Басня крылова посвященная

А я скажу: по мне уж лучшей пей. — обработка по словицы «По мне хоть пей, да дело разумей». Особое значение придавал этой басне Гоголь, находя в ней выражение здравого народного взгляда на практическую деятельность. В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» он писал: «Особенно слышно, как он держит сторону ума, как просит не пренебрегать умного человека, но уметь с ним обращаться. Это отозвалось в басне «Музыканты», которую он закончил словами: «По мне уж лучше пей, да дело разумей». Не потому он это сказал, что хотел похвалить пьянство! но потому, что заболела его душа при виде, как некоторые, набравши к себе на место мастеров дела, людей Бог весть каких, еще и хвастаются тем, говоря, что хоть мастерства они не смыслят, зато отличнейшего поведения. Он знал, что с умным человеком все можно сде лать и не трудно его обратить к хорошему поведению, если сумеешь умно поговорить с ним; но дурака трудно сделать умным, как ни говори с ним».

«Ларчик»

Случается нередко нам
И труд и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.
***
К кому-то принесли от мастера Ларец.
Отделкой, чистотой Ларец в глаза кидался;
Ну, всякий Ларчиком прекрасным любовался.
Вот входит в комнату механики мудрец.

Взглянув на Ларчик, он сказал:
«Ларец с секретом,
Так; он и без замка;
А я берусь открыть; да, да, уверен в этом;
Не смейтесь так исподтишка!
Я отыщу секрет и Ларчик вам открою:
В механике и я чего-нибудь да стою».
Вот за Ларец принялся он:
Вертит его со всех сторон
И голову свою ломает;
То гвоздик, то другой, то скобку пожимает.
Тут, глядя на него, иной
Качает головой;
Те шепчутся, а те смеются меж собой.
В ушах лишь только отдаётся:
«Не тут, не так, не там!» Механик пуще рвётся.
Потел, потел; но наконец устал,
От Ларчика отстал
И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.

«Ларчик». Гравюра по рисунку художника А.Сапожникова. 1834г.

И. А. Крылов написал басню «Ларчик» в 1807 году. Баснописец всегда был настроен против пустого мудрствования, которое не могло быть подкреплено практическим опытом или не вытекало из традиций народа и не находило опоры в его исторической жизни. С таким же порицанием он относился и к тем, кто не умел с умом и сноровкой «за дело просто взяться», а пускался в досужие и глубокомысленные рассуждения. Этой теме он посвятил несколько басен, к числу которых относится и басня «Ларчик».

В басне «Ларчик» бросаются в глаза два рода сопоставлений: с одной стороны «мастер», который искусно сделал Ларец, а с другой — «механики мудрец», который, прослыв «мудрецом», ничего еще не сделал.

Самое главное в басне Крылова — рассказ, в котором баснописец передаёт пустые мудрствования («голову свою ломает») и ненужные действия «механики мудреца».

Смех Крылова над незадачливым героем усиливается по мере того, как «механики мудрец» случайно находит истину (Ларец «без замка»), но проходит мимо неё, не догадываясь, что Ларец не заперт (у него и замка-то нет). Он глубокомысленно полагает, будто Ларец без замка имеет какой-нибудь хитрый секрет. Однако секрет состоит в том, что никакого секрета не существует: «А Ларчик просто открывался». Крылов смеётся над «механики мудрецом»: дело заключается не только в том, что задача проста, а герой напрасно искал каких-то сложностей, но и в том, что у Ларчика нужно было поднять крышку. Таким образом, последняя фраза «А Ларчик просто открывался» имеет два значения. Первое состоит в том, что секрет Ларчика прост. В этом случае ударение должно стоять на слове «просто». Из второго следует, что Ларчик не был заперт. И тогда ударение в заключительных словах должно быть поставлено на слове «открывался». Весело смеясь, Крылов играет этими значениями, придавая басне многозначный, широкий и глубокий смысл.

Исторический сюжет в баснях Крылова

Особое место уделял в своем басенном творчестве И, А. Крылов истории. Довольно много басен связано с периодом правления Александра I. Поднимает Крылов даже вопрос о его образовании («Воспитание Льва»), ведь Александр I был воспитан швейцарцем Лагарпом в отрыве от своей собственной культуры и традиций. Может быть, поэтому львенок, явившись после «обучения», говорит на французский манер, что сразу выделяется из всего текста басни, так как перед этим старый лев употребляет просторечные формы.

Через всю басню автор проводит свою мысль о должном воспитании царя. Так, но Крылову, лгать — «не царская наука», призвание же его — глядеть вдаль, быть судьей, министром и воином. Главная наука для царей — «знать свойства своего народа». 11ричем Крылов дважды повторяет, что у львов «не как у нас», ставя при этом вопрос: «А как же у нас?» И сам же на него отвечает, делая жизнь в зверином царстве равной человеческой.

Целый цикл басен посвящен войне 1812 года и послевоенным годам. Вот некоторые из них: «Кот и Повар», «Волк на псарне», «Обоз», «Ворона и Курица», «II 1,у ка и Кот», «Чиж и Еж». К ним примыкают несколько басен довоенного периода. Это «Квартет» и «Лебедь, Рак и Щука», ставшие метафорой неурядиц в Государственном совете. Образ какофонии, диссонанса создается с помощью аллитерации, звукописи, рифмы. Существует мнение, что под Мартышкой Крылов разумел Мордвинова, под Ослом — Завадовского, под Козлом — Лопухина, а под Медведем — Аракчеева. В басне «Лебедь, Рак и Щука» Крылов подчеркивает ненужность и несогласованность действий в Государственном совете с помощью абсурдной ситуации и обилия просторечий («из кожи лезут вон», «впряглись»).

В баснях Крылова, связанных с событиями Отечественной войны, приводится народная оценка происходящего, И от басни к басне народный характер войны становился для самого Крылова все более отчетливым. Уже в басне «Кот и Повар» намечается образ Наполеона («Кот Васька плут! Кот Васька вор!») и манера его действий («бывало, за пример тебя смиренства кажут!»). В морали Крылов дает свой взгляд на тактику борьбы с Наполеоном («Чтоб там речей не тратить по-пустому»).

В басне «Полк па псарне» метафора полностью схватывает характер Наполеон. вследствие чего получается не отвлеченная, а живая характеристика его образа. В басне Крылов сравнивает Кутузова с Наполеоном («Ты сер, а я, приятель, сед»). Кстати, к похожему сравнению обратится и Л. Н. Толстой на страницах романа «Война и мир». Так, в описании портретных деталей Наполеона преобладают сатирические краски («жирные ляжки», «толстая спина», «обросшая жирная грудь»), во всем же внешнем облике Кутузова, хотя он и грузен, сквозят «простота, добро и правда».

В басне «Ворона и Курица» дается метафора пребывания французов в Москве. Существует предположение, что в морали басни Крылов, собственно, указывает на Наполеона. Причем вся басня утверждает приоритет национального, русского. Может быть, поэтому в басне употребляется лишь одно иностранное слово («супостат»), да и то оно определяет «заморских гостей».

Есть у Крылова басни, связанные не только с какими-либо историческими событиями, но и с именами исторических деятелей. Так, в басне «Кукушка и Орел» под Кукушкой подразумевается Булгарин, а в басне «Кукушка и Петух» — Булгарин и Грега. Причем в обеих баснях Крылов выбирает совершенно бездарных в пении птиц, тем самым намекая на «талант» этих писателей. Кстати, так воспринимал Булгарина не один Крылов: ему посвящен ряд пушкинских памфлетов и эпиграмм, а Лермонтов напишет:

И уж не в первый раз, злодей.

Басня «Рыбьи пляски» («Рыбья пляска») была написана но случаю поездки Александра I по России и посещения им Аракчеевских поселений. Причем эта басня имеет два варианта: первоначальный (запрещенный цензурой) и выпущенный в печать. Принципиальная их разница состоит в смысле последних строчек («Тут, старосту лизнув, Лев милостиво в грудь. секретаря и воеводу в своих когтях заставил петь»).

Итак, басни Крылова можно считать своеобразной летописью начала XIX века. Используя метафоры какого-либо исторического события или деятеля, Крылов создает полные и живые характеристики как своего времени, так и отдельного характера, передавая свое отношение через рифму, звуковую запись стихосложения и словоупотребления. Причем в баснях его через язык показана и духовная связь с прошлым. Отсюда такое обилие пословиц, поговорок и народных мудростей.
Похожие сочинения:

  • Язык и стиль в баснях Крылова
  • Жанр басни в творчестве И. А. Крылова
  • Мастерство Крылова-баснописца
  • Басня — произведение художественное, философское, воспитательное
  • Вопрос с ответами К теме «Басни в мировой литературе»
  • «У сильного бекилий виноват всегда . » Произведение за басней И. Крылова «Волк и Ягненок»

Басни [14/14]

XVI. Лев на ловле. Написана по мотивам басни Лафонтена «Телка, Коза и Овца в обществе со Львом», восходящей к Эзопу.
XVII. Конь и Всадник. Басня развивает тему, намеченную в притче И. П. Пнина «Верховая лошадь» (1806), в стихотворении Державина «Колесница» (1803-1804), в ирои-комической поэме А. П. Буниной «Падение Фаэтона», которую на публичном заседании «Беседы» 11 ноября 1811 г. прочитал Крылов. Все эти произведения, написанные в разное время, воспринимались как выражение общественного недовольства политикой слабовольного Александра I.
XIX. Добрая Лисица. В басне использованы мотивы русских сказок о лисе.

I. Демьянова уха. См. с. 362 наст. изд. Кушак — пояс.
III. Чиж и Голубь. Сходный сюжет — в басне Федра «Воробей и Заяц».
IV. Водолазы. Басня написана в 1813 г. в Приютино по заказу А. Н. Оленина для торжественного чтения на открытии имп. Публичной библиотеки. «Другие утверждали, // Что люди от наук лишь только хуже стали» — намек на трактат Руссо «О влиянии наук на нравы».
V. Госпожа и две Служанки. Переработка басни Лафонтена «Старуха и две Служанки», сюжет которой восходит к Эзопу («Хозяйка и Служанки»).
VIII. Зеркало и Обезьяна. Та же тема варьируется в одноименных баснях М. М. Хераскова (1764) и С. А. Тучкова (1789). Ср. также пословицу, поставленную эпиграфом к комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».
IX. Комар и Пастух. Сходная тема намечена в начальном эпизоде поэмы «Комар», приписываемой молодому Вергилию.
X. Крестьянин и Смерть. Переработка басни Лафонтена «Смерть и Дровосек» на сюжет из Эзопа.
XI. Рыцарь. Карачун — в некоторых русских диалектах злой дух.
XII. Тень и Человек. К этой теме обращался в басне «Дурак и Тень» Хемницер.
XV. Собака, Человек, Кошка и Сокол. Близка по теме к басням «Пешеходы и Медведь» и «Дорожные и Разбойник» Федра.
XVI. Подагра и Паук. Переработка одноименной басни Лафонтена.
XVII. Лев и Лисица. Перевод одноименной басни Эзопа.
XIX. Слон в случае. Тема могла быть подсказана притчей «Слон, произведенный в сан», напечатанной в новиковском журнале «Трутень» (1769, л. II).
. попасть в случай. — стать фаворитом.
XX. Туча. Басня воспринималась как — отклик на получение награды псковским губернатором кн. П. И. Шаховским, в то время как он утаил правду о голоде, свирепствующем в ряде уездов его губернии зимой 1811-1812 гг.
XXV. Напраслина. Сюжет восходит к фацеции «О пекшем яйцо» (см.: О. А. Державина. Фацеции. Переводная новелла в русской, литературе XVII века. М., 1962, с. 172-173).

I. Волк и Пастухи. Обработка одноименной басни Эзопа.
III. Гребень. Наяды (греч. миф.) — божества, нимфы вод.
IV. Скупой и Курица. Обработка темы, намеченной в басне «Курица с золотыми яйцами», восходящей к Эзопу.
VI. Алкид. Алкид — одно из имен Геракла. Алкмена — земная женщина, родившая Геракла от Зевса (греч. миф.). Обработка басни Эзопа «Геракл и Афина» (до Крылова на русский язык не переводилась). См. о занятиях Крылова древнегреческим языком на с. 372-374 наст. изд.
VII. Апеллес и Осленок. Н. И. Греч сообщал, что в этой басне будто бы осмеян поэт П. А. Катенин, хваставший тем, что Крылов ему «надоел своими вечными приглашениями».
Апеллес — древнегреческий живописец (IV в. до н. э.). Пегас (греч. миф.) — волшебный крылатый конь; символ поэтического вдохновения. Мидас (греч. миф.) — фригийский царь, награжденный Аполлоном ослиными ушами.
IХ. Мальчик и Змея. Перевод одноименной басни Эзопа.
X. Пловец и Море. Перевод басни Эзопа «Потерпевший кораблекрушение» (до Крылова на русский язык не переводилась).
Амфитрида (греч. миф.) — владычица морей, супруга Посейдона.
Эол (греч. миф.) — повелитель ветров.
XII. Волк и Журавль. Обработка басни «Волк и Аист», восходящей к Эзопу («Волк и Цапля») и Федру.
XIV. Муравей. Об отзыве Пушкина на эту басню см. с. 16 наст. изд.
XV. Пастух и Море. Самостоятельная обработка сюжета одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу.
XVII. Лисица и Виноград. Переработка одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу и Федру.
XIX. Медведь в сетях. Частично использованы мотивы басни Эзопа «Медведь и Лисица».
XXII. Похороны. Самостоятельная разработка сюжета эзоповской басни «Богач».
XXIII. Трудолюбивый Медведь. Предполагают, что непосредственным поводом к написанию басни явилось высочайшее распоряжение о срочной каталогизации публичной библиотеки в марте 1817 г., в то время как самые принципы каталогизации еще не были выработаны.
XXIV. Сочинитель и Разбойник. При жизни Крылова басня была истолкована как выпад против Вольтера, что вызвало протест баснописца. Сирена (греч. миф.) — демоническое существо, полуптица-полуженщина, своим волшебным пением заманивающая путников к гибели. Мегера — (греч. миф.) — одна из трех эриний (богинь мщения), олицетворение гнева и мстительности.
XXV. Ягненок. Басня обращена к дочери А. Н. Оленина, Анне.

I. Совет мышей. Возможно, басня является откликом на образование Государственного совета 1 января 1810 г.
IV. Мот и Ласточка. Переработка басни Эзопа «Молодой человек и Ласточка».
VII. Свинья под Дубом. По теме близка к басням «Пешеходы и Явор» Эзопа и «Дуб и Свинья» Лессинга (впервые переведена на русский язык в журнале «Детское чтение», 1785, ч. III, с. 128).
VIII. Паук и Пчела. Сходная тема намечена в одноименных баснях Геллерта (переведена на русский зык М. Матинским в 1775 г.) и Хольберга (переведена Фонвизиным в,1761 г.).
IX. Лисица и Осел. Переработка басни Лафонтена «Лев в старости», восходящей к Эзопу. Та же тема развита в басне Крылова «Лев состарившийся».
X. Муха и Пчела. Переработка басни Лафонтена «Муха и Муравей», восходящей к Федру.
XII. Котел и Горшок. Переделка басни Лафонтена «Горшок глиняный и Горшок железный», восходящей к Эзопу.
XIII. Дикие Козы. Переработка басни Эзопа «Пастух и Козы».
XV. Голик. Басню рассматривали как отклик на выступление Н. С. Арцибашева в журнале «Вестник Европы» (1821, N5 18), направленное против «Истории Государства Российского» Н. М. Карамзина.
XXII. Две Собаки. Тема восходит к одноименной басне Геллерта.
XXIII. Кошка и Соловей. Басня была первой из опубликованных Крыловым в печатном органе Вольного общества любителей российской словесности и сопровождена восторженным редакционным примечанием — см. с. 392-393 наст. изд. Современники ставили эту басню в связь с новым цензурным уставом, обсуждаемым в то время, который впоследствии получил наименование «чугунного». Тема басни близка к стихотворению Державина «На птичку» (опубликовано позднее): «Поймали птичку голосисту, // И ну сжимать ее рукой: // Пищит бедняжка вместо свисту // А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»
XXIV. Рыбья пляска. При жизни Крылова печаталась под названием «Рыбьи пляски» в переработанном по требованию цензуры виде и заканчивающейся иначе: «Не могши боле тут Лев явной лжи стерпеть, // Чтоб не без музыки плясать народу, // Секретаря и воеводу // В своих когтях заставил петь». О реальном смысле басни см. с. 381 наст. изд. Схожий сюжет — в басне Хемницера «Путешествие Льва». В настоящем издании «Рыбья пляска» печатается по тексту сохранившегося автографа.
XXV. Прихожанин. Тема заимствована из анекдота «Крестьянин из другого прихода» (Спутник и собеседник веселых людей. М., 1776″. Ч. III. С. 5). Басня направлена против П. А. Вяземского, который в своих статьях, стихах, письмах, высказываниях оценивал басни Крылова ниже басен И. И. Дмитриева — см. с. 381, наст. изд.
Платон (1737-1812) — митрополит московский (в миру Левшин), известный проповедник.
XXVI. Ворона. Переработка басни Лафонтена «Сойка, украшенная перьями Павлина», сюжет которой восходит к Эзопу и Федру.
Юнонин двор (римск. миф.) — павлин, по легендарному истолкованию, был посвящен богине Юноне, супруге Юпитера.
Пестрые овцы. Предназначалась Крыловым для седьмой книги басен в издании 1825 г., но не была пропущена цензурой и при жизни автора в печати не появлялась (опубликована впервые в журнале «Русский архив», 1867, вып. 3). Предполагают, что в этой басне содержится отклик на дело о вольнодумстве петербургских профессоров. В конце 1821 г. исполняющий обязанности попечителя Петербургского учебного округа Д. П. Рунич доносительски обвинил К. Ф. Германа, Э. С. Раупаха, К. И. Арсеньева и А. И. Галича в том, что читаемые ими курсы напитаны «противным христианству духом». Дело это тянулось в течение нескольких лет (см.: М. Сухомлинов. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. Т. I. СПб., 1889. С. 239-397).

IV. Белка. 2 мая 1830 г. цензурный комитет отмечал, что басни «Белка» и «Осел» были даны на его рассмотрение, так как цензор Сербинович сомневался, можно ли пропустить эти басни в печать (См.: Пушкин и его современники. Вып. 29-30. Л., 1927. С. 113).
V. Щука. Редакционное примечание издателей «Литературной газеты» к этой басне см. на с. 415 наст. изд.
VII. Бритвы. Об оценке Гоголем этой басни см. с. 441 наст. изд.
X. Булат. Современники относили эту басню к положению выдающегося военачальника, героя Отечественной войны 1812 г. А. П. Ермолова, в николаевское царствование отставленного от службы и проживающего в имении под Орлом.
XII. Пушки и Паруса. Борей (греч. миф.) — бог северного ветра.
XIII. Осел. См. комментарий к басне «Белка».
XIV. Мирон. Мирон — имя это по-гречески означает: «каплющий елеем».
XVII. Филин и Осел. Сюжетно близка к басне Ф. А. Эмина «Сова и Нетопырь». Иносказательный смысл басни раскрыт в письме А. С. Пушкина к М. П. Погодину от 1 июля 1828 г.: «За разбор «Мысли», одного из замечательнейших стихотворений текущей словесности, уже досталось нашим северным шмелям от Крылова, осудившего их, и Шевырева, каждому по достоинству». Здесь имелась в виду критика в «Северной пчеле» (от 15 мая) стихотворения «Мысль» С. П. Шевырева, напечатанного в журнале «Московский вестник» (1828, апрель).
XX. Лещи. — Ср. Басню «Рыбья пляска».
XXI. Водопад и Ручей. Близка по теме к басне Хераскова «Источник и Ручей». См. также с. 15, наст. изд.

I. Пастух. Ср. русскую пословицу: «На волка только слава, а овец таскает Савва».
II. Белка. До Крылова к этой теме обращался Н. Ф. Остолопов («Кот и Белка», 1827).
IV. Лиса. В сюжете использованы мотивы русских сказок.
VII. Два Мальчика. Напоминает басню Лафонтена «Обезьяна и кошка».
IX. Лев и Мышь. Сходная тема — в басне Лафонтена «Лев и Крыса», сюжет которой восходит к Эзопу.
X. Кукушка и Петух. В альманахе «Сто русских литераторов» (Т. 2. СПб., 1841), где впервые была напечатана басня, она сопровождалась карикатурой Дезарно, в которой угадывались фигуры Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча, изображенные с головами Петуха и Кукушки; см. с. 381 наст. изд. О взаимном славословии этих литераторов писал Пушкин в памфлете «Торжество дружбы, или Оправданный Александр Анфимович Орлов» (1831).
XI. Вельможа. О цензурных затруднениях Крылова в связи с этой басней см. на с. 416, 424 наст. изд.

БАСНИ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ДЕВЯТЬ КНИГ

Стыдливый игрок. Судьба игроков. Павлин и Соловей. Впервые напечатаны в журнале «Утренние часы», 1788 (соответственно: ч. I, неделя 5, 18 мая; ч. 2, неделя 18, 17 августа и неделя 24, 28 сентября.). В ч. II (с. 47-48) того же журнала ранее был напечатан прозаический вариант последней басни, без подписи автора. При жизни Крылова басни не перепечатывались.
Лев и Человек. Впервые напечатана в кн. «Басни Ивана Крылова» (1809), но в последующие издания не включалась, возможно, потому, что сходные мотивы варьируются в других баснях Крылова (ср., например, «Лев, Серна и Лиса»).
Пир. Впервые напечатана в кн.: «Сборник статей, читанных в Отделении русского языка и словесности имп. Академии наук» (т. IV. СПб., 1869). На беловом автографе этой басни надпись В. А. Олениной: «В то время, как была написана Крыловым, цензура запретила ее печатать».

/ Полные произведения / Крылов И.А. / Басни

Смотрите также по произведению «Басни»:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: