевские помещики и чиновники, например, Собакевич, который, по мнению Набокова, является чуть ли не самым поэтическим героем Гоголя. Большую роль в поэме играет и образ народа, но не жалкие Селифан и Петрушка, которые, по сути, тоже внутренне мертвы, а идеализированный народ лирических отступлений. Он не только указывает на такой фольклорный жанр, как лирическая народная песня, но как бы подводит нас к самому глубокому в художественном и идейном смысле жанру — художественной проповеди.

Гоголь сам мыслил себя богатырем, который, прямо указуя на недостатки, воспитает Россию и удержит ее от дальнейшего падения. Он думал, что, показав «метафизическую природу зла» (Бердяев), возродит падшие «мертвые души» и своим произведением, как рычагом, перевернет их развитие в сторону возрождения. На это указывает один факт: Гоголь хотел, чтобы его поэма вышла вместе с картиной Иванова «Явление Христа народу». Таким же лучом, способствующим прозрению, Гоголь представлял и свое произведение.

В этом и есть особый замысел Гоголя: сочетание черт разных жанров придает его произведению всеобъемлющий дидактический характер притчи или поучения. Первая часть задуманной трилогии написана блестяще только один Гоголь сумел так ярко показать безобразную российскую действительность. Но в дальнейшем писателя постигла эстетическая и творческая трагедия, художественная проповедь воплотила только первую свою часть — порицание, но не имела конца — раскаяния и воскресения. Намек на раскаяние содержится в самом жанровом определении. Именно лирические отступления, которыми и должна быть наполнена настоящая поэма, указывают на него, хотя они и остаются, пожалуй, единственной чертой настоящего лироэпического произведения. Они придают всему произведению внутреннюю грусть и оттеняют иронию. Сам Гоголь говорил, что 1-й том «Мертвых душ» — это лишь «крыльцо к обширному зданию», 2-й и 3-й тома — чистилище и возрождение.

Писатель думал переродить людей путем прямого наставления, но не смог: он так и не увидел идеальных «воскресших» людей. Но его литературное начинание было продолжено в русской литературе. Достоевский, Толстой смогли показать перерождение человека, воскресение его и той действительности, которую так ярко изобразил Гоголь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: