Крылов И — Кошка и соловей (чит

Впервые напечатана в «Соревнователе просвещения и благотворения», 1824 г. В басне «Кошка и Соловей» Крылов имел в виду цензуру. Возможно, что запрещение таких басен, как «Рыбья пляска» (переделанная им по указанию свыше) и «Пестрые овцы» (оставшаяся ненапечатанной), натолкнуло Крылова на создание басни «Кошка и Соловей». В 1823 г. происходило обсуждение нового цензурного устава (окончательно принятого в 1826 г.), и с этой целью учрежден был особый комитет из членов Ученого комитета под руководством М. Л. Магницкого (М. Сухомлинов. Ироническое отношение Крылова к цензуре засвидетельствовано и любопытным отзывом его, записанным В. Жуковским: «Крылов говорит о цензуре: запрещено впускать в горницу плешивых. У дверей стоит сторож. Кто чисто плешив, тому нет входа. Но тот, у кого или лысина, или только показывается на голове как будто голое место — что с ним делать? Тут и наблюдателю и гостю худо. А если наблюдатель трус, то он и примет лысину за плешь».

КОШКА И СОЛОВЕЙ

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я, сама,
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».
Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же?» продолжает Кошка:
«Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только-что пищал.
«Так этим-то леса ты восхищал!»
С насмешкою она спросила:
«Где ж эта чистота и сила,
О коих все без-умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье́ ты вовсе не искусен:
Всё без начала, без конца,
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.
Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

читает Игорь Ильинский

Игорь Владимирович Ильинский (11 июля 1901—13 января 1987) — советский актёр, режиссёр театра и кино, мастер художественного слова (чтец). Народный артист СССР.

Ива́н Андре́евич Крыло́в (2 февраля 1769, Москва — 9 ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, сотрудник Императорской Публичной библиотеки, Статский Советник, Действительный член Императорской Российской академии (1811), ординарный академик Императорской Академии наук по Отделению Русского языка и словесности (1841).
В молодости Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивавшей Павла I. Крылов является автором более 200 басен с 1809 по 1843 год, они вышли в свет в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения вышли в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к произведениям Эзопа и Лафонтена, хотя немало и оригинальных сюжетов.
Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.
Басни И. А. Крылова положены на музыку, например, А. Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и Орёл», «Осёл и Соловей», «Стрекоза и Муравей», «Квартет».

Басня Крылова Кошка и соловей

Одна из самых знаменитых и сатирических басен Крылова — «Кошка и Соловей» — была написана под влиянием цензуры и запрета нескольких произведений самого автора. В образе Кошки перед нами предстает власть, цензура, а в образе Соловья – писатель.

Басня Кошка и соловей читать

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.
Хотела б очень я сама
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю.
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же? — продолжает Кошка,-
Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-
С насмешкою она спросила.-
Где ж эта чистота и сила,
О коих все без умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и соловей

Основная мораль басни Крылова «Кошка и Соловей» прямо раскрыта в последних строках. Второй, не столь явный вывод обращен Крыловым к собратьям-писателям: «не верьте обещаниям властьимущих, иначе вас ждет судьба надоевшего и съеденного Соловья».

Басня Кошка и соловей — анализ

«Кошка и Соловей» — произведение достаточно прозрачное, но имеющее большую важность для самого Крылова. Под Соловьем следует понимать множество писателей того времени, которые пошли на сотрудничество с монархией, заняв отведенное им место «придворных поэтов», и отринувших популярные тогда идеи свободы. Хитрая, сильная кошка – олицетворение царизма и самого Александра I – просвещенного монарха, «бравшего под крыло» многих талантливых, но слишком прогрессивных поэтов и писателей.
Анализ басни Крылова «Кошка и Соловей» сводится к взаимодействию двух этих персонажей. Читатель понимает, что Кошка, несмотря на обещание, в конце концов съест Соловья, даже если он и споет для нее. В то же время, напуганный, загнанный в рамки Соловей не может раскрыть свой талант, не может спеть так, как он делает это на свободе.

Кошка и Соловей (Крылов И.А.)

Басню «Кошка и Соловей» русский баснописец Крылов Иван Андреевич (1769 — 1844) написал в 1823 году. Впервые опубликована в «Соревнователе просвещения и благотворения», 1824 г., ч. II («Труды вольного общества любителей российской словесности», ч. XXV, кн. I, стр. 128—130).

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я, сама,
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».
Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же?» продолжает Кошка:
«Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только-что пищал.
«Так этим-то леса ты восхищал!»
С насмешкою она спросила:
«Где ж эта чистота и сила,
О коих все без-умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:
Всё без начала, без конца,
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Примечания

Воспроизводится по изданию: И.А. Крылов. Полное собрание сочинений в 3 т. М.: ГИХЛ, 1946. Т. 3.

В басне «Кошка и Соловей» Крылов имел в виду цензуру. Возможно, что запрещение таких басен, как «Рыбья пляска» (переделанная им по указанию свыше) и «Пестрые овцы» (оставшаяся ненапечатанной), натолкнуло Крылова на создание басни «Кошка и Соловей». В 1823 г. происходило обсуждение нового цензурного устава (окончательно принятого в 1826 г.), и с этой целью учрежден был особый комитет из членов Ученого комитета под руководством М. Л. Магницкого (М. Сухомлинов, Исследования и статьи по русской литературе и просвещению, т. I, СПБ., 1889, стр. 461—488). Ироническое отношение Крылова к цензуре засвидетельствовано и любопытным отзывом его, записанным В. Жуковским: «Крылов говорит о цензуре: запрещено впускать в горницу плешивых. У дверей стоит сторож. Кто чисто плешив, тому нет входа. Но тот, у кого или лысина, или только показывается на голове как будто голое место — что с ним делать? Тут и наблюдателю и гостю худо. А если наблюдатель трус, то он и примет лысину за плешь» (Соч., т. VI, изд. 7-е, СПБ., 1878 г., стр. 22).

Кошка и Соловей

Поймала Кошка Соловья,

В бедняжку когти запустила

И, ласково его сжимая, говорила:

«Соловушка, душа моя!

Я слышу, что тебя везде за песни славят

И с лучшими певцами рядом ставят.

Мне говорит лиса-кума,

Что голос у тебя так звонок и чудесен,

Что от твоих прелестных песен

Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я сама

Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;

Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать

Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам

И отпущу гулять по рощам и лесам.

В любви я к музыке тебе не уступаю.

И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей

Едва-едва дышал в когтях у ней.

«Ну, что же? — продолжает Кошка, —

Пропой, дружок, хотя немножко».

Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал! —

С насмешкою она спросила. —

Где ж эта чистота и сила,

О коих все без умолку твердят?

Мне скучен писк такой и от моих котят.

Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:

Все без начала, без конца.

Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: