ДВЕ БОЧКИ

Гоголь, восторгаясь живописностью и меткостью языка и стиха Крылова, писал: «Его речь покорна и послушна мысли и летает, как муха, то являясь вдруг в длинном, шестистопном стихе, то в быстром, одностопном; рассчитанным числом слогов выдает она ощутительно самую невыразимую ее духовность. Стоит вспомнить величественное заключение басни «Две Бочки»:

Великий человек лишь виден на делах,
И думает свою он крепко думу
Без шуму.

Тут от самого размещения слов как бы слышится величие ушедшего в себя человека».

Переделаннные басни Крылова

Слышали когда – либо басни? Конечно, слышали, все ведь в детстве читали и учили басни Ивана Андреевича Крылова. А вам не хотелось их переделать на сегодняшнюю манеру? Конечно, как же! Наверно и пробовали написать свои басни, но лучше всего, конечно, написать переделанные басни. Ведь там нужно только заменить слова или по-другому описать действие и персонажей, а сам дух басни оставить прежним.

Мы тоже решили внести свою лепту в сей не простой, но интересный труд баснописца и на нашем сайте опубликовали переделанные басни Крылова и не только. Согласитесь, что наша жизнь мало чем изменилась за прошедшие несколько столетий, а значит, басни актуальны и в наше время. Читайте и наслаждайтесь, дорогие посетители!

Басня “Стрекоза и муравей”, переделанная

В июньский день по-летне жаркий
Забыв об отдыхе давно
Разя бензином и соляркой
Пер муравей домой бревно

Вдруг на поляне возле речки
он обалдел подняв глаза
Там беззаботно и лениво
В тени дремала стрекоза

Уже Сентябрь сменяет лето
Дождь через день стучит в окно
Добыв себе фуфайку где-то
Прет муравей домой бревно

А на пароме через реку
В тени зонта, прикрыв глаза
В театр или на дискотеку
Плывет неспешно стрекоза

Зима проклятая лютует
Тулуп не греет ни хрена
Но муравей не протестует –
Влачет по снегу два бревна

Встал отдохнуть. Вздохнулось тяжко.
И вдруг увидел в соболях
Лихие три коня в упряжке
мчат стрекозу в своих санях.

Куда летишь – скажи подруга
не зная сути бытия?
Для проведения досуга
На званный ужин еду я.

Приятно выпить рюмку чая
В кругу талантливых людей
Люблю бомонда дух вкушая
Зреть зарождение идей …

Взвалив на плечи бревна снова
Ей муравей ответил так:
“Увидишь если там Крылова
Скажи ему что он дурак.”

Басня “Ворона и лиса”, переделанная

Вароне, шьто жила в горах,
шяшлик на виходной послал Аллах.
Пачистив Блиндамедом клюв в ауле,
варона сел поесть шяшлик на стуле.
И щтоби мясо в горле не застрял,
варона “Хванчкари” бутылку взял.

Тут мимо на работу шел лисица,
глаза-стекло, хотел апахмелица.
И запах шяшлика услышав носом,
к варона подбежал с таким вапросом:

О джюраджёл, какой хароший ты,
чо кущаещь – шяшлик или манты?

Не твой то дело, джюраджёл –
варон сказала -Вон пащщел!!

Но наш лиса не унимался,
беседу продлевать старался,
на все три зуба улибался,
ложился, снова паднимался,
моргал стеклянным ххитрым глазом,
пищал и ловко двигал тазом.

При этом говорил вароне:
Какие бедра у тэбя красивий,
как харашо на них сидят лосины,
какой красивий у тэбя лицо.
Ты красивее , чем барсук Кацо!
Какие перья – все пачти што бэз ущерба!
Ооо, а мускул твой – сматри – Виталий Щерба!
Твой запах – это мир цветов Узбекистана!
Ты не варона, ты АРЁЛ! МАНТАНА!

Да ты фантастишь, джюраджёл.
Ты знаешь, и слищал я, ти круто танцеваешь!

И у варона от такого камплимента
паднялся дух моральный в 22 працента!
Он танцевать не мог от самого рожденья –
праблема бил с каардинацией движенья.
А тут танцором вдруг назвал его лиса!
Варона стал на стул, сказал: Асса.
И нАчал двигать всеми свой частями тела,
пака в затылке ево кожа не вспатэла.
И вдруг варона лапом оступился –
сломался стул – варон упал – РАЗБИЛСЯ!!

Шяшлик на зэмлю повалился
и полбутылки Хванчкара:
Хитрий лиса сказал: УРРРЯЯ.

Басня Крылова “Квартет” переделанная

Проказница Мартышка,
Осёл, козёл да Косолапый Мишка
Затеяли… но не квартет,
Им до квартета дела нет!
А началось всё с пустяка :
Мартышка, так, чуть-чуть, слегка
Читать газеты научилась,
И ей, глупышке, возомнилось,
Что раз учёная она,
То управлять зверьём должна!
Но, скажем сразу, что она
Была такая не одна,
Поскольку много кандидатов
Рвалось в министры, в депутаты.

Ведь всем известно то, что всласть
Живёт тот, кто имеет власть!
Недолго звери сомневались
И на поляне все собрались.
И порешило так зверьё –
Создать правительство своё!
Тут стали все судить-рядить,
Как выборы им сотворить.
Чтоб было чем голосовать,
Стали с берёз берёсту драть.

Решили дятлу заказать
Свою, звериную печать.
Чернику, что в лесу нашли,
Всю на чернила извели.
Гусей на озере поймали
И перья им повыдирали.
(У них, ведь вырастут опять,
А без пера нельзя писать.)
Пока судили и рядили,
Лес потихоньку разорили!
Когда убытки подсчитали
Все звери тихо застонали…
Но не понравилось Мартышке,
Что избран Косолапый Мишка!
И стала верещать противно,
Что выборы нелегитивны!
Что всё подстроено давно
И без неё всё решено!
И стала требовать, опять
Звериный сход в лесу собрать!
Чтоб перевыборы начать,
Пришлось лес снова обобрать!
Мартышке думать ли о том,
Во что всё выльется потом?
Что ей простых зверей напасти?
Дорваться только бы до власти!
Эх, развернулась бы она,
Эх, оторвалась бы сполна!
И вот сбылась мечта Мартышки,
Быть избранной большою шишкой!

Она теперь, ни дать-ни взять,
Премьер Министр! Зверина мать!
И назвала она прогрессом
Служенье личным интересам.
Не заикнулась даже пресса,
Что с, некогда богатым, лесом
Случился СКАЗОЧНЫЙ РАЗОР,
Ему подписан приговор!
И не на месяц, не на год,
А на десяток лет вперёд!
Мораль сей басни в том таится :
Не дать Мартышкам научиться
Читать заумные слова!
И если избирать, то Льва,
Иль Львицу выбрать наконец!
Лишь бы правитель был – МУДРЕЦ.

Обличительная мораль и жизнеутверждающая традиция басен Ивана Крылова

Знаменательной вехой в развитии русской литературы первой трети XIX явилось басенное творчество И.А. Крылова, одного из крупнейших и самобытнейших писателей своего времени. Его творчество таит в себе такое огромное богатство, к которому следует постоянно обращаться и из которого можно бесконечно черпать, «особенно в эпохи нравственных оскудений и художественного упадка».

«Свой» жанр Крылов искал долго и трудно. Но именно в баснях раскрылся во всей полноте сатирический талант Крылова. За сорок лет им было написано более

Басни Крылова – способ народного мышления, мудрость народа, его житейская философия. Слово в баснях Крылова – средство выражения народной смекалки, национальной самобытности русского мужика.

Только в баснях Крылова мы встречаемся с подлинно народными, реалистическими традициями басенного творчества: у Крылова персонажи являются типическими, обобщающими образами, в них ярко отражены человеческие пороки.

Белинский писал: «Самые олицетворения в басне должны быть живыми, поэтическими образами». У Крылова всякое животное имеет свой индивидуальный характер -и проказница-мартышка,

Столкновение этих животных у Крылова всегда образует маленькую драму, где каждое лицо существует само по себе, а все вместе образуют одно общее целое. Это еще с большею характерностью, более типически и художественно совершается в тех баснях, где героями выступают толстый откупщик, который не знает, куда ему деваться от скуки со своими деньгами, и бедный, но довольный своей участью сапожник; повар – любитель морали; недоученный философ, оставшийся без огурцов от излишней учености; мужики-политики и другие персонажи. Тут уже настоящая комедия!

«Звериный маскарад» еще более усиливает сатирический комизм басни, придавая ей гротескную остроту. Животные, наделенные свойствами людей, лишь подчеркивают нелепость и комизм ситуаций. «Простодушное» восприятие их проделок делает еще более смешными поведение и речи басенных персонажей.

Баснописцем выведены сказочные звери, но, несмотря на это, настолько естественны их разговоры, настолько реальны и правдоподобны все отношения между персонажами, лишь слегка завуалированные условностью басенного сюжета. Более того, именно этот элемент сказочной фантастики придает особую остроту сатире, превращая повседневное, обычное в гиперболический гротеск.

Обратимся к одному из маленьких шедевров Крылова – его басне «Квартет. Поводом к ее созданию явилось желание Крылова осмеять образование Государственного совета с его четырьмя департаментами, возглавляемыми Завадовским, Лопухиным, Аракчеевым и Мордвиновым.

Басня приобрела широкое сатирическое значение, высмеивая любую бюрократическую затею. Смешна комичная самоуверенность Мартышки, убежденной, что она в состоянии создать квартет из зверей, никогда никакого отношения к музыке не имевших. Все они очень серьезно взялись за дело, вовсе не представляя себе, что для игры на музыкальном инструменте мало одного желания, нужно еще и умение. Мартышка же уверена, что вся беда в том, что исполнители не так сидят:

Стой, братцы, стой! – кричит Мартышка. – Погодите!

Как музыке идти? Ведь вы не так сидите.

Ты с басом, Мишенька, садись против альта;

Я, прима, сяду против вторы;

Тогда пойдет уж музыка не та:

У нас запляшут лес и горы!

В басне «Две собаки» разыгрывается сценка-диалог между дворовым псом Барбосом, честно несущим, несмотря на лишения, свою сторожевую службу, и изнеженным барским любимцем Жужу. В честном труженике Барбосе и избалованном подхалиме Жужу легко узнаются людские типы. В диалоге звучат два голоса – простой, откровенный Барбоса и хвастливый, изнеженный Жужу, развязно и самодовольно повествующего о своих успехах:

Ну что, Жужутка, как живешь

С тех пор как господа тебя в хоромы взяли?

Ведь помнишь: на дворе мы часто голодали.

Какую службу ты несешь?

Жужу, разоткровенничавшись, отвечает:

«Чем служишь! Вот прекрасно! – С насмешкой отвечал Жужу. – На задних лапках я хожу».

Здесь предельно выразительно показан подхалим, лодырь и бездельник, который благодаря своему угодничеству перед сильными мира сего попадает «в случай», тогда как честный труженик обречен на голод и холод. Поэтому вывод, который дается от имени автора:

Как счастье многие находят

Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят! –

почти излишен. Характеры говорят сами за себя.

Открытием Крылова в басенном жанре и было это создание характеров. В этом отношении он также шел от драматургии, комедии. «На театре должно нравоучение извлекаться из действия», – подчеркивал Крылов в одной из своих рецензий. Этот же принцип он применил и по отношению к басне.

Для сравнения обратимся к басне на тот же сюжет П. А. Вяземского. Если у Крылова показана комическая сценка, персонажи которой раскрываются в диалоге, то у Вяземского басня выглядит эпиграммой, намечающей лишь общую ситуацию, В басне Вяземского «Две собаки», возможно, послужившей зерном и для басни Крылова, диалог сведен к минимуму, отсутствуют те бытовые подробности, то самораскрытие персонажей через их речь, которые столь важны для басни Крылова:

«За что ты в спальне спишь, а зябну я в сенях?» -У Мопса жирного спросил кобель курчавый. «За что? – тот отвечал, – вся тайна в двух словах: Ты в дом для службы взят, а я взят для забавы».

Драматизм басни Крылова, ее «сценичность» особенно наглядны в басне «Демьяновауха», часто представляемой «в лицах». Басня прямо начинается с диалога, с «действия», в котором раскрываются характеры персонажей, настолько жизненные, что перед читателем не возникает никакого вопроса о «морали», о дидактическом поучении:

-Соседушка, мой свет!

Соседушка, я сыт по горло.

Еще тарелочку; послушай: Ушица, ей-же-ей, на славу сварена!

Мы словно нечаянно ворвались в чужой спор. Сват Демьян угощает с необыкновенной широтой и радушием соседа Фоку «на славу» сваренной ухой. Эта сцена выхвачена из жизни: и не в меру гостеприимный и настойчивый Демьян, и послушный Фока, опасающийся обидеть хозяина и через силу съедающий «три тарелки». Как тонко и психологически точно нарисованы характеры персонажей: безвольного Фоки и настойчивого, напористого Демьяна. В начале басни Демьян выглядит просто радушным хозяином, хлебосолом, широкой натурой, любящей показать свою щедрость. Но уже после третьей тарелки, когда в ответ на жалобное замечание Фоки: «Я три тарелки съел» – Демьян ласково замечает: «И, полно, что за счеты: лишь стало бы охоты…» – он становится деспотом и мучителем. Фока не может отказать хозяину, он пересиливает себя, боясь показаться невежливым и неблагодарным, хотя уха стала для него настоящим мучением:

А с Фоки уже давно катился градом пот.

Однако же еще тарелку он берет…

Этот забавный поединок между Демьяном и Фокой кончается бегством последнего, так и не выдержавшего хлебосольства Демьяна.

Обличая ханжество, лицемерие, Крылов не становится в позу «ритора», подобно его Повару в басне «Кот и Повар». Он прибегает к иронии, издевке, больно хлещет ханжу за его елейную, показную благонамеренность. Так в ядовитейшей басне «Музыканты» Крылов не обличает, не осуждает, а лишь рисует картину такой благонамеренной идиллии, которая на поверку оказывается надувательством. Ведь трезвость и «прекрасное поведенье» певцов еще не означает, что они музыкально одарены. Умиление хозяина перед своими непьющими, но бездарными певцами показано с уничтожающей иронией, благодаря этому басня не стареет и актуальна и сейчас. Заключительное замечание:

А я скажу: по мне, уж лучше пей, Да дело разумей… –

четко расширяет, обобщает смысл басни.

Мораль здравого смысла, житейской истины, подтвержденной практикой, сохранила свое значение и поныне.

Такие басни, как «Мельник», «Тришкин кафтан», «Свинья под дубом», «Два Мужика» высмеивают нерадивость, легкомыслие, пьянство, неблагодарность и тому подобные пороки и слабости людей.

Одной из больших удач Крылова следует признать характеры в баснях о людях, где писатель не связан традиционными звериными масками. Такая басня, как «Кот и Повар», безотносительно к ее историческому смыслу, связанному с событиями, непосредственно предшествовавшими Отечественной войне 1812 года, создает типический образ любителя празднословия, «моралиста», который свое красноречие черпает в вине. Сколько ярких красок и оттенков рассыпано в басне: Повар здесь и «грамотей», и «набожных правил», хотя тут же иронически добавлено, что он «в этот день» «по куме тризну правил», почему и забежал с поварни в кабак. Вместе с тем Повар не только пьяница и любитель поучительных увещеваний, но и напыщенный и ограниченный фразер, не замечающий бесплодности своих речей. Так выпукло и ярко предстает перед читателями этот характер.

Басенный мир Крылова представляет собой широкое социальное полотно. Его персонажи не просто типические характеры, а представители различных социальных «сфер» и сословий: придворной знати в баснях «Вельможа», «Вельможа и Философ», финансовой верхушки в баснях «Откупщик и Сапожник», «Мешок», «Богач и Поэт»; судейских в баснях «Щука», «Крестьянин и Овца»; крестьянства в баснях «Два Мужика», «Хозяин и Работник».

Крыловские басни -жанр сюжетный, в котором развитие действия и его повороты играют первостепенную роль. В сюжете заключено действие, движение басни, взаимоотношения ее персонажей. Через сюжет одновременно осуществляется и выражение ее морали, ее внутреннего смысла, ее «души».

Начинаясь с ввода в самое действие – с диалога персонажей или монолога, – сюжет развивается так, что в самом конце басни происходит резкое его изменение, своего рода «катастрофа», или, как принято у ряда авторов, «пуант», острота, «шпилька». Нагнетание действия здесь неожиданно прерывается короткой фразой, остроумной репликой, становящейся «ударным» местом басни, переосмысляющим все предыдущее развитие сюжета.

Такой «пуант» может завершать басню, может находиться несколько раньше, чем ее окончание, но чаще всего является последними (или последним) заключительными стихами. Он освещает новым светом все содержание басни, подлинный смысл событий и действий, о которых говорилось ранее.

Вместе с тем «пуант» не отменяет моралистической концовки (или зачина) от автора, хотя во многих случаях окончательное мнение автора совпадает с ним, и тогда особая мораль отсутствует. В басне «Зеркало и Обезьяна» басенный «пуант» – совет Медведя кривляющейся перед зеркалом Обезьяне, которая осуждает за это своих подруг, – не только раскрывает смысл басни, но и отменяет моралистическую концовку:

Чем кумушек считать трудиться,

Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

Чаще всего подобный «пуант» завершает развитие басенного сюжета, знаменует «катастрофу», крушение ложного представления о действительности самих персонажей. В отдельных случаях это реплика одного из персонажей басни, за которой скрывается сам автор. Так, в басне «Квартет» вслед за подробным описанием неудачной затеи Мартышки и споров участников квартета прилетевший Соловей разрешает их споры приговором:

Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье

И уши ваших понежней, –

Им отвечает Соловей, –

А вы, друзья, как ни садитесь,

Все в музыканты не годитесь.

Или реплика Осла в басне «Слон в случае»:

А я так отгадал –

Без длинных бы ушей он в милость не попал.

При всей своей глупости Осел, сам обладатель длинных ушей, попал в цель: ведь других достоинств у Слона действительно не было.

Однако в принципе эти « пуанты » не заменяют морали автора, которая чаще всего отделена от сюжета басни и дается в качестве самостоятельного дополнения. В басне «Осел и Мужик» рассказывается об Осле, которого Мужик нанял гонять с огорода ворон и воробьев. Осел при всех своих хороших намерениях, гоняя птиц, истоптал весь огород. Басня имеет свой «пуант»:

Увидя тут, что труд его пропал,

Крестьянин на спине ослиной

Убыток выместил дубиной.

Однако баснописец этим не ограничился и добавил от себя «мораль»:

А я скажу, не с тем, чтоб за Осла вступаться:

Он, точно, виноват (с ним сделан и расчет),

Но, кажется, не прав и тот,

Кто поручил Ослу стеречь свой огород.

В басне «Муравей, речь идет о Муравье «силы непомерной», который ею прославился в своем муравейнике. Но честолюбивый Муравей, забивший свою голову речами земляков о его силе, возгордясь, решил «в город показаться», «чтоб силой там повеличаться». Однако, попав в город на телеге с сеном, Муравей, сколько ни старался обратить на себя внимание, остался незамеченным:

Возможно ль, что меня никто не примечает,

Как ни тянусь я целый час;

А, кажется, у нас

Меня весь муравейник знает.

В сущности, уже из этих слов ясна мораль басни, но Крылов добавляет особую моралистическую концовку.

В баснях Крылова наличествует в самом сюжете момент перелома событий – «пуант», «катастрофа», которая в корне меняет положение дел, заставляет читателя (или слушателя) переоценить заново все, что говорилось до этого. Этот «пуант» в отдельных случаях может совпадать с моралистическим заключением басни, но чаще всего независим от него. Он не содержит обобщения, его цель – завершить развитие сюжета неожиданным поворотом событий.

В основе сюжетного строения и – шире – в структуре басни заложена антитеза, противопоставление. Через «реальный», сюжетный строй просвечивает аллегорический – моралистический или сатирический – план. Персонажи басен, будь то звериные маски или люди, действуют по-своему, в сфере своих забот и интересов.

Басни великого русского баснописца Крылова сопровождают читателя на протяжении всей его сознательной жизни и с интересом воспринимаются в любом возрасте.

Крылов живет среди нас, «как живой с живыми говоря». Образы и крылатые строки его басен детских лет запечатлелись Б нашем сознании. Они вошли в наш разговорный язык, стали пословицами: «Хоть видит око, да зуб неймет», «Беда, коль пироги начнет печи сапожник», «Кукушка хвалит Петуха за то, что хвалит он Кукушку»…

Мы отдаем дань И. А. Крылову не только как гениальному писателю, утвердившему и прославившему любимый народом жанр, мы ценим его крыловскую, жизнеутверждающую традицию, воспринятую нашей русской литературой, нашим театром и даже изобразительным искусством.

Басня крылова две подруги

Басня согласно определению из словаря &#151 это «краткий рассказ, имеющий иносказательный смысл». В целях иносказания баснописцы разных времен использовали образы зверей и даже предметов. По художественным, а иногда и по цензурным соображениям на смену людям в басне приходят животные, наделенные отдельными человеческими чертами: трусостью, храбростью, добротой, мужеством и др. Такие образы животных, олицетворяющих какую-то одну черту человеческого характера, широко использовали в своих баснях Эзоп, Федр, Лафонтен, Лессинг.. Крылов наследовал эту традицию у своих предшественников. Чтобы понять, что нового внес И. А. Крылов в басенный жанр, обратимся сначала к тому, что использовал он из опыта своих предшественников.

Аллегория пришла в литературу из фольклора, притчи, сказки, особенно сказок о животных, где действовали традиционные персонажи, &#151 такие как лиса, медведь, заяц, волк. Каждый из Них был заведомо наделен определенной чертой характера. Прием аллегории использовали классицисты, например, в одах. Крылов соединил опыт использования этого приема разными литературными жанрами в одно целое. Басенный муравей &#151 олицетворение трудолюбия («Стрекоза и муравей»), свинья &#151 невежества («Свинья под дубом»), ягненок &#151 кротости, как «Агнец Божий» («Волк и ягненок»).

Иван Андреевич Крылов считал, что искоренить пороки человечества можно через их осмеяние. В его баснях высмеиваются жадность, невежество, глупость. Но Крылов по сравнению с Эзопом и Лафонтеном не ограничивается только простыми аллегориями. Образы животных у Крылова играют более важную роль &#151 они несут в себе не только отдельные черты, но и целые характеры. Басни Крылова имеют не только бытовой характер, чисто бытовыми можно назвать лишь некоторые из них.

У Крылова есть исторические и социальные басни, в которых образы животных получают совсем другое назначение. Прежде всего эти басни также высмеивают людские пороки через аллегорические образы животных. Но во многих исторических баснях в персонажах животных угадывается уже целый характер, дается намек на определенного человека. Например, в басне «Воспитание Льва» Лев-отец &#151 не только воплощение силы, мужества. Он еще и царь зверей, это создает в басне определенный подтекст (имеется в виду воспитание Александра I швейцарцем Лагарпом). Лев-отец выступает здесь не только как грозный царь, но и как заботливый, но недалекий отец, который поручил воспитание своего сына птице, забыв о том, что царствовать-то сын будет над зверями. В образе льва-отца обрисован целый характер, со всеми его достоинствами и недостатками, а не одно лишь какое-нибудь свойство человеческой натуры.

В баснях «Волк на псарне» и «Щука и кот» уже можно говорить не столько об аллегории, сколько о метафоре. В этих двух баснях под образами волка и щуки подразумевается Наполеон. Можно долго говорить, что Наполеон был хитер, ловок, умен, умел быстро и ловко приспосабливаться к ситуации. Но он не рассчитал своих возможностей и попал «на псарню» вместо «овчарни». Соотнеся образ волка со всем аллегорическим смыслом басни, мы сразу угадываем в нем завоевателя Наполеона. Но при этом образ волка никак не сужается до изображения конкретного человека, он настолько широк и всеобъемлющ, что басня не теряет своей ценности и вне контекста эпохи.

Образы животных у Крылова можно сравнить с образами животных в сказках Салтыкова-Щедрина, где подчас, не зная исторической подоплеки, трудно угадать назначение этого образа в произведении.

Теперь можно сделать вывод, что человек не отделим от своего социального положения, поэтому образы животных можно классифицировать как метафоры определенных социальных уровней. Цари, вельможи, чиновники, «маленькие люди» также нашли, свое метафорическое отражение в образах животных у Крылова. Например, в басне «Лев и барс», где лев и барс &#151 выходцы из высших слоев общества, лиса и кот &#151 из чиновничества. Сюда же можно отнести басню «Волк и ягненок». «У сильного всегда бессильный виноват», &#151 гласит мораль этой басни. Образ ягненка использован не только как «Агнец Божий» &#151 аллегория слабости и беззащитности. Этот образ еще и предстает как метафора определенного социального уровня, возможно, мелких чиновников.

Иногда Крылов иронизирует не только над социальными пороками (басня «Две собаки»), но и над самой опорой социальной лестницы &#151 государственными институтами, и для этого также используются образы животных. Примером может служить басня «Квартет», где пародируется государственный совет, созданный в 1801 году, и его четыре департамента, возглавляемые «Проказницей мартышкой, Ослом, Козлом И косолапым мишкой». Что же ожидает такой квартет-совет в будущем, если в его главу поставлена даже не свора собак, а именно разные животные?

Итак, широко используемые Крыловым образы животных с разными характерами указывают на реалистическую основу крыловской басни. Реализм Крылова, связь его басен с народной основой придает его басням русский, национальный дух. Образы животных, которые подчас на иллюстрациях бывают изображены в русских национальных костюмах, несут в себе сатирическую типизацию черт русского национального характера.

Крылов использует прием индивидуализации речи персонажа. Баснописец вкладывает в уста животных отдельные элементы разговорной речи разных сословий того времени, например, в басне «Стрекоза и муравей» муравей говорит: «Кумушка, мне странно это», «Так поди же, попляши». Стоит обратить внимание и на ритмику этой басни. Образ попрыгуньи-стрекозы создается особым «прыгучим» размером &#151 хореем. Крылов также широко применяет звукопись для создания «звукового» образа животного. Например, в басне «Змея» инструментовка на шипящие звуки и «з», в басне «Мор зверей» повторение звуков «м», «у», «ы».

Ориентация Крылова на русскую разговорную речь наглядно проявилась в его баснях благодаря введению в них образа рассказчика. Повествование о действиях персонажей ведется в определенной манере, ясно различим личностный тон рассказчика с присущими ему формами и оборотами речи.

Вот «Лебедь, Рак да Щука», взявшись за дело, «из кожи лезут вон», вот «Механик пуще рвется», чтобы открыть Ларец, вот лягушка, захотевшая сравняться С Волом, вначале стала «топорщиться, пыхтеть», а затем «С натуги лопнула и &#151 околела». Бедняк, увидев Смерть, «оторопел». Моська появляется «отколе ни возьмись».

Встречаются баснях такие обороты: «зима катит в глаза», «с ним была плутовка такова». Язык рассказчика басен &#151 просторечно-фамильярный. Рассказчик как бы находится среди своих персонажей, говорит о них, как о знакомых, дает им прозвища: «попрыгунья-Стрекоза», «проказница Мартышка» , «Повар-грамотей», «механик-мудрец». Иногда в самих обращениях уже выражено отношение рассказчика: «мой бедный соловей», «бедный Фока мой», «мой хитрец» («Волк на псарне»).

Но приближение к персонажам не мешает давать им справедливую оценку: «Избави, Бог, и нас от этаких судей», «Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку». Бывает, что рассказчик принимает позу хитрого простачка: «Кто виноват из них, кто прав &#151 судить не нам, Да только воз и ныне там». Это как раз и есть то «веселое лукавство ума», о котором писал Пушкин.

Народные начала речи, звучащие в баснях Крылова, убедительно подтверждаются использованием в них пословиц и поговорок: «Запели молодцы, кто в лес, кто по дрова». («Музыканты»).

То, что в языке басен Крылова растворились народные выражения, составляет одну его особенность. Другую представляет обратное явление. Многие выражения из басен стали восприниматься как пословицы. «А Васька слушает, да ест»; «А ларчик просто открывался»; «Слона-то я и не приметил»; «Соседушка, я сыт по горло», &#151 отпирается Фока. Мы живо представляем себе людей среднего сословия, их настроения и чувства.

Приемом речевых характеристик Крылов пользуется постоянно. Яркие примеры находим в баснях «Любопытный», «Кошка и Соловей», «Кот и Повар». Особенно мастерски передал Крылов слова Лисицы, выражающие тонкую лесть Вороне. Если сравнить разработку этого сюжета у Тредьяковского, Лафонтена, то последний пример наглядно продемонстрирует, что совершенствование басни шло именно по языковой, стилистической линии. В комплиментах Лисицы сквозит ирония. Иронией проникнуто авторское повествование. Это добавляет жизненности, создает условия для более трезвого вывода. Язык, речь героев действует на усложнение сюжета басни, это приводит к углублению ее смысла.

Часто встречающиеся в басне интонации устной речи ни в коей мере не выводят ее из области письменности, словесного искусства. Басни Крылова &#151 стихотворные произведения, на которые распространяются законы поэзии.

Разговорный язык басни способствует тому, что ее можно представить как маленькую комедию. Комизм ситуации часто дополняется комизмом языка. Непременное условие басни &#151 действие подчеркивается частыми глагольными рифмами. Рифма у Крылова несет смысловую нагрузку.

Две Бочки ехали, одна с вином,
Другая
Пустая.

Здесь рифма соединяет именно те слова, которые определяют предмет рассмотрения в басне. На ее примере покажем средства художественной выразительности языка Крылова. Рассказ представляет нам фантастическую картину: по городу едут сами по себе две бочки, одна &#151 плавно, другая &#151 несется и гремит. Если принять условность ситуации, то все выглядит вполне натурально: пыль столбом, прохожий жмется к стороне. Но во второй части басни прямо говорится о людях, которые «про свои дела кричат». Затем четко формулируется мораль: «Кто делов истинно &#151 тих часто на словах». И дальше: «Великий человек. думает свою он крепку думу Без шуму». Это «без шуму» точно повторяет слова из характеристики движения полной бочки, что устанавливает не только идейную, но и образную связь между ней и человеком деловым. Возвращаясь к началу рассказа, мы осмысляем его уже на другом уровне. Бочки оказываются условными предметами, обозначающими человеческие качества. Но это аллегорическое высказывание содержит дополнительный метафорический элемент, который мы осознаем после прочтения всей басни. Метафорическое значение пустой бочки в данном контексте осмысляется применительно к пустому человеку, болтуну. Вся басня построена на сопоставлениях.

В басне «Слон на воеводстве» метафора оказывается главным выразительным средством рассказа. Реализация ее буквального смысла создает движение и комизм басни.

На примере басни «Две Бочки» видна роль разностопного ямба, которым пользовался Крылов во всех своих баснях. В данном случае это выделение существенных моментов рассказа. С той же функцией мы встречаемся в баснях «Волк и Ягненок», «Крестьянин и Смерть», «Крестьяне и Река». Другими его функциями являются передача интонаций живой речи («Кот и Повар», «Обоз») и стремительного развития действия («Волк на псарне»).

Вольный ямб Крылова отражал жизненное разнообразие, представшее в его баснях. Оно сказалось еще в расширении жанровых границ басни. Так, в басне »Осел и Соловей» описание пения соловья дано языком, свойственным идиллии. Жуковский находил у Крылова «два стиха, которые не испортили бы никакого описания. в эпической поэме». Он же с восхищением отмечал его искусство изображения различных предметов. При описании мухи стихи «летают вместе с мухой». Стихи о медведе как бы тянутся, длинные слова передают медлительность и тяжесть медведя.

В своих баснях не забывал Крылов и звуковую сторону стихов. Возьмем, например, басню «Листы и Корни». Две части басни, соответствующие монологам Листов и Корней, подчеркиваются различным подбором звуков. Из восемнадцати стихов первой части только четыре не содержат звука «л», а в пяти стихах этот звук повторяется не по одному разу. Во второй части выделяются звуки «к», «р», «н», «п», «т». Противопоставление Листов и Корней дополнительно подчеркивается на фонетическом уровне. Так у Крылова и звуковой состав слова может нести смысловое значение.

Встречаются у Крылова, правда, не очень часто, такие речевые приемы, как сравнение и синекдоха. Например, в басне «Ворона и Курица»:

Тогда все жители, и малый и большой.
И вон из стен московских поднялися, Как из улья пчелиный рой.

Для характеристики языка басен Крылова можно еще указать факт употребления необычного названия обычных предметов. Так, в нескольких баснях Крылов вместо «Ворона» говорит «вещунья».

Все вышесказанное позволяет заключить, что великий баснописец решил задачу сочетания народных элементов со структурой поэтической речи, благодаря чему внес существенный вклад в формирование русского литературного языка и поднял русскую-басню на небывалую высоту.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: