Пустынник и медведь — Басня Лафонтена

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай Бог с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Жил некто человек безродный, одинокий,
Вдали от города, в глуши.
Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши,
А в одиночестве способен жить не всякий:
Утешно нам и грусть, и радость разделить.

Мне скажут: «А лужок, а темная дуброва,
Пригорки, ручейки и мурава шелкова?»
«Прекрасны, что и говорить!
А все прискучится, как не с кем молвить слова».
Так и Пустыннику тому
Соскучилось быть вечно одному.
Идет он в лес толкнуться у соседей,
Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть.
В лесу кого набресть,
Кроме волков или медведей?
И точно, встретился с большим Медведем он,
Но делать нечего — снимает шляпу,
И милому соседушке поклон.
Сосед ему протягивает лапу,
И, слово за слово, знакомятся они.
Потом дружатся,
Потом не могут уж расстаться
И целые проводят вместе дни.
О чем у них и что бывало разговору,
Иль присказок, иль шуточек каких,
И как беседа шла у них,
Я по сию не знаю пору:
Пустынник был неговорлив,
Мишук с природы молчалив:
Так из избы не вынесено сору.
Но как бы ни было, Пустынник очень рад,
Что дал ему Бог в друге клад.
Везде за Мишей он, без Мишеньки тошнится
И Мишенькой не может нахвалиться.

Однажды вздумалось друзьям
В день жаркий побродить по рощам, по лугам,
И по долам, и по горам;
А так как человек медведя послабее,
То и Пустынник наш скорее,
Чем Мишенька, устал
И отставать от друга стал.
То видя, говорит, как путный, Мишка другу:
«Приляг-ка, брат, и отдохни,
Да коли хочешь, так сосни;
А я постерегу тебя здесь у досугу».
Пустынник был сговорчив: лег, зевнул
Да тотчас и заснул.
А Мишка на часах — да он и не без дела:
У друга на нос муха села.
Он друга обмахнул,
Взглянул,
А муха на щеке; согнал, а муха снова
У друга на носу,
И неотвязчивей час от часу.
Вот Мишенька, не говоря ни слова,
Увесистый булыжник в лапы сгреб,
Присел на корточки, не переводит духу,
Сам думает: «Молчи-ка, уж я тебя, воструху!» —
И, у друга на лбу подкарауля муху,
Что силы есть — хвать друга камнем в лоб!
Удар так ловок был, что череп врознь раздался,
И Мишин друг лежать надолго там остался!

Мораль басни «Пустынник и медведь»

Многие твердят, что в наш век старинные произведения утратили смысл и не могут служить советчиками. Но это совсем не так и в самом древнем источнике удастся найти мудрость, актуальную для любой ситуации, необходимо только вчитаться в слова автора. Какую же мораль басни «Пустынник и медведь» мы видим и в чем ее полезность для современности?

Ее произносит сам Лафонтен в предисловии – просить оказания помощи следует только от того, кто обладает нужными знаниями, опытом и умением, потому как несведущий человек способен больше навредить, чем пособить беде.

А еще какие верные слова сказал автор о понятиях одиночества и дружбы, как бы ни заверяли нас, что быть одиноким – это проявление свободы, гораздо больше утешения для себя мы находим, если рядом есть кто-то еще. Объединив две эти мудрости в одно целое, делаем вывод: выбирай друзей внимательно, а выбравши – береги!

Басня Лафонтена Пустынник и медведь

Басня Пустынник и медведь читать

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай Бог с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Жил некто человек безродный, одинокий,
Вдали от города, в глуши.
Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши,
А в одиночестве способен жить не всякий:
Утешно нам и грусть, и радость разделить.

Мне скажут: «А лужок, а темная дуброва,
Пригорки, ручейки и мурава шелкова?»
«Прекрасны, что и говорить!
А все прискучится, как не с кем молвить слова».
Так и Пустыннику тому
Соскучилось быть вечно одному.
Идет он в лес толкнуться у соседей,
Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть.
В лесу кого набресть,
Кроме волков или медведей?
И точно, встретился с большим Медведем он,
Но делать нечего — снимает шляпу,
И милому соседушке поклон.
Сосед ему протягивает лапу,
И, слово за слово, знакомятся они.
Потом дружатся,
Потом не могут уж расстаться
И целые проводят вместе дни.
О чем у них и что бывало разговору,
Иль присказок, иль шуточек каких,
И как беседа шла у них,
Я по сию не знаю пору:
Пустынник был неговорлив,
Мишук с природы молчалив:
Так из избы не вынесено сору.
Но как бы ни было, Пустынник очень рад,
Что дал ему Бог в друге клад.
Везде за Мишей он, без Мишеньки тошнится
И Мишенькой не может нахвалиться.

Однажды вздумалось друзьям
В день жаркий побродить по рощам, по лугам,
И по долам, и по горам;
А так как человек медведя послабее,
То и Пустынник наш скорее,
Чем Мишенька, устал
И отставать от друга стал.
То видя, говорит, как путный, Мишка другу:
«Приляг-ка, брат, и отдохни,
Да коли хочешь, так сосни;
А я постерегу тебя здесь у досугу».
Пустынник был сговорчив: лег, зевнул
Да тотчас и заснул.
А Мишка на часах — да он и не без дела:
У друга на нос муха села.
Он друга обмахнул,
Взглянул,
А муха на щеке; согнал, а муха снова
У друга на носу,
И неотвязчивей час от часу.
Вот Мишенька, не говоря ни слова,
Увесистый булыжник в лапы сгреб,
Присел на корточки, не переводит духу,
Сам думает: «Молчи-ка, уж я тебя, воструху!» —
И, у друга на лбу подкарауля муху,
Что силы есть — хвать друга камнем в лоб!
Удар так ловок был, что череп врознь раздался,
И Мишин друг лежать надолго там остался!

Басни Лафонтена

Басни Лафонтена читать детям стоит уже только потому, что в их сюжете нет нравоучений, которыми «грешат» произведения других авторов. Простые жизненные сюжеты и человеческие поступки здесь раскрывают герои — животные. Как правило, Лафонтен в своих баснях высмеивал тщеславие, наглость и скупость — главные черты зажиточных богачей. И в то же время автор трогательно раскрывает моменты тяжёлой жизни бедняков, подчёркивая при этом их духовные ценности.

Лафонтен Ж — Пустынник и медведь (басня)

«Пустынник и Медведь».

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай Бог с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Жил некто человек безродный, одинокий,
Вдали от города, в глуши.
Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши,
А в одиночестве способен жить не всякий:
Утешно нам и грусть, и радость разделить.
Мне скажут: «А лужок, а темная дуброва,
Пригорки, ручейки и мурава шелкова?»
«Прекрасны, что и говорить!
А все прискучится, как не с кем молвить слова».
Так и Пустыннику тому
Соскучилось быть вечно одному.
Идет он в лес толкнуться у соседей,
Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть.
В лесу кого набресть,
Кроме волков или медведей?
И точно, встретился с большим Медведем он,
Но делать нечего — снимает шляпу,
И милому соседушке поклон.
Сосед ему протягивает лапу,
И, слово за слово, знакомятся они.
Потом дружатся,
Потом не могут уж расстаться
И целые проводят вместе дни.
О чем у них и что бывало разговору,
Иль присказок, иль шуточек каких,
И как беседа шла у них,
Я по сию не знаю пору:
Пустынник был неговорлив,

«Услужливый дурак – опаснее врага». Такое утвержденье предшествует началу истории, рассказанной Лафонтеном. Одинокий отшельник страдает от отсутствия общения. Его уже не радует природа. Пустынник ищет знакомства хоть с кем-нибудь. Но в лесу встречает только большого Медведя. Они «дружатся, потом не могут уж расстаться, и целые проводят вместе дни». Пустынник рад. Он следует за Мишенькой везде. Однажды друзья отправились по лесу побродить. Уставший Пустынник прилег на отдых. « А Мишка на часах». От друга муху отгоняет. А та навязчивее час от часу. Взяв «увесистый булыжник в лапы…что силы есть – хвать друга камнем в лоб… и Мишин друг лежать надолго там остался». Лафонтен делает историю гротескной. «Опасный дурак» оказывает «медвежью услугу». Примечательно, что переводчиком басни на русский язык стал наш знаменитый баснописец Иван Андреевич Крылов.
http://jandelafonten.ru/pustinnik/

ЛАФОНТЕН Жан (Jean de La Fontaine, 1621—1695) — знаменитый французский поэт-баснописец.
В литературу Л. вошел поздно. Он дебютировал посредственным подражанием «Евнуху» Теренция (1654). Переехав в 1657 в Париж и найдя покровителя в лице Фуке, всесильного министра финансов Людовика XIV, Л. получил пенсию, за к-рую обязался сочинять по стихотворению в месяц.
Литературная слава Л. основана целиком на его баснях, которые он, как и все свои другие произведения, сочинял исключительно для высшего парижского света, для придворной аристократии. Это «хорошее общество» (la bonne compagnie) было подлинным ценителем всего творчества Л., к-рый сумел приспособить свою буржуазную психику, свой «галльский» ум, охотно искавший вдохновения у грубых средневековых рассказчиков, к вкусам и требованиям парижских салонов. Эта декларация новой школы «здравого смысла» и «хорошего вкуса» получила практическое осуществление в творчестве самого Л., в частности — в его знаменитых баснях. Правильно заметил Тэн, что всякая басня Л. построена, как маленькая драма, — с экспозицией, интригой и развязкой, с мастерским диалогом, с чисто драматической обрисовкой персонажей посредством их поступков и яз. Это относится не только к людям, но и к животным, к-рых Л. рисует с поразительной жизненностью, заставляя судить об их характере по их поступкам и приписывая им человеческие свойства, не упраздняющие однако их животной натуры.
Басни Л. оказали громадное влияние на все европейские литературы, несмотря на противодействие идеолога передовой немецкой буржуазии XVIII в. Лессинга (см.), стремившегося использовать басню как орудие общественно-политической борьбы. В России по стопам Л. шли все видные русские баснописцы: Сумароков, Хемницер, Измайлов, Дмитриев, Крылов и др.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Басня Лафонтена Пустынник и медведь

Басня Пустынник и медведь читать

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай Бог с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Жил некто человек безродный, одинокий,
Вдали от города, в глуши.
Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши,
А в одиночестве способен жить не всякий:
Утешно нам и грусть, и радость разделить.

Мне скажут: «А лужок, а темная дуброва,
Пригорки, ручейки и мурава шелкова?»
«Прекрасны, что и говорить!
А все прискучится, как не с кем молвить слова».
Так и Пустыннику тому
Соскучилось быть вечно одному.
Идет он в лес толкнуться у соседей,
Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть.
В лесу кого набресть,
Кроме волков или медведей?
И точно, встретился с большим Медведем он,
Но делать нечего — снимает шляпу,
И милому соседушке поклон.
Сосед ему протягивает лапу,
И, слово за слово, знакомятся они.
Потом дружатся,
Потом не могут уж расстаться
И целые проводят вместе дни.
О чем у них и что бывало разговору,
Иль присказок, иль шуточек каких,
И как беседа шла у них,
Я по сию не знаю пору:
Пустынник был неговорлив,
Мишук с природы молчалив:
Так из избы не вынесено сору.
Но как бы ни было, Пустынник очень рад,
Что дал ему Бог в друге клад.
Везде за Мишей он, без Мишеньки тошнится
И Мишенькой не может нахвалиться.

Однажды вздумалось друзьям
В день жаркий побродить по рощам, по лугам,
И по долам, и по горам;
А так как человек медведя послабее,
То и Пустынник наш скорее,
Чем Мишенька, устал
И отставать от друга стал.
То видя, говорит, как путный, Мишка другу:
«Приляг-ка, брат, и отдохни,
Да коли хочешь, так сосни;
А я постерегу тебя здесь у досугу».
Пустынник был сговорчив: лег, зевнул
Да тотчас и заснул.
А Мишка на часах — да он и не без дела:
У друга на нос муха села.
Он друга обмахнул,
Взглянул,
А муха на щеке; согнал, а муха снова
У друга на носу,
И неотвязчивей час от часу.
Вот Мишенька, не говоря ни слова,
Увесистый булыжник в лапы сгреб,
Присел на корточки, не переводит духу,
Сам думает: «Молчи-ка, уж я тебя, воструху!» —
И, у друга на лбу подкарауля муху,
Что силы есть — хвать друга камнем в лоб!
Удар так ловок был, что череп врознь раздался,
И Мишин друг лежать надолго там остался!

Пустынник и медведь — Басня Лафонтена

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай Бог с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Жил некто человек безродный, одинокий,
Вдали от города, в глуши.
Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши,
А в одиночестве способен жить не всякий:
Утешно нам и грусть, и радость разделить.

Мне скажут: «А лужок, а темная дуброва,
Пригорки, ручейки и мурава шелкова?»
«Прекрасны, что и говорить!
А все прискучится, как не с кем молвить слова».
Так и Пустыннику тому
Соскучилось быть вечно одному.
Идет он в лес толкнуться у соседей,
Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть.
В лесу кого набресть,
Кроме волков или медведей?
И точно, встретился с большим Медведем он,
Но делать нечего — снимает шляпу,
И милому соседушке поклон.
Сосед ему протягивает лапу,
И, слово за слово, знакомятся они.
Потом дружатся,
Потом не могут уж расстаться
И целые проводят вместе дни.
О чем у них и что бывало разговору,
Иль присказок, иль шуточек каких,
И как беседа шла у них,
Я по сию не знаю пору:
Пустынник был неговорлив,
Мишук с природы молчалив:
Так из избы не вынесено сору.
Но как бы ни было, Пустынник очень рад,
Что дал ему Бог в друге клад.
Везде за Мишей он, без Мишеньки тошнится
И Мишенькой не может нахвалиться.

Однажды вздумалось друзьям
В день жаркий побродить по рощам, по лугам,
И по долам, и по горам;
А так как человек медведя послабее,
То и Пустынник наш скорее,
Чем Мишенька, устал
И отставать от друга стал.
То видя, говорит, как путный, Мишка другу:
«Приляг-ка, брат, и отдохни,
Да коли хочешь, так сосни;
А я постерегу тебя здесь у досугу».
Пустынник был сговорчив: лег, зевнул
Да тотчас и заснул.
А Мишка на часах — да он и не без дела:
У друга на нос муха села.
Он друга обмахнул,
Взглянул,
А муха на щеке; согнал, а муха снова
У друга на носу,
И неотвязчивей час от часу.
Вот Мишенька, не говоря ни слова,
Увесистый булыжник в лапы сгреб,
Присел на корточки, не переводит духу,
Сам думает: «Молчи-ка, уж я тебя, воструху!» —
И, у друга на лбу подкарауля муху,
Что силы есть — хвать друга камнем в лоб!
Удар так ловок был, что череп врознь раздался,
И Мишин друг лежать надолго там остался!

Мораль басни «Пустынник и медведь»

Многие твердят, что в наш век старинные произведения утратили смысл и не могут служить советчиками. Но это совсем не так и в самом древнем источнике удастся найти мудрость, актуальную для любой ситуации, необходимо только вчитаться в слова автора. Какую же мораль басни «Пустынник и медведь» мы видим и в чем ее полезность для современности?

Ее произносит сам Лафонтен в предисловии – просить оказания помощи следует только от того, кто обладает нужными знаниями, опытом и умением, потому как несведущий человек способен больше навредить, чем пособить беде.

А еще какие верные слова сказал автор о понятиях одиночества и дружбы, как бы ни заверяли нас, что быть одиноким – это проявление свободы, гораздо больше утешения для себя мы находим, если рядом есть кто-то еще. Объединив две эти мудрости в одно целое, делаем вывод: выбирай друзей внимательно, а выбравши – береги!

Басни Лафонтена

Басни Лафонтена читать детям стоит уже только потому, что в их сюжете нет нравоучений, которыми «грешат» произведения других авторов. Простые жизненные сюжеты и человеческие поступки здесь раскрывают герои — животные. Как правило, Лафонтен в своих баснях высмеивал тщеславие, наглость и скупость — главные черты зажиточных богачей. И в то же время автор трогательно раскрывает моменты тяжёлой жизни бедняков, подчёркивая при этом их духовные ценности.

Мастерство Крылова-баснописца

Если обратиться к предшественникам Крылова, то можно заметить, что Эзоп выдвигал на первый план прозаическую форму. У Лафонтена же и Крылова басня — жанр поэтический, и важен рассказ, картинка, «микрокомедия». Русский баснописец использовал сюжеты других авторов (Эзопа, Марциала, Лафонтена), но они звучали совершенно по-новому.

Переводчик в прозе есть раб, переводчик в стихах — соперник, как сказал Жуковский в статье «О басне и баснях Крылова». В баснях Крылова зазвучал народный здравый смысл, они лишены грубоватости басен Сумарокова. Назидательность — неотъемлемая черта облика Крылова, сам баснописец стал для нас примером мудрости, слитой с юмором.

Афоризмы басен Крылова навечно вошли в наш язык наряду с афоризмами грибоедовской комедии. Причем смысл многих иносказательных афоризмов неотделим от басни. Например: «Ай, Моська. «, «Сильнее кошки зверя нет», «Слона-то я и не приметил», «А Васька слушает да ест». Эта образная форма придает мудрости, заключенной в словах, особую емкость, многомерность. В своих баснях Крылов широко использует просторечье, сближает стиль с устной речью, но избегает понимания басни как «низкого» жанра, что было свойственно классицистам.

Композиция басни довольно жесткая, сюжет напоминает сказку либо сценку, «микрокомедию». В рамках басенного сюжета есть завязка, кульминация, развязка; развитие действия происходит в основном в диалогах. В целом же басня содержит мораль, данную в начале или в конце, то есть «душу», и сюжетный рассказ, то есть «тело». Особую роль играет так называемая «катастрофа», или, как она еще называется, «пуант», «острие». Пуант входит в сюжет басни, но относится больше к «душе», то есть к смыслу, морали. Например, в басне «Квартет» мораль н отдельных строчках не выражена, зато все становится ясно уже из слов Соловья; «Л вы, друзья, как ни садитесь. » Так же легко выделить пуант в басне «Слон и Моська»; «Ай, Моська! Знать, она сильна, что лает на Слона». Мораль становится ненужной. В этом проявилось мастерство Крылова — мастерство воссоздания типичной ситуации, меткий афористичный стиль.

Нельзя по остановиться на мастерстве Крылова-версификатора. Вольный ямб как нельзя лучше подходит для передачи жизненных противоречий. Крылов создает ритмический рисунок образа в каждой басне. В басне «Пустынник и Медведь», например, «стихи летают вместе с мухою». По словам Жуковского в басне «Слон и Моська» чередование длинных и коротких стихов создает зрительный образ и Слона, и Моськи. Так же виртуозен Крылов и в звуковой фактуре басни. Это и звукоподражания («Змея» — не только описание змеи, но и звукоподражание, аллитерация на шипящие и свистящие), и более тонкий прием анаграммирования (в той же басне слова подобраны таким образом, что звуки, из которых состоит слово «змея», повторяются чаще других). В басне «Квартет» перестановки слов («на лад нейдет», «нейдет на лад») наглядно изображают попытки зверей найти какой-то «правильный» порядок своего расположения. «Ударили», «дерут» — эти неблагозвучные слова даже вне зависимости от своего лексического значения воссоздают дисгармонию, звуковой образ музыки, а точнее, какофонии, исполняемой героями баспи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector