Белый стих в русской поэзии

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Поэзия и поэты серебряного века, биографии и стихи поэтов

Серебряный век

На стыке XIX и XX веков русская поэзия пережила второе рождение, которое впоследствии было названо ее серебряным веком. Бальмонт и Сологуб, Брюсов и Блок, Гумилев и Ахматова, Мандельштам, Волошин, Цветаева, Северянин, Есенин, Маяковский и другие знаменитые русские поэты в этот период написали свои лучшие творения.

Свежее слово в русскую поэзию стремились внести символисты — романтики серебряного века, видевшие преображение человечества в слиянии прекрасного и божественного — искусства и религии. Ветвь, отошедшая от ствола символизма — акмеисты — напротив, стали воспевать земное существование во всей красоте его многообразия. Футуристы же с их тяготением к словотворчеству шли в ногу с европейскими авангардистами от искусства. Футуристический экспрессионизм, стремление к эпатажу, дух бунтарства привнесли свежую струю энергии в поэзию этого периода, сделав серебряный век русской поэзии еще богаче.

Сайт о поэзии и поэтах серебряного века будет полезен не только преподавателям словесности, школьникам и студентам-филологам, но и всем любителям русской поэзии. Вы сможете узнать чем отличаются младосимволисты от символистов первой волны, какие идеи несли в жизнь объединения «Центрифуга» и «Мезонин поэзии», кто такие крестьянские поэты, почему Бунин, Цветаева, Ходасевич, Эренбург не входили в сложившиеся группы поэтов, какие вехи биографии каждого из поэтов стали определяющими на пути выбора того или иного поэтического течения и о многом другом, а самое главное — насладиться прекрасной поэзией.

Белый стих

Термин этот возник из‑за ошибки в переводе английского слова «blank» на французский язык. Французы прочитали это слово, означающее «стереть», «уничтожить» (рифму), как blanch, т. е. «белить». Из французской поэтики термин перешел в русскую. Иногда понятие «белый стих» означает любой стих без рифмы, включая свободный стих (верлибр). Некоторые теоретики литературы предлагают исключить из белых стихов античные метрические стихи (гекзаметр, алкееву, или алкманову, строфу), а также фольклорные нерифмованные стихи и к белым стихам относить лишь те, которые возникли после введения рифмы в обиход европейской поэзии как некое противопоставление рифмованному стиху.

Наиболее обоснованным можно считать определение белого стиха как стиха метрически организованного, но без рифмы. Сюда следует включить и стихи, созданные античными поэтами, и фольклорные произведения независимо от времени их возникновения.

В русском фольклоре издревле существуют жанры метрически организованного безрифменного стиха — былины, исторические песни, плачи. Рифмы, встречающиеся в этих жанрах, относятся к случайным.

В русской литературной традиции белый стих рассматривается уже в «пиитиках» (поэтиках) XVII в., но в период силлабической метрики (см. Стихосложение) он довольно редок. А. Дм. Кантемир в XVIII в. пользуется белым стихом при переводе античных авторов. Один из создателей русского силлаботонического стиха — В. К. Тредиаковский — пропагандирует белый стих.

В русской поэзии XVIII в., однако, белый стих довольно редок и используется главным образом для перевода безрифменных стихов с других языков. В. А. Жуковский и Н. И. Гнедич канонизировали русский гекзаметр в переводах «Одиссеи» и «Илиады». А. С. Пушкин утвердил пятистопный ямб без рифмы как стих драматургии («Маленькие трагедии», «Борис Годунов»).

Традиция пушкинского пятистопного ямба, скорее всего заимствованная русской поэзией у У. Шекспира, продолжается и в наши дни.

А. А. Дельвиг и А. В. Кольцов пользовались белым стихом при воссоздании русских фольклорных интонаций.

Уж не вырваться из клеточки Певчей птичке конопляночке. Знать, и вам не видеть более Прежней воли с прежней радостью. (А. А. Дельвиг) Соловьем залетным Юность пролетела, Волной в непогоду Радость прошумела. За рекой, на горе, Лес зеленый шумит, Под горой, за рекой, Хуторочек стоит… Ах, степь ты, степь зеленая, Вы, пташечки певучие, Разнежили вы девицу, Отбили хлеб у мельника! (А. В. Кольцов)

Дактилические окончания стиха появляются в литературе как предвестие дактилической рифмы (см. Рифма). С первой трети XIX в. белый стих прочно утверждается в русской поэзии. Им написана знаменитая поэма Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». В начале XX в. белым стихом пользовались символисты (А. А. Блок, Вяч. И. Иванов). Из наиболее значительных переводов этого времени можно назвать трагедии Еврипида (пер. И. Ф. Анненского), «Песнь о Гайавате» Г. У. Лонгфелло (пер И. А. Бунина).

Белым стихом написаны некоторые крупные произведения советской поэзии: поэмы Э. Г. Багрицкого, «Середина века» В. А. Луговского.

Реферат: Белый стих

Белый стих – это форма нерифмованного стиха, традиционно применяемая в новоевропейской силлабо-тонике и редко — в некоторых формах тоники. Обратимся к примеру из творчества О.Э.Мандельштама, в котором использование белого стиха мотивировано смыслом стихотворения (поэт не услышит зарифмованные стихи в исполнении актеров, и эту “потерю” чужих рифм подчеркивает его собственный белый стих):

Я не увижу знаменитой “Федры”

В старинном многоярусном театре,

С прокопченной высокой галереи,

При свете оплывающих свечей.

И, равнодушен к суете актеров,

Сбирающих рукоплесканий жатву,

Я не услышу, обращенный к рампе,

Двойною рифмой оперенный стих…

(“Я не увижу знаменитой “Федры”…)

Эффект, производимый белым стихом, действенен только в тот период и только тогда ощутим читателем, когда подавляющее большинство поэтов зарифмовывают строки, а читающая публика начинает видеть в рифме чуть ли не главный признак стихотворной речи. Поэтому к белому стиху не следует относить те ранние образцы национальных поэтических традиций, создатели которых не были знакомы с явлением рифмы, — стихи античной Греции, русские былины и т.п.

Впрочем, некоторые теоретики литературы (например М.Л.Гаспаров) трактуют указанное понятие слишком широко, практически отождествляя белый стих с любым нерифмованным стихотворным текстом. Вряд ли с этим можно согласиться, особенно если учитывать этимологию термина “белый стих”: русский эпитет “белый” по отношению к стиху – калька французского “blanc”, а французский эпитет в свою очередь – неточная, но фонетически объяснимая адаптация английского эпитета “blank” (“пустой”).

Хотя строки с белым стихом и лишены рифм, они нисколько не хуже рифмованных. Не забудем о том, что “рифма” и “ритм” – этимологически родственные понятия (то и другое – от греч. “rythmos”, т.е. “соразмерность”). В европейской поэзии созвучия лишь подчеркивают края стихов, ритмических рядов. Произведение, написанное белым стихом, может не иметь той композиции звуковых повторов внутри строфы, которую мы обычно называем “рифмовкой”. Но оно может иметь повторяющуюся в строфах последовательность клаузул (стиховых окончаний).

Например, все строки такого произведения могут оканчиваться только мужскими, только женскими или дактилическими клаузулами; в другом случае клаузулы разных типов могут следовать попарно, либо тем или иным образом чередоваться. В поэме Н.А.Некрасова “Кому на Руси жить хорошо” – только дактилические (д) и мужские (м) клаузулы, притом подчиняющиеся единому композиционному принципу: мужские клаузулы фиксируют окончание длинной синтаксической конструкции или одной из ее частей, совпадающее с окончанием какой-либо строки, остальные же строки оканчиваются клаузулами дактилическими.

Свалив беду на лешего, (д)

Под лесом при дороженьке (д)

Уселись мужики. (м)

Зажгли костер, сложилися, (д)

За водкой двое сбегали, (д)

А прочие покудова (д)

Стаканчик изготовили, (д)

Бересты понадрав. (м)

Часто последовательность клаузул при белом стихе заменяет композицию рифм, компенсирует их отсутствие: рифма исчезает, но композиция клаузул сохраняется. Такие стихи не менее мелодичны, чем рифмованные, а между тем их творцы часто стараются не отвлекать читателя звучными рифмами от особо насыщенного смыслом текста. Б.Л.Пастернак как переводчик Шекспира сохранял исходную форму белого стиха, но часто компенсировал отсутствие рифм чередованием мужских (м) и женских (ж) клаузул (и в тех случаях, когда этого чередования не было в тексте источника). Вот так в переводе Пастернака выглядит начало первого монолога леди Макбет из знаменитой трагедии:

Да, ты гламисский и кавдорский тан (м)

И будешь тем, что рок сулил, но слишком (ж)

Пропитан молоком сердечных чувств, (м)

Чтоб действовать. Ты полон честолюбья. (ж)

Но ты б хотел, не замаравши рук, (м)

Возвыситься и согрешить безгрешно. (ж)

(У.Шекспир. Макбет. Акт I. Сцена V)

“Белый стих” как “минус-рифмовку” не следует путать с “холостым стихом” (в схеме рифмовки обозначается литерой “х”). “Холостыми” называют стихотворные строки без рифмы, которые обнаруживаются в строфе с рифмовкой. Существуют даже способы рифмовки, основывающиеся на чередовании рифмованных и холостых стихов. Такова рифмовка “гейневского” типа (хаха хвхв …), чрезвычайно популярная в русской поэзии середины XIX века: в четверостишии четные стихи – рифмованные, нечетные – холостые.

Во Францию два гренадера Х

Из русского плена брели, а

И оба душой приуныли, Х

Дойдя до Немецкой земли. а

(Г.Гейне. Гренадеры. Пер. М.Михайлова)

Возможны и другие способы чередования холостых и рифмованных строк. Например, Ю.Д.Левитанский трансформировал кольцевую рифмовку в эффектную схему (хаах хввх . ), предписывающую рифмовать только центральные строки четверостишия, оставляя крайние стихи холостыми:

Когда в душе разлад – х

Строка не удается: А

Строке передается А

Разлаженность души… х

(Ю.Д.Левитанский. “Когда в душе разлад…”)

Подобно тому как в строфе стихотворения могут чередоваться рифмованные и холостые стихи, в произведениях больших форм могут сочетаться части с рифмованным текстом – и с белым стихом. В “Борисе Годунове” А.С.Пушкина сплошной белый стих сменяется рифмованным текстом лишь однажды, когда Лжедимитрий “гордо”, согласно ремарке, произносит перед Мариной монолог “Тень Грозного меня усыновила…”. Этот монолог открывается четверостишием с перекрестной рифмовкой. Неожиданная смена белого стиха рифмованным символизирует перемену эмоционального состояния действующего лица, выделяет особо значимый для постижения характера фрагмент текста.

Как было указано, белый стих преимущественно используется в силлабо-тонике. Он невозможен в такой разновидности тоники, как акцентный стих, по сути являющийся рифмованным верлибром. А вот в дольнике и тактовике – возможен, но подобные тонические образцы встречаются крайне редко, да и создаются, по-видимому, ради эксперимента.

…И ты увидишь в кромешном мраке,

как кружится ворон над спящей Троей,

и ты разглядишь в коне деревянном

ахейских воинов смуглолицых,

ты разглядишь их лица и руки,

их оружье и их доспехи

(Ю.Д.Левитанский. “Не руки скрещивать на груди…”)

В русской поэзии белый стих изначально использовался для переводов иностранных произведений, а также для их имитации. Он органичен в любых силлабо-тонических формах и применим в сочинениях любого литературного рода. Между тем, в истории отечественной литературы можно отчетливо различить оформившиеся традиции: во-первых, использования белого стиха в первую очередь в лирических и драматических жанрах, а во-вторых – его применения в произведениях с определенным силлабо-тоническим размером.

Так, белый 5-стопный ямб пришел в Россию из Англии. На русских авторов стихотворных трагедий и драм оказали влияние исторические хроники и трагедии Шекспира. Ориентируясь на приемы Шекспира, Пушкин пишет “Бориса Годунова” и цикл “Маленькие трагедии”. А.К.Толстой белым 5-стопным ямбом подхватывает историческую тему и развивает ее в драматической трилогии “Смерть Иоанна Грозного”, “Царь Федор Иоаннович” и “Царь Борис”. Уже в первой половине XIX в. эта форма распространилась на лирику и укоренилась в элегиях.

Белый 4-стопный хорей, напротив, применялся в стихотворных эпических жанрах. Начиная с переводов В.А.Жуковского, а затем П.А.Катенина “Романсов о Сиде”, этот хорей с регулярными женскими клаузулами оформлял в “героических” балладах изображение иностранной “экзотики”. Связь стиховой формы с тематикой отчетливо видна в пародийной балладе Козьмы Пруткова (А.К.Толстого) “Осада Памбы”, которая соотносится и с названными переводами, и с переведенной Жуковским балладой Л.Уланда “Алонзо”. В конце века И.А.Бунин переведет белым 4-стопным хореем “Песнь о Гайавате” Г.У.Лонгфелло, а вскоре эта “героическая” форма определит метризацию прозаической “Песни о Буревестнике” М.Горького.

И, наконец, белый стих в русской поэзии традиционно связан с интонацией философствования, с изображением внутренней душевной рефлексии (по-видимому, и в этом сказалось влияние драматургии Шекспира). В начале ХХ века с этой целью к форме белого стиха обращался А.А.Блок (“Вольные мысли”).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Название: Белый стих
Раздел: Языкознание, филология
Тип: реферат Добавлен 22:01:26 25 января 2005 Похожие работы
Просмотров: 643 Комментариев: 14 Оценило: 4 человек Средний балл: 4.3 Оценка: неизвестно Скачать